Независимый бостонский альманах

СТРАНА С ТЫСЯЧЬЮ ИСТОРИЙ

15-03-1997

Валерий Лебедев. Страна с тысячью историй N 7 от 15 марта 1997

Летом этого года Гонконг станет частью коммунистического Китая. Этому событию "Лебедь" предполагает посвятить нечто вроде краткого введения в социоисторию традиционного Китая. В этом номере даются две взаимосвязанные статьи. Китай - страна уникальная. Других таких нет, и, возможно, не надо. Это страна с многими названиями и разной историей. Не в том смысле, что в разные периоды Китай переживал разную историю (это было бы естественно), а в том, что в одно и тоже время его история описывалась по-разному. Этим Китай чем-то близок России, которая, как любили шутить еще на первом съезде народных депутатов в 1989 году, имеет непредсказуемое прошлое. Вернее, этим Россия близка Китаю, именно в этом проявлялась ее "восточная", или "азиатская", составляющая.

Китай - так звучит эта страна только по-русски (и на некоторых близких славянских языках - украинском, белорусском). От имени "кидань" - одной из народностей, захватившей Китай в 10 веке нашей эры. Вернее, не всю страну, а столицу, поставив из своей среды очередного правителя. И то это имя пришло на Русь много позднее. А тогда, в Киевской Руси, Китай назвался страной хинов, а китайцы назывались хинове. Это уже близко к названию, принятому в западноевропейских языках Сhina, откуда в русском остались чай да чайник.

Итак, неисповедимыми путями название кидань добралось до Руси в образе Китай да так и закрепилось за названием огромной страны на Востоке. Западное же название China произошло от других завоевателей - гуннов (от латинского "хунни", ставшим сначала "хунну", а потом гуннами), которые сначала прошлись по Китаю и даже основали там свою династию , а потом потоком (в 5 веке) разлились по Европе, сильно ее устрашив. Китайцы называли их Hiung-nu (хюнг-ну). Вот от этого китайского названия воинственных племен самих китайцев и назвали в Европе. А что? Пришли с Востока, раскосые, говорят непонятно. Тонкости того, что гунны - это смесь тюркоязычных зауральских народов с сарматами и уграми, а вовсе не китайцы, никого не интересовали. Не до лингвистических было изысков, когда дикие орды грабили то, что оставалось от когда-то мощной Римской империи. Впрочем, у нее еще достало сил, чтобы сокрушить вождя гуннов Атиллу на Каталаунских полях (в 451 году).

Между прочим, слово "хина" несмотря на полное созвучие с названием Китая на многих языках, никакого отношения к этому горькому лекарству не имеет. Хина привезена не из Китая, а из Южной Америки и на языке индейцев кечуа (Перу) означает "кора" (kina) - именно кора хинного дерева. Вообще "народная" этимология, подсказывающая решение по созвучию, - вещь опасная. Я как-то читал об одном умельце, который доказывал, что этруски, населявшие Аппенины еще до римлян не кто иные, как русские. Они вот и сами о себе говорили "это русские", откуда и произошло "этруски".

Сами же китайцы называют свою страну Чжунго, что означает "Срединное государство" (или "Срединная империя"), или своего рода синонимом "Тяньго" - "Поднебесная империя". Себя же называют хань - по самоназванию самого обширного народа Китая. Впрочем, кто его знает, как это все звучит по-китайски. Многое у них звучит для русского уха не совсем прилично. Можно считать, что русские где-то на треть знают китайский язык. Дело в том, что китайский язык построен на односложных, редко двухсложных словах. Поэтому в китайском языке существует масса омонимов. Чтобы различать их по смыслу в китайском языке имеется интонирование - нисходящее, восходящее, ровное, прерывистое. В зависимости от понижения-повышения, от плавности-отрывистости звучания одно и то же слово означает различные понятия. У нас выходили из положения по поводу одного часто встречающегося в китайском языке слова просто - вставляли в хорошо знакомое русским слово лишние буквы, обычно букву "э". Скажем, в имя маршала "Пын Дэ Хуэй". Не такой уж он и "Хуэй" на самом деле.

Хотя народность хань - это 95% всего населения, но произносят они свои китайские слова очень по разному в различных районах и часто не понимают друг друга. Так что без иероглифистики, которая не является фонетической, "звуковой" письменностью (в отличие от алфавитных языков), которая понятна любому грамотному китайцу, они бы просто не могли между собой общаться без переводчика. Впрочем, в Японии по сути та же самая китайская иероглифистика - она и была завезена на острова китайцами, вытеснившими коренных айнов на север и ставшими со временем японцами. При этом бывшие китайцы, а потом японцы потеряли звук "л" и были вынуждены произносить еще недавно дорогое имя Ленина как "Ренин". Я думаю, чт
о именно разнообразие диалектов в Китае мешает им хотя бы упростить иероглифистику (как сделали в Японии) или вообще перейти на алфавит.

Приведу маленький пример из китайской иероглифистики.

Означает этот иероглиф "влюбиться", а по образной картинке читается следующим образом: когти так вцепились в сердце, что ножки подкосились. Конечно, большинство иероглифов далеко ушло от наивной образности и они представляют ныне сложные графические значки, для изучения и запоминания которых понадобилась бы целая жизнь. По количеству иероглифов, которые помнит китаец, долгие тысячелетия определялась его ученость. Высшая степень цзиньши (нечто вроде академика) требовала знания не менее 10 тысяч иероглифов.

Что касается китайской истории - это целая песня. Китайская. Сегодня благодаря европейской традиции, работе китайских историков в архивах по научной методике, археологическим раскопкам, кое-что стало проясняться, и мы можем в общих чертах составить представление о многотысячелетнем пути Китая.

