Независимый бостонский альманах

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

12-04-1997

Фронт есть линия, разделяющая два противоположных лагеря или пространства. Саперы преодолевают эту линию, наводят мосты с одной из сторон линии фронта. Прибалты проводят линию фронта по восточной границе своей подконтрольной территории и наводят мосты через нее. Они определяются как авангардные части Запада. А белорусы? Линия фронта до сих пор проводилась через Гродно и Брест, сегодня она продлена до Браслава. Т.е., вроде бы, белорусы однозначно определяются на Восточной стороне. Вот только являются ли они авангардом Востока? Мне же представляется, что Беларусь - большая нейтральная полоса, без самоопределения. Если Киплинг прав, и Запад есть Запад, Восток есть Восток - и им никогда не сойтись, то они вечно будут топтаться на нейтральной полосе, вытаптывая на ней цветы, каждую четвертую березку, а на вытоптанной земле будет прорастать чернобыль.
Одни рождаются великими, другие добиваются величия, а иным величие жалуется - кажется так грезил о величии шекспировский недотепа Мальволио. Ему повезло, он не родился белорусом. В этом случае он бы и грезить не смог о величии. Одни страны издревле были суверенными, другие добиваются суверенитета, а Беларуси суверенитет пожалован. Вслушайтесь! Предоставлен суверенитет. Горбачев развалил Союз и обрек Беларусь на сиротскую (суверенную) долю. Мыслимое ли это дело, получить суверенитет вопреки желанию.
Суверенитет - из разряда вещей, которых невозможно не желать. Если в Беларуси на каждом углу кое-кто говорит о том, что нам суверенитет не нужен - значит это кому-то нужно. Насильно можно отнять суверенитет, но нельзя насильно его дать. Добровольно можно взять суверенитет, но нельзя добровольно его отдать. Такое часто случается с гуманитарными понятиями, при неосторожном обращении с ними в логике, они исчезают как мираж. Можно дать кому-то землю, но хозяином (сувереном) на ней он может стать только сам. Навязанный и добровольно отданный суверенитет - несуществующие понятия, как круглый квадрат, как мокрый огонь. Тот, кто так обращается с понятиями, либо не в своем уме, либо изощренный лжец. А в Беларуси такие номера проходят.
"К белорусам национальное сознание пришло почти как непрошенный дар русской революции." Д.С.Мирский, "Россия, социальная история", М., 1932г.
"Это был, возможно, наиболее крайний, во всяком случае в Европе, пример обращения к принципу самоопределения наций с целью не столько удовлетворить, сколько вызвать национальное самосознание." Эдвард Карр, "История советской России" кн. 1, Лондон, 1950г.
Эдвард Карр знает, что говорит. Многие в самой Беларуси думают также. В Европе это может быть был, действительно, крайний случай, но для Советского Союза - это обычная практика. Иосиф Сталин был корифеем многих наук, но особенно он преуспел в языкознании и в национальных вопросах. Способ его мышления прост и фундаментален, как всякое знание на уровне 3 класса начальной школы. Каждой вещи в мире отведена своя ячейка. Все в мире можно по ячейкам разложить. Все ячейки устроены по принципу формально-логического деления: природа поделена на типы движения материи; история - на формации; политическое устройство - на капитализм и социализм; люди - на классы и нации. С последним делением все получается смешно, зато просто и понятно. Каждого человека можно приписать к какой-нибудь нации и к одному из классов. Представить себе, что человек может осознавать себя не принадлежащим к классу и нации, в такой системе мышления нельзя. Если люди мыслят себя как-то по другому (например, мусульманами, староверами, родами и т.д.), значит они недоразвиты, чего-то недопонимают. Исходя из такого представления были созданы новые нации, например, в Туркестане из бухарцев, хиванцев и кочевников - таджики, узбеки, и т.д. Так же поступили и с белорусами.
Сталин ничего не делал зря. Зачем ему нужны были белорусы и их государственность? Ответ прост - нужно было вытравить из истории память о Великом Княжестве Литовском. Наследство Княжества передается этническим литовцам вместе со столицей Вильно, ставшем Вильнюсом. Идея его восстановления, которая доставляла Российской империи много неприятностей в ХIХ веке, дискредитируется через акцентирование его противостояния православию и России, как оплоту ортодоксального православия, через создание мифа о постоянном стремлении православных белорусов к воссоединению с Россией, которое наконец-то осуществилось.
