Независимый бостонский альманах

ПОЧЕМУ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РОССИЯ НИКОГДА НЕ ПОДДЕРЖИТ БЕЛОРУССКИХ ДЕМОКРАТОВ

19-04-1997

В государственном и общественном устройстве стран бывшего СССР тесно переплетены признаки демократии и тоталитаризма. Демократия обычно характеризуется тем, что ее сторонники руководствуются рациональными мотивами и преследуют прагматические цели в своей деятельности. Тогда как тоталитаризм прибегает к иррациональным обоснованиям или стремиться к романтическим целям. Романтика ближе и понятнее "широким массам", романтические формулы и лозунги привлекательнее сухим формулировкам интересов, целей, средств и ресурсов. Это различие между демократами и наследниками советского подхода ярко проявляется в отношениях между странами. Если у демократических стран нет постоянных друзей и врагов, а есть постоянные интересы, то у любого тоталитарного режима всегда есть "друзья на веки" и "заклятые враги" среди стран ближнего и дальнего зарубежья. На отношениях Беларуси и России это различие просто бросается в глаза. Для Москвы Беларусь только одна из стран, расположенных в зоне постоянных интересов России, а для официального Минска Россия это "старший брат (сестра)", с которым "мы связаны кровными узами" и т.д. Конечно, в такой чистоте эти два отношения могут быть выделены только в аналитике, а реальная политическая практика и дипломатия оформляются фразеологией и того и другого типа. Не нужно забывать, что и сама демократия в постсоветском пространстве родилась из романтического порыва Перестройки в недрах тоталитарного общества и сознания. Для ответа на вопрос, вынесенный в заголовок этой статьи, выделение двух типов отношений выступает инструментом анализа, а для белорусских демократов такое понимание необходимо, чтобы избавиться от романтических рудиментов в собственной деятельности.

Короткая история отношений суверенных Беларуси и России показывает, что только однажды эти два государства заключили равноправную партнерскую сделку - это произошло в 1991 году в Беловежской пуще. Во все остальных случаях Россия преследовала свои интересы, а Беларусь руководствовалась "братскими чувствами". Будет наивным со стороны белорусских демократов думать, что Россия захочет изменить складывающуюся традицию двусторонних отношений. Разумеется, что для сохранения таких отношений, России предпочтительнее иметь дело с белорусской стороной в лице иррационального Лукашенко, а не прагматичного Карпенко или Богданкевича. Причины, по которым демократическая Россия не поддержит белорусских демократов достаточно просты.

Прагматические причины. Демократы не только называют себя прагматиками - они, как правило, действительно прагматичны. Прагматизм означает, что все на свете оценивается пользой, а прагматик это тот, кто все решения принимает исходя из полезности действия и оценивает действия через полученную пользу. Таковы российские демократы и таковы же, по их мнению, белорусские демократы (каковы белорусские демократы на самом деле, мы пока обсуждать не будем). Казалось бы, что может быть лучше прагматизма? Но есть одна неувязка. Польза всегда относительна, это значит, что нечто всегда полезно-для-кого-то, не бывает абсолютной полезности. То, что может быть полезно для одного субъекта, отнюдь не полезно для другого. Или, как говорил "россиянин" Лесков: что русскому здорово, то немцу смерть. А в нашем случае, то, что полезно Беларуси, может быть вредно для России.

В центре прагматической картины мира находится "Я (эго)", которое выступает мерилом (эталоном) всякой полезности, поэтому прагматики всегда эгоисты. Эквивалентом морально-психологическому "Я (эго)" индивидуального человека в политике, дипломатии, макроэкономике выступают объекты отождествления с Я и Мы: страна, фирма, партия, профессиональная гильдия и т.д. Российские демократы прагматики и эгоисты. Это не ругательство. Это просто означает, что все происходящее в мире они соотносят с пользой для себя, то есть в политическом и макроэкономическом отношении - для России. Полезны ли для России белорусские демократы? Или точнее, что могут думать российские демократы о полезности для России демократической Беларуси?

Российские демократы думают, что белорусские демократы в той же мере заботятся о пользе и благе для Беларуси, как они сами о пользе и благе России, а так же, что они могут добиваться пользы для своей страны с той же эффективностью. Если так, то Россия получает в лице демократической Беларуси сильного конкурента, в некоторых областях. А какой же прагматик будет усиливать конкурента. Наоборот, необходимо стремиться к тому, чтобы осла
бить конкурента, значит поддерживать в Беларуси не прагматиков у власти, а другие политические силы.

Обозначим основные линии конкуренции Беларуси и России.

