Независимый бостонский альманах

"Новые русские" и новая мораль - надолго ли они в России?

26-04-1997

Рустем Сафронов журналист, приехавший в Бостон 7 месяцев назад. Публикуется в русскоязычной американской прессе. - В. Л.

Последнее время мне часто приходит в голову крамольная с точки зрения среднего российского либерала (а тем более эмигранта) мысль - гибель советского строя вовсе не была неизбежным благом, как это часто представляется на Западе.

Ни для кого сегодня не является секретом, что Россия переживает трудные времена. Особенность национального характере россиян стоически переносить трудности терпеть, довольствоваться малым хорошо известна и этому посвящены тысячи страниц разных мудрых авторов. Беда, однако заключается в том, что терпеть русские могут, когда знают во имя чего они страдают. Цель может быть несомненной - например, разгром фашистов; или утопической - построение земного рая, это в данном случае не так уж важно. Нужно только лишь то, чтобы цель эта была символом веры и разделялась подавляющим большинством сограждан. Тогда это работает. Нынче общество не только расколото, как зачастую об этом любят говорить обозреватели и политологи, а рассыпалось на фрагменты и распад этот продолжается и, похоже, будет продолжаться, вплоть до молекулярного уровня .

По большому счету, никакого разделения на политические лагеря нет: голосовавшие за Ельцина считают его меньшим злом по сравнению с Зюгановым. Не более того. Они могут сколько угодно заниматься самообманом, декларируя, что свобода выезда за кордон и киви на прилавках магазинов осчастливили население, но в глубине души большинство из них прекрасно понимают, что в стране произошло гигантское перераспределение казенного богатства и большинство "опущено" в яму нищеты, отчаяния и безысходности за право ничтожно малой кучки населения отдыхать на Ривьере и во Флориде, разъезжать по Москве на "Линькольнах" и "Мерседесах". Себе "стороники перемен" настойчиво твердят, что в случае победы Зюганова все свободы были бы свернуты, а несогласных загнали бы в лагеря. Не дурманенному в конец наблюдателю очевидно, что страхи эти лишены сколь либо серьезных оснований, ибо нынешняя оппозиция стала предельно "системной", в той или иной степени включена в процесс перераспределения собственности, способна лишь на некоторую модификацию нынешнего курса, но вряд ли на его радикальную замену. Потому и большинство голосовавших за народно-патриотический блок Зюганова, тоже исходит из теории "меньшего зла", отвергая режим Ельцина-Чубайса принесший им страдания, но совершенно не будучи уверенными, что команда Зюганова сможет хоть как-то изменить жизнь к лучшему.

На этом фоне отчаяния и неверия, "пира нуворишей во времена чумы", люмпенизации тех слоев населения которые в советское время были, по сути средним классом, восторжествовала "новая мораль", сравнимая лишь с лагерной.

У одних - выжить любой ценой, у других, более удачливых, нахрапистых и циничных - урвать кусок былой советской собственности и максимально преуспеть в нынешнем хаосе. Как ни бранили советскую мораль (я имею ввиду повcедневную мораль, во многом определяющую бытие среднего советского человека), все же она, подвергнувшаяся серьезной эрозии в 70-80 годы, была регулятором жизни и сдерживала свирепые нутряные хищнические инстинкты, так или иначе дремавшие в обывателе.

Теперь же запреты сняты и - все дозволено. Внутренние барьеры тоже отсутствуют, да и как они могли сохраниться, если последние годы подвергались массированным атакам во всех средствах массовой информации. Издевательство над "совками", привыкшими довольствоваться малым, развенчание всех смыслообразующих символов советской эпохи, включая Великую Отечественную, не оставили места для прежних сантиментов.

Любопытство, столь свойственное прежним советским людям практически исчезло. Свобода путешествий используется как средство для зарабатывания денег не особенно зажиточной, но оборотистой частью населения в "челночном" бизнесе и для проматывания шальных денег "новыми русскими".

А какое презрение к тем, кто растерялся в этой нечеловеческой борьбе за выживание!

Сижу в Москве гостях у знакомых нуворишей 24 - летнего финансового маклера и его 35-летней супруги - рекламного агента на преуспевающей коммерческой радиостанции, смотрим мои журналистские материалы на видео, дело зимой 94-года, на экране - демонстрации, предшествовавшие октябрьским событиям 1993 года. На экране - искаженные гримасой боли и гнева лица демонстрантов, преобладают люди среднего и пожилого возраста, скандирующие: "Банду Ельцина под суд!" Для "нового русского" Миши все предельно ясно: "Люмпены! Ни на что не способные ничтожества! Шариковы!"

