Независимый бостонский альманах

C СОБАКОЙ ЛЯЖЕШЬ - С БЛОХАМИ ВСТАНЕШЬ

08-11-1997

Vladimir Torchilin         Говоря о демократии вообще и о ее российском варианте в частности, само собой разумеющимся считают, что одним из важнейших условий и признаков демократии является свобода и независимость средств массовой информации (СМИ), а в России именно свободные СМИ являются основным доказательством того, что демократия в ней, если и не полностью победила, то, несомненно, уже побеждает.

В нередкой полемике по поводу свободы-несвободы прессы те, кто доказывают свободу и демократичность обычно ссылаются на тот факт, что в газетах полно ругани в адрес президента и правительства, за которую раньше бы немедленно посадили. С этим спорить невозможно. Что есть, то есть. Проблема только в том, что сама. по себе ругань мало что значит. Разве что служит самым удобным доказательством демократии, чего, собственно, и добиваются те, кто полагает, что она в России есть.
Спору нет, нынешнее российское руководство не в пример разумнее ушедших в небытие кремлевских старцев и быстро сообразило, что если на подобную ругань просто не реагировать, да еще одновременно вытеснить ее в малотиражные оппозиционные издания , поставив под свой полный контроль все главнейшие органы CМИ, то и опасности нет и приобретение вполне демократического лица обеспечено.

Напомню, однако, что еще в Союзе это открытие было сделано Горбачевым, при котором и была объявлена памятная "гласность".

Для поддержания же демократических традиций в обществе нужна не просто оскорбительная ругань в адрес высших. госчиновников и президента в немногочисленных и финансово удушаемых правительством оппозиционных изданиях, а гораздо большее.

Ну, например, в адрес Никсона со стороны его недоброжелателей ругани хватало, но по настоящему карьеру его оборвало журналистское расследование по поводу совершенно реального Уотергейта. Причем, напомню, результаты того расследования широко публиковались и представлялись всеми без исключения американскими СМИ. А это воздействовало на общественное мнение, а значит и на представлявших его политиков. Что бы не потерять своего авторитета и возможности переизбрания, они были вынуждены пойти за самые решительные меры. Налицо система с обратной связью: нужна не просто ругань в адрес властей, а проверенная информация, которая может повлиять на общественное мнение, а последнее, в свою очередь, на действия выборных представителей народа. Вот тут мы и подходим к основному различию между СМИ в демократическом обществе и СМИ в России.

Я уверен, что те из нас, кто следит за американской политической жизнью и ее отражением в американских СМИ, обратили внимание на то, что сама по себе информация о произошедшем появляется в примерно одинаковом виде во всех СМИ, как продемократических, так и прореспубликанских. Разница начинается с интерпретации. Это хорошо видно на примере нынешнего вялотекущего скандала. с нарушением финансирования выборов обеими партиями. СМИ, поддерживающие демократическую партию, утверждают, что ничего плохого в приеме потенциальных жертвователей в Белом Доме не было, и что телефонные разговоры Клинтона и Гора просто не так истолковывают, да и вообще сами республиканцы тоже хороши. Республиканские же СМИ, в свою очередь, утверждают, что неправильно истолковывают поведение республиканских лидеров, а Гор с Клинтоном нарушили все, что только можно нарушить. При этом, однако, и те, и другие не подвергают сомнению сам факт встречи и телефонных переговоров политиков с финансистами, то есть, первичную информацию, которая как раз и является хлебом свободной прессы. Первичная информация должна быть верна (дать с ней промашку дело для серьезной прессы почти немыслимое, иначе возникают большие проблемы - вспомним хотя бы тяжбу журнала "Тайм" с генералом Уэстморлендом), а ее истолкование вы можете или придумать сами, или прислушаться к тому мнению, которое вам кажется более убедительным.

Иногда сама по себе первичная информация оказывается настолько "убойной", что не нуждается ни в каких интерпретациях, а требует принятия немедленных мер (Никсон и Уотергейт). В России же все не совсем так. Первичная информация имеет там партийную, финансовую или личностную окраску. И корни этого надо искать в недавнем прошлом. Первая модель "свободы слова" была построена в тогдашнем Политбюро ЦК КПСС. Как вспоминают все без исключения руководители демократических СМИ конца 80-х, задача подготовки общественного мнения к переменам и дискредитации старых методов партийного руководства была поставлена перед ними новым партийным руководством. Их вызывали на Старую площадь, с ними беседовали руководители страны, им объясняли, что и как глубоко можно вскрывать. И они зту задачу честно, старательно и, возможно даже, с удовольствием, выполняли. Нам же, как читателям и потребителям информации, было не так уж важно, по чьему указанию до нас была доведена, скажем, правда о Катыни, о деле Антифашистского Комитета или пакте Риббентропа-Молотова.. Важно, что мы ее узнали и это только усилило у многих интуитивное неприятие системы "развитого социализма". Что сильно помогло сначала Горбачеву, а потом и Ельцину, Но вот для самих CМИ эта "свобода, по распоряжению Политбюро" довольно быстро обернулась несвободой. Ибо самым важным оказалось то, что истоком первой же волны правдивой информации стала не внутрення потребность СМИ, а чьи-то указания.

