Независимый бостонский альманах

ВЕЧНЫЙ ВОПРОС

01-01-1997

Juri Korhov         Написал как-то ненароком в заметке "Базар продолжается" (РЖ) такие слова: "Миллионы русских прошли эту жуткую школу человеческого унижения, миллионы погибли. Конечно, не только русских, но я не зря делаю этот акцент, ибо пострадали, как нация, именно и больше всего русские и не в арифметике дело - потеряли себя!". А в результате - разряд молнии! Мощная гневная тирада В.Ю. Ушакова о русских и их врагах-недоброжелателях. За ней недоуменные вопросы и оскорбление в своих чувствах слегка просыпались. Вот так я въехал в самое пекло, о коем знал только понаслышке (знать - не чувствовать!), и вдруг опалило с ног до головы. Некуда деться, нужно определяться: кто я и с кем в этой страстной духовной (пока духовной) борьбе, моментами смахивающей на войну. Вот и пытаюсь, поелику это возможно.

Сразу карты на стол - не могу темнить и долго тянуть кота за хвост (или слона за хобот), все одно небезопасно. Существуют русские и русские. Заметьте без всяких кавычек.

Table
Во-первых, это такие, как Вячеслав Юрьевич Ушаков, - патриоты до мозга костей, страстные болельщики и печальники русского дела, русского человека. Они, русские патриоты, конечно, разные. Вячеслав Юрьевич только один из вариантов русского человека патриотического склада. Как их вычислить, отличить от иных русских?

Прежде всего в отношении к истории. Русские люди (особенно грамотные) любят заходить в православную церковь и не столько помолиться, сколько приобщиться к поколениям своих отцов, которые грозно и суховато глядят с икон, подсвечиваемые и темные - печальные и загадочные в курящемся лампадном масле. Все это - суровые лики предков, запах от горящих свечей, лампадного масла, шуршащие старушки в полутьме храма, театральное великолепие православного убранства, шепот прихожан и прихожанок в косынках, торжественные и непонятные слова бородатого священника - сдавливает горло русского человека, душат слезы. Чувствуешь себя в чем-то виноватым. Все дурацкие заботы (все что-то ты должен, должен ... должен), одолевающие тебя ежедневно, куда-то свертываются, скрываются. На душе становится спокойней, светлее - очищение. В общем, соприкосновение с историей успокаивает и облегчает душу русского человека. Русский человек любит свою историю, плачет над ней. Не случайно любопытнейший русский религиозный мыслитель Н.Ф. Федоров мечтал о возрождении отцов, то есть умерших, ушедших поколений.

Другие характерные черты истинно русского человека в основном известны, не раз описаны. Если попытаться с помощью набора ключевых слов описать национальный характер, то получится примерно следующий ряд: нетребовательность (уступчивость), незлобивость, мягкость, стеснительность- другая сторона медали - потребительская нетребовательность, то есть непритязательность- невысокая требовательность к себе рождает и обширную доброту- терпеливость великая и терпимость, основанная на способности глубокого проникновения в суть и душу иного национального характера (блестящее наблюдение Ф.М. Достоевского), но не способность трансформироваться в него, то есть потерять свою русскость- другая интерпретация - способность к длительному подчинению насильнику- эмоциональность глубокая северная (сдерживаемая до поры, не итальянская), как истекающая в слезах (М. Горький), так и взрывающаяся приступами страшного бешенства (И. Грозный), с чем связано страстное стремление не столько к свободе, сколько к воле неограниченной отчаянной и увлекающей в бездну человеческого падения (еще шаг и деспотизм начинается)- иная грань, с эмоциональностью связанная, - мечтательность (обломовщина и маниловщина)- здесь и корни пьянства рекордного в мировых масштабах (источник исковерканной гордости)- страдательность как способность к глубокому состраданию, так и тяга к страданию, как способу самоочищения и самопостижения (эта сторона очень интересовала Ф.М. Достоевского)- отсюда и повышенная жалостливость (форма доброты), в том числе и к самому себе (как водится)- неровность в работе и жизни, проявляющаяся во взрывном характере эффективной деятельности, перемежающейся с провалами и прострацией, влекущая некую душевную расхристанность и сумятицу- частью это связано с увлекаемостью натуры- открытость и даже отчасти добродушная бесхитростность, простоватость- собственно потому чеченцы, эти воины от бога, считающие себя (от гордыни непомерной и неоправданной) пострадавшими от российского государства (которое на деле сохранило их, как нацию, в великом кавказском столпотворении народов), не имеют практически никакой злобы на русских, хотя повоевали с ними предостаточно- размашистость крутая, широта вольная русская, мало и плохо сдерживаемая- характерный пример - Б.М. Парамонов (США, Нью-Йорк), который с истинно русским размахом перемещается по тысячелетиям, культурам и авторам всех времен и народов, с публицистической несдержанностью и яркостью артикулирует (препарирует и нетривиально интерпретирует, оценивает) сложнейшие философские, культурологические и литературные проблемы, чем порой просто шокирует скучных академических профессоров от философии, литературоведения и пр.

самокритичность, то есть способность остро ощущать правду и неправду собственного лица и в человеческих отношениях, вызывающая не менее острую потребность в раскаянии и самобичевании (особенно после приступов бешеной воли), что в силу существенной эмоциональности может приобретать чрезмерный характер самоуничижения, а это, как известно, "паче гордости лютой".

