Независимый бостонский альманах

В ЛЕСУ РОДИЛАСЬ ЕЛОЧКА. . .

08-03-1997

Это - довольно грустный рассказ о демографической ситуации в нынешней России, построенный на информации, опубликованной в учительской газете «География» (не самой бойкой и популярной) в декабре только что минувшего года. Нормальная поло-возрастная структура населения представляет собой почти правильную пирамиду с небольшими отклонениями, характерным для homo sapiens как биологического вида: мальчиков рождается 504 из каждой тысячи новорожденных, продолжительность жизни женщин чуть более, чем мужчин, за счет чего возникает почти незаметная асимметрия в пользу мужчин внизу пирамиды и более заметная асимметрия - на самой вершине.
В большинстве стран, не испытывавших долгие годы социальных или природных катастроф в национальных масштабах и обладающих стабильной социально-экономической ситуацией (речь идет прежде всего о нейтральных странах - Швеции, Швейцарии, Исландии), поло-возрастная структура населения очень близка к биологически идеальной.
А теперь всмотримся попристальней в нелепую и уродливую «елочку» российской пирамиды (ее даже пирамидой назвать трудно).
1. Прежде всего бросается в глаза резкая асимметрия вершины: среди семидесяти-восьмидесятилетних - старух вчетверо больше, чем стариков. Заметен минимум родившихся в 1915 году (год рождения моей мамы) - глухой разгар Первой мировой, всегда сопровождающийся «затишьем» в деторождении - снижение составило, в зеркале сегодняшних дней, с довоенным периодом 22%. Не до того...
Надо заметить, что родившиеся в начале столь бурно и весело запевшегося века испытали на себе все ужасы и трагедии так печально и бесславно для России завершающегося тысячелетия - две мировые войны, гражданскую, голод начала двадцатых и тридцатых годов, сталинский почти тридцатилетний гулаговский режим, перестройку. Особенно беспощаден был смерч смертей для мужчин. И пепел Клааса стучится в сердце каждого. Неотмщенные, непростившие и непрощеные, без отпевания, под проклятия ушедшие в никуда, души замученных, истерзанных, гонимых и изгнанных, неупокоившиеся души палачей и жертв - они будут витать Эриниями над несчастной страной в ожидании Суда, коль страна отказалась от суда, подобного Нюрнбергскому. Десятки, сотни миллионов недожитых жизней - и в противовес этому жалкие потуги сочинения какой-то национальной идеи, глумливый реваншизм и шовинизм, слышимый и на городских площадях, и в университетских аудиториях. На следующих президентских выборах, по-видимому, победит наиболее воинственно настроенный кандидат. А министерство экономики России (бывший Госплан СССР) пообещало даже к 2005 году не только разработать, но и впендюрить в сознание населения новый, единый для всех и каждого, образ жизни. Надеюсь не дожить.
В начале более чем полуторатысячелетнего пути европейцев к рынку «марка» (так называлась ранняя община в Западной Европе) означала кучки дерьма вокруг лагеря кочевников, раз в три года останавливавшихся для земледелия. Позже, когда у земли появился хозяин, «маркой» (платой за землю) служил хлеб. Пышность и качество будущего хлеба феодал определял по пышности зада выпекавшей этот хлеб крестьянки (отсюда, кстати, пошел обычай права первой брачной ночи - феодал желал на опыте знать, хорош ли урожай). До «марки» как средства обмена на «маркете» (рынке) и средства накопления дошли много позже и понадобилось несколько веков войн, повальных моров, голода и рассеяния по всему свету, чтобы сформировалась цена на труд как на самый дорогой и дефицитный товар, чтобы появилась цена человеческого достоинства, без которого образ жизни бессмыслен в механизме рыночной экономики. Россия же пока метит свою территорию, говоря исторически, "теми самыми" кучками.
2. До 1927 года идет компенсаторное повышение рождаемости - после любой войны - это нормальное демографическое явление, неважно, чем кончилась война, победой или поражением.
3. И сразу вслед за этим взлетом - спровоцированный и инициированный Сталиным и его «партией» голод 1932-34 годов, особенно сильно ударивший по Украине и другим неблагонадежным с точки зрения коллективизации районам - Нижнему Дону, Северному Кавказу, Среднему и Нижнему Поволжью. Голод и страх - вот основные средства коллективизации и ее оборотной стороны - «индустриализации». В современной картине поколений это привело к сокращению данной генерации на 28% по сравнению с предыдущей.
4. Очередной всплеск приходится на вторую половину тридцатых годов, вспоминаемых стариками с неизбывным умилением «Утомленного солнца» и «Рио-Риты». Именно в эти годы сформировалась жизнь с двойными стандартами: днем марш энтузиастов и волейбол под патефон, ночью - воронок и тотальный, анонимный стук в дверь и в органы. Несмотря на большую резню 1937 года, всплеск этих лет очевиден - ведь одновременно, в 1936 году, были запрещены аборты, а планировавшейся вкупе с этой мерой презерватизации страны не получилось.
