Независимый бостонский альманах

ЦАРЬ-КУСТАРЬ, ИМПЕРАТОР-КООПЕРАТОР

08-11-1997

(К трехлетию Всероссийского Монархического Совещания)

 
        Накануне праздника, в прошлом Великого Октября, а ныне просто Дня Примирения, снова состоялось совещание монархистов. Но оно было лишь слабой копией первого, грандиозного Всероссийского Монархического Совещания, имевшего место три года назад. И не выдвинуло ни одной идеи, по сравнению с тем, первым совещанием.

Newspapers
Вопросы монархии висят над Россией. Сейчас, к примеру, никак не могут определить, что делать с 11 лет назад найденными останками семьи последнего царя. Комиссия Немцова, выезжавшая в Екатеринбург, не смогла решить вопроса о месте и времени захоронения останков царской семьи. Ныне этот вопрос будет единолично определять царь Борис Первый (на самом деле - Второй). Губернатор Свердловской области (о, загадочная Россия- город Екатеринбург, но область - Свердловская, точно также как Петербург, но область - Ленинградская) Россель не хочет отдавать останки для перевозки в Москву на окончательную экспертизу, говорит - украдут и подменят. Он хотел бы захоронить их на месте расстрела в доме Ипатова. Но так как этот дом снес в 1978 году дорогой Борис Первый-Второй, то Россель хотел бы на этом месте воздвигнуть храм, а уж в нем похоронить. Но Росселю не удастся, думаю, зажилить прах и как скажет Борис Первый-Второй, так и будет. Скорее всего - в Петропавловской крепости, а вот когда? Второй год уж тянут.

Я на первом Монархическом совещании был, кое что там пил и написал нечто вроде заметок. В связи со слабым оживлением (к нынешней дате) идей народного царя-бытюшки, предлагаю эти заметки.

 

Царские мечтания

Известный историк Владлен Сироткин предложил посетить встречу с главой российского императорского дома Эдуардом Борисовичем Шабадиным Романовым (это он сам именует себя главой российского императорского дома). На слух мне показалось, что первая часть его фамилии звучит Шабардин, но газета "Спасение" печатает как Шабадин. Как и многое в российской истории, вопрос этот смутен и темен. Его Императорское Высочество собрал 25 сентября своих министров двора, иностранных дел и премьер-министра в помещении ветеранов войны на Гоголевском бульваре. Были представители от объединенных дворянских обществ России Галина Кузнецова и светлейший князь Александр Леонидович Белосельский-Белозерский, которые вдрызг разругались с еще одним главой московского дворянства князем Голицыным. Новые дворяне обвинили Голицыны в краже церковных икон и вообще не считают его частью объединенного дворянства.

 

Князь Голицын отзывается о них не лучше. Мы с профессором Сироткиным представляли рядовых подданных и играли роль народных низов.

Впрочем, там присутствовал еще полковник в отставке Василий Горбовский, снявший от имени ветеранов помещение. Он даже в еще большей степени, чем мы, представлял народные низы, поскольку был изрядно пьян. И с течением времени не трезвел, а наоборот. Эта военная тайна полковника меня заинтриговала. Я вышел вслед за ним в коридор (он часто выходил и заходил), и случайно заметил, как он подсасывал из плоской фляги во внутреннем кармане. Как видите, военные тайны имеют простое объяснение.

Нo это выяснилось чуть позже, когда высокое собрание открылось, а пока оно никак не могло начаться, ибо не появлялся Его Императорское Высочество. Хотя давно был здесь. Загадка разрешилась, когда мы услышали глухие удары и сдавленный крик: "выпустите меня". Оказывается, вахтер случайно закрыл Его Императорское Высочество в одной из комнат, а сам ушел. Мы долго из-под двери утешали претендента на престол, говоря, что участь всякого российского императора быть заточенным и даже убиенным, так что нужно готовиться загодя. Наконец, нашли второй ключ, и с запозданием почти на час царский совет открылся. Будущий монарх весьма зрелых лет (под 60) выглядит, приятно, и в ожидании лучшей доли тянет пока что лямку инженера.