Вообще русская натура - художественная, увлекающаяся. Влипнуть во всемирно-исторический эксперимент с построением коммунизма могли именно русские. Это с их легкой руки пошла - практически, а не теоретически - гулять по свету в ХХ веке эта страшная в своей наивности идея. Крестьян в шинелях достаточно было поманить простеньким лозунгом о земле и стегануть проклятьями в адрес кровопийц-эксплуататоров, чтобы они стеной двинули за страстными фантазерами в кожаных куртках. А там и буденовки с шишаками, и апостолы Блока во главе большевистских масс двигают, и величественное: "Полюшко-поле ...". Б..о..о..льшие фантазеры - русские люди.

По-моему разумению, весь этот дичайший эксперимент смог продержаться три четверти столетия в основном на русских эмоциях, подогреваемых литературой и искусством, прежде всего киноискусством. Кинофильмы "Броненосец Потемкин" С. Эйзенштейна и "Чапаев" по повести Д. Фурманова стоят всех советских политработников вместе взятых за все 75 лет. А "Левый марш" В. Маяковского, "Депутат Балтики" (Н. Черкасов), "Как закалялась сталь" Н.Островского, "Цемент" Ф.Гладкова ... да несть их числа. Все Еську ругают, а по мне так художественная интеллигенция виновата во всей этой истории. На ней все это держалось. На Лубянке душу вынимали и тело терзали, а по радио превосходное, оптимистическое: "Утро красит нежным цветом, стены древнего Кремля, просыпается с рассветом вся Советская страна ...". Молодежь "с молоком матери" впитывала не истпарт и пр. дребедень, а небесталанные произведения соцреализма и потом д..о..л..г..о никак не могла поверить своим глазам. Некоторые так до старости умудрялись дожить в полном неведении и святой вере. Вот уж святая простота, но та, что хуже воровства.

Перечисленные ключевые слова и черточки национального характера вроде не есть какие-то особенные национальные признаки, так как встречаются практически у всех наций. Но все дело в определенном сочетании и концентрации, делающей этот букет ярким и специфическим, узнаваемым и неповторимым.

И, наконец, главное! В ХХ веке произошел исторический и трагический слом русского национального характера. Нация была изнасилована в угоду фантастической идеи интернациональной солидарности трудящихся. Ее превратили в тряпку половую, о которую вытирали ноги (экспериментировали) все, кому не лень. Она была просто физически изнасилована в ходе политических игр, поименованных усилением классовой борьбы в обществе, вступившем на путь построения социализма. Ее пропустили через горнило лагерей - и за колоски, собираемые голодными пацанами, и за язык несдержанный, и за нарушения трудовой дисциплины и еще черт знает за что ...

Великая Отечественная Война, с одной стороны, пережевала в своей мясорубке еще миллионы русских людей (цвет молодой и бесстрашный, еще оставшийся после коллективизации и борьбы с врагами народа), а с другой, вроде бы поддержала, возвеличила русский дух, победившего русского человека. Сталин так и сказал на послевоенном торжестве победителей: "Выпьем за русского человека, вынесшего на себе всю тяжесть этой страшной войны!" (свободная интерпретация, в точности не помню, но за смысл и тональность отвечаю). Но все последующее пятидесятилетие растворило и испарило этот истощающий рывок национального духа. Проигравшая Германия, в конце концов, стала помогать нищей России и марками, и ношеными тряпками от расчетливой немецкой благотворительности.

Смертность превысила рождаемость - пошло сокращение русского населения. А вроде бы покоренный когда-то, но более плодовитый, Кавказ начал расползаться по российской площади в поисках работы и земли. И уже коренные русские земли сперва достаточно яркого и сочного Черноземья, а затем и скромно блеклого и бедного Нечерноземья стали понемногу заселяться выходцами с Северного Кавказа, не говоря о Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях, там уже черным черно. Наступил самый настоящий русский крах.

Отсюда чувство потерянности и разобщенности. Нет, куда-то подевалось чувство общности, связности, единства - кто он русский человек, где он, с кем и зачем. Это форма великого и жуткого одиночества. Потому цветет зависть и раздражение к другим, численно меньшим, но с высокой мерой единения, взаимопомощи. С одиночеством в душе соседствует страх великий. Исторически выпестованный и прежде всего перед властью, перед ее органами, но и не только перед ней. Также и перед преступным миром, этими самыми братками зоны, камеры. К ним и жалость, понимание, с одной стороны, и страх (перед пропастью человеческого падения), с другой. И легкость скатывания в эту самую пропасть. И неясно уже, где собственно нация кончается и где блатной мир (мир братков) начинается или это уже одно и то же? Уже в Интернете означились братки. Да где! В Петербурге - северной столице российской, городе изысканной русской культуры. Но, к счастью, более похоже на оригинальничанье (самореклама в базарном стиле, притягивающая посетителей), чем на истинно бандитский сайт.

Произошла страшная по масштабности и глубине трагедия потери великой (численно и культурно) нации самой себя. Это же фантастическая национальная КАТАСТРОФА мирового значения уходящего века.

Имеет ли этот тип русского человека выраженные ценности, которые ставит на первое место? НЕТ, не имеет, потому что он потерял себя. Такие люди, как В.Ю. Ушаков, пытаются восстановить этот тип во всех его правах, найти, возродить ценности истинно русского человека. Но какие они, эти ценности, никто толком не знает. Все смешалось, все на каком-то распутье ... в поисках и надеждах мучительных. Разве можно всерьез принимать странное и наянливое бормотание-заклинание все об одном и том же - русской соборности - за реанимацию истинно русских ценностей. А "монархия - православие - народность" сегодня вообще ни в какие ворота не лезет.

