Независимый бостонский альманах

РЕСТАВРАТОРЫ КОММУНИЗМА МАХНУЛИ НА НЕГО РУКОЙ

18-10-1997

Valeriy Lebedev Я когда-то написал большую статью в "Новом русском слове" НЕОКОММУНИСТ В БОРЬБЕ ЗА НОВУЮ РОССИЮ об идеологии Сергея Ервандовича Кургиняна. Статью эту он читал и, надо отдать должное, не обиделся (по крайней мере , так сказал мне в нынешний мой приезд в Москву ). Даже более того, может быть в чем-то и скорректировал взгляды. Вряд ли благодаря статье, скорее - благодаря природной cметке. Изменение заключалось в том, что он перестал бороться за чистоту коммунистического идеала. А стал нормальным государственником. И в его выступлениях исчезла апелляция к "научным формулам и графикам", коими он ранее беспрерывно уснащал свои пророчества.

Чтобы не сочинять лишнего, я приведу кое-какие места из той мой статьи.

Кургинян кандидат физико-математических наук, 1949 г. рождения. Позже окончил режиссерский факультет Щукинского училища, после чего создал театр под названием "На досках". Сейчас в здании этого театра на углу улицы Алексея Толстого и Вспольного переулка находится также его "Экспериментальный творческий центр" и некий элитарный клуб, который называется "Содержательное единство", (раньше он назывался скучным словом "Постперестройка"). Издает журнал "Россия ХХI" (в названии журнала имеется ввиду "Россия ХХI века")
Сам Кургинян претендует если не на роль харизматического лидера (фамилия и внешний облик, по его собственным словам, не позволят), то уж точно на роль идейного отца-основателя и гуру, учителя и ментора.

Человек он, без всякого сомнения, талантливый, начитанный, с отменной памятью, умеющий говорить и делать это с эмоциональной заряженностью.

Он издал три книги (в большинстве своем составленные из статей). В одной из них ("Седьмой сценарий" М.,1992, в соавторстве с группой товарищей) он так описывает разные сценарии развития России. Первый сценарий - это всеобщая ликвидация всей цивилизации в результате истребительной войны атомных держав. Это, говорит Кургинян, плохой исход. Настолько плохой, что не нравится даже западным политикам. Второй - это распад России на мелкие составные части и установление над ними патронажа, превращение России во что-то напоминающее резервацию для вымирающих этносов. Этот сценарий устроил бы Запад, но ни в коем случае - Россию. Третий - это превращение России в сырьевой придаток Запада, нечто вроде колонии, что тоже отлично подойдет для Запада, но совершенно неприемлемо для России. Четвертый - метаморфоза России просто в слаборазвитую страну третьего мира, напоминающую Сомали или Руанду. Что тоже никак не улыбается патриотам. Пятый - России удается стать "среднеразвитой" страной, напоминающей, скажем, Италию или Испанию. И это совсем не то, что надо. Наконец, в шестом варианте (сценарии) можно попытаться вырваться в самые передовые и превратиться в высокоразвитую страну типа США, Японии или Германии.

Но даже этот шестой, казалось бы, превосходный сценарий ни в коем случае не может устроить настоящих патриотов. Какого-то обычного западника, вроде Гайдара - да, но не подлинного патриота, коим является Кургинян. Поэтому он предлагает свой, седьмой, сценарий.

Суть его заключается в том, что в России будет обеспечен "постиндустриальный прорыв" (одно из главных понятий Кургиняна). То есть за счет прорыва новой элиты к власти страна не только освоит некие новейшие технологии, но выработает такие технологии, коих еще нигде нет. И, таким образом, превратится из страны нищей и убогой в страну богатую и обильную. Почти по Салтыкову-Щедрину. Только тот для этого советовал сделать две вещи: во-первых - называть впредь страну нищую и убогую страной богатой и обильной и, во-вторых,- удвоить количество околоточных надзирателей. Лично я, читая Кургиняна, сколько не силился, не мог уловить, что же нужно сделать для того, чтобы сработал именно такой превосходный седьмой сценарий. Потом знающие люди мне подсказали: для этого нужно, чтобы идеология Кургиняна стала государственной. То есть, нужно, чтобы, к примеру, его рассуждения о семи сценариях приобрели вид государственной доктрины. А сам Кургинян превратился бы в главного идеолога. Вот тогда и будет достигнут необходимый "прорыв" как в политике, так и в технологии и вообще в экономике.

