Независимый бостонский альманах

ЛЕВО РУЛЯ !

04-10-1997

(Сможет ли Россия усилить роль государства до степени американского)

В России взят резкий крен влево. Это если левыми называть государственников. Государственничество - это особый вид идеологии, не совпадающий ни с системой ценностей коммунистов, ни (тем более) демократов или либералов. Ближе всего эта идеология к так называемому патриотическому крылу, хотя патриотами ныне себя называют уже все - и власть в лице Ельцина (даже Чубайс), и , само собой, движение и народно-республиканская партия Лебедя, и правительственная движение (или партия) "Наш дом - Россия". Государственники - это те, кто считает, что интересы государства (особенно в России) должны иметь приоритеты перед интересами частных лиц - "Штурмовать далеко море посылает нас страна" "Была бы страна родная и нету других забот" , "Нам нужна одна победа - одна на всех, мы за ценой не постоим". Конечно, этот взгляд в корне противоречит либерализму, превыше всего ставящего свободную индивидуальность.
Сейчас крен влево проявляется во многом. В учреждении ВЧК (временной чрезвычайной комиссии) по выбиванию недоимок. В отказе от дробления и приватизации "естественных монополий". В попытках приструнить "самостийных" губернаторов присылкой "государевых людей" из Москвы...
Для меня нет сомнения, что государство возникает на таком этапе развития общества, когда требуется новая структура по управлению и согласованию противоречивых векторов деятельности больших масс людей с их своенравными и зачастую вздорными интересами и прихотями. Известно, например, что некая сумма денег в нелимитированном ничем поле действия имеет особенность расти в любом неограниченном размере за счет "самой себя" - хотя бы за счет процентов от кредитов (примерно, как снежный шар, катящийся с горы). Шар развалится от собственного веса сам, а денежная масса, сосредоточенная в одних руках, развалит и раздавит общество. Поэтому такая система, как государство, ставит пределы этому росту за счет прогрессивного налога, антимонопольного законодательства, и просто принудительного раздела слишком раздувшихся собственников.
Там где вовремя такого законодательства не было принято, наступала "Великая депрессия". В США к 1929 году выяснилось, что огромные монополии подмяли и разорили мелкий и средний бизнес. Миллионные массы людей лишились работы и потеряли платежеспособность. Товары перестали покупаться и возник столь поражавший советских людей, воспитанных на вечном дефиците, кризис перепроизводства. Монополистам было выгоднее (дешевле) сжигать товары и топить их в океане, чем развозить со складов по всей стране для выдачи голодным. И даже просто выгоднее, чем держать их на складе. Вот и вышла глупость - миллионы голодных безработных с параллельным уничтожением продовольствия.
"Новый курс" Рузвельта как раз и ввел в действие государственный механизм по принудительному расчленению монополий и фактическому изъятию части капиталов у толстосумов. То есть, буквально, Рузвельт пригласил в Белый дом пару сотен банковских и промышленных заправил и сказал им в том духе, что вам придется отдать до половины всех своих капиталов для создания системы социальной поддержки миллионов, для бесплатных столовых и сети общественных работ (именно тогда и начали строить знаменитые американские автострады), иначе в США произойдет то же, что недавно в России - грандиозная революция.
Сейчас США смотрится как оплот либерализма. Но мало в какой стране имеется столь сильное государство, как здесь. Пока свободная личность действует в отведенных ей правилах, она как бы не ощущает мощной государственной длани. Но попробуйте не заплатить налоги полностью. Попробуйте нарушить антипомонопольное законодательство. Попробуйте организовать финансовую пирамиду. Попробуйте оказать сопротивление полицейскому. Вам сильно не поздоровится.