Имеет ли право на свое существование, свою печаль, заботу и тревогу этот тип русского человека, спрашиваю я?! И отвечаю сам без всякого смущения и натяжки, но с дрожью в голосе и болью в сердце - да, ИМЕЕТ! Более того, он может рассчитывать на понимание и уважение иного русского человека, но достаточно талантливого по части сопереживания.

Написал все это о русском человеке, перечитал и скукожился - ну что он у меня такой какой-то ущербный, кособокий вышел? Вроде бы все более негативы получаются. Люблю же его, а такое наворочал. И засомневался - да стоит ли выступать с таким словом вообще. Но негативы, по сути, - более резкое, выпуклое явление, чем позитивы. Последние более интернациональны. Ну что означала бы фраза: "Русские - очень трудолюбивый народ". Я просто не знаю не очень трудолюбивых или ленивых наций.

Вспомнил также, что при его описании никуда не заглядывал, кроме как в собственную душу, то есть по большей части с себя писал. Что уж тут стыдиться и кривляться - какой есть, такой и есть. А обнахалился себя выдавать за типаж русского человека потому, что всей жизнью проверил - в основном мы, русские, такие, хотя и с вариациями многочисленными. И, конечно, это мужской тип описан, ибо женский образ несколько иной. И не след полагать, что здесь этническая чистота гарантируется (в смысле предков). На лице у В.Г. Распутина написана вся его забайкальская родословная, но он прекрасный (потрясающий, не жалко слова) русский писатель. Здесь встречаются и иные варианты, получившие по наследству эту "загадочную" русскую душу или вросшие в нее в ходе становления личности.

Кто же этот второй (иной) тип русского человека? Я его именую для себя интернационалистом (поневоле приходит на ум печально знаменитое в конце 40-х и начале 50-х "космополит"). Что-то есть в этом втором определении и без всякого душка. Это тип всемирного по природе, но фактически более западного (в нашем понимании) человека (апофеоз - англо-американская культура). Он также, с полным основанием, именует себя русским и таковым является. Ибо не наследственность (кровь, родословная, предки ...) определяет национальную принадлежность, а культура и прежде всего язык. Здесь, конечно, больше выходцев из семей межнационального и межрасового характера со всех концов необъятной России. "Обрусевшие инородцы" как выразился однажды незабвенный Владимир Ильич.

Вон на радио "Свобода" А.И. Стреляный пристроился - классический тип интернационалиста: украинец, получивший известность в рамках русской культуры и не способный уже отказаться от этой своей роли, вернуться в лоно неньки Украины, хотя переживает, очень переживает. И таких людей все больше и больше. Исторически это следствие неуемного расползания российской империи по евразийским просторам и смешивание с местным населением. Вроде бы в целях самозащиты от степняков, а в действительности от русской вольницы, искавшей разудалого разбойного фарта, водки и персидских барышень. Но из русских не получались колонизаторы в пробковых шлемах - сахибы на веранде среди приторно и притворно кланяющихся и остро ненавидящих аборигенов. Смешались с местным населением.

У него, этого иного типа русского человека, нет каких-то ярких национальных черт, но зато есть ясно осознанная основная, главная интернациональная ценность - СВОБОДА личности и РАВЕНСТВО возможностей (права гражданина)! Он иногда с любопытством относится к русской (для него она российская, имперская) истории, даже достаточно профессоров в этой области, но совсем не трепещет и не плачет. Что, кстати, в научной работе есть преимущество, а не недостаток. Но трудно представить себе, к примеру, Г.А. Явлинского в православном храме без шапки, склонившего курчавую голову перед старинной иконой богоматери (в русской трактовке) и пребывающего в глубокой и печальной задумчивости. Значит ли это, что он не имеет права именоваться русским человеком? Конечно, нет. Речь идет о безусловно русских людях, но совсем иных, можно даже утверждать - новых людях, скорее россиянах, чем русских.

Если это образованные люди, то тяготеют к мировой культуре в ее англо-американской и европейской ипостаси. Обожают многоязычие - как минимум стремятся к двуязычию: русско-английскому прежде всего. Вершина мировой цивилизации для них, и они этого не скрывают, - США, страна свободы, неисчерпаемых возможностей для человека-индивидуалиста. Они, эти русские люди, и есть, по сути, ярко выраженными ИНДИВИДУАЛИСТАМИ. Они вообще не очень страдают от одиночества и никакой особенной трагедии с русским народом не замечают. Ну, разве что пьянство беспробудное и дикое их, конечно, шокирует.

Они готовы быть и патриотами, но не исторической (для них имперской) России, а новой демократической богатой и уважаемой в мире России, то есть любить не историю, а сегодняшний день. Вообще это более организованный и равномерно трудолюбивый народ, не страдающий уж такой дикой страстью к спиртному и охотно бы перенявший западный стиль застолья - в огромном стаканище спиртного на донышке и на два часа разговоров под такую, с позволения сказать, "пьянку". Три раза по тридцать грамм и уже выступает, вроде как напился.