5. Вторая мировая, она же Великая Отечественная...Финляндия знает поименно всех 52609 погибших в войне 1941-44 годов. Мы же до сих пор путаемся в миллионах павших (7 - 20 - 27 - 32...), но зато на победные памятники и мемориалы можно было бы построить не один коммунизм. В древней китайской «Книге искусства ведения войны» говорится: «Омерзителен полководец, оплакивающий погибших воинов - зачем он вообще повел их на смерть?». Чингисханы, гитлеры и сталины - скорее величайшие выродки, чем стратеги. Настоящим стратегом был, судя по описаниям Плутарха, Максим Фабиан, так ни разу и не вступивший в бой с Ганнибалом, тысячу раз прозванный при жизни трусом и тупицей, умерший в нищете и презрении отставки, но похороненный с почестями и пышностью, на которую только был способен благодарный народ Рима.
Минимум рождаемости приходится на 1944 год (год моего рождения, всю жизнь, но особенно в последние годы мои сверстники переживали одиночество среди других генераций - нас не только мало родилось, но и сами мы оказались не шибко здоровыми и жизнеспособными): немногочисленная генерация второй мировой дала хилое и незначительное потомство. Сейчас нас, 53-летних, столько же, сколько и семидесятитрехлетних. Сегодня родившихся в глухом 1944 году лишь 36% от в «максимально счастливом» 1938-ом. Вспоминается такой анекдот - Максим Горький хвалится Ромэну Роллану: «Вот, моим именем самолет назвали» - «Мало, Алексей Максимович», «Вот, парк культуры имени меня» - «Мало, дорогой», «Вот родной город моим именем назвали» - «Мало! Надо было всю вашу эпоху назвать Максимально Горькой». По сравнению же с послевоенным компенсаторным пиком - и вовсе 29%.
6. Послевоенный бум имел одну очень характерную особенность - в сельской местности он был гораздо менее заметным, чем в городах. Пошла новая волна урбанизации, уже не санкционируемая сверху. В нашей семье к двум довоенным детям (1939 и 1941) и одному военного времени, прибавилось еще двое (1947 и 1949). Это была нормальная и вполне благополучная по тем временам семья - у большинства моих сверстников были только матери, мой же отец отделался лишь несколькими ранениями и контузией..
7. Начиная с 1960 года пошел неглубокий, но затяжной спад. Здесь наложилось несколько процессов и явлений, имеющих совершенно разную социальную природу.
Во-первых, началось массовое жилищное строительство и переход от «коммуналок» к отдельным квартирам. Как известно, рождаемость находится в обратной зависимости от роста благосостояния, а это был период определенного роста благосостояния по крайней мере городского населения.
Во-вторых, началось вымирание и обезлюживание деревень - то людей гнали на целину (вторая половина 50-х годов), то на строительство «голубых городов» и «за запахом тайги» (максимум этого перемещения приходится на 60-годы), то в армию «лимиты» (здесь максимум - 70-годы). Преимущественно эти миграционные волны касались деревенской молодежи.
В-третьих, пошла генерация внуков Первой мировой и детей Второй мировой войн (моя дочка родилась в 1970 году, когда был достигнут очередной минимум, составивший, в сравнении с предыдущим максимумом, 72%).
8.Очередной подъем растянулся на полтора десятилетия, но так и не смог достичь рекордных показателей рубежа 60-х годов. Ныне людей в возрасте Христа заметно больше, чем тинейджеров. Между прочим, когда эти тридцатипятилетние будут выходить на пенсию (это случится в начале 2020-х годов) - за счет кого им будут выплачивать пенсию?
9. Благополучие «застойного периода» оборвалось с приходом к власти Горбачева. Последние пять лет численность населения России, несмотря на то, что иммигрирует сюда гораздо больше, чем эмигрирует из страны, неизменно падает. Минимум падения рождаемости, судя по всему, еще не достигнут, но уже сейчас годовалые составляют всего 52% от десятилетних. Влияние войны, конечно, сказывается, но то, что происходит сейчас в России само по себе очень напоминает войну. Гражданскую. То есть войну армии против собственного гражданского населения. Знаменитая фраза Сталина «Фронт и тыл представляют у нас единый и нераздельный лагерь» не только продолжает украшать одну из станций московского метро («Бауманскую»), но и остается предельно актуальной. Даже политическая терминология нынешних лидеров («беспредел», «общак» и т.п.) свидетельствует о том, что никакая это не парламентская и не президентская республика, а лагерный паханат.
Анализ демографической ситуации будет неполным, если отвлечься от социальных изменений, происходящих в стране. По бурности и бойкости они вполне сопоставимы с социальными пертурбациями революционных лет, когда философов сгружали пароходами, а швондеры и шариковы меняли шерстистость и хвостатость на партийность и чекисткость. Хотя теперешние и пугают коммунистами, и косят под простачков, но марксово умище и ленинскую хитринку в глазах - куда девать?