Маленький пример: вы превысили, скажем, скорость, полицейский вас остановил (без какого-либо нарушения полицейский не имеет права останавливать), а вы забыли лайсенс (права) дома. Он предложит вам повернуться к машине, руки положить на крышу, обыщет, затем наденет наручники и отвезет в полицию. Затем, после проверки, вас отпустят, это обойдется вам штрафом за превышение - $100-150, за отбуксировку вашей машины (еще столько же), и пустяковым штрафом в $20-30 за отсутствие лайсенса, за забывчивость. Спрашивается, отчего такие кары (помимо штрафа за отсутствие лайсенса) за сам пустяковый прокол -забывчивость? Ну, ладно, финансовые санкции - в США за все нужно платить, и если вы нарушаете принятые правила, то будете расплачиваться деньгами. Буксировочные службы, да и сам бюджет муниципалитета живет во многом за счет всевозможных штрафов. Это дело святое. Ладно. Но причем же тут наручники? Разве полицейский не может по бортовому компьютеру проверить в транспортном управлении наличие лайсенса? Может. Но немножко незаконопослушному гражданину (ведь он что-то нарушил и забыл лайсенс) американское государство зримо напоминает о своем могуществе. Да, при всем либерализме американской экономики и всяческих свободах слова, полицейский всегда ходит при наручниках. И при пистолете. И в случае сопротивления на вечерней пустынной дороге имеет право применить его без лишних разговоров. А арест (по любому поводу - например, по звонку жены которая сообщит, что муж ее обидел действием) всегда сопровождается (это юридический ритуал) надеванием наручников.
Не забывайтесь, уважаемые свободные граждане самой свободной страны! Помните, что вы имеет дело с сильным государством!
Вернемся к России. Там, как уже выше сказано, наметился поворот к усилению роли государства во всех областях жизни. Спохватились. Еще бы - не платить по полгода, году и даже более пенсии и зарплаты! Население было доведено до состояния бунта и восстания. Иностранные политики это почувствовали раньше российских. И они настоятельно посоветовали Ельцину отдать пенсии и зарплату (не всем) к 1 июля. Всемирный банк срочно изыскал средства и выдал их российскому правительству - для срочного погашения задолженности пенсионерам и (в первую очередь) военнослужащим. Во- вторую (к сентябрю) - работникам оборонных заводов, железнодорожникам, металлургам и шахтерам. Там тоже ребята могут быть отчаянные. Хотя оборонные заводы, выпускающие, например, танки, не имеют боеприпасов, горючего, но чем черт не шутит. А работяги от мартенов и с ломом могут пойти.
Остальные подождут. Господин Ельцин должен понимать, что рискует не только собой, но и иностранными инвестициями, а, главное, - огромной задолженностью России странам Запада. Платить господин Ельцин будет сырьем. И потому он должен оставаться у власти.
Правители, командовавшие до 1991 года десятком лаборантов да пописывающие статейки о преимуществах социалистической экономики, вдруг получили возможность экспериментировать в масштабах всей страны. Вернее, той части, которая от нее осталась. Гайдар в своей последней книге "Дни поражений и побед" (М., Вагриус,1996), прижмурившись от удовольствия подобно шкодливому коту, сам рассказывает, как лично он писал проект Беловежского договора о распаде страны на "государства СНГ". Взамен государственного участия в регулировании (правовом и финансовом) экономики (само собой, при нужной пропорции экономических свобод предприятий и частного предпринимательства) была выдвинута идея о том, что рынок утрясет сам по себе все вопросы. Произойдет согласование спроса и предложения, упадет инфляция, наступит благодатное время инвестиций, и даже, о чудо, снизится сама собой преступность... Ничего этого не произошло и произойти не могло. Читал ли Гайдар и его команда "Благосостояние для всех" министра экономики Германии Эрхарда? Там он рассказывает о том, как государство в начале рыночной реформы в послевоенной Германии регулировало и цены, и зарплаты. И читал ли он работы Мацумяэ, автора японского экономического чуда, о примерно той же роли государства в послевоенной Японии?
Сейчас, когда российская экономика и все прочие стороны жизни оказались доведены до крайних пределов, вдруг решили опять искать панацею в регулирующей функции государства.
Чтобы не слишком увлекаться умозрительными и философскими положениями, обращусь к российской прессе, наглядно показывающей, в каком состоянии ныне находится страна. Для начала - армия.