Еще одно печальное для рoccийских СМИ обстоятельство заключается в том, что в них внезапно хлынула мощная волна "новых людей". Я мало знаком с тем, как проводилась профессиональная подготовка журналистов, телекомментаторов и ведущих npoграмм в советские времена. Знаю лишь, что та ограниченная и отредактированная и и отцензурированная информация, которая доводилась до читателей и слушателей, по крайней мере подавалась на достаточно грамотном русском языке. Сейчас к вопиюще малограмотной и малокультурной речи "новых журналистов" добавилась еще своеобразная ерническая манера изложения и подачи информации, превращающая в клоунаду даже самые серьезные вещи. Порок кажется, что статьи и передачи готовятся и подаются участниками каких-нибудь провинциальных команд КВН или студенческих капустником. Примеров этому проводилось немало да, в общем-то, и сами оригиналы газет и телепрограмм к услугам каждого желающего - слушайте и удивляйтесь.

К тому же, эта манера еще более усиливается, когда речь ведется о деятельности и деятелях оппозиции. Если о начальстве типа Ельцина или Чубайса говорится "присутствовал", то в адрес, скажем, Явлинского или Рохлина, не говоря уж о Зюганове, будет сказано нечто ироничное вроде "не преминул показаться" . Ельцин "отправился в поездку по стране", а его противники "навострились собирать поредевший электорат", Черномырдин "поехал", а Лебедь "отправился в вояж", Чубайс "сказал", а Жириновский "отмочил", правительство выработало проект, а оппозиция "прожект" каждый сам может набрать сколько угодно примеров из любой наугад выбранной программы "Время". То есть об объективной подаче информации, к которой мы привыкли в Америке, и речи не идет: сам текст и интонация сообщения уже должны принизить того, кого требуется хозяину.

Хорошей иллюстрацией нравов российских СМИ являете ситуация, которую они создали вокруг Белоруссии и президента Лукашенко. Скажу сразу, чтобы не быть понятым превратно - очень многое из того, что происходит в Белоруссии с ограничением гражданских свобод мне вовсе не по душе. С другой стороны, очевидная тяга к тесному союзу с Россией со стороны бeлopycкого руководства мне как раз очень по душе. Но дело не в том, что по душе или не по душе мне. А в том, как российские СМИ стали писать и говорить о Белоруссии и белорусском руководстве, в первую очередь, о президенте Лукашенко. Речь, как правило шла, не о существе событий в Белоруссии, а о том, как можно посильнее "уесть" Лукашенко. Российские СМИ и, особенно, телевидение напоминали малолетнего шпану, спрятавшись за широкую спину старшего брата, вопит прохожим всякие детские гадости (из-за, куста и ворона востра), твердо надеясь на то, что старшой выручит.

Что-то не приходилось мне слышать столько оскорбительной язвительности, скажем, в адрес руководства стран Балтии, антидемократическое законодательство которых в области межнациональных отношений осудил даже Совет Европы. Однако, как вполне основательно предположил знакомый московский журналист, все дело в том выгодно или нет. Поскольку влиятельные российские круги, в том числе и в правительстве и в окружении президента, не хотят сближения с Белоруссией, опасаясь во-первых, усиления позиций Лукашенко в России, а во во-вторых, не желая терять многомиллионных барышей, получаемых вследствие существования дополнительной Белорусской границы, то ими перед СМИ поставлена задача создания в массовом сознании негативного образа как белорусского президента, так и самой Белоруссии.

Послали, к примеру группу Шеремета на границу Белоруссии и Литвы с целью снять для телевидения легкость пересечения таковой с комментарием: зачем такая граница, вот куда тратит этот бывший директор совхоза, этот конюх, народные деньги, у Лукашенко все так - одна показуха и ничего реального. А когда Шеремета именно по закону о границе прихватили, подняли страшный вой: Лукашенко преследует СМИ.

В то же время страны Балтии продолжают служить посредниками и надежным путем вывоза из России чего угодно, и хорошо бы там все оставалось, как есть. Иногда доходило до анекдота - телевидение впадало просто в истерику, комментируя роспуск белорусского парламента в результате проведенного Лукашенко национального референдума. То же самое телевидение в точно такой же истерике, только со знаком плюс комментировало танковый расстрел Ельциным своего собственного парламента. Референдум, значит, вопиющее нарушение демократии, а танковые залпы нечто вроде салюта в честь демократии. Что это - свобода слова или невероятное и совершенно инфантильное политическое лицемерие?

Каким же образом сложилась такая странная картина нравов российских СМИ?