Сергей Кургинян давно тяготеет к интеллектуальной политике. Еще в поздние перестроечные годы был в советниках у первого секретаря московского горкома Юрия Прокофьева, затем - у генсека новообразованной партии российских коммунистов Ивана Полозкова, совсем в недавнее время консультировал председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова и вообще считался аналитиком ВС. Он даже был вхож в святая святых - к шефу КГБ Крючкову и тоже питал его суперидеями.

Правда, все его подопечные как-то плохо кончили и сошли с политической сцены.

Кургинян очень часто (да собственно - всегда) выступает в качестве пророка. Причем, в отличие от экстрасенсов, от покойной бабушки Ванги или Тофика Дадашева (который за миллион долларов обещал найти убийц Листьева), вычисляет свои пророчества исключительно "научными способами". Только и слышишь: "онтология, экзегетика, трасцендентное, редукция, идентификационные поля власти, политическая эзотерика". Более того, тексты и доклады Кургиняна уснащены графиками и формулами ( кандидат физмат наук, не забывайте!), в которых мы видим некую "температуру мирового процесса", "социальную энтропию", "коэффициенты вязкости социальной среды", "давление обстоятельств", "идеологическую контрастность", "державный потенциал", "функции цивилизации" и, само собой, ресурсы, время и всякие там скорости социальных частиц. Причем все эти физические и математические понятия используются не просто как некие условности, метафоры или аналогии, а как бы в буквальном физико-математическом смысле - с формулами, матрицами и прочим антуражем. Рядовому слушателю или читателю это все может показаться верхом мудрости. Если человек на графике и с помощью формул показывает, куда идет мир и где именно в мире находится путь России и Америки, то именно этому человеку дано узреть будущее.

Обычному читателю невдомек, что все эти графики с формулами - не более, чем метафоры и что абсолютно ничего из них "вычислить" нельзя.

Это все равно, как если бы некто сказал: я дам вам "формулу жизни".

Вот она: А = В - С, где А - продолжительность жизни в годах, В- год смерти, С - год рождения. Подставьте эти годы, и вы сразу узнаете, сколько лет вам осталось жить. Прекрасная формула, но узнать из нее о сроке жизни можно только после того, как вы умрете. Это несколько огорчает. И снижает объективную ценность научного открытия.

Но при всех своих математических выкладках как же сам Кургинян объяснял фатальные неудачи своих подопечных (от Прокофьева и Полозкова до Хасбулатова и Зорькина)? То есть как он объяснял довольно наглядный провал своей "научной методики" предсказаний будущего? В одной из своих статей в журнале "Россия ХХI" N10 за 1993г. Кургинян сетовал, что вот, мол, говорил же я Хасбулатову создать свою партию (или даже, как выражается Кургинян "самому стать партией") - не послушался. В результате он допустил до защиты Белого Дома не себя в виде партии, а фашистов-баркашовцев, что не позволило сгрудиться вокруг Белого Дома миллиону защитников конституции и парламентаризма.

Сетует Кургинян и на сам Белый Дом, говоря, что "он должен был выдержать прямое попадание ядерного фугаса", а не выдержал даже простой пальбы из танковых пушек. Кавычки показывают, что про ядерные фугасы я привел цитату, а не выдал отсебятину ради красного словца (стр.8-12). Каким образом 20-этажное здание, неприкрыто стоящее на площади Свободной России, должно выдержать прямой термоядерный взрыв, известно только кандидату физико-математических наук. Доктор наук, например, уже этого знать не может. Тем более, не может знать совершенно неостепененный Белый Дом.