Явление человека-интернационалиста не есть феномен российской жизни. Такие люди есть везде и число их понемногу, по мере межрасового и межэтнического смешивания растет. Это историческая неизбежность и данность, кою ни на какой козе не объедешь, - следствие все возрастающей плотности миронаселения и мощных миграционных потоков вся и все смешивающих. США - кульминация, наиболее резкая картинка, фокус этих мировых процессов. Американец - это не национальность, а всемирное гражданство, желающее распространиться по шару земному. Мне, конечно, известно о желтом цвете, желтых шарфиках и приступах американской гордости. Есть и уже собственная история эдак в 200 лет, то есть некоторые признаки национального государства. Тем не менее это совершенно новый тип общества интернационального типа.

Наиболее концентрированное выражение идеологии интернационализма - практическая работа американской радиостанции "Свобода" в зоне именно российской (а не русской) культуры. Никто и ничего здесь не провозглашает, но ее стиль (тональность), содержание и акценты, - яркое проявление именно этой идеологии, которая скорее есть набор признаков, а не систематическая доктрина, концепция. Здесь считается признаком дурного тона обсуждать национальный вопрос и он (тем более русский вопрос) никогда не обсуждается: нет его и все! До самого конца исторического материализма я с наслаждением впивал в себя этот, с трудом слышимый, голос из-за рубежа: учился уму-разуму у упомянутого Бориса Михайловича Парамонова. Но сейчас "Свобода" мне активно не нравится по указанной же причине - нет русского вопроса, нема тути. Все началось с того момента, когда этот голосок объективненький стал рупором чеченского доктора Геббельса. Исчезла даже видимость объективности. Больше уже любви к этой фирме не возникало - испарилось все, что было доброго в душе.

И у России есть выраженная тенденция превратиться в такой же конгломерат. Ведь центральный вопрос российский не национальный, а РОЖДАЕМОСТЬ! Катастрофическая рождаемость! Перепад давления (плотности населения) на восточных границах России растет с угрожающей быстротой. Кто будет осваивать и защищать огромные и суровые просторы Сибири? Некому!

Теперь о евреях - этих образцах человека-интернационалиста. Написал это слово и затрепетал, как к чему-то опасному, жгучему прикоснулся. Русский еврей (наш еврей, так сказать, если он вынесет такое определение) - продукт истинно русского сознания и поведения. После революции этак примерно до начала войны (40-х годов) никто (за феноменально небольшим исключением) себя евреем не считал и искренне именовал себя русским человеком. Однако, начиная с Великой Отечественной войны, стали все чаще произносить это слово - еврей. И чем больше его говорили и поглядывали косо, а затем стали и меры принимать охранительные, чтобы ограничить ИХ число в элите (культурной, хозяйственной, политической) общества, тем чаще и резче приходилось задумываться людям со странной (для русского уха) фамилией. Кто же они, что делает в этой России, где твоих детей будут просеивать через кадровое сито всегда и везде?

Почему так получилось? Во-первых, русские люди, имеющие чистые или смешанные еврейские корни в целом и среднем, - более образованный (читай культурный) и более способный (даже талантливый) народ в различных видах духовной деятельности, чем чистокровные русаки и прочие здесь проживающие. И это общемировая тенденция. Считай, не считай процент евреев, оно и так невооруженным глазом видно, что этих людей в элите культуры, бизнеса и политики существенно больше, чем иных представителей. Откуда эта богоизбранность, да есть ли она вообще?

Полагаю, что таковая есть, но дело это не наследственное, а, так сказать, рукотворное. В смысле наследственности евреи есть вершина семитских племен, этих восточных людей, отличающихся особой душевной тонкостью, даже изысканностью душевной вязи. Отличается эта тонкость от тонкости, не менее впечатлительных и эмоциональных, русских своей скрытностью, подпокровностью. Отсутствие открытости при существенно сложной душевной организации воспринимается частенько в качестве особого восточного коварства совершенно неизвестного настежь распахнутому русскому человеку. У евреев, в силу исторического гонения и насилия, это самое восточное "коварство" проявилось совсем в иной ипостаси - в фантастической способности к адаптации, вживанию в образ жизни, мысли и характер народа, в лоне которого приходится жить, и в котором частично растворяются (во всяком случае не против раствориться).

А главная особенность евреев не в какой-то особой наследственности, а в культе книги и женщины. Какая-то религиозная склонность и, постоянно воспроизводимая, потребность в умственной деятельности, книжной культуре, грамоте. Еврейский мужчина в отличие от русака, да и не только от него, носит свою жену, что называется, на руках. Культ матери, жены - могучий стимул формирования особого стиля и духа еврейской семьи, где не орут на своих детей благим матом: "Сережка! Ты опять с этой дрянью возишься! Убью, паразита!". Не дают им подзатыльника в сердцах, а то и похуже. Поощряют чтение, музыкальные способности. Детьми любуются, с ними носятся (как сказал бы русский "как с писаной торбой"), с ними нянчатся, гордятся их маленькими успехами. Всемерно поощряют занятия с книгой, художественное и музыкальное творчество.

Опять, вроде бы ничего такого уж нового, все это можно встретить у разных народов, но все дело в концентрации, степени. Именно здесь основания особой талантливости этого народа, который охотно бы растворился в среде своего обитания, да никак не дают забыть происхождение, постоянно напоминают. Отсюда пристальный, болезненный интерес к древней (мертвой) культуре своего народа, реанимация исчезнувшего языка. Неистовое изучение Торы, Талмуда, других священных писаний (вон как у стены Иерусалимской бьются в беспрерывных поклонах сотни правоверных иудеев) в поисках ответов на несчастья своего, вечно гонимого, народа.