Эдуард Борисович Шабадин-Романов начал так: "Я собрал вас с тем, чтобы сообщить приятнейшую весть: к нам приехали японцы и привезли с собой 100 миллиардов долларов для передачи претенденту на российский престол. Из дальнейшей тронной речи выяснилось, что поскольку таковым претендентом является именно Шабадин-Романов, то, стало быть, деньги должны передать ему. Сироткин, будучи председателем комиссии по российской недвижимости и золоту за рубежом, поинтересовался, а нет ли какого-либо документика, бумаги, хотя бы публикации про этих японцев. Все-таки 100 миллиардов - огромная сумма. Примерно равная всему внешнему долгу бывшего СССР и России Западу.

- Мы знаем, - сказал Сироткин, - что вы, Императорское Высочество обещали японцам вернуть Южно-Курильские острова, но японцы оценивают их в 26 миллиардов, а здесь вы говорите о 100 миллиардах, так что нужны какие-то серьезные доказательства реальности столь фантастической суммы. Будущий государь глазом не моргнул:
- Конечно, есть официальные сообщения об этом. Вот, пожалуйста, - и протянул нам газету "Спасение" (номер 22 за сентябрь 94 г.). Эта экологическая газета поместила статейку "История России по Шабадину", в которой Шабадин-Романов складно рассказывает историю своего царского рода. Из нее следует, что император Павел тайно обвенчался с представительницей Рюриковичей княгиней Прозоровской, и именно потомство от этого брака есть законная ветвь российских царей, а вовсе не от двух других браков ( с Натальей Алексеевной Гессен-Дармштадской и Марией Федоровной Вюртемберг-Штутгартской), от которых у Павла было 9 детей (из них 4 сына). Посему Эдуард Борисович взял себе тронное имя Павел II, а затем (цитирую дословно): "поклонился коммунистам и сионистам за уничтожение незаконно царствовавшей семьи в 1918 году".

Там еще много чего было сказано про нынешних претендентов на престол - всех, как на подбор, узурпаторов и самозванцев, но ни единого слова о японцах с их баснословными миллиардами. Зато Его Высочество отменно прошелся по истории, вплоть до современной. Оказывается, Гитлер узнал от масонов место хранения завещания Павла I и потому пошел на Москву с целью захватить это завещание и получить по нему царскую казну, 500 тонн золота и российскую недвижимость за границей. Но Сталин, прознав про это, отбросил Гитлера, достал завещание и положил в спецхран. Сталин хотел возвести на престол юного Шабадина-Pоманова, а сам намеревался стать при нем регентом, но масоны не дали ему этого сделать, отправив на тот свет.

Или, к примеру, почему, по Шабадину-Романову, отпустили из Лефортова Руцкого? Как раз потому, что он знает, где лежит завещание, и мог бы открыть миру его текст. Логика запредельная, ибо как раз поэтому его надо бы сгноить в узилище. Ну и далее все в таком же духе.

Между прочим, статья вся пронизана иронией по отношению к сообщениям Шабадина-Романова, которую, однако, трудно уловить с первого раза. Мы с Сироткиным от имени народных низов выразили удивление тому обстоятельству, что о японцах в статейке ничего нет и поинтересовались, зачем же Его Императорское Высочество милостиво повелеть соизволил и дал нам газету. Ответ Шабадина-Романова (Павла II), был поистине царским. Он сказал:
- Приезд японцев с деньгами - это совершенно секретные сведения. Разве же о них можно писать в газете?!

Сюрреализм происходящего скрашивался пьяным полковником, который вставлял восхитительные реплики и не давал нам забыть, что мы находимся в комитете советских ветеранов, а не на приеме у Его Императорского Высочества. Он выкрикивал (цитирую дословно): "Я все беру на себя и создаю ассоциацию великих человеков. Мы создаем систему, и нечего говорить, что мы нерентабельны", "А кто такой Лужков, я его знать не хочу!". Главу императорского дома полковник называл Эдиком и был с ним на ты. Затем совершенно в стиле Паниковского он вопросил у князя Белосельского-Белозерского: "А ты кто такой?", на что князь от гнева даже перешел на аристократический французский и вышел, хлопнув дверью. Завершился прием коронной фразой полковника "Вы все здесь говнюки". Чувствовалось, что в лице полковника в России появился еще один претендент на престол.