Когда-то, в доисторические времена, примерно 3-4 тысячи лет назад на этой территории существовала империя Инь. О ней мало что известно. Царапали кое-что на черепашьих панцирях, из чего можно заключить, что то еще был период человеческих жертвоприношений - что-то похожее на империю ацтеков. Никаких достоверных событий и имен о том времени нет. Но в начале первого тысячелетия до нашей эры там возникла империя Чжоу, от переходных времен к которой остались почти мифические ваны (князья) Яо, Вэн-ван и Хуанди. Сыма Цянь, кроме упомянутых, приводит еще следующих легендарных героев древности: Гао, Шунь и Чжуань Сюй.

Примерно в YI веке до нашей эры в чжоуском Китае жил Конфуций. В это время чжоусское государство давно распалось на шесть (были периоды и на семь) фактически независимых государств, которые только номинально подчинялись богдыхану (будем иногда называть китайских императоров этим монгольским словом, популярным в дореволюционной литературе и означающим "Премудрый правитель). Сами китайцы имели десяток синонимов для обозначения императора, самый важный из которых Тянь-цзы (Сын неба) и Дракон.

В 4-м веке эти отдельные государства отчаянно сцепились между собой в нескончаемой грызне. Это наступила так называемая "эпоха сражающихся царств". И закончилась она в 3-м веке, когда ван одного из этих царств, именуемого Цинь, силой и невероятной жестокостью (ну, это по нашим невероятной, а по китайским меркам - самый раз) подавил все остальные царства, создав новую централизованную империю и основав новую династию Цинь (в 222 г. до н.э.). Назовем этого китайского богдыхана - это был Цинь Шихуанди, любимый герой Мао Цзедуна. Первое его имя Цинь - название наследного царства - Ши Хуанди означает " Великий Желтый правитель". Одновременно это слово было уже упомянутым именем мифического правителя первой империи Хуанди (Желтый правитель). Желтый цвет стал родовым цветом императорского дома на две с лишним тысячи лет, и использовать его еще кем-то другим строжайше запрещалось. Исключение составили династии Сун (960-1127) выбравшая коричневый цвет и Мин (1368 - 1644) - зеленый. Именно во времена династии Цинь началось строительство грандиозной Великой китайской стены (под руководством полководца императора Мын Тяня). Мысль была простая - создав империю, отгородится от северных варваров и не допускать их набегов на плодородные равнины счастливой страны, благоденствующей под мудрым управлением императоров.

Самым известным древнекитайским историком был Сыма Цянь, который жил во 2-м веке до нашей эры. Он считал себя последователем Конфуция. К тому времени недолговечная империя Цинь (просуществовала всего 17 лет) уже распалась благодаря грандиозному восстанию крестьянского сына Лю Бана, который основал новую династию Хань, правившую с 206 г. до н.э.по 220 н.э. ( Хань Первую, была еще и Хань Вторая) и правил под именем Гао Цзу. Вообще в дальнейшем вся история Китая как раз и представляла смену одной династии другой - всего их сменилось около 20 ! Почему "около"? Да потому, что иногда не ясно - это та же, или уже другая. Итак, за 2000 лет - стало быть, 100 лет на династию. А ведь многие династии - да вот хотя бы монгольская Юань или маньчжурская Цин (не путать с первой династией Цинь, а Цин была последняя династия - 1644- 1912) правили по много сотен лет. Да и Хань I тоже протянула 230 лет. Стало быть, на долю других остаются годы? Не только годы, но иногда бывали и месяцы. Вырезали себя императоры нещадно.

Как-то во времена гуннской династии наследники истребляли себя как саранчу, но с гораздо большим успехом. Какой контраст с японской императорской династией! Там она не прервалась не разу! Ныне царствующий император Акихито (сын покойного Хирохито) считается 125 потомком от первой богини Солнца, властительницы и покровительницы Японии Аматэрасу. Даже во времена сегуната (страной правили сегуны - "большие люди", или, привычнее сказать, - крупные феодалы) когда императоры были отрешены от реальной власти и даже иногда находились под домашним арестом, то это ограничение подавалось как чрезвычайная забота об их жизни и здоровье. Император так нам дорог, что мы его боимся выпустить за пределы дворца - вдруг продует! После второй мировой войны личная безопасность и "императорский иммунитет" Хирохито оказалось единственным условием, которое Япония ставила перед капитуляцией - и оно было Америкой принято. Поэтому какого-нибудь генерала Исии Сиро казнили за военные преступления, но его начальник император император Хирохито оставался фигурой совершенно неприкосновенной.

Европейские, а вслед за ними и советские историки пытались описать историю Китая через призму привычной периодизации. Было там, дескать, первобытное общество, оно сменилось рабовладельческим строем, тот сменился феодализмом, а там, глядишь, начал пробиваться капитализм, который завершился победоносной рабоче-крестьянской революцией и установлением социализма как первой ступени коммунистической формации. До последней чуши западные историки не доходили, но о рабовладении и феодализме многие из них толковали. К счастью, не все.

Ничего этого в Китае никогда не было. А существовало традиционное общество. Его можно назвать также восточной деспотией - притом в самом классическом смысле этого слова. Есть, скажем, китайский термин "мяо жень" - массовый человек. Земледелец. Еще точнее - простолюдин. А это слово переводили то как раб и тогда получали рабовладельческое общество, то как крепостной крестьянин - и тогда готов феодализм, то как наемный рабочий (вот вам и капитализм). А на самом деле тысячи лет проходили - а Китай не менялся, это был какой-то живой реликт, рыба целакант человечества. Китайская история, написанная самими китайцами - это нечто совершенно уникальное.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?