По моим личным наблюдениям (не касаюсь сферы художественного творчества) многие доктора и профессора академические и вузовские (еврейского происхождения) чаще люди просто начитанные, высидевшие в библиотеках и переводах с английского, немецкого ... свои знания. Но в своих научных изысках частенько мало интересны - громоздят интеллектуальный хлам, наворачивают умственного вздора, усложняют на пустом месте. То есть истинно умных, талантливых (от природы) людей среди них не больше в процентном отношении, чем у русских или других. Это люди, высидевшие знания и звания попой. Потому в количественном отношении их больше, чем иных национальных представителей. Последние и начинают судорожно подсчитывать проценты: таковы все славяне - русские, украинцы, поляки ... . И если уж уточнять, то феноменальная талантливость евреев - это талантливость ТРУДОЛЮБИЯ в сфере духовной деятельности. И этому можно только позавидовать. За это стоит уважать этих людей. Во всякой культуре нужны не только сверкающие таланты - новаторы и изобретатели, пионеры-первопроходцы, то есть истинный двигатели культуры, но и обычные работники: собиратели и переводчики, хранители, демонстраторы и преподаватели-трансляторы накопленного знания, художественного богатства. Это работяги культуры.

Если постоянно не вычислять их еврейство, не пенять им, завидуя и раздражаясь от их успехов, то этот талантливый народ, растворясь в культуре народа-донора (сегодня говорят титульной нации), принявшего его в свою семью, вносит существенную лепту в развитие культуры новой родины. Истинно талантливый и гордый народ (таким я хочу видеть русских) не может и не должен постоянно злобится на успехи этих фантастических трудолюбцев. Их нужно поглощать, делать своими, в данном случае русскими, и без всякой задней мысли. Да и своих детишек нужно иначе настраивать на жизнь предстоящую, если хочешь получать пищу духовную от "истинно русских" профессоров. Широта и глубина русской души вроде бы позволяет всем разместиться без страха и упрека.

Разговоры о евреях, устроивших русским историческую ловушку в ХХ веке, - революцию 17-го года - вздор несусветный. Местечковые евреи Российской империи, униженные чертой оседлости, страстно погрузились в русскую революцию без остатка и в великой надежде сравняться с имперским народом в своих человеческих и гражданских правах. И какое-то время их надежды оправдывались. А известные таланты позволили занимать далеко не последние места в новом истэблишменте (номенклатуре).

Однако хватит об этом любопытном народе. Поговорим о будущем: куда все это месиво идет-катится. Чтой-то будет, да и будет ли? Начнем с взаимоотношений этих русских. Патриоты в своем крайнем варианте (ведь я тоже патриот, но не маргинальный) страстно ненавидят жидов, считают их источником всех русских бед. Помешались на процентах. Мечтают создать чисто русское государство и общество, где все прочие инородцы будут знать свое место и благодарить титульную нацию за приют и возможность существовать. Но в четком соотношении с процентной долей. И в этом они убоги и постыдно слабы.

Интернационалисты побаиваются патриотов, все время обзывают их фашистами. Но более брезгуют ими, вроде как ущемленными и ущербными, то есть, попросту говоря, придурками. Стараются не замечать и не раздражать. Хотя, конечно, обижаются и весьма. Саму тему национальную в России обсуждать считают вроде как пошлостью и бессмыслицей. Ибо никто здесь никогда не разберется и не договорится, только пустая и постыдная перебранка получится. Страдают глухотой и слепотой - в упор не видят, не ощущают трагедии русского народа. И в этом они глупы и бездарны до бесчувствия.

Степень болезненности их взаимоотношений по мере роста благосостояния российского общества будет уменьшаться. И это будет происходить еще в силу и меру осознания законности и неизбежности существования тех и других, то есть их сосуществования. И это сосуществование не противоестественное, а, напротив, совершенно естественное. Своеобразное взаимодополнение - принцип дополнительности Н. Бора, пересаживаемый в социологию.

Патриоты хранители самобытности данной человеческой общности, объединенной культурой, языком, которые не поделить, не разрезать. И без них Россия быстро потускнеет, потеряет свое лицо, станет второй Америкой на евразийском континенте. И это плохо, ибо расцвет экономический и политический только от многообразия и уникальности культур. Всякое обезьянничанье - пошлость. Все нации стремятся к этому более или менее удачно и талантливо. Французы остро переживают за свою оригинальную изысканную культуру. Так и испанцы, итальянцы ... А наибольшую степень непримиримости и нетерпимости (то есть попросту перегибают палку) в этом полезном деле самосохранения проявляют именно израильтяне. Они додумались до четкого разделения на собственно израильтян (чистых, "арийцев") и неизраильтян (арабов - нечистых, недочеловеков, имеющих поражение в правах). Будем справедливы, последних никто не думает убивать, выхолащивать, но их место на стройках и в коммунхозе - исполнять полезную для иудеев функцию. Как в тысячелетнем рейхе: процент крови, чистота нации - святое дело!

