Независимый бостонский альманах

СЕРДЦЕМ Я С ВАМИ

08-11-1997

(Но умом - нет)

 
Jacob Borohovich         Начало семидесятых.

Я читаю книжку, которая называется ''Эрнесто Че Гевара'' из серии ''Жизнь замечательных людей''. Язык достаточно суконный. А все равно, когда дохожу до страниц, описывающих последний бой Че Гевары, горячий комок подступает к горлу. Рядом с героем его последняя боевая подруга с партизанским именем ''Таня''. Так себя назвала и Зоя Космодемьянская. Подруга Че Гевары - не из России. Она сербско-немецкого происхождения. Но все равно, имя ''Таня'' очень трогает. И вот гибнет весь отряд во главе с героем Че. Захлопываю книгу и ничего не вижу. Глаза - как в тумане. Хочется отомстить за смерть этих людей. Но это еще не в все. Спустя пару лет другой герой гибнет с автоматом в руках. Его зовут Сальвадор Альенде.

Некоторое время спустя смотрю пьесу в театре Маяковского с Александром Лазаревым в главной роли. Не помню уже, как она называлась. Герой Лазарева после переворота скрывается от ищеек Пиночета. Но его хватают и уводят на смерть. В финале пьесы нет уныния и печали. Потому что все артисты и много чилийских студентов в традиционных пончо с гитарами поют гимн чилийского ''Народного Единства'', написанный еще одним мучеником - Виктором Харой:

 

Когда мы едины,

Мы непобедимы! 

 

Хоть со сцены поют на испанском, зал все равно подпевает. Я - тоже. И потом я бреду один по ночной Москве и снова почти ничего не вижу из-за слез в глазах. Мечтаю о том, чтобы попасть в партизанский отряд и стрелять, стрелять, стрелять.... В мучителей Че Гевары, Сальвадора Альенде и Виктора Хары. И при этом я точно также страдал от гусениц советских танков, грохочущих по пражской мостовой. А когда Ян Палах сжег себя, мне казалось, что огонь пожирает и меня самого. И не надо мне говорить, что это было нелогично. Не надо было спрашивать меня, как пьющего чай татарина: ''Ты за красных или за белых''. Я был за тех, кому плохо. У молодости своя логика. И вот прошло почти тридцать лет. Эти десятилетия прожил не только я. Они добавлены к истории мировой цивилизации. И они очень много дали тем, кто хотел что-то понять и сделать какие-то выводы. Увы, далеко не все хотели и хотят понять действительное положение вещей, судя по статье Рустема Сафронова о Че Геваре. По-прежнему многие предпочитают искренне заблуждаться. Поэтому приходится еще и еще раз напоминать общеизвестное.

В середине семидесятых весь мир познакомился с результатами победоносной крестьянско-марксистской революции в Камбодже. Это была осуществленная на деле мечта команданте Че. Он ведь в Боливии очень хотел открыть глаза именно боливийским крестьянам и помочь им сделать революцию. И вот на другом континенте другие романтики и марксисты - выпускники Парижских ВУЗов Пол Пот и Иенг Сари, ведя на бой камбоджийских крестьян, названных ''красными кхмерами'', победили всех врагов и ворвались в Пном-Пень. Вскоре после победы население бывшей Камбоджи, названной ''Демократической Кампучией'' (ох уж эта коммунистическая страсть к переименованиям ), уменьшилось почти на половину. Города опустели, а их жителей, чтобы не морочить себе голову проблемой что с ними делать - просто убили, причем, даже не применяя дефицитных боеприпасов, а по-простому, по-крестьянски - мотыгой по затылку.

А что же было бы в случае победоносной крестьянской революции в Боливии? При том, что боливийские крестьяне это почти поголовно неграмотные индейцы, мало затронутые цивилизацией. Так уж бы отличались события от камбоджийских? Ну, наверное в городах бы жителей оставили. И не столь многих убили бы. Но то, что убивали бы без особых проблем и эмоций, в этом сомневаться не приходится. Осознание ценности человеческой жизни на той ступени развития, на которой находятся боливийские и кхмерские крестьяне, пока дело будущего. Будем надеяться, что не очень отдаленного. А сегодня не только мне, но и любому другому мало-мальски грамотному человеку на Земле хорошо известно, чем кончаются попытки ''железной рукой загнать человечество в счастье''.

Конечно в чисто моральном плане все участники этого загона очень разнятся между собой. Предшественники Че Гевары - романтический красавец Троцкий и фанатичный аскет Дзержинский конечно же искренне желали счастья бедному человечеству и искренне верили в то, что творили. И в этом они очень близки к команданте. В то время как жестокий и прагматичный Ленин и просто бандит Сталин хотели первый - в основном власти, а второй - власти безграничной. И на идеалы частично было наплевать первому и полностью - второму. Но несмотря на очень серьезные различия в моральном облике загонщиков в счастье, результат их действий был всегда одним и тем же. С благими намерениями или без оных, они гнали людей в Ад. При этом история исключений не знает. А жаль. Как я сам хотел бы поверить Троцкому, Че Геваре или Альенде. Если бы в сплошной черной стене, которой заканчивался исторический тупик дороги к насильственному счастью, мелькнула хотя бы одна полоска света, образовалась хотя бы одна щель. Но нет исключений. Десятки миллионов убитых в России и Азии, или, если вспомнить вотчину друга Че, 300000 с риском для жизни плывущих навстречу акулам, жажде и океанским бурям с кастровской Кубы, чтобы чуть ли не вплавь преодолеть 90 опасных океанских миль, отделяющих светлое кубинское будущее от американского настоящего. Крахом кончались не только попытки переустройства общества по марксистским канонам. Крахом кончались и эксперименты по выведению новой породы человека путем прививок ему лошадиных доз официального альтруизма и коллективизма и выбивания из него всяческих вредных привычек, таких как желание иметь что-то ему принадлежащее (частнособственнический инстинкт), желание властвовать на другими, желание обладать красивыми особами противоположного пола (не забывая о политической корректности, я не пишу - ''красивыми женщинами'' ).

