Независимый бостонский альманах

А ДУГИН ГНЕТ СВОЕ С ТЕРПЕНЬЕМ И НЕ ВДРУГ (Интервью с Александром Дугиным)

15-11-1997

 

       Александр Дугин, - фигура странная. Теоретик национал-большевистской партии Эдички Лимонова. Пишет много и с упоением. Читать его не то чтобы трудно, но удивительно заунывно. Имеет свое издательство "Арктогея" (Арктическая Земля - сразу видно поклонника древнегерманской мифологии и феодального корпоративного государства), находящееся в подвале на 2-й Фрунзенской прямо под 107 отделением милиции вместе с комнатой и редакцией газеты "Лимонки". Стены обшарпаны, сплошь оклеены газетой "Лимонка" и плакатами с изображениями Лимонова, а также шкодливыми эротическими рисунками. Там же торгуют "Лимонкой" и журналами Дугина "Элементы" и "Милый ангел". Там же и книги самого Дугина - "Конспиралогия", "Консервативная революция" и др. Свои тексты он усиленно продвигает на бесплатный сервер "Geocities".

Нижеприводимое интервью он дал журналу для новых русских "Медведь". Печатаем с небольшими сокращениями.

        Александр, когда вышла ваша первая книга?


На самом деле очень поздно, в 1989-м, в Италии. Потом в 90-м в Испании, а с 91-го года мои книги стали выходить здесь.

Сколько всего у вас книг?


Восемь книг в России. Есть еще книги, не опубликованные по разным причинам...

Сколько языков вы знаете?


Из европейских - французский, испанский, итальянский, немецкий, английский. В свое время учил даже санскрит (у меня с него есть переводы) и древнееврейский, иврит. Ну и, естественно, латынь и греческий. Но это больше любительский уровень, а вот европейские языки - это другое: без проблем выступаю, пишу.

Не могу до конца понять предмет ваших исследований. Вот, допустим, археолог. Он выкопал черепки, сделал спектральный анализ. "Ага, этому десять тысяч лет. Цивилизация такая-то". Потом археолог пишет диссертацию и получает степень. Все конкретно. А о чем же все-таки пишете вы?


Я тоже не знаю. Не могу себя точно квалифицировать. Однажды я участвовал в ТV-дебатах. Спросили, как меня представить. Я говорю: представьте меня как специалиста сакральной географии. Мне очень близок тип средневекового ученого. То есть человека, который одновременно занимается теологией, минералогией, астрономией, астрологией, физикой, ангелологией. Безусловно, я понимаю опасность нахождения на грани с синкретизмом, непрофессионального знания предмета. Я попытался избежать этой опасности, связанной с неопределенностью моих занятий, с таким remake'ом средневекового стиля, путем специализации на определенных темах, которые я точно хорошо знаю: истории религии, языках, философии, геополитике, истории французского декаданса. Но меня интересуют синтез и синтетический подход к реальности. Плюридисциплинарный подход. Кстати, к этому тяготеют и многие современные европейские интеллектуалы. Например, покойный Жиль Дилез. Кто он? Философ, социолог, психиатр? Или взять модную в той же Франции философию политики. Это в конечном счете и не политика, и не социология.

Вы интеллектуал?


Да, во Франции это именно так и называется: l'intellectuel. Можно сказать, что я философ.

Насколько я понимаю, философ - это человек довольно медитативного склада ума, затворник, который сидит и как бы чего-то кропает. Вы же все это совмещаете с активной деятельностью - в той же "Лимонке", в публичных выступлениях, на TV и на радио. Как вам это удается?