Интернационалисты - пылесосы мировой культуры, поглощающие однако не только иноземную пыль, зады чужих достижений, но и привносящих нормальный элемент интернационализации, оберегающий конкретную нацию, их федерацию, от излишнего изобретательства велосипедов. В отличие от патриотов, погруженных в свои переживания и не очень то упирающих на производительный труд (некогда, печалиться нужно - как на молитву), интернационалисты - народ, очень стремящийся к материальному благополучию, сконцентрированный на идее обогащения сейчас, а не потом, после решения коренных вопросов национального и духовного бытия. То есть полезный, деятельный народ. Большой поклонник увлекательной игры в бизнес. Один Борис Абрамович, богатейший человек России, чего стоит - мало ему уже и такой игры, хочется еще более острой и пряной - политической. Да и число их все растет, медленно, но растет. И не считаться с этим фактом невозможно.

Как это мне удается так удобно располагаться на двух стульях, раскорякой стоять? Да я объективно вынужден пребывать в обеих ролях - и русского патриота, и украинского интернационалиста. Мне известны на собственной шкуре страхи этого интернационалиста и мучения такого патриота. Ведь я, русский человек, есть одновременно и русскоязычный украинец, житель Западной (читай кондовой) Украины.

Вообще то я из "пограничников". Ведь это целый спектр - патриоты и националисты (см. рисунок, ведь я - инженер). Так я пограничник, то есть близок к центру со стороны патриотов. В самом центре никого не бывает. Это будет действительно фантастическое пребывание на двух стульях. Здесь вообще и со стороны патриотов, и со стороны интернационалов-космополитов довольно много неплохого люда обитает. Полагаю нескромно (ведь это не научное, строгое изыскание), что А.С. Пушкин был этим самым пограничником, но только со стороны интернационалов. Он - европеец. И дело вовсе не в его темных кудрях. Это сквозит из Капитанской дочки, где нет и тени любования русской вольницей, а есть только заостренное любопытство, смешанное со страхом и некоторой двойственностью в отношении к этому феномену, родившему российскую империю. Только Пугачев имеет некоторые человеческие черты, все остальные разбойнички уже какие-то темные, неясные и страшноватые. Конечно, это точно переданное восприятие молодого человека. Но здесь и сам Александр Сергеевич присутствует. Русский народ не совсем так относился к Пугачеву и пугачевщине. Ведь не только разбойничали, но и казаковали на юг и восток. "Есть на Волге утес, диким мохом оброс ..." - конечно, литературная обработка (литературщина в некотором роде), но отношение народа к своим гулевым точно проглядывает.

И самое последнее. Ведь это Вячеслав Юрьевич Ушаков высек у меня искру такую. Нужно и ему непосредственно (а не только по поводу) сказать пару слов.

Уважаемый Вячеслав Юрьевич! Если бы Вы не желали стать российским президентом, я бы не стал Вас тревожить. Но Вы - молодой, энергичный, талантливый человек чисто русских кровей, истинно русский патриот. Как же Вы думаете стать президентом в демократической стране, то есть стране, где все имеют право и беспрерывно качают эти права? Ну представьте себе Б. Клинтона, выступающего от имени белого населения, доля которого постоянно сокращается в США. Есть ли у него шанс стать президентом этого межэтнического и межрасового конгломерата, вроде бы сварившегося в американском котле, да все не забывающего свои корни и тем более расу, которая, хочешь - не хочешь, в глаза лезет, не дает забыться - черные, желтые, красные? А в России, Вам кажется, что русское большинство наконец-то воспрянет, восстанет за свои законные исторические права и проголосует за Вас, своего лидера. Мне кажется, что Вы заблуждаетесь насчет единства возмущенного и униженного русского народа.

Кроме русских интернационалистов здесь еще довольно большой слой людей, не только не считающих себя русскими, но и не очень желающих называться даже россиянами. Это известные Вам татары, башкиры, буряты, якуты, большинство северокавказских народностей (это еще не полный перечень). Они объективно примыкают к русским интернационалистам. Вместе это огромный человеческий массив, по моей интуиции - более половины всего населения России. Серьезный политик не может не считаться с этим фактом.

Русские бизнесмены, "обиженные и униженные еврейскими банкирами" (это не реальная цитата, а подслушанная средним ухом), - фантом. Здесь все так повязано и перевязано (вертикальная и горизонтальная интеграция собственности, производства и коммерции), что сами русские предприниматели никогда не смогут разделиться с нерусскими без риска потерять все. А поддержка их своего политика-русака только до определенного предела, не угрожающего катаклизмами, резней и прочими прелестями окончательного решения вопроса, раз и навсегда. В этом плане русские предприниматели очень даже интернационалисты - деньги не пахнут ни русским духом, ни еврейским. Так что не очень то надейтесь на современных купцов-заводчиков, очарованных новой идеей и жертвующих ради нее своими капиталами, снова, как в начале века, подкладывающих под себя бомбу на новом витке интересной российской истории.

Всякий человек, ступивший на эту стезю (публичной политики) должен помнить, что здесь, как нигде, важен лозунг: "Не навреди!" - себе прежде всего. Тут нормально возможны только обычные противники - идея демократическая, либеральная, консервативная... Национальная идея - инструмент кризисов, провалов, тьмы. В нормальном развивающемся обществе с постоянным, пусть скромным, ростом благосостояния сделать политику на национальной идее - дохлое дело! Вы будете ездить сперва на 15%, потом на 10% и наконец съедете на стандартные 5...8% вотирующего населения (здесь неологизм эксплуатируют нещадно и с видимым удовольствием - электорат).

