Независимый бостонский альманах

БЕСПОКОЙНОЕ ОДИНОЧЕСТВО ЧЕМПИОНА

15-11-1997

Анатолий Гладилин - известный писатель, уже давно живущий во Франции. Когда-то в СССР написал первую книгу, изданную в серии "Пламенные революционеры" (в 1970 г.), "Евангелие от Робеспьера", в которой явно осуждались методы Великой Французской революции. Как проморгала цензура - непонятно.

Мне руку поднял рефери,
которой я не бил.
Высоцкий

 В 1977 году я случайно оказался на совещании, предназначенном для очень узкого круга, и хорошо помню, как появившийся там Paймон Арон уже с порога воскликнул: "У Америки нет политики" - и потрясено повторил: У Америки нет политики...". Раймон Арон типичный "яйцеголовый" - был знаменитым парижским писателем, философом и считался мэтром французской политологии. Я - тогда еще начинающий журналист американской радиостанции - с некоторым разочарованием подумал: "Ну вот, даже Раймон Арон, такой умница, а рассуждает, как все французские интеллектуалы". Позже я понял, чем был потрясен Раймон Арон: он первым догадался, кто такой Джимми Картер и что принесет миру его президентство.

Тут надо отметить особенность моего тогдашнего мышления. Как и всем идейным советским диссидентам, мне было предельно ясно, что Запад должен делать: вооружаться и объединяться перед неминуемом опасностью с Востока. Hy, a гарантом европейской безопасности была, естественно, Америка. И что же я увидел во Франции? Легкомысленные французы не шибко стремились подчиняться диктату Америки, полагались на свой ядерный арсенал (три с половиной ракеты на плато Альбион), а главное, ехидничали и ерничали по поводу политики, проводимом Вашингтоном.

Ироническое отношение к американцам меня долго раздражало. Я объяснял это разными комплексами, в том числе и претензиями на роль великой державы - роль, которую Франция уже никак не способна была играть.

Однако постепенно я убеждался, что французы кое в чем правы. Я бы сравнил Францию с отставным боксером, которому на ринг влезать боязно и стыдно (обязательно побьют), что не мешает ему, французу-боксеру, фиксировать ошибки и промахи нынешнего чемпиона, в данном случае - Америки. "Да, - вздыхает француз, - тактика слаба, примитивно работает в корпус, легко пропускает удары... Как же это Америка умудрилась стать чемпионом? Просто нет у нее сейчас достойного противника". Вот с этой точки зрения порассуждаем и мы.

Америка - великая держава. Это бесспорно. Но я никогда не утверждал, что у великой Америки - великое правительство. Впрочем, все прежние американские президенты - до Вудро Вильсона - вызывают уважение хотя бы тем, что в мировую политику не лезли. Традиционный американский изоляционизм - это не политика, это понимание, что в мировые проблемы нам лучше не соваться, не тянем, джентльмены.

Увы, в 1914 году европейские профессионалы малость напортачили, и разразилась Первая мировая война. 6 1917 году европейские нашкодившие школьники, заигравшиеся с огнем в классных комнатах, попросили американского здорового деревенского мужлана помочь им потушить пожар. Что и было сделано. Прибывший в конце декабря 1918 года во Францию президент Соединенных Штатов Вудро Вильсон казался самым могущественным человеком в мире. Все козыри были у него на руках. Но, как пишет Джон Дос Пассос: "Пройдоха Клемансо и пройдоха Ллойд Джордж втянули его в тихую и уютную игру в три листика... И Версальский договор был готов". В Версальском договоре заботливо посеяли все семена Второй мировой войны. Как известно, Вудро Вильсону не удалось объяснить ни Сенату, ни Конгрессу, почему его так ловко облапошили...

Если б Америка извлекла из этого урок, то все ее будущие правители забились бы куда-нибудь в Канзас и никогда носа оттуда не высовывали. Однако пламя Второй мировой войны опалило почти весь земной шар. С ролью пожарного Америка прекрасно справилась, уже имея опыт. И опять, как только зашла речь о переделе мира, мудрого президента Рузвельта товарищ Сталин запросто обыграл крапленой колодой в Ялте.