Да, как профессия конвенциональный философ - это полудурок в очках: сидит в библиотеках, пыльный, тупой, обслуживает любую власть. Но этот тип представляет собой антитезу истинному философу-мыслителю, человеку, которого интересует только истина, который страстно, плотски, безумно влюблен в истину. Истина предполагает изначальный нонконформизм. Она касается всего: экономики, политики, жизни, метафизики, религии. Истина пронизывает все аспекты. Поэтому философ - это нечто универсальное. Любопытно, что в средневековье понятие "философ" применялось только к алхимикам. Философы занимались превращениями - отсюда философский камень, философский огонь, философское яйцо... В средневековом понимании философия - это привнесение измерения истины во все малое и великое. Так кто же настоящий философ? Тот, кто не чурается взять в руки уголь, свинец, работать в шахте. И позже, наблюдая в лабораториях изменения материи в поисках того, что называется "невидимым агентом", философ соответственно преображается и сам. Но так или иначе тип казенного философа с биркой, дипломом, чином и хвостом доносов мне отвратителен, и ничего общего с ним я не имею. В современном мире - или мысль, или научная карьера. Смена масок системы с позднесоветской на капиталистическую ничего в сущности не изменила. Выбор столь же серьезен и чреват последствиями.

Вот известные писатели живут сейчас или на гранты с Запада, или на гонорары за создание рекламных фраз сценариев для рекламных роликов. Являетесь ли вы доказательством того, что думающий, но не коммерческий человек может прожить своим умом?


Нет. Если бы я просто писал, я бы, наверное, давно умер от голода. Я организовал издательство книг близкой ориентации - "Арктогея" - и являюсь его соучастником. Только это дает возможность жить. На гонорары, предоставляемые издательствами со стороны, прожить невозможно. Даже при хороших тиражах.

У вас есть какой-нибудь экзотический грант на изучение, скажем, древних карельских аборигенов?


Нет. У меня не хватает времени, сил души и желания для того, чтобы спускаться в эту среду - туда, где раздают гранты и залезают в фонды. Обеспечение при нынешнем торгово-палаточном строе происходит, как и раньше, через систему аутокастраций. Новые "интеллектуалы" мечутся в поисках грантов и поддержек. Сама по себе система грантов - это неплохо, даже хорошо. Плохо то, что охотники за грантами представляют собой, как правило, отвратительный тип. Это самые бездарные, бесталанные плагиаторы. На творчество сил нет, вот и ищут, где бы что урвать. Этакие аналитики-челноки или художники-челноки. Кроме того, ситуация, направленная на поддержку и поощрение интеллектуальной жизни, становится сегодня политически ориентированной, то есть дающие хотят получить заранее определенный результат, а это с поиском истины никак несовместимо. Вся атмосфера вокруг грантов настолько гадкая, что приближаться туда не хочется.

Александр, хочу спросить о ваших отношениях с "Лимонкой", даже, скорее, с национал-большевизмом, органом которого в какой-то мере эта стильная газета и является.


Всю жизнь - и не по своему собственному желанию - я находился в оппозиции. Хотя я крайне рациональный человек и способен на разумный компромисс. Я не оппозиционер любой ценой, по определению, не отрицающий ради отрицания, не нигилист... С момента моего созревания до сегодняшнего дня идеи, составляющие модель "политической корректности" и задающие тон в обществе, в котором я живу, мне представляются при всем моем духовном и физическом опыте настолько ужасными, настолько противоположными истине, настолько губительными для всех вещей, которые для меня ценны, - духовности, ума, истории, что меня это отталкивает. Общество эволюционирует. И если мне был ненавистен позднесоветский строй, то теперь я вижу еще худшие качества общества современного. Поэтому я испытываю постоянную блокаду моих взглядов и моих идей. И сегодня, и раньше. Теперь я действительно активно участвую в газете "Лимонка" и поддерживаю национал-большевистскую партию Эдуарда Лимонова.

Вы используете ее только как трибуну, чтобы высказывать свои собственные взгляды?