Более того, врачующие язвы человеческого сознания, как правило, заканчивали тем, что просто перераспределяли эти привычки от воспитуемой ими массы в свой собственный образ жизни и образ жизни своего ближайшего окружения. Что вполне доказало: подсознательной или сознательной целью экспериментаторов было как раз такое перераспределение. Для объективности все же постараемся вспомнить, что чем мягче и деликатнее проводился социальный эксперимент, тем менее это верно относительно экспериментаторов. Например, романтик социализма с человеческим лицом шведского образца премьер-министр Швеции Улаф Пальме мерзавцем, гребущим все под себя, конечно же не был. И хотел он как лучше. Но тем не менее, вместе со своими розовыми социал-демократическими товарищами довел шведскую экономику почти до кризисного состояния. И сделал когда-то лучшие в мире шведские товары - неконкурентноспособными. В результате Швеция столкнулась еще и с массовой утечкой мозгов - тем, кто хоть чего-то стоили, стало нечего делать на родине. Я остановился на результатах самого мягкого варианта социалистического социального эксперимента, потому что напоминание только о сталинской России или Камбодже в этом контексте стало общим местом.

Если вернуться к попыткам перевоспитания, то надо сказать, что в чем-то оно удается. Существует понятие о менталитете той или иной нации. Согласно этому понятию русскому полагается пить водку, итальянцу - петь оперные арии, но зато немцу быть трудолюбивым, бережливым и чистоплотным. Увы, после объединения Германии очень быстро выяснилось, что никуда не годится не только вся восточно-германская промышленность (западногерманскому налогоплательщику было бы гораздо спокойнее и выгоднее, если бы на Востоке вообще не было никаких заводов). Но кроме того выяснилось, что у их восточно-германских собратьев почти полностью утрачен навык производительного и качественного труда, что хваленое немецкое трудолюбие и аккуратность заменены желанием работать по минимуму, а урвать по максимуму. И это произошло при жизни всего лишь одного поколения. Перевоспитались. Так что успех выращивания нового человека явно налицо.

А теперь обратимся к другому социальному эксперименту, но уже не марксистскому. И увенчавшемуся полным успехом. Более чем двести лет назад группа людей, закладывавших основы власти в только что образованной стране - Соединенных Штатах Америки, кладет в фундамент государственного устройства новой страны прямо противоположную марксистской идею, идею заведомой порочности человеческой натуры и как следствие идею сдерживания результатов этой порочности. Рождается принцип разделения властей. Система противовесов. И оказалось, что это как раз и работает. Как это ни горько признавать нам воспитанным на горьковском ''Человек - это звучит гордо'', наверное, дело в том, что человек это все-таки хоть и социальное и разумное, но все же - животное. Человек это часть природы, часть животного мира нашей планеты с естественным стремлением к выживанию и главенству. Вот почему рушились все утопии. Природа сильнее социального экспериментаторства. Это все в нас на уровне подкорки, на уровне инстинктов.

Конечно, есть и какая-то доля альтруизма в поведении человеческих особей и коллективизм им не чужд. Но среди стадно живущих животных тоже есть альтруисты. А по отношению к собственным детенышам так вообще все высшие приматы - альтруисты. Иначе те не выживут. И поэтому дело не в том, как перевоспитать человека, вышибив из него заложенную на уровне генов биологическую программу, а дело в том, как нам всем вместе жить неперевоспитанными. С этим справляется как раз то общество, которое перевоспитанием из под палки не занимается. В заключение несколько слов об авторе хвалебной оды великому партизану.

Я с восторгом читаю все, что пишет Рустем. Он блестящий полемист, эрудит, умница. Все, что я напомнил в этом моем материале, он, конечно, знает не хуже меня, а многое - лучше. В чем же дело? Откуда восхищение Че Геварой и его делом? Откуда желание снова идти по пути загонщиков в счастье? Да, я не оговорился. Рустем сам готов идти по этому пути. Я явно ощутил это по его текстам. Ответ я, кажется, знаю. Он не утешителен. Рустем - фанатик. Он настолько жаждет рая на Земле, что вся его эрудиция ему не мешает считать, что можно снова попробовать. В очередной раз. И именно потому, что он блестящий литератор, умница и эрудит, именно потому что он просто привлекательный мужчина, судя по фотографиям (я уверен, что среди поклонниц Че Гевары было немало просто влюбленных в него, красивого мужчину с романтическими длинными волосами но, вместе с тем, волевыми мужественными чертами лица ), но при всем при этом, это человек верящий, что можно попробовать еще раз, я должен сказать, что Рустем Сафронов - опасен. И если сердцем, как я уже сказал, я на на его стороне, на стороне человека, верящего в возможность рая на Земле, разумом я понимаю, что таких людей как он, надо останавливать, пока они не натворили беды.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?