Независимый бостонский альманах

ОСТОРОЖНО: ГЕОПОЛИТИКА

16-10-1997

Мы недавно (ЛЕБЕДЬ N 42) поместили обширное интервью с Александром Дугиным, который несколько лет является главным теоретиком национал-большевистской "партии" Эдички Лимонова, а также давно хочет стать во (духовной) главе евразийской империи. С упорной страстью к писанию (по определению Эмиля Кроткого это есть ни что иное как упорнография), Дугин создал очередной основополагающий труд, который он скромно назвал "Основы геополитики". Труд этот должен наводить страх на врага и достигает своей цели: при его чтении любой враг заснет и будет захвачен в плен - а это страшно. Ниже мы помещаем рецензию на сокрушительную книгу Дугина. - Валерий Лебедев

Александр Дугин
Основы геополитики.
Геополитическое будущее России
М.: Арктогея, 1997.

В краткой аннотации к монографии А.Дугина "Основы геополитики" содержится следующий пассаж: "...книга является назаменимым справочником для всех тех, кто принимает решения в важнейших сферах российской политической жизни, — банкиров, военных, дипломатов, аналитиков, политологов и т.д." Такой анонс интригует.
О геополитике средний российский читатель знает немного. В советское время западная геополитика лежала в спецхране, а отечественная переживала, по-видимому, катакомбный период. На геополитике лежало устойчивое клеймо фашистской псевдонауки. Впрочем, советская власть не жаловала и генетику. В последние годы усилиями идеологов "консервативной революции", и прежде всего г-на Дугина (цикл публикаций в журнале "Элементы", газете "Завтра" и др. изданиях), отечественный читатель вводился в круг геополитических идей. Настоящая монография переходит от пропедевтики к систематическому изложению, являя собой капитальный труд, в котором обзор существующих теорий творчески сплавлен с идеями автора. Сделаем одно принципиальное уточнение. Мы не касаемся первоисточников. Это специальный разговор, выходящий за рамки публикации и требующий глубокого знания материала. Но труд Дугина перед нами. Так что речь пойдет не о геополитике вообще, а о геополитике по Дугину.
Автор излагает концепции и идеи столпов геополитики, знакомит читателя с понятиями и категориями, принятыми к употреблению в этой сфере. Однако Дугин не был бы Дугиным, если бы ограничился сухим пересказом чужих идей. В изложении автора геополитика предстает теорией, из которой следует фундаментальный вывод. А именно: России в силу суммы факторов (географической расположенности в центре Евразийского континента, охвата основных территорий, многовековой имперской инерции, духовной специфики русского народа и также особого божьего предопределения) предначертано стать основой величайшей в мире Евразийской империи. Используя весь отпущенный создателем талант, автор внедряет эту сверхидею в сознание читателя. Книга, собственно, ради этого и написана.
Дугин взыскует традиционной, средневековой империи. Но это, разумеется, новое средневековье. С одной стороны, ощерившееся оружием новейших поколений. С другой — построенное на принципах "истинно сакральной организации общества", в котором людям привиты "фанатизм и жертвенность", где "русские должны осознать, что в первую очередь они являются православными, во вторую — русскими и лишь в третью — людьми". Но для того, чтобы Россия стала средневековым обществом, требуется, как минимум, чтобы и весь мир вернулся к средневековью. Из чего это следует? Неизбежность этого процесса вытекает из мистических прозрений автора — других аргументов решительно не обнаруживается, — но в контексте рассуждений о "высшей сверхзадаче нации" как "богоносного народа" и "сотериологической перспективе" воспринимается как самоочевидное.
Интересно, как будет выглядеть эта империя изнутри, с позиции простого человека? Вот отдельные положения — "пропаганда национальной исключительности... должна стать осью политического воспитания народа". "Народу следует внушить мысль, что, рождая русского ребенка, каждая семья участвует в национальной мистерии... русский ребенок должен вначале пониматься именно как русский, а потом уже как ребенок. Должен быть выдвинут радикальный лозунг: "нация — все, индивидуум — ничто".
Вообще говоря, у Дугина все, или почти все, прекрасно. К примеру, мы узнаем, что "Финляндия как государство есть в высшей степени неустойчивое и далекое от автаркии образование, естественным и историческим образом входящее в геополитическое пространство России". Идея присоединения Синьцзяна к России — то есть отторжения от Китая одной из пограничных областей — существовала уже у русских императоров, и "к этой линии следует вернуться". А вот еще: Украина как государство не имеет никакого геополитического смысла. "Дальнейшее существование унитарной Украины недопустимо". "Существование Украины в нынешних границах... наносит чудовищный удар по геополитической безопасности России" и "равнозначно вторжению на ее территорию". Пора перевести дух. А читателям, по крайней мере тем, кто не стоит на учете у районного психиатра, стоит поразмыслить над суммой последствий, которые могут случиться, если эти идеи овладеют массами и превратятся в руководство к политическому действию.