Нет, не совсем. Я могу сказать, что идеология национал-большевизма и на современном этапе, и в перспективе представляется мне наиболее соответствующей моим собственным взглядам в социально-политической сфере. Сочетание идей социальной справедливости на экономическом уровне и консервативной системы ценностей, феодальной, если угодно, а еще точнее, византийской, в духовной сфере - это сочетание было характерно для традиционного движения национал-большевиков в России и Германии. В Германии национал-большевики были антигитлеровскими и антинацистскими деятелями сопротивления, а в России они критично относились ко многим аспектам советского строя и идеологии. Лидер немецких национал-большевиков Никиш был посажен нацистами в концлагерь, а Устрялов, лидер русских национал-большевиков, был расстрелян в ГУЛАГе. Национал-большевизм - совершенно специальное историческое течение, сочетающее левую экономику и традиционные, или консервативные, ценности в политике. А что касается "Лимонки", то это, по-моему, сейчас самая свободная, самая интересная и во всех отношениях говорящая правду газета. И поскольку она никому не принадлежит, кроме Лимонова, а Лимонов уже столько раз доказал, что он, кроме себя, никому не может принадлежать, то создается дух подлинной свободы. Меня интересуют свобода и нонконформизм, и в этом отношении не важно, какой ориентации печатный орган.

Многое из того, что происходит в этой стране, мягко говоря, не очень устраивает. Вы часто говорите о традиции. Может, нас спасет возвращение к традиции? И если это так, то к какой?


Традиция - понятие особое. Это то, что консерватизму предшествовало. Традиционализм как течение в Европе имеет отношение к переосмыслению взглядов на историю. Идеи основоположников традиционализма Рене Генона и Юлиуса Эволы заключаются в том, что Запад давно живет вне традиции. Традиции еще можно найти на современном Востоке. Традиция - это обращение к некой вечной возможности такого духовного, политического и религиозного устройства, где духовные ценности доминируют над материальными. Это доминация сердца над разумом, воли и свободы над рассудком, доминация верности чистым трансцендентным этическим идеалам над прагматической выгодой. Традиция может быть в настоящем, может быть и в будущем. И в этом смысле надо отделять традицию от прошлого, от консерватизма и архаизма. Традиция - это то, что передается, но не все, что передается, а только ценное.

Что же тогда архаика? Я думал, что традиция и архаика - почти синонимы.


Архаика - это элементы традиции, потерявшие саморефлексию. Архаика показывает, какова была традиция и какой она должна быть. Но главное их отличие в том, что традиция рефлектирует, ясно осознает богословскую надстройку. Например, индуизм - это не архаика. Шаманизм, африканские культы - архаика. Помимо того, что индуизм базируется на аналогичных шаманизму практиках, в тантризме и других его наиболее занятных и интересных версиях он придает этим практикам глобальный контекст. В вудуизме или шаманизме это, как правило, забыто. Архаика - это фрагментация традиции.

Ваша последняя книга называется "Основы геополитики". Часть тиража была приобретена Военной академией Генштаба.


Да, мой научный консультант - начальник кафедры стратегии Военной академии.

Что же такое геополитика?


Это наука, которая сформировалась в конце XIX века. В ней нет никакого традиционализма, национал-большевизма, никакой мистики. Она нейтральна. Эта наука обратила внимание на определенные закономерности пространства, на котором находится государство. Это может быть влияние качества пространства (континентального, берегового и т. д.) на историю и типологию народа или государства. Обнаружены закономерности в связи пространства и культуры, исторической ориентации того или иного общества.

Иначе говоря, если мы живем у Волги, то у нас будет какой-то свой менталитет?


Если человек живет у реки или не у реки, то он создаст государство одного или другого типа. Если человек живет на берегу реки, то он один человек- если живет в центре пустыни, то он другой человек. И общества, которые они построят, будут разными. Геополитика включает в свой анализ экономику, стратегию, язык, виды вооружений, и создается концептуальный интерпретационный блок. Есть два типа цивилизации - морская и сухопутная. Между ними неснимаемая оппозиция. Это геополитический мотор истории, которая движется под влиянием напряжения между двумя полюсами. В то же время это довольно авангардная наука. В Америке она абсолютно признана и является базовой дисциплиной для подготовки политической элиты.

Ее преподают в американском МГИМО?


Геополитику преподают во всех серьезных вузах, которые готовят кадры политической элиты.