 

За веру, царя и отечество

Pass         Можно было счесть рассказанное пикантным эпизодом - мало ли что может случиться на неких локальных встречах, пусть даже с претендентом не престол. Но вот передо мной лежит пригласительный билет Первого Всероссийского монархического совещания с девизом "За веру, царя и отечество", имевшего быть 6-7 октября не где-нибудь, а в Колонном зале, в котором еще не до конца выветрился трупный запах. Этот билет-мандат не дает забыть, что все виденное и слышанное не сон.

 

Накануне открытия монархического совещания газета "Сегодня" от 4-го октября провела социологическое исследование и выяснила, что идею монархии в России поддерживает 18 процентов, из них лишь 8 процентов полагает, что это в принципе возможно. Радует только, что в благотворность монархии верит в основном население больших городов, притом либо молодежь (из-за романтизма), либо зрелые мужи (хотели бы порядка). Да и то отдают предпочтение не абсолютной монархии, а представительской, где монарх царствует, но не управляет (как в Англии).

При входе в Колонный зал по двум сторонам стоялая шеренга казаков, через которую, показывая мандат, нужно было проходить, как сквозь строй. Проверка была тщательнейшей. Смотрели не только на мандат, но и на мандатовладельца. В связи с этим в зале я не заметил лиц кавказской национальности, а также "прочих лиц".

Newspapers
В фойе беспрерывно звучала песня Игоря Талькова "Россия" ("Листая старую тетрадь расстрелянного генерала"). Всюду стояли лотки, на которых для продажи лежала печатная продукция монархистов: "Соборная монархия", "Церковный вестник", "Русь Державная", "Русский Собор", но там же были и "Черная сотня", и "Русский порядок" и еще множество других того же рода.

Зал был полон, там я увидел нашего обожаемого знакомого монарха Эдуарда (Павла II) Шабадина-Романова, которого, однако же, не пригласили в президиум и он сливался с массой подданных в зале. Зато пригласили претендентку с совсем (пока) не царской фамилией Пупырина. В президиуме сидели и известные лица не царского происхождения, как, например, бывший генерал КГБ, а ныне лидер Русского национального собора Александр Стерлигов, издающий газету "Русский собор" с девизом "Мы - русские! С нами Бог!", лидер "Памяти" Дмитрий Васильев, депутат Думы, священник Вячеслав Полосин и много других священников.

После пения гимна "Боже, царя храни" съезд открыл Вячеслав Клыков, скульптор (памятники Сергию Радонежскому, Батюшкову, Жукову, недавно взорванному Николаю II...) и один из лидеров русского почвеннического возрождения, президент Международного фонда славянской письменности и культуры (он же был председателем оргкомитета монархического съезда). На авансцене стояли 8 казаков в форме со знаменами, символизирующими восемь представленных на съезде казацких воинских округов. И вот при на словах В.Клыкова о том, что Россия при поддержке возрожденного казачества становится на ноги и будет стоять прочно на страх врагам, вдруг один из молоденьких казаков на авансцене (третий справа) зашатался- зашатался и с грохотом рухнул. Упал в обморок. После выноса тела и небольшого замешательства (увы, самое колоритное, как всегда, не попало на экраны телевидения, хотя в зале было не менее 10 телеоператоров) начались очень патриотические и монархические выступления.

Смысл их сводился к одному: "Державе российской нужен царь" (именно так сказал Васильев), "Россия нуждается в православной монархии" (слова Стерлигова). Именно она естественно вытекает из народного духа, традиций, обычаев, всей истории и гармонии православия с народом и царской властью. Только так будет побеждена современная бесовщина и преодолено новое смутное время. На разные лады повторялась идея: истинный русский не может не быть православным, настоящий православный не может не быть монархистом. Если же русский не монархист, значит он не православный, не православный - значит не настоящий, то есть не русский. Царь - это естественное выражение народного русского духа, его желаний и чаяний. Царь и народ есть некое мистическое и сакральное единство.

