Независимый бостонский альманах

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

27-09-1997

Отклик на заметку Антона Носика "Пиджин-Russian", опубликованную в альманахе "Лебедь" N 34

Дорогой Антон Борисович.

В вашей заметке за 15 сентября речь идет о правильном с вашей точки зрения русском языке, где употребляются сугубо английские термины и неправильном абсолютно исскуственном и надуманном употреблении терминов, не являющихся английскими словами. Все термины касаются компьютеров. Т.е. на мой взгляд вы, Антон Борисович меняеете профессию, и из журналиста в этом выпуске ВИ становитесь чем то вроде профессора по специальности, которая в американских колледжах названа ''Компьютерные науки''. Сразу же, хочу сказать ,что я вас очень уважаю. И поэтому зря, Антон Борисович, вы пытаетесь менять профессию. Не знаю как в Москве, но в Бостоне, где я живу, профессоров по этим самым компьютерным наукам, как грязи ( тьфу ты, в Бостоне как раз грязи маловато, никак не могу избавиться от российских сравнений ) а вот Носик у нас - один, единственный и неповторимый ( я не иронизирую ) так что прежде всего я очень вас прошу профессию не менять и отставаться журналистом. У вас это действительно хорошо получается. А когда вас заносит, как в рассматриваемой заметке, то это только подчеркивает, что ничто человеческое в том числе и уверенность в собственной безграничной эрудиции великому создателю ВИ не чуждо. Теперь две цитаты из рассматриваемого текста: Речь идет о выдумывании непонятных и нигде не объясняемых слов взамен понятных. Мы в этом цирке уже были 15 лет назад, когда шишковцы новейшего времени взамен тихогрома (фортепьяно -В.Л.) предлагали нам НЖМД, НГМД, ЦПУ (цифровое печатающее устройство, по-русски - принтер), ОЗУ (РАМ), ПЗУ (РОМ),
Прежде всего я вынужден признаться, что завидую вам, элементарно завидую вашей молодости, как бы я хотел чтобы мне было столько лет сколько вам т.е. возле тридцати и написать: ''Мы в этом цирке уже пятнадцать лет''. Увы, я в этом цирке уже тридцать с кусочком лет, пришел на ВЦ, когда мне было 18. ( Ой, извините Антон Борисович, что это я по-стариковски брякнул ''ВЦ'', это ведь сокращение от неправильных русских слов придуманных шишковцами, надо DPC ( дейта процессинг сентр) До середины 80-х годов персональных компьютеров на ВЦ не было. И слова ''компьютеры'' - тоже. Было слово ''Машина''. Говорили: ''Пошел на Машину'', ''Машинное Время'' ''Машинное слово''. Самое смешное, Антон Борисыч, что у американцев тоже было слово ''Машина''. В глоссарии фирмы ИБМ середины семидесятых годов ( номер руководства С20-1699 ) с пункта 1462 по пункт 1477 на полутора страницац все термины начинаються со слова ''машинный''. Сам 1462-й это просто machine и наконец последний 1477-й термин "machine word", - ''Машинное слово''. Если наугад взять из середины то 1475 это ''machine run'' - машинный прогон.

 

Ну и совсем понятный ''machine language'' (термин 1471) - машинный язык. Наверное шишковцы тогда и в Америке у власти были, не хотели использовать понятное вам слово ''Компьютер''.

Машины, которые стояли в больших машинных залах, пока никуда не делись. Они по-прежнему работают в России и в Америке.