Чтобы земли бывшего Княжества не были заражены оппозиционностью к имперской политике СССР нужно: объявить Великое Княжество Литовское орудием ополячивания православных, самих православных отождествить с этносом, а не с конфессией, язык белорусов привести в соответствие с марксистско-ленинско-сталинской теорией происхождения языков, городское население, интеллигенцию и аристократию ВКЛ оторвать от крестьянского этноса и объявить поляками и литовцами. Все это с успехом удалось реализовать, устранив из исследования и образования все источники и документы, противоречащие такой "исторической" версии. Но белорусы и литвины сами виноваты. Они не создали своей истории, своей теории государства, не исследовали свой язык и его происхождение, не культивировали его.
Джорж Орруэл прав. История переписывается, язык переделывается, а вместе с ними переделывается сознание, самосознание, менталитет. В ХХ веке, при умелом обращении с социальными и гуманитарными знаниями, создание наций, идеологий, менталитетов и т.д. становится "делом техники". К 1945 году Белорусскую Советскую Социалистическую Республику можно ввести в ООН, поскольку она уже своя, ручная и послушная, она будет оставаться такой долго, даже после развала СССР.
Есть ли в Беларуси то, что можно противопоставить сталинской гуманитарной инженерии?
В периоды перемешивания культур языков и народов не бывает национализма и расизма. Эти явления возникают только тогда, когда синтез закончился и то, что получилось в результате синтеза начинает цениться. Гипертрофированная ценность может принимать извращенные формы, их то и принято называть национализмом. Поэтому не было национализма в средние века, но он стал проблемой для европейских наций в новое время. Было бы желательно не путать осознание неким населением ценности органичного синтеза культуры, языка, антропологического субстрата и освоенной территории, того, что называется нацией или народом, с извращенными и гипертрофированными формами, которые эта ценность может принимать.
Относительно различий уклада и образа жизни на литовских территориях и соседних русских существует хороший литературный пример. Александр Пушкин описал типичную литовскую ситуацию шляхетских разборок в повести "Дубровский", но перенес ее на русский материал. Характер и поведение главного героя получают совсем иную окраску если помнить, что он носитель шляхетских вольностей, а жить вынужден в Витебской губернии, отошедшей к России по первому разделу, куда уже не распространяется действие Литовского Статута. Фабула повести представляет собой еще одну версию "последнего наязда на Литве". Адам Мицкевич описывает это на полонизированном материале в "Пане Тадеуше". Так феномены литовского быта становятся экзотическими сюжетами русской и польской культуры.
Сотворил Бог Беларусь и увидел, что это хорошо, но людям она не понравилась. Тогда Бог изгнал людей из Беларуси, и затосковали люди без нее, и пошли искать ее, бродя в тоске и печали по волнам своей памяти, в потоке слез и соплей национальной "свядомасти", или в кумачевом потоке демонстраций интернациональной солидарности трудящихся. Бог дал белорусам язык, и Скарына принес его им, а они отдали его другим. Бог дал белорусам право и закон, и Сапега принес его им, но они нарушали его, забывшись в шляхетской гордыне. Бог дал белорусам столицу, но они сделали ее яблоком раздора трех соседних народов и покинули ее. Бог дал белорусам землю, текущую молоком и медом, а они смотрят с завистью на сибирские болота, текущие нефтью. Бог дал белорусам веру, но они предпочитают слушать чужих пастырей. Бог посылал белорусам героев и гениев, а они отправляли их служить другим народам, почитая между собой преступников и злодеев, своих и чужих, ставя им памятники и позволяя учить себя. Как вернуться людям в Беларусь, путем Кирилла Туровского или путем Святополка Туровского Окаянного? И по проспекту Франциска Скарыны не пройти к храму и к Беларуси, если он по прежнему ведет от памятника Ленину через Советский район в Первомайский, плавно переходя в Московское шоссе.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?