Независимый бостонский альманах

МЕХАНИКА НЕДОМОГАНИЯ НЬЮ-ЙОРКСКОЙ БИРЖИ

01-01-1997

Financial advisor Commercial Bank of San Francisco

Yuli Gertsman         Конец октября неделя надолго запомнится инвесторам, брокерам, биржевым аналитикам, политикам и широким народным массам тоже. Ее события войдут, вне всякого сомнения, во все справочники и учебники финансового анализа. Тогда·фондовый рынок США побил два абсолютных рекорда: дневного падения и дневного роста.

Однако по порядку.

В пятницу 24 октября, биржа закрылась на отметке 7.715.41, потеряв за неделю 131,62 пункта (во всех случаях, кроме особо оговоренных, я буду пользоваться индексом Доу Джонса). Положение было достаточно сумрачное, но отнюдь не трагичное: рынок переварил крах Гонконгской биржи (третьей в мире по объему сделок) и, казалось, успокоился под аккомпанемент бодрых комментариев. Основания для бодрости были - экономика Соединенных Штатов уже много лет не была в таком прекрасном состоянии, когда низкая безработица гарцует в паре с такой же низкой инфляцией. Впереди маячили выходные.

В понедельник, который уже наречен черным, начало дня тоже не предвещало ничего сверхъестественного. За полчаса после начала торгов рынок упал примерно на 100 пунктов, затем практически восстановился, затем чуть-чуть упал, затем бодро восстановился опять. А затем пошла свистопляска.

Любое, даже ничего не значащее сообщение, вызывало панику. Нужно знать механику рынка. Параллельно "нормальным" биржам - Нью-йоркской, Американской и сетевому рынку НАСДАК - в Чикаго функционирует биржа, на которой продаются так называемые фьючерсы. Я не буду утомлять читателей избыточной информацией, поэтому скажу лишь, что там продаются акции по будущим ценам, т.е. фьючерс выступает как бы страховкой. Грубо говоря, если сегодня некий портфель акций продается за 1000 долларов, то в Чикаго можно купить право купить этот портфель через два месяца за ту же цену. Чем быстрее растет в "живом" мире цена акций, тем дороже продаются фьючерсы. Продажа фьючерсов как бы "утяжеляет" рынок, придает ему инерционность, не давая ему совершать слишком резкие движения. Оба рынка работают как весы автомобильные: когда цены на акции стремятся вверх, становится выгодным покупать фьючерсы, и деньги с рынка акций перетекают на рынок фьючерсов, этот перетек поднимает цену фьючерсов (стало больше денег) и стремится понизить цену акций (стало меньше денег), в результате фьючерсы становятся невыгодными, а акции - выгодными. И так до бесконечности.

Казалось бы, система очень логичная. Но... была бы девка генералом, носила б девка эполет: когда изменения происходят очень быстро, система не успевает реагировать и входит в режим автоколебаний: выброс на продажу акций сопровождается выбросом же на продажу и фьючерсов. В результате цены падают на обоих рынках. Надо же еще знать, что подавляющее большинство денег находится в распоряжении т. н. институциональных инвесторов, то есть взаимных фондов, страховых и инвестиционных компаний, то есть взаимных фондов, страховых и инвестиционных компаний, где в стратегическом плане ими управляют очень сильные специалисты, а в ежедневно, операционно - среднеоплачиваемые, не обремененные, как правило, избыточным умом и знаниями служащие, работающие по готовым алгоритмам.

Среди этих правил есть и такое, казалось бы, не вызывающее сомнений: если что-то дешевеет очень быстро, от него надо избавляться. Но когда избавляются очень быстро, да и по всем направлениям, то начинается паника. Вслед за институциональными инвесторами во все тяжкие кинулись инвесторы мелкие. Телефонные провода обрывались, а интернетовские серверы перегревались до чадного запаха. Такое уже было - 19 октября 1987 года. В понедельник, заметьте, который до недавнего времени носил название черного (сейчас его назовут, наверное, серым, что ли). Тогда за один день биржа упала на 508 пунктов. После экс-черного понедельника умные головы долго мараковали, что делать, понастроили всяческих дамбочек и пожарных лесенок, о которых я скажу позднее, и ни одна из них не сработала !

Так вот, к 2.35 по нью-йоркскому времени падение составило 350 пунктов, и по правилам Федеральной в комиссии по ценным бумагам на бирже был объявлен получасовой административный перерыв. Дабы сбить панику. Паника, однако, оказалась сильнее перерыва - возобновление торгов в 3.05 ознаменовалось новым падением, и за 25 минут биржа потеряла еще 204,26 пункта. Торги были прекращены, бойцы разошлись по санбатам и стали пересчитывать раны. Вот вам список чемпионов, потерявших больше всех.