1. Конкуренция за западные инвестиции в хозяйство. Машиностроительный, военно-промышленный и агропромышленный комплексы, легкая промышленность, деревообработка, химия, радиоэлектроника, оптика и многие другие отрасли хозяйства России и Беларуси в 1991 году были примерно на одинаковом уровне развития, они одинаково нуждались в инвестициях, в модернизации, в освоении новых рынков. Если Беларусь была бы политически стабильна, имела устойчивую денежную систему, законодательно гарантировала бы инвестиции, то ее предприятия имели бы значительные преимущества для инвесторов по сравнению с российскими. Это очевидно, поэтому очевидно напрашиваются прагматические действия со стороны российской дипломатии не допустить этого. О том, в чем выражались эти действия - несколько позже.

2. Конкуренция за внутренние взаимные инвестиции. Общность языка, сходная ментальность, многочисленные родственные и семейные связи, географическая близость, общие рынки сбыта и знакомые условия деятельности - все это благоприятствует легкому перемещению капиталов между Россией и Беларусью. Представим себе, что демократическое рыночное правительство Беларуси создает в стране несколько более благоприятные условия для предпринимательства и хозяйственной деятельности, облегченное налогообложение. Беларусь в этом случае становится своеобразной оффшорной зоной для российского капитала. Российские фирмы открывались бы в Беларуси, здесь концентрировались бы российские капиталы. Беларусь "ближе чем Швейцария" и удобнее чем Латвия. Можно ли допускать такое положение дел с прагматическим подходом? Вопрос конечно риторический.

Сейчас дела обстоят для России наилучшим образом. Белорусские фирмы предпочитают работать в России, налоги тоже выгоднее платить России, деньги выгоднее хранить в третьих странах, но если выбор стоит между Россией и Беларусью, то выбирается Россия.

3. Конкуренция за таможенную инициативу и внешнюю торговлю. Россия лишилась сухопутной границы с Европой. Если бы демократическая прагматичная Беларусь, установила свои правила транзита, торговли и таможенные нормы, то России пришлось бы играть по этим правилам с большой пользой для Беларуси.

А теперь давайте сыграем маленькую деловую игру за российского партнера. Решим несколько задачек.

1) Нефтепродукты являются основным стратегическим и политическим товаром для контроля за странами сателлитами, образовавшимся из бывших союзных республик. Не будь Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода в Литве, топливная блокада Прибалтики вполне удалась бы. Как Россия должна вести себя по отношению к Новополоцкому и Мозырьскому заводам? Естественно, не допускать, чтобы эти заводя стали полной собственностью Беларуси. Демократические власти Беларуси будут торговаться используя эти заводы и трубопроводы как козырную карту. Значит нужно получить все это в свою собственность и лишить белорусов этого козыря, а еще лучше, не допускать к власти тех, кто эту карту способен разыграть. Эта задача Россией уже решена, поэтому не будем на ней долго останавливаться. Историю борьбы за Новополоцк и Мозырь можно ввести в программу курсов начальной подготовки для белорусских политиков. Весьма поучительно.

2) Тормозом на пути западных инвестиций в Беларусь и Россию является несовершенство банковской системы, нестабильность валюты и примитивность денежного обращения. Кто первым наладит денежное обращение, тот получит большое преимущество перед конкурентом. Беларусь маленькая страна, ей проще решить эту проблему. Значит нужно не допустить этого. Как? Очень просто. Нужно пообещать объединение денежных систем двух стран, растянуть процесс на несколько лет. Пусть белорусы надеются, а мы за это время приведем в порядок свою денежную систему. Мы точно должны знать, что объединения денежных систем не будет, поскольку: - у России нет на это свободных ресурсов- - если денежная система будет единой и одинаковой, то по этому фактору привлекательности для инвесторов Россия и Беларусь будут равны, а значит Беларусь будет в выигрыше, поскольку у нее есть другие сильные стороны- - объединение сделает денежную систему России уязвимой и хуже регулируемой, за счет появления еще одного центра регулирования.

Поэтому пусть они ждут объединения ничего не предпринимая сами, тогда их банковская система устареет ок
ончательно, и мы будем полными хозяевами в финансовой сфере страны-конкурента.

Зная все это будем вести с белорусами переговоры об объединении денежных систем, некоторая доля цинизма не противоречит прагматизму, в конкурентной борьбе за экономическое выживание все средства хороши.

3) Российское автомобилестроение находится в упадке, как и другие отрасли, а автомобильный рынок огромен. Приток иномарок в страну очень осложняет дело. Протекционизм и таможенные барьеры малоэффективны, рынок подержанных (да и новых) автомобилей уже частично контролируется из Беларуси. Что делать? Необходимо вынудить Беларусь ввести российские таможенные ограничения на своей западной границе. В целях "углубления интеграции" навязываем Беларуси "единое таможенное пространство". Пусть оно так называется, мы то будем знать, что это просто расширение российского таможенного пространства и исключение Беларуси как конкурента на автомобильном рынке.