У американских президентов послевоенного периода был разный уровень подготовки. Трумен, Эйзенхауэр, Буш в силу своей биографии неплохо разбирались в мировых проблемах. Остальные были вынуждены срочно проходить международный ликбез. Как это ни странно звучит, но во времена холодной войны у американских политиков было меньше головной боли. Не требовалось особой государственной прозорливости и дипломатических талантов. Нужно было придерживаться нехитрой схемы: если Советы говорят "да", говорить "нет". Если Советы говорят "нет", говорить - "да". Гарантия на '95%, что не ошибешься. Шулерские "три листика" сменились "подкидным дураком". Но даже в этой несложной игре Америка допускала чудовищные проколы. Самый яркий тому пример - правление Джимми Картера.

В ноябре 1976 года Соединенные Штаты избрали своим президентом честнейшего и порядочного человека. Не знаю, были ли еще в истории Америки политики такого ранга, ни разу и ни в чем себя не запятнавшие. Вместо помпезной ритуальной инаугурации Картер скромненько прошелся по Пенсильвании-авеню и на пороге Белогo дома торжественно заявил: "Отныне цель Америки - повсюду отстаивать права человека". Такой президент мог пригрезиться разве что в сладком сне. Все предвещало наступление "золотого века", тем более, что Картер получил в наследство от предшественников невиданную стабильность в мире. Правда, постоянно где-то на периферии воевали и взрывали, но воевали и взрывали по плану, в рамках договоренности между двумя супердержавами. А если за рамки переходили, то быстро выясняли отношения на тонком дипломатическом языке: "Значит, так, достопочтенные господа (или товарищи), мы своих косоглазых придержим, но и вы своих чернож...прижмите. Иначе..." Иначе и быть не могло. В условиях тотального контроля, кто отважился бы пикнуть? Какой Саддам Хусейн посмел бы высунуться!

Картер начал с того, что отдал Иран имаму Хомейни, и страна рухнула в эпоху средневековья и мракобесия. У шаха Ирана было достаточно сил, чтобы остановить Хомейни. Картер выкручивал шаху руки под лозунгом борьбы за права человека. Бесспорно, шах не был ангелом, но ему никогда бы не пришло в голову посылать на минные поля иранских детей, чтоб те, подрываясь на минах, прокладывали дорогу войскам. Ни Гитлер, ни Сталин до такого не додумались. Эту тактику взяли на вооружение религиозные иранские муллы в войне с Ираком. Короче, при попустительстве Картера мировое равновесие было нарушено: Иран превратился в центр исламского фанатизма и международного терроризма, его поведение непредсказуемо.

Вообще, лишь старческая осторожность советского Политбюро спасла Запад от катастрофы. В Кремле не поняли, что Картер отдает все, видимо, подумали: это какая-то американская западня. Когда догадались, было уже поздно, срок правления Картера истекал, и Советы в спешке схватили то, что лежало под боком, - Афганистан.

Повторяю, Джимми Картер был человеком высоких моральных качеств.

Ничего плохого я не хочу сказать ни про других американских президентов, ни про теперешнего. Все они матерые, опытнейшие политики, прекрасно разбирающиеся во внутренних проблемах Соединенных Штатов. Их беда в том, что, согласно Американской Конституции, промежуток между президентскими выборами и вступлением президента в должность - всего два с половиной месяца. Чем занимается в это время новоиспеченный президент? Напряженно работает, то есть учит в поте лица географию, историю, запоминает имена глав государств, и ему, президенту, популярно пытаются втолковать, что происходило в мире хотя бы за последние десять лет. И вот, такому дилетанту-рабфаковцу предстоит вершить судьбами планеты!

Недаром чиновники Госдепа пребывают в постоянно параноическом страхе: как бы президент в официальной речи не перепутал столицы мира... '
Знатоки американской политической кухни меня поправят: дескать, президент сам не решает, решения ему подсказывают его помощники. Но ведь с помощниками - как повезет. Мне опять же назовут имя Генри Киссинджера - мол, выдающийся был мировой стратег. Киссинджер? Тот самый, что поверил на слово коммунистическому Вьетнаму, клятвенно обещавшему не брать Южный Вьетнам? Ну-ну...

