Независимый бостонский альманах

ГОЛОДНЫЕ, НО СВОБОДНЫЕ?

17-08-1997

Споры на тему о том, на каком уровне развития находятся свобода и демократия в сегодняшней России не прекращаются ни на минуту. Основным аргументом тех, кто утверждает (искренне или неискренне - это уже следующий вопрос), что установившийся в России порядок (в смысле - беспорядок) является большим шагом на пути к свободному обществу, служит следующий. Посмотрите - говорят они - на три исключительно важных момента, которые никогда не были реализованы при советском режиме, Во-первых, (свобода слова и собраний - достаточно почитать газеты оппозиции, всякими дурными словами кроющие президента, правительство и вообще все, что угодно, или посмотреть на разнообразный оппозиционные митинги и демонстрации, чтобы без труда в этом убедиться. Во-вторых, свобода информации - открыто печатается и распространяется все что угодно - от никогда не издававшихся на родине эмигрантов до изысканного столичного андеграунда и от Солженицына до порнушных журналов, не говоря уж о разнообразных спектаклях, концертах и гастролях. В-третьих, наконец, свобода передвижения - в результате которой жители бывшего Союза без труда путешествуют по всему миру, не нуждаясь для этого в благоволении пресловутых "треугольников" и разрешении КГБ - ФСБ. Разве этого мало, чтобы понять, до каких высот демократии вскарабкалась еще совсем недавно томившаяся за железным занавесом тоталитаризма страна? Факты сомнения, действительно, не вызывают. Их интерпретация, однако, выглядит совсем не так уж просто и однозначно.

Ну, скажем, ситуация, которая, вроде бы, является свободой слова и собраний.

Действительно, говорят и собираются или собираются и говорят. Журналисты уличают в воровстве или связях с мафией министров и генералов, социологические опросы демонстрируют откровенную ненависть подавляющего большинства народа к ряду высших правительственных чиновников, российские ученые (всегда поддерживавшие официальных демократов, которые, в свою очередь, всегда поддерживали Ельцина) начинают организацию референдума по вынесению вотума недоверия президенту - любой имеющий прочные связи с Россией и регулярно там бывающий может назвать десятки подобных примеров. И что? Если министров или генералов смещают, то вовсе не за тотальное воровство, а за то, что лично не угодили лично президенту или одному из его временщиков. Ненавидимые народом чиновники по-прежнему руководят - и тащат, и тащат, и тащат). В ответ на любые реплики недоверия самый демократичный президент заявляет, что сам кому хошь в морду даст (не привыкать стать), но никуда уходить не будет.

Вопрос - а в чем же она на самом деле заключается тa самая свобода слова и собраний? В возможности безрезультатно (хотя и без помех) обличать или в возможности на что-то влиять? Чтобы шашечки или чтобы ехать?

Если не дать кажимости восторжествовать над здравым смыслом, то начинаешь понимать, как нас всех "обули". Посмотрите на те традиционные демократии, с которых, по их словам, делают государственную жизнь российские руководители. Разве там мыслимо пребывание у власти тех, кто доказательно обвинен в коррупции, злоупотреблениях и всем прочем столь же милом? Летят правительства и президенты (от дела Профьюмо до импичмента Никсона - президентов, кстати, изгоняют и за "умственную неспособность к выполнению обязанностей"), а уж о вороватых или даже просто не очень чистоплотных министрах и говорить нечего - несть числа торжественно уволенным и строго наказанным по тем же самым законам, которые прилагаются и ко всему остальному населению соответствующей страны. Публичного народного негодования или даже просто результатов журналистских расследований вполне для этого хватает. Вот именно это и понимают нормальные страны под свободой слова, собраний, информации и т.п. - не сотрясение воздуха, а систему с обратной связью.

Хитрая попытка разрешить "чирикать" без того, чтобы обращать на чириканье малейшее внимание (зато либерально выглядеть в глазах мирового общества) принадлежит еще Горбачеву, который был первым, кто понял, что можно на Манежной собирать хоть по четыреста тысяч, но их голос никогда за кремлевские стены не перевалит, если те, кто за стенами, сами этого не захотят. Ну, говорили раньше по кухням, а теперь по площадям - так и пусть говорят. К тому же, поговорят, поговорят, да и надоест рано или поздно, тем более, что средства на жизнь надо добывать, а поскольку сие становится все труднее, то замолчат, скорее рано, чем поздно. Вот тут мы подходим и ко второму важному вопросу. Возможна ли реальная де
мократия в стране, где более половины населения все время, кроме сна и пребывания в туалете, тратят на то, чтобы хоть как-то обеспечить себе и своим семьям возможность самого примитивного физического выживания?