Там же Кургинян, между прочим, дал еще одно пророчество, не уступающее по неотразимости дельфийскому оракулу. Он сообщил, что теперь, после падения Белого Дома, президент США "понимает, что кровь у Белого Дома - это политическая смерть Ельцина". Прошедшие годы показали, что и президент США но, особенно, Ельцин непонятливы, ибо Ельцин по-прежнему считает себя президентом. И нисколько (ни политически, ни физически) не умер. Разве что хорошо выпил за свое здоровье. Провалы всех остальных подопечных политиков Кургиняна объясняются еще проще: они его плохо слушались. И еще хуже реализовывали его предписания.

Недавно выступая на своем клубе Кургинян выдал афоризм: "Если бы русским сказали: "мы пришли, чтобы отнять у вас жизнь, они бы стали яростно сопротивляться. Но им сказали: "мы пришли, чтобы подарить вам смерть". А как же можно не принять подарок?" Вот так и заманили бедных русских аборигенов. И еще Сергей Ервандович добавил знатной мистики, говоря об адском котле, в котором, с легкой руки Горбачева, "пошел процесс" варки злобного зелья международных элит, дабы отравить Россию. Это в обкомах КПСС и ВПШ не читали и не изучали "Макбет" с его рецептурой отравы, говорит Кургинян, а в Сорбонне, Оксфорде, Гарварде очень даже изучали.

Но нет, не до конца заманили, заморили и отравили русских.

Оказывается "порчеобраз" еще на фатально вошел в наш дух. Или, как с пафосом восклицает Сергей Ервандович,: "Сегодняшняя катастрофа СССР не есть неустранимая катастрофа исчерпания". Другими словами, есть еще порох в пороховницах. И пороховница эта в руках Кургиняна. Все дело в том, чтобы воспитать новую элиту, которая заступит на место разложившегося аппаратного истеблишмента и очистит Россию от "порчеобраза", выведет ее на цивилизационную дорогу. Здесь мне все время чудился Тойнби с его теорией элиты, дающей достойные ответы на вызовы то ли со стороны природы, то ли других стран, то ли со стороны всяких изобретений и открытий. Но эрудированный Сергей Ервандович ни разу его не назвал. Впрочем, может быть и не напрасно, ибо воссоздание элиты мыслится Кургиняном исключительно под первичное очищение коммунистического идеала. Сначала возрождение во всей славе этого идеала, а уж потом воспитание элиты. К коммунистическому идеалу Тойнби действительно отношения не имеет. А вот как раз Сергей Ервандович имеет. Он и призван самой историей очистить коммунистический идеал от всех попыток его оплевать. Так сказать, обелить от попыток очернить.

Одно личное воспоминание. Как то я два раза был на заседании элитарного клуба Кургиняна. Там же присутствовали бывший шеф КГБ Крючков, бывший председатель Конституционного суда Зорькин, бывший и нынешний депутат Бабурин. Быстрым скоком проносился Руцкой. Аудитория представительная. Я там тоже выступил по поводу широких горизонтов, нарисованных Кургиняном по реанимации коммунистического идеала, заплеванного (по заданию бывшего ЦК и КГБ!) диссидентами и прочей швалью. Это было сделано, согласно Кургиняну, потому, что выродившаяся партийная элита (которой он столько правильного советовал) не могла подогнать "жизнь под идеал" и потому решила испохабить сам идеал, чтобы он стал похож на "жизнь" и тогда элиту нельзя было бы обвинить в отрыве слова от дела. Более того, оказывается, за ЦК и КГБ в паскудном стремлении заплевать коммунистический идеал стоит мировая закулиса. Именно тайными замыслами прямо не называемого таинственного врага и объяснял Сергей Ервандович механику разрушения коммунистического идеала. В рамках этой метафизики и КГБ, и ЦК представлялся лишь исполнителем чьей-то (закулисной) злой воли.