9 июля в Москве состоялось собрание организационного комитета по созданию "Всероссийского движения поддержки армии, военной науки и оборонной промышленности". У дверей здания бойко расходился последний выпуск газеты с щемящим названием "За Родину, за Сталина!". Инициатором движения выступил мятежный генерал-депутат Лев Рохлин, а о своей готовности вступить в него высказались уже несколько десятков различных организаций. На собрании принято решение о подготовке Учредительного съезда движения.
А теперь, внимание, самая важная из идей, произнесенная на этом совещании. На заседании оргкомитета "Движения поддержки армии, оборонной промышленности и военной науки" его инициатор Лев Рохлин заявил, что если офицеры "восстанут и пойдут на Москву", то он будет в их рядах.
Главная мысль, прозвучавшая в докладе Льва Рохлина звучала так: для решения наших задач нужно объединить всю оппозицию, чтобы противостоять негативному курсу руководства страны. Идею не приминули поддержать и развить. Под гром аплодисментов ее вполне образно сформулировал председатель Российского союза ветеранов ВС Григорий Яшкин. По его словам: "Страна пробуждается от дремучего сна перестройки и реформирования и заявление Рохлина - это луч света в темном царстве так называемых демократов".
Напомню, что в недавней обращении Рохлина к Ельцину глава думского комитета по обороне и герой чеченской войны обвинил президента и главнокомандующего в предательском развале армии и призвал армейских офицеров к сопротивлению.
На заседании присутствовала дама-корреспондент "Коммерсантъ-Дейли" ЛЮБОВЬ ПОЛЕШАНИНА, которая осветила состав союзников похода на Москву. В президиуме собрания в зале заседаний в основном знакомые лица: бывший министр обороны Игорь Родионов, ГКЧПисты Владимир Крючков и Валентин Варенников, председатель Всероссийского движения "Сталин" Омар Бегов, лидер ВЛКСМ Игорь Маляров. Все это напомнило скорее съезд оппозиционных сил во главе с членом правительственного "Нашего дома России" Львом Рохлиным.
Был оглашен состав организаций, готовых вступить в движение. Свою полную поддержку выразил Народно-патриотический союз России, готовый влиться в новое движение "Держава" и "Духовное наследие", Российский союз промышленников и предпринимателей и тереховский "Союз офицеров", а также десятки всевозможных ветеранских организаций, полагающих, что в таком жалком состоянии армия в России никогда не была. Разве что в эпоху татаро-монгольского нашествия.
На вопрос вошедшего в состав оргкомитета генерал-полковника Григория Яшкина, представителя блока Геннадия Зюганова, готов ли один из лидеров правительственного "Нашего дома" блокироваться с коммунистами, Рохлин заявил, что "готов идти под красным флагом". Его ближайший союзник по создаваемой организации, экс-министр обороны Игорь Родионов сказал "Коммерсанту-Daily", что наиболее подходящим для военных кандидатом в президенты считает Юрия Лужкова.
Нельзя не считать символичным то, что "ядро" новой организации составили активисты ГКЧП-1 (Владимир Крючков и Валентин Варенников), "ГКЧП-2" (Станислав Терехов) и ветераны обоих путчей (Владислав Ачалов). Родионова в свое время назначили на пост министра обороны из-за активного лоббирования Лебедя, поэтому нельзя исключать того, что к новому движению примкнут и представители "ГКЧП-3". Термин "ГКЧП-3" был прошлым летом применен генералом Лебедем к Коржакову, Барсукову и Сосковцу -- в то время считалось, что именно Лебедь "предотвратил" их мятеж. После увольнения с поста секретаря Совета безопасности Лебедь заключил союз с уволенным президентским охранником. Причем как его организаторы, так и ликвидаторы -- ввиду их последующего публичного братания.
Впрочем, в состав движения вошли и люди, которые прежде держались в тени и до сей поры предпочитали не декларировать своих политических взглядов. К примеру, бывший начальник Первого главного управления КГБ СССР Леонид Шебаршин.
К движению примкнули также "Клуб ветеранов госбезопасности", "Совет ветеранов военной разведки", "Всероссийский совет ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов" и т. п. Отставники армии, КГБ, и других силовых структур намерены потребовать увеличения финансирования этих структур, а также прекращения объявленной президентом военной реформы и реформы спецслужб, которую они считают "развалом государства". В противном случае они грозят "восстанием недовольных офицеров".