4) Производственная база Беларуси позволяет при относительно небольших инвестициях развернуть производство автомобилей, рынком сбыта для которых будет Россия. Если эта производственная база будет негосударственной, никто не сможет этому помешать, поэтому нужно затормозить разгосударствление белорусских предприятий. Как? Единственное средство - поддерживать тот режим, который не будет проводить реформы в Беларуси. Ну и параллельно перехватывать инвестиционные проекты.

(В этой задаче вместо автомобилестроения можно поставить любую другую отрасль, тогда станут понятны и не столь радикальные формы ее решения. Можно будет вспомнить историю с гродненским "Азотом", МТЗ и другими предприятиями).

5) Белорусский военно-промышленный комплекс достаточно специализирован и уникален. Самостоятельное присутствие его на мировом рынке вооружений подрывает российскую монополию на некоторые виды оружия и военной техники. Необходимо сохранить белорусский ВПК в качестве вспомогательного производства для российских предприятий. Для этого нужно контролировать белорусскую внешнюю политику и дипломатию. Это возможно с помощь спецслужб, но дешевле и проще поддерживая марионеточное правительство под своим контролем. С демократами этот номер не пройдет, а пророссийские настроения могут быть только у люмпенизированной власти. Выбор очевиден.

Уже прагматических причин достаточно, чтобы российские демократы, при схожести политических взглядов и мировоззрения, отдавали предпочтение в Беларуси не демократам, а политикам типа Кебича или Лукашенко.

В начале ХIХ века в Америке была сформулирована доктрина Монро. В афористичном виде ее суть формулировалась: "Америка для американцев". Вслух имелось в виду, что американцы это все население континента, а в уме предполагалось, что американцы это граждане США. В России нет аналогичной доктрины в явном виде, но по умолчанию реализуется именно такая политика. Все постсоветское пространство это сфера российских интересов. Предельным выражением такой доктрины был американский тезис: Самоса конечно "сукин сын", но это наш "сукин сын". Прагматизм и русский эгоизм примирят московских демократов с любым "сукиным сыном" в Минске, если это будет "ихний" "сукин сын", т.е. не будет прагматичным и эгоистичным в пользу Беларуси.

Можно еще добавить, что современная российская дипломатия еще очень слаба, особенно в отношениях со странами бывшего СССР. В свое время автору довелось разбирать для зам.министра иностранных дел России Чуркина ситуацию, сложившуюся в переговорном процессе с Латвией, когда российская сторона проигрывала раунд за раундом. Но с тех пор российские дипломаты многому научились. В политике и дипломатии обычно не повторяют ошибок. Россия не может допустить установления отношений с Беларусью по образцу стран Балтии, поскольку имеет печальный опыт. Но белорусская дипломатия еще слабее, поэтому России пока нечего опасаться и менять тактику и стратегию.

Романтические причины. Язык дан дипломатам и политикам, чтобы скрывать свои мысли, а не разбалтывать их. Еще есть такие мысли, которые и высказывать неудобно, и скрывать не хочется, потому что нужно получить обратную связь. Тогда на помощь приходят те, кто не может "держать язык за зубами" или не понимает, что говорит. Современные российские лидеры не торопятся вытаскивать на дневной свет имперские и великодержавные лозунги. Но это не значит, что Россия избавилась от имперских устремлений. Так пусть эти устремления озвучиваются из соседней суверенной страны, как бы смеш
но не выглядели имперские лозунги панславизма в устах руководителей столь маленькой страны как Беларусь. Марионеточный режим в Беларуси нужен российским демократам почти бессознательно для удовлетворения романтической ностальгии о былом могуществе и величии. А на сознательном уровне прагматичные демократы всегда имеют поучительный пример для романтиков-державников в самой России.

Российская демократическая и прагматичная политика, с одной стороны, и белорусская иррациональная и советская, с другой, зачастую прибегают к одинаковой фразеологии об интеграции, общем пространстве, дружбе братских народов и т.д. Российским властям это необходимо для идеологического перехвата инициативы у национал-патриотической оппозиции. Поэтому и приходится иметь в соседней стране друзей, позиция которых совпадает с позицией оппонентов в стране собственной. Государственная дума и правительство России делают вид, что не замечают разницы между белорусским национализмом и великорусским. Некоторые официальные лица в Москве готовы и Богданкевича с Объединенной гражданской партией зачислить в националисты, а восточнославянский расизм Лукашенко готовы выдавать за общеевропейскую тенденцию к интеграции.

Не нужно упрекать Россию за все это. Российские политики любят свою страну, а белорусы для них - это тот самый народ, который не жалко.

В интересной статье представленного в прошлом номере "Лебедя" Владимира Мацкевича вместо слов "белорусские демократы" следует, по-моему, читать "белорусские националисты". Хотя националист тоже может быть демократом, но акцент все-таки стоит на первом слове (В.Л.).

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?