Как я понимаю, в современной России именно вы начали серьезное изучение геополитики?


Да, я это начал, и сейчас многие этим занимаются. Я стал излагать эти доктрины в газете "День", регулярно публиковал массу материалов на эту тему. А переводил тексты о геополитике еще до перестройки.

Как вас воспринимают в русском военном истеблишменте? Серьезно относятся к вашим прогнозам?


Трудно сказать. Состояние общества и армии гомогенно. Получилась странная вещь. Слово "геополитика" стало модным. Люди, которые его используют, то есть Комитет по геополитике...

Есть и такой?


Есть. В нем участвуют те, кто о геополитике имеет весьма смутное представление. Возникла парадоксальная ситуация. Понравилось слово. Его стали часто использовать. И упустили из виду некий нонконформный характер этой науки. Дело в том, что между Востоком и Западом, между нашей цивилизацией и западной существует непреодолимое противоречие, коренящееся не в идеологии. Тут демократия, там может быть демократия - и все равно это противоречие никоим образом не исчезнет. И это прекрасно осознают американские, французские и другие геополитики. Все, кроме наших, так как подлинных геополитиков у нас еще нет. И получилась очень интересная вещь. Геополитические утверждения полностью противоположны той политике, которая ведется с начала девяностых. Собственно говоря, это так еще с Горбачева. Наука геополитика не имеет такой четкой фиксации, как физика. Представьте себе, что у нас были бы под запретом книги Ньютона или закон тяготения. Не зная этого, псевдофизики гнали бы такую паранойю! Первый закон геополитики - закон неснимаемого противостояния сухопутных держав морским - "политически некорректен", поэтому его либо замалчивают, либо просто не знают. Если его учитывать, станет ясно, что прозападная ориентация нашего нынешнего политического истеблишмента - историческое преступление. Так что земля плоская, а постоянной всемирного тяготения не существует. Что касается военных, то они, быть может, лучше других понимают преступный и разрушительный характер прозападного курса, который в последнее время несколько меняется, что уже радует. При этом геополитика и ее методология соответствуют менталитету военных: они привыкли мыслить континентами, располагать ракеты, рисовать карты обороны и нападений... У военных есть уже первые специалисты по геополитике. Я думаю, что военные и геополитика - естественный альянс. Как и во всех других странах.

Вы обладаете каким-нибудь влиянием на военных в этом вопросе?


Сейчас мое влияние действительно есть, поскольку я пока единственный, кто знает, что такое геополитика... Скоро этой наукой будут заниматься многие, и тогда будет много геополитиков. Зная, как умеют работать локтями массы оставшихся без работы советских "мнс" и "снс", я думаю, что они оккупируют все места и посты. И, как всегда, доведут все своей бездарностью, жадностью и завистливостью до абсурда...

А теперь, после выхода моей книги "Основы геополитики"... Мне уже показывали статьи... Только книжка вышла, уже - чух, чух, чух - валяют, копируют. Но вообще-то это даже хорошо. Пусть. Они не смогут потом отрицать очевидного. Хотя они все могут... Этики у этих скотов нет и в помине.

У меня вопрос к вам, как к геополитику и философу: что, Россия уже полностью fucked up? В ряд с Верхней Вольтой, "банановая республика"? На ближайшее будущее?

Будет ли Россия оставаться великой державой?


Россия либо будет великой державой, либо ее не будет. И это не просто пожелание на самом деле. Я это подробно обосновываю в своей книге. Это объективный диагноз. Либо ампутация, либо смерть. Россия, потеряв свое континентальное, планетарное значение, потеряла жизненно важный орган, без которого жить не может. Поэтому его надо либо вернуть...

Извините, это мы о чем - о планетарном значении?