И не стоит уж крепко возмущаться безобразиями интернационалистов, так ярко проявившимися на последних выборах. Эти самые интернационалисты якобы всеми силами противостояли действительно русским кандидатам, русскому началу в государственном строительстве. Вообще-то им было наплевать, кого конкретно избрать, лишь бы не коммуниста. А это, извините, уже к русскому вопросу никакого отношения не имеет. Кого-кого, а коммунистов за истых русских мне очень трудно признать. Они бы и на Вас поставили, если бы Вы имели достаточный политический капитал (больший, чем иные) и твердо заявили - интернациональный капитал и права человека - святое! Вы даже не хотите замечать, что они (интернационал демократы), при всем своем вроде бы неприятии и отвращении к истинному и посконному русскому духу, обеспечили избрание именно и действительно русского человека - Б.Н. Ельцина.

Видимо Вам трудно его признать за такового. А с моей колокольни он и есть блестящий образец именно русского человека, да еще особой сибирской закваски и выдержки. Непредсказуемый и не вмещающийся ни в какие рамки - в Швеции опять, пишут заокеанские щелкоперы, вел себя как слон в посудной лавке. А все от искренней непосредственности, кою держит за лучшую политику, да в основном и не прогадывает. Морщатся, но прощают, чувствуют - иной тип, русский (ему можно - загадочный!). А сколько его полоскали - пьет безбожно. Так русский же он человек или хрен собачий? Да и не пьяница он, а искренний, эмоциональный человек, которому трудно свои чувства на все пуговицы застегивать. Иная сторона эмоциональности - если его проняло, с трудом сдерживает слезы (прямо как Алексей Максимович). Решусь на опасное дело - прогноз: будет в Москве большущий памятник этому крупному русскому человеку, взявшему на себя огромную ответственность в самый сложный период российской истории - развал, катастрофа вселенская! И в основном справился с этим периодом, удержал страну в узде, повернул в русло демократического развития, добился первых ласточек стабилизации. И это всего за какие-то 5 лет! Поистине большое видится только на расстоянии.

Чистоплюи-интернационалы от него нос воротят: зло, да меньшее чем другие. Им подавай высокого интеллектуала Г. Явлинского - вот настоящий современный российский политик: образованный, умный, интеллигентный, не то, что этот Ельцин-алкаш, сплошной моветон. А я этого Г. Явлинского на дух не переношу - все учит, учит, умничает, все-то он знает-понимает. У него и манера говорить менторская, дидактическая, то есть учительская, а попросту - противная. Не быть ему российским президентом никогда, а быть ему вечно заднескамеечником, сидеть в самодовольной "просвещенной оппозиции". Ему особые условия подавай, тогда он соизволит стать то ли премьером, то ли президентом, а иначе принципиальность н..у..у..у никак не позволяет. Засидевшийся от политики, все никак себя подороже продать не может. Только в политике девственники не в цене. Здесь мастера разумного компромисса работают в поле ограниченных (оппозицией, реальными кадрами исполнителей и мн. др. факторами) возможностей. Это только у журналистов и политологов на бумаге и языке все получается - все то они лучше этих идиотов (политиков) знают и умеют. Послушаешь такого - ну прямо готовый президент перед тобой на телеэкране. Вот только болтать и писать - это совсем иное, нежели реально действовать в поле сильнейших и противоречивых человеческих интересов.

Вам, Вячеслав Юрьевич, особенно не нравятся те неприличные способы, которые использовались в последней президентской гонке интернациональной братией, чтоб протолкнуть Б. Ельцина в президенты. Это верно, грязи предостаточно наворочано. Только что ж тут плеваться взрослому человеку. Ясно, что в обществе сильнейший нравственный раздрай. В разрушенной социальной структуре люди ведут себя именно так - беспардонно, бессовестно, нагло и цинично: хорошо все то, что полезно мне. Так везде на постсоветском пространстве. Юридический закон только складывается, а нравственный еще и не начал. Время нужно и немалое, чтоб люди разбежались по своим стратам, ассоциациям, конфессиям, клубам и стали выполнять сперва хотя бы корпоративные правила игры, затем и общественные. Демократия - это вечный процесс социального саморазвития, а не готовое к употреблению блюдо для строгих ценителей.

Господи, а сколько слез крокодиловых ("демократических") пролито по поводу ужасного прецедента - расстрела российского парламента, сколько ручек дамских литературоведческих изломано в печали по загубленной на корню российской демократии. Процедуру Б. Ельцин не соблюл, оскоромился! Нужно было как-то иначе, легитимно все проделать. Ну точно, как летом семнадцатого года, вместо того, чтобы "вывести Ленина с компанией на середину Финского залива и утопить вместе с баржей" (гневная тирада Е.К. Брешко-Брешковской, "бабушки российской революции"), русские конституционные демократы хотели процедуру соблюсти. Ну никак не могли без Учредительного собрания! Послушаешь записного демократа В. Третьякова (ах, какую бандитскую демократию создали) и тошно станет. Опять те же интеллигентски-демократические сопли российские. Один В. Астафьев, русский человек, прямо и твердо сказал тогда Ельцину - чего ждешь, хочешь чтоб тебя на елке кремлевской повесили, действовать надо. И нечего плясать по поводу прецедента - конец света! Становление английского парламентаризма (образец!) густо замешано на насилии. Ничего нового и особенного, фатального, нет. Люди - не бараны, которые за козлом (прецедентом) хоть на бойню последуют.

