Независимый бостонский альманах

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОЛЛЕГЕ

17-08-1997

Главному редактору журнала "Вестник"Виктору Блоку

Уважаемый Виктор !

В своем последнем номере журнала "Вестник" (17) вы поместили статью Анны Тоом уже с несколько поднадоевшим названием "Ровесник советской власти" - о мемуарах Спиркина. Но это уже (слава Богу) не мемуары, а ответ на... Вот в том то и дело, что непонятно, на что же именно ответ... Непонятно читателю. Мне и Рейтману
как авторам, в высшей степени критически отозвавшихся об этих мемуарах (как с точки зрения интеллектуального содержания, так фактов и языка), понятно - ответ на наши статьи (опубликованы в ряде номеров "Лебедя".) Однако эти статьи не были вами напечатаны в вашем журнале. Это - дело редактора. Но вот печатать ответ без текста, на который он написан... И бедным читателям совершенно неясно, почему вдруг бывшая аспирантка Спиркина Анна Тоом в очередной раз разразилась огромным опусом под все тем же старым названием.

Я как автор вашего журнала, а также и коллега по редакторскому ремеслу полагаю, что здесь случилась некоторая шероховатость. Как-то не принято отвечать на нечто неизвестное читателям. Ситуация усугублена тем, что и Тоом никак не упоминает наши статьи. Она, видите ли, делает вид, что спорит с Антоном Антоновым-Овсеенко (мы ссылались на его книгу, в которой он очень язвительно пишет о провокаторе Спиркине). Из всего достаточного разнообразия тем, которые мы с Рейтманом затрагивали (это и факты стукачества Спиркина, и его совершенно блестящая академическая карьера после этого, и его протежирование мошенникам и авантюристам, и собственное поразительное философское бесплодие, и аморализм его взаимоотношений со своими женами (в прошлом - его студентками), и просто плохой, убогий язык и полное отсутствие не то что философской, а и житейской мудрости.

Из всего этого Тоом берет только взаимоотношения Спиркина и обличающего его в стукачестве Антонова-Овсеенко. И долго развозит банальщину о том, что, дескать, время было такое. И если бы не Спиркин, так другой бы настучал. И может быть, было бы еще хуже. И что нельзя упрекать за это никого, кто подвергался избиениям. Неведомо, кто бы как в тех условиях себя повел . И пр. и т.д.

Еще менее ведомо, что Спиркина избивали. Это он так говорит. Но все, что он говорит "вокруг", свидетельствует - врет. Не избивали. Не в этом, однако, дело. Сама Тоом тоже много сочиняет. Например, рассказывая, как по идеологическим причинам защиту ее диссертации тянули и откладывали. А было это - внимание - в 1989 году. Свидетельствую - ложь. Уже летом 1988 года я был принят на кафедру философии ГИТИСа, я, исключенный в 1984 году из партии, уволенный с волчьим билетом и ожидавший ареста со дня на день. В 1988, тем более в 1989 никаких препятствий идеологического порядка (да и какая-такая идеология могла быть в диссертации по прикладной психологии) не чинили. Достаточно поднять подшивки "Московских новостей" или "Огонька" за этот год, чтобы убедиться - печатали, фактически, все. Да что там говорить, как раз 1989 году в "Новом мире" был опубликован "Архипелаг ГУЛАГ", после чего никаких ограничений на научные или исторические темы никак не могло быть.

Зато когда она пишет, что Спиркин "протолкнул" ее диссертацию, то этому вполне веришь. Конечно же протолкнул. А вот почему ее следовало проталкивать - вопрос совсем из другой оперы. Хотя... там же она сообщает, что сама была в философии "ни в зуб ногой", три раза не могла сдать кандидатский минимум и сдала только после вмешательства все того же Спиркина. Вот так, за спиркинской спиной, и въехала. А потом удивляется, что все ее коллеги чем-то там заведуют, а она была вынуждена эмигрировать в 1990 году. Участь бывших спиркинских аспиранток, в том числе жен, все как-то омрачалась. То Сталин умирал, то перестройка наступала.

Тоом обходит буквально все острые углы. Ни слова , например, она не говорит о скандальном и даже уголовном деле, связанном с убийством Талгата Нигматуллина, совершенное духовными воспитанниками Спиркина, которых он снабжал рекомендательными письмами. И нельзя сказать, чтобы дело было такое старое - 1986 год. Убийцы и по сей день сидят.

Самое забавное, что не говоря ничего конкретно, в одном, но обобщающем абзаце Тоом полностью соглашается с нашей оценкой деятельности своего кумира. Вот этот абзац:

"Человек от природы яркий, одаренный, о чем свидетельствуют и его мемуары, он всю жизнь много работал, а что сделал? Да ничего. Все силы ушли на то, чтобы
приспособиться, подладиться... на поддержку каких-то шарлатанов... Самой большой ценностью для него была наука. Но он умен и сознает, что по большому счету не сделал в науке ничего. И это его мучает".

Здесь почти все правильно. Кроме того, что мемуары якобы свидетельствуют о яркости их автора (авторов?). И еще - что якобы Спиркина что-то мучает. Мучило, так не диктовал бы таких бесстыжих мемуаров.

Я надеюсь на публикацию этого письма в вашем журнале, ибо оно хоть в какой-то мере прояснит тайну появления пятой (!) по счету статьи Тоом с названием "Ровесник советской власти".

С уважением, Валерий Лебедев

P.S. Как стало известно 16 августа, Виктор Блок не стал публиковать в "Вестнике" это письмо без объяснения причин. Наверное, не хватило места. Не страшно. Мы это сделаем за него. Всегда рады помочь нашим коллегам из "Вестника".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?