Независимый бостонский альманах

ЧТО ДОЛЖЕН БЫЛ БЫ ЗНАТЬ ЧЕ ГЕВАРА

08-11-1997

Статья Рустема Сафронова написана толково. Во многих изданиях сейчас, по случаю 30-летия смерти Че Гевары (он был расстрелян в Боливии 30 октября 1967 года) рисуется образ рыцаря идеи, романтика и идеалиста. Возможно - бессребреника. Действительно, биться за захват Кубы, совершить это, оказаться в высшем эшелоне власти, быть вторым человеком после Фиделя Кастро - и бросить все, уйти в джунгли Боливии, дабы биться там за осуществление идеалов революции - того же типа, что победила на Кубе. Конечно, риск. Конечно, вера в свою правоту. Без этого не бывает "первичных" революционеров, то есть тех, которые приходят не после того, как власть захвачена, а сами ее захватывают. Среди них много честолюбцев и бонапартистов в душе (каким был, например, Тухачевский), много откровенных карьеристов (каким был, скажем, Берия), много просто уголовников, дорвавшихся да возможности пограбить, и даже много садистов (большинство чинов ЧК вроде Заковского, Кобулова, Фриновского и их подручных вроде Магго или какого-нибудь Шварцмана), но тон задавали именно идеалисты, "верующие в идею", хотя бы и такие как Ленин, Бухарин, Дзержинский.

Да, наверное Че Гевара из их числа. Вполне можно допустить, что он именно герой-идеалист, рыцарь борьбы за идеалы. Впрочем, можно допустить и другое: а вдруг Че Гевара был настолько честолюбив, что его не устраивало второе-третье место в иерархии революционной Кубы? Вдруг он хотел быть первым? Да и не на маленькой Кубе, а в большой стране. Хотя бы для начала в Боливии. А потом - глядишь и в других странах континента. Вдруг он примеривал себе роль вождя всей Южной Америки, этакого Боливара наших дней ?

Но не будем подозревать и вообще оставим личное. Спросим - разве Гевара ничего не знал о сути тех идей, ради которых был готов рисковать жизнью? Ведь он был убит в октябре 1967 года, а к тому времени коммунистическая идеология вполне себя проявила. Хотя бы даже и на практическом уровне. Именно в последние два года жизни Гевары в Китае полыхала "культурная революция", которая, по разным оценкам, унесла от 15 до 96 миллионов человек. Неужели он ничего об этом не слышал? Ничего не знал о том, что творилось в России во времена гражданской войны, а потом еще пуще в годы сталинщины? Не может быть ! В конце концов, он вполне мог прочитать в переводе на испанский и закрытую речь Хрущева на ХХ съезде, и материалы последующего ХХII съезда. И потом: ведь сама история представила прекрасный способ сравнить работу двух идеологий: идеологию демократической свободы и частного предпринимательства и идеологию коммунизма. Рядом находились одни и те же страны, с одним народом и, следовательно, с одной ментальностью, но с каким же фантастическими различиями хотя бы в самом банальном уровне жизни: Китай и Тайвань, Китай и Гонконг, Западная и Восточная Германия. Притом именно власти Восточной воздвигли Берлинскую стену, ибо оттуда бежали в Западный Берлин, а не наоборот. Между прочим, Германия до сих пор не может расхлебать последствия коммунистической идеологии в своей восточной части, ибо эта идеология не только испортила экономику, но и развратила население. Нынешний кризис в Германии во многом последствие того, что миллиарды марок, вбуханые в возрождение восточной части, не дали ожидаемого результата. А ведь Восточная Германия была витриной социализма! Что и говорить тогда о Северной и Южной Корее или Северном и Южном Вьетнаме. И вообще, как только где-то начинали строить социализм (особенно в Африке с ее "высокоразвитым рабочим классом), так сразу начиналось... Там и без социализма идет перманентная резня (достаточно сказать о смертельной вражде племен хуту и тутси в Руанде и соседнем Бурунди), но строительство социализма ее вызывало даже там, где до того все было более-менее тихо, как, например, в Афганистане.