Желаю Вам, Вячеслав Юрьевич, добра и взросления политического! Тогда, может быть, Ваш титанический дух и сдвинет горы. Но только не в национальном вопросе. Пусть он решается сам собой. Не педалируйте его, ради Бога. И ради жизни простых российских граждан. Им бы свои скромные и жалкие (по западным стандартам) 60 лет прожить, детей народить, в земле покопаться, на свадьбе поиграть ... Не нужно им страстей великих, сшибок мировых и последних. Дайте им спокойно прожить свою маленькую скромную жизнь. Кто это им обеспечит в условиях роста жизненного уровня и без очередной резни - тот будет признан великим политиком и национальным спасителем России.

А как же русский вопрос, где конструктив?

Он делом, а не поиском и утверждением истинно русских ценностей, разрешается.

Мнится мне, что есть варианты, не нарушающие общественного равновесия, не обижающие и оскорбляющие людей нерусских и русских евро-американцев. Не государственные варианты!

1."Русское общество" (или как там еще - "Русская община"?). Нужна ярко выраженная организация, занимающаяся не политикой, а текущими, каждодневными, проблемами русских людей. И первейшая и острейшая - рождаемость в русских семьях. Если национальный капитал поддержит, то может и должен быть создан мощный финансовый кулак (фонд), питающий многодетную русскую семью, пока что практически просто исчезнувшую с небосклона русской жизни. Специальная программа пропаганды многодетной русской семьи, как важного элемента возрождения России.

Такое общество (организация) должно стать в своих региональных и местных точках тем местом, куда люди, считающие себя русскими или желающие ими быть (считаться) могут обратиться без предъявления паспорта и доказательства своей русскости за материальной и духовной помощью. Нужна специальная служба социальной помощи. И пусть кто-то спекульнет - прильнет к такой сиське без всякой любви к русским, просто на халяву. Русская мать (русский фонд) не должна морщиться от таких халявщиков. Пусть их! Русских будут только уважать и уважение это будет расти в геометрической прогрессии. На западе люди, имеющие хоть какую копейку, считают для себя постыдным заходить в столовые Армии спасения. Так что число халявщиков не будет катастрофическим.

От такого варианта помощи русскому делу не откажутся русские предприниматели, как В. Довгань и другие. А такие разумные предприниматели, как Б. Березовский, посчитают просто практичным и политичным вложить часть своих средств в подобное дело.

2.Специальная (элитарная) русская школа-интернат для одаренных детей из всех закоулков великой родины (и не одна!). Было такое при Новосибирском Академгородке и при советах, но без педалирования русского вопроса. Может и живо то дело еще, не знаю. А возродить и резко расширить на уровне всей России - совершенно необходимо, коль так хочется чисто русских профессоров. А че ж не хоцца? Благо есть опыт Всесоюзной физико-математической олимпиады для школьников, заочной ФМШ для талантливых подростков.

И опять же категорически не следует делать сито для детей, выделять русских. Достаточно объявить, что это русская школа, ориентированная на русские традиции, изучения русской истории (независимо от основного направления - физико-математическое, техническое или гуманитарное). Пусть приходят дети и с раскосыми глазками, и с миндальными. Главное, чтоб зацепила их русская идея, стали истыми русскими. И станут! Подождите, господа, еще эстонские юноши будут считать для себя за честь - попасть на учебу в русский университет какого-нибудь Новгорода или Пскова. И вернется русский язык в школы Прибалтики ... , как мировой, язык межнационального общения.

3.Русская культура. Меня переворачивает от этого "Русского Букера". Ну что это еще за русско-английское сочетание? Два совершенно разных слова. Нужна целая серия наипристижнейших чисто русских (домашних, национальных) фондов поддержки русских талантов. Это когда пишут такие повести, как "Деньги для Марии" ... Что значит наипрестижнейших? А это просто: сперва деньги, деньги и деньги, большие деньги, а потом и уважение придет - как дело поставить.

4.Православная церковь. Ее возрождение связано с русским, а не старославянским, языком. Второе - нужно очень простое (до смешного) мероприятие - стулья в храме. Да, да, просто стулья. Господи, да разве долго выстоишь на своих двоих, как бы это впечатляюще не было. Или будешь стоять, переминаться и поганая мыслишка будет точить - "когда же кончится служба". Совсем не нужен строгий партер двухрядный, как в костеле польском. Только стулья, в свободном порядке размещаемые, и в первую очередь для людей пожилых, инвалидов. Третье - священники должны читать не только ритуальные службы, связанные с церковным календарем, а все больше упор делать на бытовую нравственную проповедь, на дела приходские: вчера на соседней улице убили человека, почему соседи бывают нетерпимы друг к другу и многое другое в этом же духе. Четвертое. Православная церковь должна использовать опыт конфессий (долго говорили сект) протестантского толка и доходить до семьи своих прихожан. Иметь сведения о их состоянии духовном и материальном. Не ждать крика о помощи, а приходить с упреждением несчастий. Это будет параллельная (с Русским обществом) социальная служба.

Помощь - помощью, но русский вопрос решается только на путях поиска и поддержки талантов - всюду и всяческих. Только они вернут величие российское.

А вот к монархической идее я холоден. Нельзя идти вперед, оборотившись головой назад. Что было, то прошло. Меня не прельщает израильский опыт возрождения мертвого.

Тут вообще еще писать и писать. Только это уже вопрос не мой - это Ваш вопрос, Вячеслав Юрьевич! Вы практический русский деятель, а я зарубежный "писатель".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?