Независимый бостонский альманах

РЕФОРМЫ В ИУДАИЗМЕ - ВЧЕРА, СЕГОДНЯ. ЗАВТРА?

15-11-1997


Недавно в прессе появились сообщения, что президент Израиля предпринимает активные действия, чтобы преодолеть политический кризис, связанный с принятием нового закона, ставящего ортодоксальных иудеев в исключительное положение "законодателей мод" в стране. Принятие закона пока отложено, но несколько партий, входящих в кнессет, настаивают на его принятии. В этом случае представители других течений иудаизма будут "отодвинуты на второй план".

                (Из газет)

Eugeniy Berkovich Свыше трех тысяч лет продолжается духовная и интеллектуальная активность еврейского народа. Евреи пережили величайшие испытания, включая Катастрофу фашистского времени. Более двух тысяч лет прожили евреи без собственного государства. И тем не менее они не растворились среди других народов, сохранили свою индивидуальность. Понять это не имеющее аналогов в истории „активное долголетие" одного народа невозможно, если не учитывать его религию - иудаизм. Именно религия сплачивала евреев, где бы они не жили, на каком бы языке не говорили. В древности и в средние века невозможно было себе представить еврея без религии. Но времена меняются.

Европейское Просвещение и последовавшая за ним политическая эмансипация евреев в Европе сломали стены гетто, отгораживающие евреев от жизни цивилизованных народов. Многие евреи устремились в новые сферы деятельности, еще недавно прочно закрытые для них. Поразительно, как быстро они достигли успехов в различных областях науки, культуры и общественной жизни. Евреи стояли у истоков основных идей и теорий, определяющих лицо современного общества. Карл Маркс, Зигмунд Фрейд и Альберт Эйнштейн изменили представления об обществе, личности и вселенной. Назовем еще несколько имен и примеров, чтобы продемонстрировать размах творческой активности евреев в Новое время. Георг Кантор в математике, Давид Рикардо в экономике, Норберт Винер в кибернетике. Не менее 12 процентов всех Нобелевских премий по физике, химии и медицине принадлежат евреям. В политике, финансах и индустрии успехи евреев были потрясающими. Вот еще несколько известных имен. В Англии Бенджамин Дизраэли - писатель, политик, основатель консервативной партии и премьер-министр. Во Франции Леон Блюм несколько раз был премьер-министром. В Германии Фердинанд Лассаль создал первое в мире профсоюзное движение. Эмиль Ратенау основал несколько знаменитых сегодня электротехнических компаний, среди которых Телефункен и АЭГ. Его сын Вальтер Ратенау был министром иностранных дел в Веймарской республике. Евреи сыграли большую роль в становлении биржи и развитии банковского дела, став генераторами новых идей.

Как же стал возможным этот внезапный переход темноты и невежества гетто к вершинам европейской науки, политики и культуры? Отстав от европейцев на три столетия, проведенных в изолированных гетто, евреи в течение одного-двух поколений смогли занять ведущие позиции общественной жизни.

Ответ лежит в основах собственной системы просвещения и образования, созданной евреями за их долгую историю. Живя в гетто, лишенные образования, доступного всем, молодые евреи воспитывались в духе традиций иудаизма - уважения к абстрактной мысли, учености, стремления к справедливости и логике, отсутствием слепого преклонения перед авторитетами. Изучение Талмуда было школой логики и абстракции, оттачивающей разум. Основатель психоанализа Зигмунд Фрейд писал: „Будучи евреем, я был свободен от многих предвзятых мнений, которые сковывают мышление других людей. Будучи евреем, я был также предрасположен к оппозиции и отказу от согласия с единодушным большинством." Вырываясь из гетто и активно участвуя в жизни европейского общества, многие евреи переставали строго соблюдать предписанные традицией религиозные обряды, теряли связи с иудаизмом. Это не могло не волновать прогрессивных руководителей общин. Тогда и родились первые реформы иудаизма, коснувшиеся сначала только обрядовой стороны веры.