 

 

Intel $2,08 млрд. 
Microsoft $1,6 млрд. 
Dell computer $1,52 млрд. 
Oxford Health $1,52 млрд. 
Compaq $1,12 млрд. 
Cisco $1,03 млрд. 

Среди тех, кто облегчил свой собственный кошелек, чемпионы тоже известны:

 

Билл Гейтс $1,6 млрд. 
Джим Уолтон $1,6 млрд. 
Уоррен Баффет $717 млн. 
Тед Тернер $185 млн. 

Вечер ознаменовался шквалом комментариев и заклинаний. Все мало-мальски известные люди, включая министра финансов Рубина и председателя правления Федерального резерва Гриспена утверждали в один голос, что никаких объективных оснований для паники не существует. Но как пелось в знаменитой своим бессмыслием песне, ночь была с ливнями и трава в росе, хотя природа допускает либо одно, либо другое, но никак не вместе. День был ознаменован печальным рекордом и встал в первую строчку скорбного списка рыночных утрат. Сам же список нынче выглядит так:

 

27 октября 1997г.  554,26
19 октября 1997 г.  508, 00
15 августа 1997 г.  247,37
23 июня 1997 г.  192.25
13 октября 1989 г.  190,58
8 марта 1996 г.  171,24
15 июля 1996 г.  161,05
13 марта 1997 г.  160,48
31 марта 1997 г.  157,11
26 октября 1987 г.  156,83

На самом деле, конечно, картина выглядела не так страшно - в процентном исчислении рынок потерял 7.2%, и эта потеря лишь замыкала великую десятку, где царили 19.10.87, ознаменовавшимися 22.6% потерь и, конечно же, предвестник Великой депрессии - 28.10.29 -12,8%. Но сознание простого человека не могло отделиться от магии абсолютных потерь.

 

Жизнь подтвердила подозрения, что американский фондовый рынок определяет инвестиционную погоду планеты: резко упали индексы всех без исключения мировых бирж..

И был вечер, и было утро, день второй. Бессонная ночь не сбила панику. За первые полчаса вторничных торгов рынок упал еще на полторы сотни пунктов и, казалось, безумию не будет предела. Но он наступил. Биржевой крах 87 года, 10 лет назад, был ликвидирован благодаря усилиям одного человека - только-только назначенного на должность председателя Федерального резерва Алена Гринспена, который не побоялся вопреки общепринятым правилам и экономической логике своей партии (он республиканец) пойти на нетривиальный шаг и снизить учетную ставку, которая в тех условиях и так казалась заниженной. Кстати, на ее повышении настаивал тогдашний министр финансов Дж. Бейкер, славный во всем мире своим обширным интеллектом и гибкостью (в Израиле - где он бывал уже в качестве госсекретаря - до сих пор его фамилию используют как синоним матерной ругани). Нетривиальный шаг Гринспена вызвал приток средств на биржу, и рынок довольно быстро восстановился. В этот раз Гринспен тоже показал себя с самой лучшей стороны: он выступил с заявлением, что учетная ставка в ближайшее время поднята не будет. Но спас положение не он, а президент Клинтон. Адекватности его реакции могли бы поучиться все главы всех мировых правительств. Во вторник он выступал в Чикаго, и ему, конечно же, задали вопрос о положении на бирже. Если бы Клинтон стал увещевать публику, то, кроме понимающей усмешки, не добился бы ничего. Но он заявил, что не дело главы государства следить за биржевыми взбрыкиваниями, его обязанность заключается в содействии и продвижении процветания американского народа. А такое процветание - налицо. И не обмолвившись о бирже больше ни слова, президент подробно, в цифрах и сравнениях, рассказал о впечатляющих успехах американской экономики и о том, какое место Америка сейчас занимает в мире. Реакция была мгновенной: в течение считанных минут паника прекратилась, и за один день фондовый рынок совершил самый большой в своей истории скачок: +337,17 пункта. В тот день был побит и другой рекорд: никогда еще в истории фондового рынка в один день не был куплен 1 миллиард 196 миллионов акций (предыдущий рекорд - 685,5 миллиона акций был достигнут днем раньше).

Место нынешнего президента в истории все-таки будет определяться не претензиями Полы Джонс и обидами Ньюта Гингрича (кстати, где он, что-то мы давно не видели его пионерского лица, да и не грех было бы третьему лицу в государстве в тот же день тоже внести лепту в успокоение публики), а тем уже, что он спас от разорения миллионы мелких вкладчиков.

Далее на неделе, рынок немножко подрастал и слегка падал, и горячая семидневка закончилась со следующими результатами: Dow Jones - 7.442,08 (неделю назад - 7.715,41), S&Р 500 - 914,62 (941,64), NASDAQ Composite - 1593,61 (1650,92). Как видите, недельное снижение все-таки произошло, рынок восстановился не до конца, но элемент катастрофы из него ушел. Правда, никто не знает, надолго ли.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?