Но допустим, Гевара мог думать, что все это отклонение от идеалов, зато сами идеалы - превосходны. Конечно, если считать, что идеалами коммунизма является счастье людей, благо всех, жизнь в дружбе и мире, тогда конечно... Но все эти прекрасные вещи, включая мир во всем мире и братство народов Земли, вовсе не есть коммунистические идеалы! Они скорее относятся к христианству, похожие вещи можно узреть в буддизме, исламе и других религиях.

А идеалами коммунизма (пропуская его первую фазу - социализм с диктатурой пролетариата) является общественная собственность на средства производства и получение каждому по его потребностям. Маленький анализ показал бы, что оба эти принципа - несбыточная химера. Невозможная утопия, нечто вроде вечного двигателя.

Давайте посмотрим кратенько хотя бы формулу "от каждого по способностям, каждому по потребностям". Американский социолог Абрахам Маслоу (русский по происхождению - Маслов) убедительно показал, что в современной экономике имеется тенденция к бесконечной лестнице потребностей. Не в примитивном смысле, что каждый индивид будет есть все больше или одевать на себя все больше одежды. Одевать все больше он не будет, а вот иметь гардероб все больше вполне может. Или хочет. Затем - драгоценности. Жилье. Путешествия. Да даже так называемые духовные потребности тоже ведь могут иметь материальный эквивалент. Допустим, некий поэт хочет для собственного воодушевления совершить прогулку по Луне, а потом, одухотворившись таким образом, написать цикл "Лунных сонетов". Спрашивается, может общество позволить каждому (или хотя бы многим поэтам) такие путешествия? Не может. Бюджета страны не хватит. Стало быть, каждому по потребностям - не получится. Отсюда вытекал вывод - главный постулат коммунизма - несбыточная химера. Стало быть, и сам коммунизм.

Когда этот вывод стал известен советским идеологам (а это случилось как раз в годы зрелого Гевары), они страшно засуетились и дали установку советским философам "подработать" формулу "про потребности". Те, натужившись, выдали следующий перл.

- С потребностями не все разобрались правильно, - учено написали они (не называю имен, ибо дело старое).

- Что такое потребности?, - вопросили они, как бы заново открывая это важнейшее понятие.- Что каждому взбредет в голову, то и получит? Увы, этот обывательский подход восторжествовал в нашем обществе. Значит, нужно правильно определить потребности. На самом деле таковыми являются только так называемые разумные потребности. Это те, которые каждый для себя считает разумными? Ни в коем случае ! Мы уже видели, что некто может считать для себя разумной потребностью иметь бриллиант "Шах" или играть на скрипке Страдивари. Этот номер более, после наших открытий, не пройдет. Так вот, разумные потребности - это такие, какие общество может удовлетворить. А которые не может - те неразумные. Что следует из этого правильного определения? Вообще-то то, что коммунизм в СССР давно построен. Ведь какие-то потребности удовлетворяются, ибо если бы они не удовлетворялись, то народ весь давно бы вымер. Мы же видим, что он вымер не весь.

Но до таких высот философам не дали подняться идеологические дядьки из ЦК. Поэтому тогда, в 1967 году, было сделано более скромное открытие: а именно, было открыто, что СССР вступил в стадию зрелого социализма. Он же развитой и несколько позднее - реальный.

Избежать соблазна объявить коммунизм построенным помешало несколько мелких обстоятельств. Первое - это то, что в 3-й программе КПСС его обещали построить к 1980 году. А тогда, в 1967, еще время не пришло. Второе обстоятельство - идеологические дядьки своим умом догадались, что если объявить коммунизм построенным на основе того, что разумные потребности удовлетворяются уже сейчас, то некто может сказать, что по такому определению коммунизм был всегда - и в средние века, и в Германии ЗО-х годов, и в Древнем Египте, и в доисторические времена, ибо сам факт жизни в те эпохи говорит о том, что какие-то (то есть разумные) потребности удовлетворялись. Допустить такого безобразия было никак невозможно, потому и ограничились развитым социализмом.

Второй принцип коммунизма: общественная собственность. Главным стимулом труда человека во все времена был частный интерес. От получения прибыли, до получения известности и даже славы. С уничтожением частной собственности, уничтожался (теоретически) и частный интерес. Чем же его заменить? Коммунисты отвечали: высокой сознательностью. Тогда человек общественное будет ставить выше личного и начнет трудиться по коммунистически. Каков же был метод создания "нового коммунистического человека" ?