"Итак, наиболее нереформируемая часть силовиков-ветеранов,- пишет ЛЮБОВЬ ПОЛЕШАНИНА, - которые не без основания считались теневыми организаторами всех трех предыдущих попыток государственного переворота, сейчас впервые вышла на поверхность и открыто заявила о себе как о влиятельной политической силе. Это может означать как минимум две вещи.
Во-первых, что слова новой президентской команды о начале армейской реформы и антикоррупционной чистки в силовых структурах, возможно, действительно не пустой звук и что наиболее консервативным представителям этой системы действительно стали настолько сильно наступать на ноги, что ничего другого, как последней решительной попытки восстановить свою прежнюю власть, им не осталось.
Во-вторых, несмотря на всю свою нереформируемость они все-таки вполне могли уже и научиться на ошибках всех предыдущих провалившихся путчей. То, что на этот раз такие символичные фигуры, как Шебаршин, решились "засветиться" в одной компании с организаторами путчей 1991 и 1993 годов, не оставляет сомнений: если уж они решатся на "ГКЧП #4", то на этот раз вложат в это дело все оставшиеся людские и финансовые ресурсы".
...Генерал Родионов, на вопрос "Коммерсанта-Daily", что он будет делать в случае крупномасштабного офицерского мятежа, ответил: "Наверное, тогда вообще застрелюсь". Однако при этом бывший министр обороны подмигнул и ухмыльнулся.
Итак,- пишет Игорь ВАНДЕНКО в статье "КРУТОЙ ВИРАЖ СУХОПУТНОГО ГЕНЕРАЛА" в "Известиях от 10 июля, - начался процесс создания нового движения, и перспективы у него весьма немалые. По крайней мере, недостатка в армейских защитниках не будет. Отдадим должное генералу Рохлину - он очень четко уловил момент, когда наконец должен был появиться "подлинный" армейский радетель. А у оппозиции, в свою очередь, появился хороший шанс упрочить свои позиции в армии, рекрутируя радетеля в свои ряды".
Ирония в слове "радетель" у автора статьи чувствуется, но ведь речь идет о третьем по значению человеке во фракции "Наш Дом - Россия". То есть - об опасном симптоме. Не случайно часы лидера фракции "Наш Дом" Беляева сочтены - не уследил за порядком в "Ихнем доме". Теперь легко перейти штрих-пунктиром к экономике.
Доктор экономических наук Геннадий ЛИСИЧКИН, в "Известиях" от 10 июля в статье БЫВШИЕ "БРАТЬЯ" В ПОИСКАХ ВЫХОДА ИЗ АГРАРНОГО ТУПИКА пишет: "Главная беда нынешних российских властей состоит в том, что они в правовом и духовном отношении являются преемниками советского режима, основной закон которого состоял в том, чтобы постоянно выгребать из закромов и карманов трудящихся столько, сколько вздумается. Поэтому народ не верит новой власти и постоянно ждет от нее очередной гадости и подлости. На это можно возразить ссылками на всякого рода рейтинги, результаты референдумов, выборов. Но это все от лукавого. Подлинное отношение россиян к власти проявляется в их нежелании вкладывать свои деньги в отечественное производство. Они предпочитают или спрятать их за рубежом или проесть, пропить уже сегодня дома. И пока это недоверие россиян к властям не будет порушено, никакие иностранные подачки не помогут России. Вспомним, как быстро оправилась Россия после жути мировой и гражданской войны во время нэпа. И после Отечественной войны великую разруху удалось преодолеть, можно сказать, мгновенно. За счет чего? В первую очередь за счет того, что тогда еще не весь резерв народного доверия советская власть израсходовала".
И далее автор советует для возвращения доверия вернуть (по примеру бывших восточных стран социализма) обиженным советской властью (детям-внукам кулаков и др.) отобранное - дома, скарб, или компенсировать деньгами.