Для начала я решил напустить немного философского тумана. Говорил о художественной метафизике докладчика, о том, что согласно принципу фальсификации Поппера, если некую теорию нельзя в принципе опровергнуть, то есть указать пределы ее применимости, то она не является научной. К примеру, можно выдвинуть некую космологическую теорию, согласно которой вся наша Вселенная находится в дупле зуба огромного чудовища (предположение чеховского героя). А затем все наблюдаемые эффекты истолковывать в рамках этой "зубочудовищной модели". Ну, скажем, расширение Вселенной толковать как увеличение гниющего дупла, а ледниковые периоды объяснять тем, что в это время чудовище кувыркалось в снегу. Любая "социологическая модель" апеллирующая к идее некоего запредельного заговора в смысле мифологичности не отличается от этого шутливого примера. Но именно тайными замыслами прямо не называемого таинственного врага и объяснял Сергей Ервандович механику разрушения коммунистического идеала. В рамках этой метафизики даже КГБ представлялся лишь исполнителем чьей-то злой воли. Даже не ЦК, а еще более изощренного врага.

Так как в зале в нескольких метрах от меня сидел сам бывший шеф КГБ Крючков, то я обратился к нему, сказав, что, мол, товарищ Крючков, наверное, очень смеялся, когда слышал, будто бы КГБ инспирировал и пестовал весь самиздат вместе с диссидентским движением. На что Кургинян ответил, что не заметно, чтобы Крючков смеялся. Я ответил, что Крючков смеялся внутренним смехом, потому и не заметно. Торжествующий Кургинян воскликнул: "Первый раз вижу человека, который слышит внутренний смех" и попросил объяснить, как подобное возможно и чем можно объяснить. "Объяснить это можно тем, - вывернулся я,- что товарищ Крючков хранил служебную и государственную тайну и с трудом сдерживал смех". Здесь, наконец-то, товарищ Крючков засмеялся.

Тот факт, что и нынешняя власть, и та которая придет ей на смену судорожно ищет "идейные основы", делает разработки Кургиняна заслуживающими внимания. Они, как я уже успел сказать, очень сильно замешаны на ритуальных формулах, на какой-то вязи из научных терминов и литературно-философских реминисценций и обладают некоей гипнотической силой для алчущих "умного и непонятного". Главное - довериться гуру, а потом все будет хорошо. Это не важно, как бы говорят они, что мы не понимаем. А важно, что из всех учено-каббалистических построений становится известным, где находится враг. А враг - там. За океаном. И здесь, в виде пятой колонны из недобитых диссидентов и интеллигентов.

После таких слов никто не скажет, что Кургинян не настоящий большевик. Или поддельный коммунист. Нет, конечно. Пусть нео, пусть младо, но - настоящий. Чувствуется, что для него день будущей победы Лениным пропах. А вот как это запашок перенесет будущая "имперская Россия", у которой, конечно же, "от тайги до британских морей новая армия всех сильней"- это значительно больший вопрос, чем поставленный Кургиняном - нужна ли неким группировкам Россия.

Так я закончил статью в то время. Сейчас вывод о коммунистических устремлениях физика-режиссера устарел. Но, с другой стороны, Кургинян и люди из его "Творческого центра" все время печатаются в газете "Завтра", где у них есть свой уголок. Многогранный человек.

Я предлагаю вам его насыщенное малоизвестной информацией интервью из нового журнала "Люди". То есть новый он условно. Просто после того, как Березовский купил журнал "Лица" (журнал молодой - всего один год) и поставил во главе Александра Минкина, предыдущий редактор Борис Утехин со всей командой ушел и под крылом противника Березовского (кажется, Потанина, мне говорили, но я как-то не слишком уверен в своей памяти) во вновь созданный журнал "Люди". Направленность осталась прежней - персоналии и разные светские новости. Итак, в следующей статье читайте интервью с Кургиняном.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?