Да, о нем. Россия - великая держава не просто потому, что у нас мания величия, а потому, что, с точки зрения геополитики, она занимает ключевое место в географическом контексте. Без него нет противостояния Запада и Востока. Это рычаг противостояния. Быть великой державой для России означает, что ей будет дело до всего, что творится в любой точке мира. Как американцам. До всего: на каком-то острове диктатор- съели людоеды, положим, представителя ООН- где-то в Латинской Америке террористы захватили заложников. Нас должно интересовать все. Мы один из двух объективно существующих геополитических полюсов. Это полюс нонконформизма, противостояния "новому мировому порядку", навязываемому американцами.

Понял. Или - или. Или она будет Руандой какой-нибудь.


Нет, ее не будет. Россия или будет великой державой, или здесь будет другое государство...

Немцы какие-нибудь, хорваты...


Нет, вряд ли. Я думаю, что какие-то азиаты... И это будет великая держава, но с другим названием.

Через войну все это произойдет или нет?


Трудно сказать. Есть такое понятие, как логика империи. Империя либо расширяется, либо исчезает, если задерживается, сужается, и этот процесс необратим. Даже если мы стоим на месте, но пытаемся расшириться, мы имеем шанс сохранить свои позиции. Шаг назад - и дальше уже инерция. Мы должны переходить в контратаку. Либо сгинем из истории...

Пока все катится вниз...


Правильно. Но если понять, что нам надо делать радикальный геополитический рывок, очень жесткий, но не с точки зрения войн и экспансии, а с точки зрения политической воли. Ведь американская экспансия не всегда осуществлялась за счет прямого физического вторжения. Есть логика и политическая воля, manifest destiny, - в XIX веке это было сформулировано. "Наша проявленная судьба, - сказали американцы, - наша manifest destiny - покорение мира, становление мондиальной, мировой державой". То же самое надо записать первой фразой российской конституции: "Задача России - стать планетарной державой". И надо сказать, что русский идеал, как и американский, - идеал универсальный. Советский идеал был тоже универсален. С геополитической точки зрения, это единственное, что нам дано. Либо нас не будет.

У нас сейчас состояние, когда правят потомки и последователи старой советской элиты. Мы видим, что в искусстве, политике, идеологии, средствах массовой информации фактически продолжают доминировать те же самые кланы.

Революция не состоялась?


Да. Несмотря на то, что признаки ее в конце эры Горбачева были. Тогда стали появляться интересные группы. Все пошло вначале органично: и рок-музыканты, и художники стали подниматься - все интересней и интересней. А с 1990 или 1991 года произошло жесткое закрытие, и опять появились вечные люди в искусстве, политике и идеологии, которые снова все замкнули на себя или на свое отродье... Те же самые секретари ЦК, идеологические работники, монстры эстрады, сто раз помазанные стукачеством и клановыми первертными позднесоветскими разложенческими отношениями. Лимонов говорит, по-моему, очень правильно: "В борьбе демократов и патриотов победили чиновники". Они только и могут красть, плагиировать и замалчивать нормальных людей. И это стало обычным явлением: большинство моих друзей, обладающих талантами не потенциальными, а актуальными и уже сто раз доказавших свое качество, свой талант, свою дееспособность, блокируются на всех уровнях...

И чем же все это закончится?


Я полагаю, революцией. На глазах исчерпываются качества правящей элиты, даже потенциальная способность морочить голову. Ее всесторонняя ничтожность и творческая концептуальная пустота обнаруживаются все больше. Поэтому, видимо, правящая элита будет сметена. Но на перестройку она уже неспособна, на мой взгляд. Это чиновники, которые понимают, что им остались последние дни. Они грабят, тащат, давят и крадут. Может произойти такой мощный социальный взрыв, что история потребует нового типа людей. Скажем, в среде военных она потребует смелых, у мыслителей и философов - умных, а не козлов с дипломами, у художников - новаторов, созидателей, у поэтов - тех, кто делает миф, а не тупое постмодернистское "ля-ля" и "хи-хи"...

Вы были очень близки с Курехиным. Не расскажете немного о нем?