Как говорят в народе - держи карман шире. К тем обиженным властью добавились миллионы новых, хотя бы и обманутых посулами дать на каждый ваучер по две "Волги". Александр ДЕЙКИН в "Финансовых известиях" от 10 июля в статье с выразительным названием: "Россия вплотную подошла к госрегулированию экономики" рубит решительно: "Экономика, оставленная без надзора и контроля, подошла к пределу разорения. Бюджетный кризис стал всего лишь выражением беспорядка и бесхозяйственности. Они переросли уже грань общей угрозы национальной экономической безопасности и стали реально ощутимой угрозой крупнейшим банкам, ФПГ и прочим руководителям страны".
Далее он сообщает о том, что правительственные экономисты России все более открыто, активно и свободно говорят о необходимости экономического регулирования. Констатация такой необходимости исходит от "самой молодой, реформаторской и либеральной" правительственной команды за последние пять лет. Она же пытается воплотить эти планы в жизнь. Ибо не осталось никаких отговорок, объясняющих отсутствие хозяйственной стратегии. Надежды на самореализующиеся рыночные силы уже никем даже не упоминаются. Поэтому, пока только эмпирически, но стратегия начинает создаваться.
Яркий пример - секвестр-97 и проект бюджета-98. Грамотное для создавшегося положения решение об ограничении расходов на текущий год фактически перенесено и на бюджет следующего года. Вместо того, чтобы собрать реальные и искать дополнительные доходы, оставив только нужные расходы, правительство предлагает в первую очередь самое простое - урезать дотации, социальные статьи. Это максимально облегчает жизнь правительству и далее ослабляет государство, а главное - блокирует начало экономического роста. Из президентской администрации по этому поводу доносится неприкрытая тревога, однако надежды по-прежнему концентрируются на сознательности российского капитала. Дескать, обратимся к совести отечественного бизнесмена и он, устыдившись легального и нелегального вывоза своего капитала за рубеж, живо инвестирует в родную промышленность. Ничего не делается для расширения массового спроса - устойчивого двигателя производства.
Все это тришкин кафтан, который есть большой соблазн залатать внеплановой эмиссией.
Еще одно совсем не случайное совпадение: Всемирный банк встревожен обстановкой развала в России и открыто признает необходимость пересмотреть курс на минимум государства в экономике и призывает сменить его на оптимальное и эффективное участие государства в экономических мероприятиях.
Получится ли поворот к большей роли государства? Сомнительно. А если и получится, то в интересах все того же малого круга много хапнувших лиц.
Вот один красноречивый пример, приводимый газетой "Финансовая экспертиза" от 5 июля в статье Алексея Савина.
Проект Налогового кодекса меняет ставки и порядок исчисления налога на имущество, полученное в порядке наследования и дарения таким образом, что мало не покажется.
Объектами налогообложения кодекс признает полученные по наследству или в дар: жилые дома и квартиры; дачи, садовые домики, земельные участки; транспортные средства; ювелирные изделия, драгоценные металлы и камни; произведения искусства и антиквариат;
денежные средства в российской и иностранной валюте (в том числе и вклады в банках).
Весь этот список содержится и в действующем законе 1991 года "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования и дарения", за исключением наличных денег. Сегодня рубли, найденный наследниками в матрасе, формально не попадают под налогообложение.
Удивительно, но в обновленном перечне объектов налогообложения не содержатся ценные бумаги, имущественные паи, акции и доли в уставном капитале и другие объекты, которые как раз и формируют крупнейшие наследства. Впечатление такое, что этот список составляли сами крупные собственники - пишет автор. Впечатление у него верное. Получается, что наследник, - делает вывод автор,- шести соток будет платить налог государству, а наследник финансово- промышленной империи - нет.
Вывод совершенно верный.
Получается, что российское государство имеет прискорбную тенденцию приобрести все черты колумбийско-боливийской модели. Или в мексиканское, в котором до последнего времени у власти 78 лет находилась одна партия (больше чем коммунисты в СССР), выполнявшая идейно-финансовые установки узкой группы денежных олигархов.
