Независимый бостонский альманах

ТРЕТИЙ ВОПРОС, КОТОРЫЙ МНЕ НЕ УДАЛОСЬ ЗАДАТЬ ГОРБАЧЕВУ

10-02-1997

Марина Хазанова в номере НРС от 18 ноября написала о своем впечатлении от выступления М.С. Горбачева в Бостоне 20 октября 1996 г. Сначала она дала экспозицию своих более чем теплых чувств к экс-президенту СССР, а затем поведала об одном эпизоде, который, по ее словам, сбросил ее кумира с пьедестала. Поскольку этот эпизод был связан с моими вопросами Горбачеву, то хотел бы добавить к описанной сцене (в целом довольно точно) М. Хазановой несколько важных штрихов.
Для начала я документально точно воспроизведу свои вопросы и ответы на них Горбачева (у меня был с собой диктофон). Я всегда симпатизировал Горбачеву в своих статьях, понимая, что остаюсь в подавляющем меньшинстве. Но как раз это и подвигло меня задать два вопроса. Я представился, сказав, что являюсь постоянным автором НРС и других русских газет в Америке, а также веду передачи на русском радио. Первый вопрос звучал так: "Чем вы объясняете тот факт, что на выборах получили всего 0,6 процента голосов, так что позади остались только Брынцалов и Власов?" Второй же вопрос носил несколько пикантный характер (для оживления) и звучал так: "Правда ли, что вы, будучи генсеком, отдали КГБ приказ разыскать останки последнего русского царя Николая и его семьи, ибо таковы были условия английской королевы Елизаветы для предоставления вам испрошенной вами у нее аудиенции?" Несколько расшифрую этот вопрос, так как Михаил Сергеевич в ответе на него страшно возбудился, обиделся и повел себя не как матерый политик, а как легко ранимый и уязвимый человек (чем он мне понравился еще больше). Дело в том, что эту версию дает в книге "Быль беспредела или синдром Николая II" Игорь Бунич, человек, на мой взгляд, очень информированный. Он рассказывает, что еще в 1976 году министр МВД Щелоков за очень приличную мзду от Англии поручил майору Гелию Рябову (он потом стал писателем) найти останки царской семьи. Бунич объясняет просьбу об аудиенции Горбачевым тем, что английская королева никогда не принимала советских лидеров, считая их ответственными за убийство ее родственников (она - двоюродная внучка Николая II). Аудиенция у Елизаветы показала бы всему миру, что Горбачев - не из прошлой когорты большевистских бандитов, что он действительно цивилизованный лидер, несущий "стране и миру новое мышление". Но вот этот невинный вопрос очень сильно задел Михаила Сергеевича. Он сразу же воскликнул: "Понятно, чем вы тут занимаетесь! И чем занимаются ваши газеты" Публика засмеялась еще до перевода вопросов. Горбачев пояснил: " Меня все время обвиняют в том, что у меня есть вилла на Майами-бич, дача в Тибете с подземным тоннелем, а на Канарских островах - один мой. Это делают по заданию президента России коммунистические издания "Советская Россия", "Правда", газета "Завтра". Вот и ваши газеты занимаются тем же. Значит платят. (Здесь я не удержался и с места крикнул - "Очень мало". Такую пешку под бой дал! Ведь он мог бы отпарировать - "А это больше и не стоит", но - не отпарировал. Надо отметить, публике понравилась эта непосредственность ответов, и она очень смеялась). "Все это грубая ложь, продолжал Михаил Сергеевич, - так что я вижу, вы с вашими газетами идете их курсом. Но один вопрос вы задали серьезный - о выборах президента".