Могут ли реально использовать демократические институты для влияния на политику правительства граждане, которые получают зарплату эмалированными кастрюлями, металлоломом, шинами, бюстгальтерами, женскими прокладками, могильными плитами и - последнее изобретение - навозом (все примеры из российских газет) и по окончании рабочего дня заняты тем, что пытаются свои натуральные выплаты продать за реальные деньги или просто сменять их на что-нибудь съестное или действительно нужное в хозяйстве? Есть ли у них время и силы для занятий демократией? Классики марксизма сформулировали точно, что первыми всегда будут идти экономические требования, а уж только потом политические С этим я связываю существование странного парадокса: свободное слово в эпоху тоталитаризма было куда могущественнее, чем в эпоху российского образца. Тогда оно действительно открывало многим глаза на реалии мира и превращало прозревших в противников (иногда даже и явных) существующей системы. Потому свободное слово (включая и правдивую информацию о моральном облике властей и нравах правящих кругов) пытались давить всеми возможными способами. Сейчас этого даже и делать не приходится, поскольку слишком многим потенциальным адресатам этого самого свободного слова просто не до того, чтобы слушать даже самые расправдивые слова. Им бы свою неплаченую месяцами зарплату или пенсию выбить. Поэтому распространение любого рода информации власти волнует очень мало - все равно канет эта информация в никуда. Голод (а особенно голодные дети и старики) с демократией совмещаются плохо. Можно быть небогатыми и свободными, но нельзя быть нищими и свободными. Смысл понятия свободы у нищих быстро размывается. Ее заменяет кусок хлеба.

И эти "нищенские" тенденции в России растут очень быстро, что бы там ни болтали лившицы с черномырдиными, и каким бы удивленным ни прикидывался президент, которые каждый раз как впервые узнает о том, что людям не платят, промышленность рушится, а преступность процветает. Пример: по данным российских финансовых кругов и их западных партнеров вывоз капитала из России за последние 5 лет составил от 60 до 100 миллиардов долларов (какова точность - разбежка в 40 миллиардов, это тоже показатель полной беспросветности в деле знания ситуации), теневая экономика дает 40 процентов рынка, половина банков и 80 процентов совместных предприятий напрямую связаны с преступным миром, внутренние капиталовложения в российскую экономику за прошлый год упали на 20 процентов (а Черномырдин пытается убедить западных инвесторов о перспективности капиталовложений в российскую экономику ( уж лучше бы он убеждал своих). Средняя (средняя - у многих куда меньшая!) российская зарплата составляет 155 долларов, да и то задолженность по этой нищенской зарплате (при сопоставимых с Америкой ценах) около 9 миллиардов долларов, несмотря на все уверения президента и его финансах и экономических министров, что с долгами они расплатятся вот-вот, особенно, если соберут никак не собираемые налоги. Но денег нет даже на зарплату налоговым инспекторам! В результате более 10 процентов населения не способно даже приобретать необходимый минимум пищевых продуктов - то есть голодает. Это как-то больше напоминает банановую республику, чем демократию.

Так что пока что из всех реальных благ нового времени, вроде бы, вне сомнения остается только свобода передвижения. С этим спорить трудно, даже если и понимать, что в самой стране практически без изменений сохраняется институт прописки, а в загранпоездки с целями культурными и развлекательными или на предмет отдыха могут ездить почти исключительно представители новой финансовой и политической элиты (как и раньше, господа, как и раньше), а остальные, в лучшем случае, челночничают.

Среди путешественников в Западной Европе и Америка значительную часть составляет учащаяся или работающая молодежь, которая таким образом проводит свои каникулы или отпуска, пока еще не связана семьей. Другой большой группой западных путешественников являются пенсионеры даже с очень скромным доходом, на которых рапространяются многочисленные возрастные скидки. С представителями этих двух групп можно столкнуться всегда и везде. Вот только говорящих по-русски среди них вы практически не найдете. Российским пенсионерам и студентам
по заграницам ошиваться некогда, им надо у Ельцина-Черномырдина свои пенсии и стипендии из глотки вырывать. До баловства ли тут? До реализации ли своего вновь обретенного права на свободное передвижение по миру? Так что и тут не все так уж славно, как кажется на первый взгляд. И на второй тоже.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?