Вполне естественно и закономерно. Сначала, как уже говорилось, сверху был спущен социальный заказ за борьбу с "красно-коричневыми". Этот заказ был принят тем легче, что объективно эта борьба должна была послужить (увы, не послужила) установлению демократии в России. Когда левая оппозиция потерпела поражение на президентских выборах, то необходимость непрерывного "негатива" в ее адрес сильно уменьшилась, зато появилась необходимость подачи непрерывного позитива в адрес президента и его команды реформаторов, кто бы в команду на данный момент не входил. Поскольку только что СМИ кормились заказами именно от начальства, то теперь пришлось отрабатывать полученное, тем более, что правительство стало дотировать лояльные органы.

Казалось, что это надолго. Однако золотая пора полного единения СМИ с руководством и стоящими за его спиной финансовыми кругами закончилась довольно быстро. Во-первых, сами СМИ, убедившись, что лучше хлеб с водою, чем пирог с бедою, захотели положить на хлеб еще и масло и начали поглядывать по сторонам, кто больше даст, чтобы ругать еще кого-то, кроме приевшихся коммунистов. Во-вторых, поняв возможную роль СМИ в благоприятном освещении процессов воровской приватизации и создании вокруг этих процессов апологетической атмосферы, различные органы решили прибрать к рукам крупные российские бизнесмены. Два фактора, объединившись, привели к тому, что из источника объективной информации российские СМИ быстро превратились в источник дезинформации и взаимных политических и экономических счетов. Причем, очень быстро стало понятно, кто да кого работает. Сейчас только самый нелюбопытный не знает, что "Независимая газета" и телеканал ОРТ являются рупором Березовского, почему и накинулись на Потанина и ОНЭКСИМбанк после выигрыша ими аукциона по "Связьивесту", и на Чубайса с Немцовым, которые за этим выигрышем стояли. "Известия" и "Комсомольская правда", наоборот, говорят голосом ОНЭКСИМбанка и вовсю нахваливают "молодых реформаторов", а газета "Сегодня" и канал НТВ работают на Гусинского.

Свежий пример. Сравнительно недавно ОНЭКСИМбанк получил контроль над газетой "Известия" и начал внедрять в ней свое видение мира. Группа старых и заслуженных известинцев демократического призыва возмутилась таким грубым давлением на свободу прессы и во главе с тогдашним главным редактором Голембиовским из газеты ушла, основав свою газету "Новые известия" (первая ежедневка в цвете). Объявила своим принципом истинную свободу слова и независимость.

Об источниках финансирования руководство новой газеты скромно сообщило, что не перевелись еще на Руси желающие поддержать истинную свободу слова и не гоняющиеся при этом за рекламой, так что их имена держатся в тайне.

Замечательно - бери пожертвования тайных благодетелей и режь правду-матку !

Однако, газета только что начала выходить, а уже последовало первое увольнение. Журналист Леонид Крутаков пришелся не ко двору. Он предложил редакции статью с результатами своего журналистского расследования но поводу того, как крупный политик и бизнесмен Березовский наладил через АО Аэрофлот изъятие многомиллионньх долларовых сумм в свою пользу. Бери эту информационную бомбу и взрывай.

Какой, однако, пассаж: за правдивую погудку смычком по рылу. Оказалось, что за спиной якобы независимой газеты финансово и политически как раз и стоят Березовский и Аэрофлот, возглавляемый президентским зятем Окуловым. Так засекретили, что собственного корреспондента подвели.

Куснешь руку дающего, она может и оскудеть. Так что лучше уж маленькая рыбка, чем большой таракан. В смысле - лучше небольшая, но надежная зарплата, чем большие неприятности. Вот и пришлось несообразительному Крутакову сначала передать свой материал в "Комсомольскую правду", которая, напоминаю, на содержании у Потанина, а самому быстренько собирать вещички.

В системе российских СМИ сложилась парадоксальная ситуация. Если во всех традиционно демократических странах информационные магнаты зарабатывают деньги именно на средствах массовой информации, делая их популярными благодаря оперативной и квалифицированной (и как правило, достоверной) информации, и в результате получая большие деньги за размещение в них рекламы, то в России не информационные, а торговые и сырьевые магнаты используют СМИ для сведения счетов, лоббирования собственных интересов, дискредитации любыми способами (очень часто с помощью непроверенной, а то и просто ложной информации) противников, подготовки в определенном направлении общественного мнения, проведения избирательных кампаний.

Конечно, на безлюдьи и Фома дворянин, и даже из подобных СМИ некую адекватную информацию о происходящем в России почерпнуть можно, особенно если не утрачено советское умение читать между строк. Но подобное отступление от стандартов действительно свободной прессы под влиянием корысти и политического приспособленчества даром не проходит: с собакой ляжешь с блохами встанешь. И эта, блошинность уже навсегда. И захотят потом отмыться до благообразного вида, но вряд ли получится. По присказке - и рада бы замуж, да зад в дегтю.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?