Далее я для краткости не буду цитировать, а среферирую, ибо старая особенность Михаила Сергеевича говорить много, но ничего по существу вопроса, осталась в полной силе. Он стал повторять то, что уже осветил в лекции. Что, дескать, реально Ельцин имел только 15 процентов голосов. Остальные голоса (до 45) он добрал за счет тех, кто был против Ельцина, но просто боялись прихода к власти Зюганова. Зюганов реально имел 25 процентов, а остальные (до 32) он получил за счет тех, кто был против Ельцина. "Так что,- сказал Горбачев,- в действительности и против Ельцина, и против Зюганова были 60 процентов населения". Михаил Сергеевич был очень удовлетворен своим ответом. Но многие зашептались. Как же так? Если больше половины населения страны против основных кандидатов, то почему же они не отдали голоса тому, кто так удачно вел предвыборную кампанию и все доходчиво рассказывал избирателям о том, как выводить страну из провала? То есть почему же они не отдали голоса Михаилу Сергеевичу? Между прочим от малого процента голосов пострадал и, так сказать, финансовый рейтинг экс-президента. Если раньше лекции единственного президента СССР (пусть и бывшего) котировались от 20 до 100 тысяч долларов за каждую, то теперь гонорар составляет около -10 тысяч. Что же делать! Ранее Михаил Сергеевич выступал как первый и последний президент СССР, а теперь, как один из кандидатов в президенты России, занявший седьмое место из десяти претендентов. Ситуация не слишком вдохновляющая. А в Америке тот самый рынок, который так хотят построить. Платят за уникальность. Седьмой участник президентского забега не может считаться призером, а по олимпийским меркам даже не получает ни одного очка (там только первые шесть участников получают очки для командного зачета).
А не отдали люди голоса Горбачеву потому, что видят его промашки в прошлом много лучше, чем он сам и его советники. Они не забыли ни антиалкогольную кампанию, ни борьбу с нетрудовыми доходами, ни постепенное исчезновение во время перестройки с полок все большего ассортимента товаров, ни введение талонной системы и "визиток" (то есть карточной системы) на самые ходовые продукты, в число которых (о родная нелепость!) попал даже такой народный продукт, как водка! Не забыли они и о набирающих силу национальных движениях, которые вы пытались подавить оружием, притом очень неумело (Казахастан -1986г, Тбилиси -1989, Армения-Азербайджан - Баку -1990, Вильнюс -1991).
Сегодня из многочисленных мемуаров известно, что очень хотел Горбачев ввести в стране военно положение еще в начале 1991 года и даже в конце 1990 для того, чтобы заморозить процесс отпадения от СССР Прибалтики и вообще для того, чтобы пресечь националистические центробежные тенденции. Да не решился (может быть, и зря). Очень хотелось ему и рыбку скушать и радио послушать. И власть укрепить, и "лучшим немцем" остаться. И государство сохранить, и по заграницам в венке нобелевского лауреата мира поездить. Но совместить государственническую позицию с лучезарными улыбками великого демократа - не получилось. И последняя попытка - ввести особой положение чужими руками - пресловутого Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). И опять таки, люди не забыли вашего двусмысленного поведения во время ГКЧП - тем более, что ваша осведомленность в этом опереточном путче и согласие на него ныне доказаны достаточно хорошо. И именно об этом не раз писала американская старейшая русскоязычная газета "Новое русское слово", о позиции которой Михаилу Сергеевичу, видимо, совершенно неизвестно. Ибо иначе бы он никогда не "сказанули", будто эта газета занимается "коммунистической пропагандой". Так шутить можно было только в американской аудитории, которой невдомек, что это за газета.
Но меня лично произвели неприятное впечатление вовсе не ответы Горбачева, а то, что ответов этих было очень мало. Устроители встречи стояли на страже. При микрофонах находились своего рода цензоры, которые предлагали задавать вопросы очень коротко и не более одного. Я и так превысил норму и задал два. А у меня был третий вопрос, имеющий, как я полагаю, широкий общественный интерес. Вопрос следующий. Не знали старшие товарищи об одном эпизоде из молодости Горбачева, ибо если бы знали, то, надо думать, никогда бы не выдвинули его в генсеки. Именно этот эпизод, мне кажется, объясняет загадку этого генсека - каким образом человек, вознесенный партийной машиной на самый верх, в конечном итоге ее же и развалил. Никакая логика "саморазвития" социализма, никакая диалектика отрицания "себя своим иным" не поможет объяснить феномен Горбачева. Нужно обратиться к психологии, к психологии конкретной личности - Михаила Сергеевича Горбачева.