Сергей как-то пришел к нам в редакцию. Сказал, что его интересуют "Элементы" и другие вещи. Мы с ним очень быстро подружились. И потом последний год или последние полтора года его жизни тесно общались чуть ли не каждый день. Он был замечательный, талантливый человек, по-настоящему талантливый. Он на своей оригинальности, своей аутентичности, энергии своего брызжущего таланта, таланта и глубокого, и веселого, держал весь Петербург и еще много чего. Сергей был крайне тонкий, гибкий и дипломатичный человек. Кроме того, что он был просто средоточием таланта, энергии и одаренности, он еще умел это реализовать. Тоже невероятная черта.

Насколько серьезным было его увлечение национал-большевизмом в последние годы жизни?


Что Лимонов, что я, что Курехин - мы из одной среды. Мы авангардисты, мы нонконформисты.

Вы недавно были в Триполи по приглашению Каддафи. Не могли бы рассказать о встрече, в которой там участвовали?


Это была встреча людей, солидарных с антиамериканской позицией. Это был конгресс, посвященный очередной годовщине американской бомбежки Триполи.

Это еще была и встреча мистиков, как я понимаю?


Да, спиритуальное, религиозное измерение существует в осознанно-концентрированном виде у тех, кто попадает в центр власти. Пока люди движутся к ней, они могут быть просто амбициозными проходимцами, ворами, наркотрафикантами или прагматиками. Но, попадая на определенный уровень, волей-неволей они вынуждены решать ряд вопросов, которые связаны с мистикой истории и геополитическими аспектами, где логика простых лозунгов, предназначенных для толпы или рядовых членов партии, более неадекватна. Все люди, которые реально занимают крупные посты, имеют либо советника, либо ряд советников, которые выступают в роли мудрецов при падишахе. Всегда при любом Артуре есть свой Мерлин.

А при Ельцине кто сейчас?


Вокруг него целый кавардак, бал-маскарад персонажей, претендующих на оккультный контроль. Например, был Рогозин, заместитель Коржакова. Он руководил в свое время "экстрасенсовским" отделом в КГБ и проводил ту же линию, сидя в Кремле, принимал там своих магов, гипнотизеров. Высчитывал благоприятные и неблагоприятные дни для судьбоносных акций главы государства. Но это только одна сторона. Полагаю, что вокруг Ельцина есть несколько десятков представителей разных оккультных течений.

Извините, давайте вернемся к трипольской встрече. Каддафи - мистик?


Да, безусловно. Он мистик, ориентирующийся на идею Махди. В исламе есть понятие "появление имама", сокрытого 12-го имама, имама Времени. И Каддафи считает себя проводником воли этого имама в жизнь. Он окружен суфиями.

Эти вещи всегда связаны - нонконформная политика и нонконформная религиозность... Я встретился на конгрессе с одним человеком из Буркина-Фасо, который возглавляет движение за права человека в Африке. Он оказался персонажем очень интересным, рассказывал о разных вудуистских ритуалах и традициях, которые практикуются в Буркино-Фасо. И оказалось, что среди антиамериканского африкано-арабо-европейско-мирового общественного движения очень много людей, которые интересуются такой стороной вопроса. Уже на второй день конгресса у меня появилась масса друзей, с которыми мы обсуждали вперемежку антиамериканские политические проекты с проектами, скажем, утверждения "императора вуду" в качестве президента Буркина-Фасо. "Император вуду" - это особый инициатический титул в северных племенах Буркина-Фасо, который дается человеку, избираемому на семь лет. В течение этого времени он пользуется ничем не ограниченной властью, богатством, обилием самых красивых женщин племени. Но потом его ритуально убивают, труп сжигают, а пепел развеивают по четырем сторонам света. Иначе не будет дождей, и урожая не соберут. Позже выбирают нового "императора вуду". Любопытно, что в Триполи можно увидеть много портретов Каддафи в черных очках. Возможно, это простое совпадение, а возможно, нет. Ведь в некоторых инициатических организациях черные очки - принадлежность посвященных, которые являются носителями конкретного духовного влияния. Их взгляд бывает опасен для окружающих.