В этой довольно-таки смутной области было сделано важное богословское открытие: мы услышали, что уваровская триада "православие, самодержавие, народность" есть ни что иное, как русское воплощение божественной троицы. Правда, какая именно часть уваровской триады соответствует Богу-отцу, какая Богу-сыну, а какая - Духу святому, осталось не выясненным. В различных докладах проскальзывали и прочие теоретические и исторические откровения. Скажем, тот же Стерлигов прошелся по западной выдумке, именуемой балаганом всеобщих выборов, и сказал, что истинный царь так избран быть не может. Только на Земском соборе, представляющем все сословия (как туда попали представители сословий, осталось за кадром), можно обрести царя. Но и на Земском соборе - ни в коем случае не путем выборов! Просто неким нутряным способом согласия между возглавителями сословий и главами отдельных боярских родов (Стерлигов апеллировал к примеру Земского собора 1613 года, избравшего Михаила Романова) на Земский собор вынесли "подработанное в кулуарах" имя, и оно было единодушно принято всеми присутствующими.

Действительно, никакой баллотировки на упомянутом Соборе не было, и дело происходило примерно так, как сообщил ученый генерал Стерлигов, но чем это так уж принципиально отличалось от современных "выборов" генсека на пленуме ЦК? Тоже кандидатуру подрабатывали в кулуарах, тоже находили некий консенсус и выносили это имя на "партийный земские собор". Так, между прочим, был избран последний генсек Михаил Горбачев. Похожим образом он избирался и как президент на сессии народных депутатов, но там хоть было тайное голосование. Поэтому нападки Стерлигова на коммунистов, дико исказивших все народные традиции, не казались столь уж убедительными. Впрочем, основной удар наносился по нынешним демократам, которые навязывают ложное соцветие политических партий, а это не что иное, как "пестрые заплаты, которые расчленители России нашили на скорбное рубище народа, чтобы превратить его в международного шута" (Клыков).

Расчленители и растлители России, сокрушители ее святых устоев были обнаружены также в сионистско-масонском заговоре, о котором, правда без деталей и доказательств, как о само собой разумеющемся, упоминали и Васильев, и Стерлигов, и тот же Клыков. Разрушительным началом и постыдным аттракционом была названа "лживая западная демократия с ее пресловутым парламентаризмом". Принцип разделения властей, на чем стоит всякая развитая форма демократии, был заклеймен как разнузданный обман народа, совершенно не подходящий для русского человека.

Вообще на съезде много говорилось о русском, исконно русском, о русском сердце и русском духе. В то же время власть обвинялась в том, что она не национальная, не православная, то есть не русская. Еще точнее - состоит не из русских. А из кого? Гм...

Русская власть, оказывается, должна быть едина и неделима и лишь иметь различные функции, исполнение которых монарх поручает соответствующим государственным институтам и отдельным людям. Сам же монарх неким непостижимым сверхчеловеческим образом являет в своем лице правду, справедливость и истину, воплощает закон и является его гарантом, поскольку его верховная власть имеет мистический высший и божественный источник.

Я бы не сказал, что нынешние теоретики монархизма ушли дальше неких азов славянофильства с их противопоставлением исконного духа правды российского мироустройства фальшивому формализму западного общества вместе с его выборами и разделением властей.

Иногда выступающие называли труды двух интересных личностей - Льва Тихомирова "Монархическая государственность" (Тихомиров - главный идеолог партии "Народная воля", деятели которой убили Александра 11, затем раскаялся, написав книжку "Почему я перестал быть революционером", был прощен Александром III, вернулся в Россию и стал редактором второй по значению газеты "Московские ведомости") и Ивана Солоневича "Народная монархия" (писатель, бежавший в 1934 г. с сыном и братом из Карельских лагерей и написавший интереснейшие воспоминания "Россия в концлагере"). Само собой, ссылались на русского философа Ивана Ильина. Но ведь их труды давали реальный механизм работы российского государства на его стадии перехода к конституционной монархии (то есть чем-то похожим на Англию).

А что мы имели на первом монархическом совещании хотя бы по поводу того, каким образом будет установлен новый самодержец? Мы слышали такие слова: сначала нужно покаяться, заслужить приличное самодержавие, а затем усердным постом и молитвой просить Господа даровать России помазанника, царя-батюшку (эту мысль наиболее четко выразил все тот же Васильев).