Уже Энгельс высказал гениальную догадку, что сначала не все окажутся сознательными. Даже скорее, явное меньшинство. И потому придется для начала применить насилие. Ленин довел эту догадку до логического совершенства и практического блеска.

В военном коммунизме намечались главные признаки: отсутствие товарного производства, рыночного хозяйства вместе с денежным обращением, плюс некие "справедливые" принципы распределения, якобы уравнительность.

Правда, это был еще не совсем искомый коммунизм, потому что многовато людей пока не умело по-коммунистически работать. А что такое коммунистический труд по Ленину? В "Великом почине" у него есть несколько мыслей и если их сгруппировать, то определение будет звучать так: коммунистический труд - это есть труд без всякого расчета и надежды на вознаграждение. В других местах он говорит более просто для понимания широких слоев: коммунистический труд это бесплатная работа на пользу общества.

Как себе мыслилось это новое качество человека - "тяга к бесплатной работе"? По Ленину, оказывается (если реконструировать его взгляды), человека можно воспитать, можно создать условные рефлексы, переходящие в безусловные, когда он уже не сможет не работать. Конечно, у Ленина это подается как работа под влиянием высокой сознательности - так, что труд становится делом первой жизненной необходимости. Но, чтобы труд стал высокой жизненной необходимостью, сначала часть людей придется поместить в лагерь, потому что они "жизненную необходимость" еще не понимают, недостаточно сознательны. В лагере они научатся работать через насилие. Их будут заставлять работать, как ребенка заставляют зубы чистить, а потом он привыкает и уже не может не чистить. Так и здесь - глядишь, человек уже привык трудиться. Ну, если не привык в первом поколении, то наверняка привыкнет во втором или в третьем. Но привыкнет обязательно.

Мы имеем здесь дело с типичнейшим социальным ламаркизмом или, по-современному, с лысенковщиной, переводом приобретенных признаков в наследственные. Это то же представление, что у Ламарка: жираф тянет, тянет шею к листьям - глядишь, шея вырастает. А народец заставляешь, заставляешь работать - и вот уже труд стал делом чести, доблести, геройства и счастьем всей жизни. Но наш народ так просто работать не приучишь. На самом же деле подневольный труд породил только то, что и мог породить - отвращение к труду. И тем самым была подорвана сама основа народной нравственности.

У Ленина названо 5 форм классовой борьбы. Я про 4 ничего не скажу, упомяну одну, а именно: согласно Ленину нужно построить социализм руками его врагов. Вот врагов и заставили. Дальше все мыслилось происходящим автоматически. Паук, например, не может не ткать паутину.

А люди не могут не работать. Тогда смешно говорить и об оплате. Чего ж ему платить, за что, если он не может не работать? Вот и пусть работает, если иначе не может. Тогда отпадет нужда и в насилии, и в денежном обращении. Так и настанет, согласно Ленину, обещанный Марксом и исполненный большевиками коммунизм.

Еще проще: представьте себе, что группа "физиков" - недоучек захватила власть и объявила своей целью построение вечного двигателя. А чем плохо? Дармовая энергия даст изобилие. И все получат по потребности. Но двигатель никак не получается. Не работает вечно. И вообще никак не работает. Отказаться от самой идеи как дикой физически и социально утопической? Ни за что. Тогда почему не работает? Потому что кругом враги. Саботажники. Вредители. Диверсанты. Шпионы. А что делать с врагами?

Известно что - использовать в лагерях в целях исправления трудом. Но это только некоторых. А остальных наказать. Пусть искупят вину трудом на благо вечному двигателю и умрут в борьбе за это, а остальных подвергнуть высшей мере социальной защиты. Это и будет им по потребностям.

Потому мы и имеем страшные цифры коммунистического эксперимента - по некоторым демографическим данным погибло от 40 до 60 миллионов только в СССР.

Че Гевару жаль. Но еще более жаль было бы те миллионы, которые бы оказались принесенными в жертву молоху коммунизма в Южной Америке, если бы он, не дай Бог, победил.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?