Есть весьма распространенное убеждение, что на самом деле внешнеполитическая доктрина Америки разрабатывается в Госдепартаменте, вкупе с ЦРУ, а президенты - просто исполнители. Президенты приходят и уходят, а чиновники в тиши кабинетов заливают с утра до ночи, и им все на свете известно. Думать так - так же наивно, как и полагать, будто внешняя политика Советского Союза определялась МИДом и КГБ. В СССР все решали генсек, Политбюро, секретариат ЦК партии, а названные ведомства лишь выдавали рекомендации, причем - угодные верхам. Однако в Америке - точно такая же картина. Впрочем, есть существенная разница. Работать в МИДе и КГБ считалось престижным - масса льгот и привилегий, и попасть в эти ведомства стремились по-своему способные и талантливые люди.

В Америке все наоборот: престижно и выгодно работать в частном бизнесе, он забирает наиболее одаренных и энергичных людей. Служить в американские государственные учреждения идут, грубо говоря, неудачники, забракованные частным бизнесом. По социальному статусу ниже государственных чиновников - только те бедолаги, что сидят на вэлфере.

Разумеется, я упрощаю схему. В реальной жизни все сложнее. И когда-то на государственную службу в Штатах шли романтики или по идейным (антикоммунистическим) убеждениям, но сколько с тех пор воды утекло... Лично мне посчастливилось общаться с интереснейшими американскими дипломатами, с толковыми администраторами и журналистами, но все они выглядели белыми воронами, вызывали откровенное неодобрение своих коллег. Особенно четко это было видно на радио "Свобода" Если и залетал туда неординарный американец, то его съедали гораздо быстрее, чем очередного тупого начальника. А как могло быть иначе?

Психология государственного чиновника всюду одинакова: не высовываться, не проявлять рискованной инициативы (чтоб не лишиться хлебного места), и главная задача чиновника - дослужиться до пенсии. По сравнению с советскими, американские чиновники более вышколены, вежливы, одеваются корректно и не опаздывают в офис. Что ж, тоже достоинства. Вопрос: достаточно ли этих деловых качеств, чтобы помогать своему правительству успешно лавировать в бурном море мировой политики?

Жду гневной реплики: "Если ваш анализ справедлив, то как же получилось, что Америка выиграла холодную войну?".

Ой, не надо! На эту тему столько раз говорили. Выиграли холодную войну американская экономика, американский образ жизни, а правительство тут не при чем. Во внешней политике Советской Союз постоянно набирал очки. Советы напирали, Америка тихо отступала... И вдруг абсолютно неожиданно для всех по своим внутренним причинам Советский Союз рассыпался. То есть соперник сошел с ринга. Рефери (общественное мнение) недоумение поскреб затылок и поднял руку оставшегося на ринге боксера.

Америка - чемпион! Похоже, чемпиону неуютно на ринге в одиночестве. Что делать на Ближнем Востоке? Что делать в Африке? Что делать с Северной Кореей? В старые добрые времена советское руководство послало бы в Пхеньян пару кагебешников - и никаких проблем. Америка этого не умеет. Послать Седьмой или Шестой флот?

Упрямые корейцы не поймут... А Билл Клинтон никак не может решить, что для него важнее: останавливать экспансию коммунистического Китая или продолжать антитабачную кампанию в стране?

Я возвращаюсь к тому, с чего начал. Я не претендую на лавры политолога и, высказывая свои субъективные мысли, я наверно невольно повторяю уже прочитанное во французской прессе. С кем поведешься, от того и наберешься. Лидерство американцев в мировой политике французам никогда не нравилось, а сейчас представляется опасным. Французы надеются лишь на то, что Америке хватит ума не натворить больших глупостей. Америка спасет мир? Как пели герои фильма "Охотник за оленями": "Боже, спаси Америку...".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?