Самое безнадежное дело — рассматривать Дугина интеллигентски, то есть с некоторых общегуманистических или этических позиций. Поставивший себя вне традиции, восходящей к ценностям европейского гуманизма, автор неуязвим. С г-ном Дугиным бессмысленно полемизировать на пространстве морали, поскольку общих моральных ценностей и установок у него не обнаруживается. Разговор может идти только с позиций реальности, воплотимости и последствий проведения предлагаемого курса. Так вот, предлагаемая Дугиным теоретическая, а вслед за ней и политическая перспектива есть нереализуемая по фундаментальным обстоятельствам химера. Авторское видение глобальных процессов и понимание тенденций мирового развития строго противоположно наблюдаемой и удостовериваемой исторической реальности. А попытки сколько-нибудь последовательно реализовать заявленный курс с необходимостью приведут к физическому уничтожению авторов и исполнителей этого курса, гибели от трети до половины населения, утрате Россией государственности с последующим разбором ее территорий соседними цивилизациями.
Откуда же такая досадная промашка? Многократно повторяя, автор внушает читателю мысль: геополитика — наука, "одна из нескольких базовых дисциплин". Каковы же исходные основания геополитики? Исходная посылка простейшая — пространство, как твое собственное, так и соседнее, его размеры и конфигурация диктуют внешнюю политику. Так вот, согласно исходным постулатам этой "науки", "геополитическим требованием России является собирание Империи". Но империя только что рассыпалась. Это — частности. Прежде всего, виноваты враги. Раз геополитика требует — надо собирать заново. Как все это согласуется с реальностью, историей и здравым смыслом — судить читателю.
Дело в том, что, помимо пространства, о котором говорят геополитики, суммарный процесс развития государств и цивилизаций задается массой других факторов — этнических, социальных, экономических, цивилизационных. В ходе разворачивания истории иногда действительно возникают крупные государственные образования, охватывающие столь любимые геополитикой "Большие Пространства". Причем чем больше империя, чем полнее она приближается к геополитическому идеалу, тем менее устойчива и скорее распадается. Но как раз это геополитика отменяет. Она грезит великой и вечной империей и в истории признает только имперский рост, отметая закаты, крах, политическое и историческое ничтожество бывших владык, многовековое прозябание, исчезновение народов-имперостроителей и т.д.
Итак, прежде всего геополитика — не наука. К науке она имеет такое же отношение, как и покойный научный коммунизм. Это идеология. И идеология, уточним, не общенациональная (или широких социальных масс), а идеология узкой группы политической элиты. Геополитика по Дугину — идеология генерального штаба. Причем совсем не всякого генерального штаба, а генерального штаба империи, переживающей эпоху взрывного роста. Подчеркнем, империи на этапе подъема. Для империи на стадии перехода от роста к упадку геополитика опасно неадекватна, так как следование ей приведет к перенапряжению и ускорит распад. А для империи на этапе упадка геополитика смертельна. Позднеимперский политик, инфицированный геополитическим видением реальности, толкает страну к коллапсу. Самый надежный способ призвать на стогны поздней империи всадников Апокалипсиса — воспитать в духе геополитики пару поколений действующей политической элиты. Зато на этапе взрывного роста, как идеология имперского захвата, геополитика вполне уместна. На этом этапе она даст все — и мифы о непобедимости, и иллюзии вечности "нашей" империи, и впаянные в мифологические схемы элементы рационального знания. А в тоги науки геополитика рядится по тактическим соображениям. Массовый человек, воспитанный в восходящих к Просвещению традициях, верит в науку и предпочитает фундаментальные систематизированные построения.