Среди «новых русских» много, конечно, подставных креатур вроде юного Стерлигова, но - где этот биржевой вундеркинд теперь? В стране странным образом исчез средний класс. На уличных социологических опросах в Москве и глубинной провинции 93 и более процентов интервьюеров относят себя к «ниже среднего». На элитно-премьерных тусовках, очень напоминающих пир во время чумы, чуть не все 100 процентов опрашиваемых относят себя к «выше среднего» и «исключительному» уровню. По расчетам социологов в абсолютной нищете (ниже физиологического минимума) через пару лет «реформ» оказалось 5% населения страны, в нужде (ниже социального минимума) - 10-15%, необеспеченными (ниже зажиточности) - 30-40%, а всего абсолютно бедных - 45-60%. Относительное же обнищание (относительно прошлой жизни и относительно современной обеспеченной жизни) гораздо выразительней.
Вообще, надо заметить, что, несмотря на обилие нахапавших, богатых людей в стране немного, если понимать под богатством способность превращать собственные ресурсы в средства других (на этой способности и построен капитализм). Да и государство, лихо выколачивая налоги, акцизы и пошлины, никак не в состоянии обеспечить средствами к существованию тех же пенсионеров. Сколько бы ни воровали чиновники и начальники, а государство остается нищим. 16 декабря в здании Госдумы обсуждались вопросы дополнительного пенсионного обеспечения. Кипели вяло текущие страсти, но не по поводу судьбы и трагедии нынешних и завтрашних пенсионеров. Каждый тянул на себя правила игры, распределялись функции и роли, места и квоты...
Советский социум по своему составу вполне отвечал мировым стандартам развитой страны: 5% - высший класс, 80% - средний класс, 15% - низший класс. Другое дело, что средний советский человек жил раз в десять хуже среднего западного. Теперь этот же человек попал в низший слой (90%, при доле среднего в 5% и высшего в 5% - все оценки носят грубый характер) и живет в сто раз хуже. Если сегодняшние цены амнистировать, к примеру, на четыре нуля, то мясо будет стоить все те же привычные два рубля, а вот зарплата профессора, доктора наук составит всего 50 рублей вместо старых пятисот.
Но дело не только в этом. Отсутствие среднего социального слоя отбрасывает страну в разряд самых слабо развитых стран, в одну строку с Ботсваной, Центрально-Африканской Республикой, Бангладеш. Демонтаж советской империи проводится не структурным образом, а по людям и за счет людей, а потому нравственно неприемлем и вызывает у большинства сторонних свидетелей и внутренних очевидцев брезгливое омерзение и мрачные предчувствия.
То, что выглядит нелепо на национальном уровне, на местном, городском и региональном представляется порой просто чудовищным. Вот несколько примеров: Норильск всегда был городом молодых, точнее, трудоспособных: выходя на раннюю пенсию, северяне оседали в Москве или на благодатном юге. Был такой стандарт постнорильской жизни: трехкомнатная в Москве, дача на Северном Кавказе, «Волга». Теперь этот стандарт таков: однокомнатная где-нибудь поближе к Тамбову и шесть соток недалеко от дома. Но и этот стандарт для многих недостижим, и Норильск постепенно наполняется стариками. Молодежь же, видя, что в московской палатке можно заработать больше, чем в заполярной шахте, «рвет когти» в первопрестольную.
В Новокузнецке, нынешней столице ГУЛАГА, где совсем еще недавно самым заметным местом был плакат «Через четыре года здесь будет город-сад», улицы полны старух, а старики - большая редкость. Получается нелепая ситуация - «пенсию» вырабатывают мужчины, а получают ее - женщины. Мужчины же просто не доживают.
В Москве быть пенсионером и жить в одинокой квартирке стало небезопасно. Со всей страны и из так называемого ближнего зарубежья хлынули в столицу толпы жаждущих и алчущих. Город переполнен бомжами и нищими всех соц.стран. Соединяйтесь! Город переполнен и «посредниками» между людьми и их кошельками, а также гастарбайтерами, в основном с вновь голодающей Украины. Речь идет и о просто уголовных землячествах и о легальных и полулегальных коммерческих структурах и шайках, и о нелегальных и полулегальных группах рабочих. И всем нужно жилье, которое строится, но, как всегда, не теми темпами. Официально в Москве проживает 12 миллионов человек, неофициальные оценки - 20, из них четыре миллиона - временно остановившиеся, но тоже желающие иметь крышу над головой. Так возникла новая московская квартирная проблема, когда за «однушку» в «хрущобе» дают уже до 30 тысяч долларов (если считать в минимальных зарплатах, то более двухсот лет работы, а если в профессорских окладах, то «всего» пятнадцать лет!) или просто убивают после принудительной приватизации жилья. Но это - особая тема и особый сюжет, не для слабонервных.
В лесу родилась елочка, плутишки-зайки и сердитые волки шастают вокруг нее и - хочет того елочка или нет, а мужик уже вострит свой праздничный топор и готов пустить ее под самый корешок.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?