Итак, вот этот самый, решающий загадку эпизод. Зимой 1956 года молодой 25-летний Михаил Горбачев приехал с молодежной делегацией в Москву. Там он услышал закрытое письмо Хрущева, разоблачающее "культ личности Сталина" на XX съезде. Письмо его потрясло. Ошеломленный Михаил Горбачев вышел на Ленинские (Воробьевы) горы и примерно на том же месте, что когда-то Герцен с Огаревым, дал клятву посвятить всю жизнь борьбе со сталинизмом. То есть, фактически, с системой. Об этом рассказал после прихода к власти Горбачева его бывший сокурсник по МГУ, в последующем видный деятель Пражской весны Зденек Млынарж. Именно это, третий, вопрос, я и хотел задать ему. Ибо ни в каких мемуарах, даже самых последних, почему-то Михаил Сергеевич не вспоминает об это клятве. Почему? Боится дать козырь в руки своим критикам, которые его обвиняют в предательстве, в том, что он сознательно добивался высшей власти с тем, чтобы разрушить систему, его обласкавшую? Не знаю. И хотел бы узнать. Но... Церберы стояли на своем посту и после второго вопроса мне был дан знак остановиться. А после этого и вообще было объявлено, что на этом вопросы заканчиваются. таким образом самое интересное - живое общение аудитории с экс- президентом было прервано. И это очень досадно.
Горбачев сделал так много, разрушив (частично осознанно, частично - нет) кошмарного коммунистическо- кагебэшного монстра, что какие-то недоработки в создании настоящей свободы слова ему вполне можно простить. И от этой битвы кругом летели головы. Иногда и невинных. Но вы представляете, на что в принципе мог пойти наш дракон? Особенно, если вспомнить завет Ленина: "Если нас заставят уйти, то мы так хлопнем дверью, что весь мир содрогнется!" А вот главные основы свободы Михаил Сергеевич Горбачев заложил. Сумеет ли страна воспользоваться ею? В любом случае Михаил Сергеевич Горбачев перед вечностью предстанет в ореоле победителя чудовища.
Один бывший диссидент, Владимир Альбрехт, подошел после окончания лекции к рампе и подарил Горбачеву свою книжку, изданную в Париже ("Как быть свидетелем"), и сказал, что он сидел за нее, что он никогда не был ни комсомольцем, ни коммунистом, никогда никаких деклараций, восхваляющих КПСС не делал, но благодарен Горбачеву за выход на свободу в 1987 году. Что же касается 0,6 процентов, полученных на выборах, то Альбрехт высказал дельную мысль, что это и есть как раз заслуга Горбачева, ибо он обеспечил саму возможность выборов. Точно так же как заслуга Хрущева была в том, что его можно было в принципе снять (решением пленума ЦК -В.Л.), так и заслуга Горбачева в том, что за него можно отдать всего 0,6 процентов голосов.
Американцы удивляются, почему Горби на родине не любят, а вот на Западе - обожают. Очередным поводом для выражения этого чувства послужили мемуары Михаила Горбачева "Жизнь и реформы" и "Воспоминания", с помпой выпущенные на американский книжный рынок. Журнал "Тайм" организовал ему встречу с восторженными читателями, газета "Нью-Йорк таймс" отдала две страницы на рецензию его книги, где сказано : "В век цинизма он остается идеалистом". По западным меркам, - пишет Дмитрий Радышевский в МН от 22 октября, - особенно в сравнении с Ельциным, Горбачев - безукоризненно корректен. Невозможно вообразить его изменяющим жене, участвующим в коррупционных махинациях или появляющимся пьяным на встрече глав государств".
Так то так, но, тем не менее, западные политики отвечают на любые вопросы журналистов, в том числе самые язвительные, касающиеся амурных дел, покуривания в молодости марихуаны или неуплаты налогов. При этом политик не может отвечать, что, дескать, ясно, ясно, чем занимаетесь вы и ваша газета, с чьего голоса поете и кто вам за это платит. Вы и не западный политик, но уже и не восточный, слава Богу. Просто - немного усталый и много задерганный человек.
Радышевский в своей статье далее пишет: "В конце мемуаров Горбачев неожиданно (или наоборот - как и следовало ожидать) вновь принимается защищать свою партию: если бы "амбициозные оппортунисты" как пишет он, не вмешались бы, он сумел бы переделать компартию в проводника настоящих реформ...
Дойдя до этого места, американский читатель закрывает книгу и несколько минут остекленело смотрит на красное родимое пятно Горби, столь глянцевитое на обложке. Может, этот человек тоже малость того? Иррациональный, как и все русские?
Но и этому есть рациональное американское объяснение: просто Горби - чрезвычайно "private person": частный человек. У обычного человека это иначе зовется - "камерностью бытия". И это замечательно. У политиков это называется "незнанием общественного мнения". Для них это заканчивается крахом".
Увы, время М.С. как активного политика ушло. Но пришло время как лектора и собеседника. Сделанное им не будет забыто благодарными Михаилу Сергеевичу за гласность и свободу людьми.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?