В Америке они называються мэйнфреймами. Я полгода работал на Вычислительном Центре крупнейшего в мире Масс Дженерал Госпитал (MGH), его корпуса это целый город, количество работающих - 14000. Машинный зал величиной в футбольное поле и бесчисленные серые ящики машин ( а не компьютеров ) А на двери табличка ''Machine room'' ( Машинный зал ) а не компьютерный. Если будете Антон Борисыч в Бостоне, даю адрес, где вы можете увидеть эту табличку. Charlestown, Navy Yard, Building 13. Это адрес ВЦ МGH.Но не только я, но и ровесники ваши в России 1985 года, ( среди девочек- операторов были восемнадцатилетние выпускницы школы, а значит они сейчас младше вас), говорили на шишковском языке. Мы не называли АЦПУ - принтером. Вот здесь я бы хотел кое-что уточнить. Антон, называя в качестве примера аббревиатуру ЦПУ - вы демонстрирует своё... скажем так отсутствие некоторых знаний. ( я не могу употреблять слово ''невежество'' к столь уважаемому мной автору). Никакого ЦПУ на вычислительных центрах нет. А есть АЦПУ - Алфавитно-Цифровое Печатающее Устройство. Или просто ''Печать''. Т.е. в машинных залах и тогда и сейчас говорят или ''Вывести на АЦПУ'' или вывести на ''печать''. И не говорили и не говорят ''Вывести на принтер'' Может быть ''АЦПУ'' и не очень удачный термин. Но это не изобретение шишковцев, это слово существующее в русском языке больше чем вы живете на свете. Я его впервые услышал в 1966 году, когда после школы пришел работать на ВЦ. До середины 80-х т.е. до начала эры персональных компьютеров в России работали на машинах, производимых в СССР. Документация была на русском языке. И там было написано не принтер, а АЦПУ. Отсюда это слово и вошло в русский язык. А не от мифических шишковцев. Следующее слово которое возмущает вас, это ОЗУ - Оперативное Запоминающее Устройство. Опять по сравнению с реальным употреблением вы потеряли букву. На ВЦ говорили не ОЗУ а МОЗУ ( магнитное оперативное запоминающее устройство ): ''Занеси в МОЗУ'', ''Надо очистить МОЗУ'', ''сделай останов по Адресу МОЗУ - 2456''. ОЗУ не говорил никто, я ни разу не слышал. Вы считаете, что нам надо было употреблять вместо ОЗУ ( МОЗУ ) английское RAM. ( Random Access Memory ) т.е. память с произвольным доступом. Ну что ж, посмотрим опять в глоссарий С20-1699 фирмы ИБМ. Ищем там родной и понятный вам термин. Под номером 1995 находим:
Random access - произвольный доступ. И расшифровка.

В Коболе - метод доступа, при котором отдельные логические записи извлекаються из файла не в последовательном порядке.

И все, Антон Борисович. Нету RAM. Не знали тогда в семидесятых американцы этой абреввиатуры. Откуда же нам было её знать? Вот мы и говорили - МОЗУ. А знаете почему не знали? Потому что термин этот связан с технологией появившейся позже. С электронными устройствами динамической адресации, которые позволяли нумеровать любую свободную ячейку памяти, т.е. с точки зрения логической а не физической любое незанятое машинное слово, тем адресом, который нужен выполняемой в данный момент программе. До появления подобных устройств, логический адрес машинного слова и физический адрес ячейки оперативной памяти - совпадал. Далее вы возмущаетесь термином ПЗУ - Постоянное Запоминающее Устройство. И требуете, чтобы знали мы только ROM - read-only memory. Опять нам поможет всё тот же глоссарий, чтобы ответить на вопрос могли ли мы, шишковцы этакие, догадаться о правильном и единственно верном употреблении - ROM. Термин 2014 - Read-only storage. Т.е. не ROM а ROS. Но вот кажеться ссылка на вожделенный ROM, написано: См. 996. Смотрим 996 - увы опять не по Носику.

996. Fixed storage - постоянная память. Нету ROMа. Не знали его тогда американцы. А мы и подавно. Далее вы учите: Для русского языка "hard disk" (любым алфавитом) или "винчестер" - выражения более естественные, чем "накопитель на жестком магнитном диске".

Увы, Антон Борисович, опять мы, темнота неумытая, не знали что для русского языка хард диск, т.е. твердый диск выражение более естественное. Оно просто для нас ничего не значило. Никаких других дисков, кроме твердых на на наших машинах не существовала. Потому что на них не было флоппи-дисков а были огромные и тяжелые пакеты дисков, причем пакеты съёмные. Слова ''накопитель на жестком нагнитном диске'' мы не употребляли. Здесь вы правы. Но не помогающий нам ничем "хард диск" - тоже. ( кстати в Америке то что вы называет Хард Диском больше называют Хард Драйвом, то есть зря вы почти русское слово ''диск'' употребляете, уж не тайный ли вы шишковец? ) А помогало нам слово Дисковвод. Потому что это было устройство для в ввода информации с дисков и по аналогии с карточным ( перфокарточным ) вводом и ленточным ( перфоленточным ) вводом, так мы называли то место куда ставились ( и снимались ) пакеты дисков. В произношении часто два ''В'' упускались и слово это звучало как дисковод ( вроде как хоровод) А винчестер уже совсем не из этой оперы - Антон Борисович. Потому что этим термином обозначались несменяемые пакеты дисков ( например такие были в машинах серии СМ, а в основной серии ЕС пакеты были сменяемые, так что мы их никак винчестерами звать не могли. Сегодня в машинных залах больших ВЦ продолжают упорно говорить ''Машина'' а не компьютер, АЦПУ а не принтер, МОЗУ а не РЭМ и дисковвод, а не хард диск. И говорят это не какие-нибудь выжившие из ума старики вроде меня или Житинского неудавшегося программиста переквалифицировавшегося в писатели, а вполне молодые люди - ровесники ваши, и даже люди моложе вас. Сплошные шишковцы. Несмотря на ваш уже далеко не младенческий а вполне солидный жизненный опыт и знания, вы всё-таки не знаете что на мэйнфреймах была и частично сохранилась другая терминология ( даже в Америке ) и шишковцы тут не причём, так сложилось. Что же тут говорить о России, где все эти машины были советского производства с документацией на русском языке, в которой никогда не употреблялись слова столь любезные вам, Антон Борисыч ( РЭМ, Принтер, РОМ, Хард Диск и т.д.) На свете много, друг Горацио... Так что попытайтесь в следующий раз прежде чем обрушиться на шишковцев подумать: ''А знаю ли я достаточно то о чем собираюсь писать'' Но я ещё раз подчеркиваю то, что писал вначале. Мы вас Антон Борисович очень любим, читали, читаем и будем читать, просто не пытайтесь объять необъятное.