Давайте уже в который раз резко изменим тему разговора. Очень интересно ваше мнение как философа по вопросу наркотиков. Как вы считаете, в состоянии ли наркотические препараты стимулировать, например, творчество?


Могу сказать, что наркотический опыт крайне интересен. Определенному типу людей, людям более материалистической природы, это могло бы открыть глаза на жизнь. Традиционно русские наркотиков не употребляли. В Евразии их употребляли либо тюрки, монголы, шаманы, либо - значительно позже - западные люди, декаденты. Вопрос: почему не русские? Потому что русский человек от природы и постоянно находится в своего рода наркотическом опьянении. И еще по другой причине: у нас есть определенный спиритуальный интерес к алкоголическим формам смещения сознания. Мне кажется, что для западного человека с его очень строгим рациональным опытом наркотики - это действительно разрыв сознания. Я считаю, что наркотики крайне интересны и положительны для западных людей и менее интересны для русских - не потому, что они хуже или вреднее. Я, кстати, даже считаю, что они не так уж вредны на самом деле, а в каком-то смысле даже полезны для расширения сферы восприятия. Это то же самое, как с масонством. На Западе масонство неизбежно, потому что там католическая церковь - организация настолько узкая, убогая и недуховная, что без масонства просто нечего делать. А в масонстве присутствует (или присутствовал) компонент настоящего мистицизма. Но нам оно абсолютно не нужно, потому что церковь наша сплошь мистична. В русской церкви и так все интересно, духовно, живо, огненно и созерцательно... Так вот, наркотики полезны для западных людей и для восточных, особенно для традиций, где они используются, но для русского человека достаточно того, что он русский. Если он начнет адекватно воспринимать свою внутреннюю национальную принадлежность, то сможет кайфовать от самого этого факта.

Короче, в паспорт надо смотреть чаще. Теперь такой вопрос. Вот есть слово "святое". Вы же часто используете слово "сакральное", что, в принципе, означает то же самое. Почему вы употребляете так много иностранных слов?


Просто потому, что я большинство доктрин почерпнул у Рене Генона, европейского традиционалиста. И такой традиционалистской школы в России не существовало. Ее подобие когда-то начинало складываться в России. Это было направление, близкое к Мережковскому и Белому. Но окончательно такая школа не сложилась. И поэтому у нас нет отточенного терминологического аппарата. Я считаю, что этот аппарат будет в ближайшее время создан. Потому что "святой" - это одно, "священный" - другое, а "сакральный" - третье. Но это дело школы, а не одного человека.

Как вам удалось так много сделать за свои тридцать шесть лет?


Мой трудовой день длится часов по семнадцать в сутки. Он не прерывается даже во сне: приходят мысли, видения.

Как Менделееву - система элементов?


Да-да. Кстати, Менделеев был алхимиком, как известно. Да, приблизительно так. Мысль, понятая или схваченная мной во сне, становится темой целого произведения - если не книги, то статьи, заметки. Работа идет постоянно. Чтение для меня отдых. К сожалению, я еще занят техническими задачами, связанными с изданием журнала, выпуском книг, организацией. У меня нет нормальных секретарей, и это меня страшно утомляет, потому что мог бы делать во сто раз больше. Представляете, чего стоит дозвониться до кого-нибудь в России?

Да, представляю. И вообще, опоздание на три часа в Москве - дело нормальное. А если бы у вас было всего тридцать секунд и вы бы знали, что вас слышат все русские, то что бы вы им сказали?


Необходима революция, необходимо пробуждение нации. Необходимо привести к власти истинную, подлинную, духовную национальную элиту. Эта элита должна быть геополитически подкованной, метафизически компетентной и нонконформной, то есть прошедшей закалку через социальное неповиновение и социальный протест. Геополитическая, национальная, консервативная, духовная, культурная и, если угодно, религиозная революция - единственное, что нам необходимо.

 

Интервью провел Алекс Андреев, журнал "Медведь", N 21 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?