У истоков реформ иудаизма и всей еврейской Эмансипации стоял Моисей Мендельсон (1729 - 1786), выходец из гетто немецкого города Дассау, о котором еще при его жизни говорили: „От Моисея до Моисея не было равного Моисею". Мендельсон разрушил устоявшееся убеждение, будто жизнь в гетто и есть настоящая еврейская жизнь. Мендельсон был не только первым евреем в Германии, выступившим во всеоружии европейского знания и обладавшего к тому же самыми благородными душевными качествами, но он являлся в то же время одним из творцов немецкого литературного стиля, первым немецким писателем, трактовавшим о философских проблемах в общедоступной, ясной форме. Дружбы с Мендельсоном добивались великие мыслители, коронованные особы и владетельные князья. Его ближайшим другом был знаменитый немецкий писатель, критик и драматург Готтольд Эфраим Лессинг, много сделавший для преодоления в немецком обществе ханжества, лицемерия и расовых предрассудков. Перевод Мендельсоном Библии на немецкий язык приобщил детей гетто к европейским культурным ценностям, вытеснил из еврейского обихода жаргон, который отделял немецких евреев от языка Канта, Лессинга, Шиллера и Гете.

Моисей Мендельсон заложил основы будущего реформированного иудаизма, который был призван объединить эмансипированных евреев. Мендельсон ясно видел опасность исторической ситуации: остаться в гетто - означало продолжить бессмысленное существование вне европейской цивилизации. Выйти из гетто неподготовленными к Просвещению - означало быть поглощенными христианским большинством. В серии брошюр и книг Мендельсон описал основы построения современного иудаизма. Его главная мысль состояла в том, что еврейская религия должна посвятить себя вечным истинам, а не мелочам повседневного существования. Кроме того, Мендельсон утверждал, что нарушение религиозного закона является индивидуальным, а не государственным преступлением. Он требовал, чтобы право отлучения от общины не использовалось для установления насильственного религиозного единомыслия.

Сам Мендельсон не был сторонником реформ иудаизма и не хотел изменений в религиозных обрядах. Он рассматривал иудаизм как богооткровенное учение. Такой же видел он и обрядовую сторону религии. Изменения обрядов допускал он только при помощи вторичного богооткровения. Либеральные же раввины считали, что религиозные обряды - только временные проявления духа религии и могут изменяться от эпохи к эпохе.

Важную роль в представлении иудаизма как развивающейся системы мышления сыграл Леопольд Цунц (1794- 1886). Он создал „научный иудаизм", который расшатал средневековые стереотипы христианских представлений об евреях. Цунц доказал, что ортодоксальный ритуал, практиковавшийся в гетто, не был извечной формой иудейского ритуала. Этот ритуал был продиктован особыми условиями гетто. Цунц показал, что музыка, молитвы на разговорном языке, иной порядок молитв и прочие „нововведения" были в те или иные времена законной частью еврейской религии и синагогальной практики.

Ритуальные реформы не заставили себя долго ждать. Первые реформы коснулись лишь отдельных сторон ритуала: было разрешено молиться по-немецки, в синагогах стал использоваться орган, ношение головного убора перестало считаться обязательным, раввин облачился в более модную и элегантную современную одежду. За этим последовали дальнейшие изменения обрядов и обычаев евреев. В течение жизни только одного поколения немецкое еврейство выработало довольно нетребовательную религию, ставшую подчеркнуто западной как по характеру, так и по языку и освобождавшую еврея от всяких ритуальных неудобств. Евреи-реформисты отказывались чуть ли не от всех отличительных обрядов и обычаев своей старой веры и перенимали нравы и нормы Запада.

Однако скоро появилась опасность, что реформа иудаизма зайдет неоправданно далеко. Члены реформистских общин повально стали переходить в христианство и порывать с еврейством. Некоторые крупные идеологи реформизма выступили против слишком решительного характера реформ. Они считали, что реформаторы „вместе с водой выплескивали и ребенка". Так внутри реформизма оформилось новое течение, которое в наши дни превратилось в довольно внушительную силу, равную в Америке реформизму по числу своих приверженцев. Его основателем был Соломон Шехтер (1850 - 1915), избранный в 1901 году президентом Еврейской теологической семинарии в Нью-Йорке. Он упростил законы кашрута, отменил некоторые правила соблюдения субботы, санкционировал употребление разговорного языка в определенных молитвах.

В синагогах консерваторов сохранилось многое из того, что предлагали реформаторы. Мужчины и женщины сидят вперемежку, там играет орган, молитвы на иврите чередуются вставками на разговорном языке. Евреи, не всегда строго соблюдающие законы субботы и нередко нарушающие запреты есть определенную пищу, чувствуют себя в таких синагогах значительно свободнее, чем в строгих ортодоксальных храмах. И в то же время они могут гордиться, что все-таки соблюдают иудаизм, не отказываясь окончательно от веры отцов.