 

Ваш пламенный почитатель и читатель Дан Дорфман,
( Не очень молодой литсотрудник сетевого журнала ''Молодая Америка'')

От редакции: Отклик Дана Дорфмана на статью Антона Носика “Пиджин-Russian” пришел накануне выхода 35-го номера альманаха и дается без изменений в авторском варианте. Нам хотелось бы сопроводить его редакционой репликой.

 

В статье Антона Носика нет утверждений, что русские термины вроде “НГМД”, “ЦПУ”, “ОЗУ” , “ПЗУ” не использовались в профессиональной программистской среде вообще. Там говорится о том, что эти термины были мертворожденными в силу своей непроизносимости. Антон не стремится объять необъятное. Он берет несколько примеров и показывает, что идея перевода английских терминов на посконный русский язык бывает обычно неудачной. И дело не в терминах как таковых, а в законах развития русского языка. Он (язык) противится внедрению неуклюжих, грозящих несварением желудка словосочетаний и при случае легко впитывает иноземные слова. Я уже как-то написала Антону Носику в личном письме и не постыжусь признать это публично: у него прекрасное чувство русского языка, и то, что он пишет и как он пишет, я читаю с удовольствием, иногда даже независимо от содержания. Хотя и с содержанием у него обычно бывает все в порядке. Антон, кстати, не стремится выглядеть “знатоком всего” и часто очерчивает рамки своих профессиональных интересов: развитие Интернета вообще и тенденции в русскоязычной и российской Сети - в частности.

В заключение - пару замечаний фактического порядка. Я тоже (как и Дан Дорфман) профессионально занимаюсь программированием больше 15 лет, 7 лет (с осени 1982 года) провела на Вычислительном центре Академии наук (тогда - советской, а ныне российской). К этому прибавилось 4 года работы программистом в американских фирмах. И я знаю, что до середины 1980-х годов в России работали не только на машинах, произведенных в СССР (как это утверждает Дан Дорфман), а также на украденных (точнее - купленных через третьи страны) американских “Крэях”. Кстати, слова какого языка использовали произведенные в СССР машины? Правильно: английского. Возьмите ALGOL, FORTRAN... Мне вспоминается любопытный эпизод: в Москве на улице Бахрушина находится представительство фирмы “IBM”. В 1990 году мы беседовали с одним из работников этого представительства, и он сказал, что они предпочитают брать на работу советских программистов - те привыкли работать в сложных условиях (недостатка памяти, быстродействия etc.), и поэтому часто находят более эффективные решения, чем их избалованные западные коллеги. Сейчас времена изменились, и профессиональные программисты в Москве и - скажем - в Бостоне могут себе позволить “персоналки” примерно одного класса. И до слез жалко станцию “Мир”, чей компьютер, я думаю, не удалось бы сейчас продать на московском рынке и за 100 долларов. Разве что как антиквариат... Компьютеры устаревают и дешевеют стремительным домкратом.

Мне не близка манера писать о коллегах по перу (в данном случае - о создателе и авторе ежедневого обозрения “Русские Кружева” Александре Житинском): “неудавшийся программист, переквалифицировавшийся в писатели”. Мы с таким же успехом могли бы назвать Рональда Рейгана неудавшимся актером, переквалифицировавшимся в американские президенты, Вадима Абдрашитова - физиком-неудачником, переквалифицировавшимся в режиссеры, а Натана Щаранского - неудавшимся программистом, переквалифицировавшимся в одного из ведущих израильских политиков. Тот факт, что Житинский сменил профессию на писательскую, говорит только о том, что он решил заниматься тем, что ему было более интересно. Как говаривал один мой друг: “Имеет право, живет в свободной стране”...

Я хочу поблагодарить Дана Дорфмана за интерес к нашему альманаху. От многих читателей мы знаем, что они начинают чтение “Лебедя” с раздела “Переписка”.

С уважением, Елена Николаевская

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?