Вторая причина, почему пользительного усиления государства может не случиться - это идущая дезинтеграция России. Схема ее немного изменилась - это уже не только требование автономии национальных меньшинств, но изменение принципов взаимоотношений центра и регионов.
Губернаторы, став выборными начальниками, обиделись на центр: почему это 4-х миллионный Татарстан или еще гораздо меньшие Тува, Башкортостан, Якутия и прочие окрестности имеют особый статус, а Татарстан и вовсе двухсторонний договор с Москвой, а огромные области типа Свердловской, Иркутской или Приморский край не имеют? Почему Чечня позволяет себе заявлять о полной независимости и Москва подписывает с ней равноправный договор? Чем наши высокопромышленные и густонаселенные области хуже?
Безобразия, можно сказать, уголовника, губернатора Приморья Наздратенко, не получается пресечь из Москвы. Он - избранная персона. Не нравится, дескать, - устраивайте перевыборы. А так как средства массовой информации в моих руках, то не сомневаюсь в переизбрании. Ельцин назначил в Приморье своего "надсмотрщика" (на роль начальника краевого управления ФСБ) генерала ФСБ Кондратова, вручив ему финансовые бразды правления, и вышло в Приморье странное двоевластие.
Аналогичная ситуация борьбы губернаторов и мэров назревает и в других губерниях. Для того, чтобы ослабить самостийность губернаторов, Москва пошла на хитрый ход: она стала поддерживать мэров главных городов областей. Этой проблеме посвятила ряд статей "Литературная газета" от 10 июля. В статье "ФСБ как элемент нового федерализма" собкор Литгазеты Андрей НОВИКОВ пишет о парадоксах регионализации. Например, мэр города Ярославля Виктор Болончунас сегодня в не меньшей степени олицетворяет идею "независимого Ярославля", чем губернатор области Анатолий Лисицын. Формально власть губернатора больше, чем власть мэра, но власть мэра города-носителя де-факто дублирует власть губернатора.
Более того, без опоры на город-носитель губернаторская власть вообще кажется "подвешенной в воздухе". Зачем, спрашивается, губернатор, если есть Мэр.
Мэр - это власть имманентная, внутренняя, и откуда у нее ноги растут, известно. Мэр квартиры дает. На мэра милиция завязана, власть подвешена.
Любопытно, что в двух наиболее развитых городах-мегаполисах (Москве и Питере) губернаторская власть с самого начала была властью мэров. Кто знает губернатора Московской области (губернии)? Никто не знает. Фамилия этого губернатора - Тяжлов. Все знают мэра Лужкова, никто - губернатора Тяжлова. В рафинированном виде Москва и Санкт-Петербург лишь обозначили ту тенденцию, которая вскоре стала вырисовываться и в остальной России.
Интересно подумать, откуда вообще нынешние губернаторы взялись? Как они появились? Даже с этимологической точки зрения, "губернатор" производен он понятия "губерния". Можно ли современные "регионы" назвать "губерниями"? Это абсурд, губернии были при царе, в рамках унитарного деления, сегодня же нет не только унитарного, но и полноценного федеративного государства. Но вот "губернаторы" почему-то остались. Они появились как элемент федеральной системы, которая никак не согласуется с ролью губернатора "доброго старого времени".
Региональные революции в России "пожирают своих детей". Губернаторы, начиная эти революции, тут же становятся ее жертвами, ибо по их примеру неподчинения центру, им самим не подчиняются мэры, которые находят в своем противостоянии поддержку центра. Ныне центр видит в мэрах противовес сепаратистским замашкам губернаторов.
Ситуация вырисовывается простая: губернаторы отказываются подчиняться центру, а мэры перестают подчиняться губернаторам. Мэры выходят на прямое подчинение Москве, а губернаторы начинают угрожать центру выходом из Федерации. Во всяком случае, Совет федерации, состоящий в основном из губернаторов, а не из мэров, оказывает мощное противодействие центру. Как видим, в новой и диковатой государственности России, с принципами национального федерализма противоестественно сочетаются принципы унитарного членения на губернии. Нарушен естественный баланс субординации центр- регионы- город. Ничего хорошего для российской государственности это не сулит.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?