Сегодня все три течения иудаизма представляют собой взаимосвязанное целое, не разделенное, в отличие от католичества, протестантства и православия, какой-либо глубокой пропастью. Как крайнюю форму реформизма можно рассматривать идеи ассимиляции - полного растворения евреев в народах, среди которых они живут в диаспоре. Внешне ассимиляторство не кажется движением, ибо по своей природе оно не имеет ни храмов, ни школ, ни оформленной доктрины. Однако бывали периоды, когда подобными идеями была охвачена добрая половина еврейства. Ассимилятор редко излагает свое кредо или открыто призывает к отказу от национальности. Просто он перестает каким бы то ни было образом подчеркивать свое еврейство. Проходит два - три поколения - и семья перестает причислять себя к евреям. Для того, чтобы в свободном обществе оставаться евреем, требуется прилагать определенные усилия. Без них еврейство исчезает. Быть евреем - это труд!

Ассимиляция - естественный процесс и ругать ассимиляторов предателями, вероотступниками или выкрестами так же глупо, как сердиться на плохую погоду. Желание избавить себя и своих близких от всех „типично еврейских" проблем вполне понятно и объяснимо. Удивительно скорее не то, что среди евреев есть ассимиляторы, а то, что еврейство не пошло целиком по этому пути. Первыми склоны ассимилироваться крайние общественные группы: самые бедные и самые богатые, высокообразованные и малограмотные. Нищета и вечная погоня за хлебом насущным вытесняют из сознания человека мысли о духовных и национальных ценностях, и его принадлежность к еврейскому народу стирается. На другом общественном полюсе богачи и интеллектуалы быстро входят в нееврейское общество. Они обнаруживают, что иудаизм мешает им на этом пути, и они отказываются от иудаизма. Именно в средних слоях населения дольше всего сохраняется приверженность к национальным еврейским движениям - будь то сионизм, ортодоксальный иудаизм или неортодоксальные религиозные течения.

Большинство людей отпадает от еврейства потому, что у них никогда не было возможности толком узнать, что такое еврейство. Талмуд называет этих людей „детьми, воспитанными в рабстве", таким образом снимая с них вину за отступничество. Среди таких „детей" в эпоху Талмуда были некоторые из самых преуспевающих людей Римской империи.

Прерванное нацистами реформаторское движение среди евреев Германии вновь возрождается. Когда около двух лет назад место раввина двух еврейских общин - Ольденбурга и Брауншвейга - заняла женщина - швейцарка Беа Вилер, это произвело маленькую революцию в еврейских кругах Германии. Беа Вилер принадлежит к консервативному течению иудаизма. Ортодоксальный иудаизм не признает таких изменений традиций. Центральный Совет евреев Германии также не одобряет эти реформы.

Летом 1997 года был зарегистрирован „Союз прогрессивных евреев в Германии, Австрии и Швейцарии". Аргументы руководителей нового союза близки тем, которые выдвигали основатели реформистского движения в иудаизме. В современном обществе строго выполнять все предписания ортодоксального учения очень трудно. Религиозная активность большинства новых членов еврейских общин Германии, в основном состоящих из выходцев из бывшего Советского Союза, низка. Например, из 4700 членов общины Мюнхена регулярно посещают службу в четырех синагогах города лишь около 90 человек. В то же время новые либеральные общины привлекают теологически активных евреев. Так, из 250 членов либеральной общины Мюнхена обычно посещают службу около 200 человек.

Иудаизм и в наши дни остается важнейшим средством сохранения еврейской индивидуальности. Чувствовать себя евреем - значит постоянно ощущать необходимость нравственного совершенствования, чтобы соответствовать великому Завету. Это чувство не ослабевало на протяжении всей долгой истории еврейского народа. Там, где ослабляются религиозные требования, усиливаются ассимиляторские процессы. Урок истории: потомки легендарного просветителя и правоверного иудея Моисея Мендельсона уже через одно-два поколения ассимилировались и порвали с еврейством.

Призывать исповедовать ту или иную религию - нелепо, а, с точки зрения иудаизма, и незаконно. Как писал еще Моисей Мендельсон - выбор веры - дело индивидуальное. Или, как сказал поэт - наш современник, „каждый выбирает для себя, женщину, религию, дорогу...". Многовековая история иудаизма свидетельствует о его гибкости, способности к саморазвитию и адаптации к изменяющимся условиям жизни. В стремительно усложняющемся современном мире ему предстоит еще раз продемонстрировать эти качества.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?