Идея неплоха, учитывая, что при таком раскладе в самодержцы мог бы податься и сам Васильев. Впрочем, почему только он? А Стерлигов? Это ничего, что он в недавнем прошлом генерал КГБ и коммунист. И фамилия у него какая-то английская. Фамилию можно было бы поменять (по курсу) на Рублев. Крест на шею, иконку в руки, молитву в уста - православный, исконно русский новообретенный Рублев - готовый кандидат в цари. Находящиеся в зале Руцкой и Зюганов (об их присутствии с неодобрением отозвался "Церковный вестник" N7) своим явлением народу тоже как бы подтверждали плодотворную идею о том, что должным постом и молитвой Бог мог бы даровать России в качестве монарха и их. Во всяком случае, Зюганов подписал некий меморандум о полезности и необходимости введения самодержавия в России. Лидер российских коммунистов это никак не обосновал, но, думается, при надобности легко доказал бы, что как раз именно коммунистическая идея лучше всего сочетается с идеей самодержавия, ибо, как говорил еще Ильф "царь кустарь, а император - кооператор".

Во время перерыва в буфете делегаты не каялись, не молились и уж подавно не постились, а сильно налегали на водочку, икру и копчености. И очень обсуждали вопрос, кто же все-таки на самом деле будет на Руси царем. Дело в том, что на пленарном совещании, дабы не сеять ненужных раздоров и не нарушать спорами стройные ряды борцов за народную монархию, был уговор не касаться персоналий, не затрагивать вопроса о кандидатах на пост императора (этот вопрос был перенесен на секцию по престолонаследию, но из ее работы ничего путного не вышло). Тем не менее на пленарном заседании многие на трибуне не сдерживались и, по крайней мере, говорили, кого из претендентов там ни в коем случае не должно быть. Больше всего доставалось инфанту Георгию, пару лет назад приезжавшему в Россию со своим отцом Владимиром Кирилловичем Романовым (вскоре почившим в бозе) и с восторгом принятыми тогдашним мэром Петербурга Собчаком, у которого явная тяга к августейшим особам. (О злая ирония судьбы! Собчак, сам особа, можно сказать, приближенная к императору, находится ныне под следствием и даже пребывание в больничке его не спасает от допросов по поводу шалостей с квартирами и тратами денег на разного рода приемы наследников трона.) Этого Георгия никто не называл даже Романофф, а только Гогенцоллерн. Им было как-то невдомек, что в самых солидных справочниках русская династия (например, в династическом справочнике "Готский Альманах") так и называется "Романовы- Голштейн-Готторпские", что с лихвой перекрывает Гогенцоллернов. Слова о том, что ни этот Гогенцоллерн, ни прочие заморские претенденты на должны носа совать в российские хитросплетения императорского дома, ибо это означало бы вмешательство во внутренние дела России, вызывали бешеные овации зала. Заметно было: как только речь заходила о том, что такой-то есть истинный наследник, тут же возникала страшная склока и крики: "Да какой он наследник! Прохвост и прощелыга!", но как только речь шла о том, что такой-то никак не может считаться наследником, сразу же следовало бурное одобрение всех присутствующих истинно русских.

Да и то правда: за границей проживает не менее двадцати разной степени родства потомков дома Романовых только мужского пола, да еще с сыновьями и внуками. А сколько в самой России? Тоже хватает. Помимо уже знакомого нам Шабадина-Романова и "императрицы Пупыриной", еще, например, действует некий Брумель, (брат в свое время известного прыгуна в высоту Валерия Брумеля), который хотел бы перепрыгнуть своего брата-высотника. Он даже как-то пожаловал звание великого князя Ельцину, не выучив предварительно прав и обязанностей монарха, согласно коим титулы великих князей являются исключительно наследственными и никак не могут дароваться.

При таком обилии монархов Россия могла бы удовлетворить их претензии только раздробившись на маленькие уделы, как в эпоху Владимиро-Суздальской Руси. И даже на еще меньшие. Но ведь тогда и царей не было, а были князья.

Интересно, когда в России начнут возрождать пост генсека?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?