Для того чтобы понять, как строится геополитика, представим себе механизм большой эпидемии. На первом этапе болезнь растет, охватывая все новые и новые жертвы. Однако по мере ее роста в популяции формируется иммунитет, падает плотность потенциально подверженных инфицированию. Поэтому далее с неизбежностью наступает "плато", число заболевших стабилизируется. А вслед за ним начинается отступление и схлопывание эпидемии. Она завершается. Инфекция погибает или оттесняется на периферию, где мутирует, приспосабливаясь для нового броска. Так вот, если бы бубонная чума, помятуя о золотых денечках эпидемии, охватившей в 14-м веке всю Европу, задумала создать "учение", несущее и обосновывающее исторический оптимизм этой милой инфекции, ей достаточно было бы описать первый этап эпидемии, отметить второй и объявить, что вслед за полной победой наступит тысячелетнее царство чумы. Геополитика выкраивается по этим же лекалам.
В работе есть и прямое передергивание. На с.218 читаем: "Евразии предопределено географическое и стратегическое объединение. Это строго научный геополитический факт. В центре такого объединения неминуемо должна стоять Россия". Мысль о предопределении чего бы то ни было к чему бы то ни было в логике квалифицируется как суждение необходимости. То есть некоторое теоретическое построение. Фактом оно не является по фундаментальным основаниям. Ибо факт (от лат. factum — свершившееся) по своей природе есть то, что явлено в реальности. Что это — элементарная безграмотность? Вряд ли. Дугин достаточно начитан, чтобы не ориентироваться в логике на уровне школьного курса. Просто он отчетливо представляет себе свою аудиторию. Люди, знающие азы логики, Дугина не читают, а те, кто читают, логики не знают, но к таким вещам, как строгая научность и факты, относятся уважительно. Поэтому автор ничем не рискует.
Сочинение Дугина пронизано пафосом противостояния персоноцентризму, отрицанием автономной личности и утверждением социоцентризма. Здесь и базовые основания, и самые главные упования Дугина. Между тем, последние шесть тысяч лет история человечества идет в строго противоположном направлении — по пути автономизации человека. Самое горячее желание и самая страстная вера не только одного Дугина, но и миллионов людей недостаточны для того, чтобы изменить логику мировой истории. Сочинения Дугина относятся к классу ретроспективных (или реакционных) утопий, находятся в перпендикулярном отношении к реальности, а потому могут претендовать на одну общественную категорию — слой социогенных или психогенных дезадекватов.
В стабильные эпохи идеи такого рода бытуют на периферии общественного сознания и серьезной опасности не представляют. А вот в эпохи социальных сломов и цивилизационных потрясений, когда миллионы дезориентированных людей вышибаются из привычных ячеек и готовы ухватиться за любую химеру, опасность возрастает многократно, поскольку идеологи консервативной революции готовы на многое, прежде всего готовы рисковать жизнью миллионов. Самый острый вопрос, который возникает при знакомстве с этим явлением, звучит так: неужели авторы подобных сценариев не понимают, что в эсхатологической битве, на которую они толкают Россию, перед страной как минимум маячит шанс не только выиграть, но и проиграть. Понимают отчетливо и, судя по некоторым высказываниям, имеют на это свой ответ, который сводится к следующему: если русский народ не способен на жертву и героизм и окажется не на уровне предначертанного ему подвига — тогда русским вообще нечего делать в истории. Наш народ не просто может, но должен исчезнуть как недостойный величия божественного замысла, истолкователями которого являются теоретики консервативной революции. В конце первой половины 20-го века сходные идеи относительно немецкого народа высказывал один германский канцлер. Правда, тогда эта история имела счастливый конец. Канцлер — сдох, а немецкий народ остался. Однако гарантий такого везения по второму разу не существует.
Еще один в высшей степени тревожный момент: в выходных данных помянут научный консультант, некий генерал-лейтенант Военной академии Генерального штаба. Как профессионал, заведующий "кафедрой Стратегии", безусловно, должен ориентироваться в геополитической идеологии и может выступать в качестве эксперта. Однако мы понимаем, что, заявляя себя как консультанта, офицер Генерального штаба солидаризуется с идеями и пафосом Дугина. И здесь для каждого из нас, от президента до небезразличного к судьбам отечества гражданина, открывается поле для серьезных размышлений.
Я хотел бы завершить надеждой, которая по мере чтения монографии переходит в спокойную уверенность, относительно того, что труд господина Дугина не станет настольной книгой российских политиков. Упаси Бог, я более чем далек от идеализации отечественной элиты. Но в наличии некоторого устойчивого инстинкта самосохранения ей не откажешь. Наша элита решительно не демонстрирует ни воли, ни желания погибнуть под обломками во время глобальной катастрофы.

"Открытая политика"

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?