Пытаюсь осторожно заметить, что люди не виноваты в случившихся катаклизмах, оказались не готовы к столь радикальным переменам, надо постараться понять их гнев, даже если они не правы, желая возвращения былого строя. Ведь они лишились сбережений, проработав всю жизнь, и часто весьма добросовестно, подвергнуто осмеянию все то, во что они верили… Но нет, для молодого нувориша все очевидно: "Оказались в таком положении, значит сами виноваты!". "К себе, к себе претензии надо предъявлять!" - вторит ему супруга. Миша развил целую теорию, как страна и, едва ли, не весь мир должны быть благодарны ему, раз он богат. Он достиг успеха, стимулирует примером к успеху сограждан, создает рабочие места. Короче, пьедестал готов. Неважно, что это рабочие места для четырех человек, включая бухгалтершу и охранника, и вся деятельность связана с финансовыми операциями с валютой разных стран СНГ, по сути дела сводится к деланию денег из воздуха - глобальное оправдание собственного существования уже сформулировано. Налоги, конечно, не платит, то есть платит какую-то ничтожную часть по фиктивным счетам. Бахвалится этим открыто. Никакой обязанности давать деньги на ремонт дорог, по которым они ездят на своих лимузинах, поддерживать поколение пенсионеров, руками которых созданы все практически материальные богатства (ныне спешно приватизируемые), это циничное поколение хищников не чувствует.

Странно, однако, как глубоко сидел где-то внутри них этот червячок потребления, агрессивной жажды к материальному обогащению. Супруга этого маклера была весной 95-го в гостях в Бостоне 48 часов, проездом. Неинтересны ей оказались музеи, церкви и другие достопримечательности Новой Англии. Только "Тиффани", "Картье и бриллианты. За два дня она угрохала на эти покупки 8 тысяч долларов. Никаких причинно-следственных связей в ее биографии, объясняющих этот свирепый консумеризм, не прослеживается. Ничто в ее прошлом казалось, не предсказывало нынешнюю эволюцию. К своекорыстной номенклатуре не принадлежала, комсомолкой была, но формально, как и большинство, в партии не состояла, дед-вообще из дворян, человеком был весьма утонченным. Обычная девочка была, москвичка, училась играть на скрипочке, закончила МВТУ им. Баумана…

Никакой социологический замер не выявит, насколько эти настроения присущи формирующемуся слою "новых русских", подозреваю, однако, что так настроено подавляющее большинство.

Отдыхая в Турции осенью 1994 года слышал как-то за соседним столиков в гостиничном ресторане диалог двух мужчин об октябрьских событиях 93 - года, это был день их годовщины. Опять те же проклятия в адрес "люмпенов", едва не перевернувших "Форд" одного из рассказчиков. Ни тени сожаления по отношению к многочисленным жертвам. Оглянулся. Сидят холеные, самодовольные мужики в расцвете лет, с женами, лениво пьют шампанское. У обоих мужчин на мускулистых шеях- массивные золотые цепи. Возле столика бегает загорелый бутуз лет четырех - и тоже с золотой цепью. Эта маленькая деталь - словно печать принадлежности к племени "новых русских". Причем речь идет о "рядовых" новой армии буржуа, вовсе не о магнатах, вроде Березовского или Алекперова.

"Я хочу, что бы они покупали наши ковры, - жалобно говорил мне владелец гостиничной ковровой лавки. - "Наши ковры известны всему миру, особенно шелковые, это настоящее искусство. У этих русских, которые приезжают сюда, много денег. Но почему-то, они покупают золото, только золото. И кожаные изделия."
Когда с супругой мы полетели из Анталии на вертолете на экскурсию в Каппадокию, смотреть пещеры первых христиан, где они скрывались от римлян, изумительные византийские храмы, вырубленные в горных скалах, с ликами столь знакомых православных святых, среди всех участников полета по-русски говорили лишь пилоты МИ-8, работающие в Турции по контракту вертолетчики из Кременчуга. Все остальные - были немецкие туристы. Нет, новым русским не интересно ничего из сферы культуры и искусства. Они требуют лишь роскоши, дешевого кича и голых девок. И нынче в России все столь деморализованы, что вкусы нуворишей становятся господствующими, задают тон и остальной части общества.

На конференции, посвященной иностранным инвестициям в Гарварде, я встретил представителей одной из Северо-Кавказских республик. Будучи телерепортером российского телевидения, я ездил зимой 1995 года туда в командировку, затем на экране появилась серия моих репортажей, частенько общался в кулуарах Совета Федерации с президентом республики. Никого из представителей республики на конференции я лично не знал, но памятуя кавказское гостеприимство, мы с супругой пригласил троих гостей (двое были правительственными чиновниками, один - текстильным магнатом) посмотреть Бостон. Услыхав имя президента, они согласились. Но видели бы вы их лица, когда мы возили их смотреть корабль "Конституция", показывали им "Freedom Trail", они откровенно скучали, жаловались на холод, а один из них, который помоложе истерзал меня просьбой найти ему в Бостоне бар со стриптизом. Здесь - это целая проблема, в Москве же этого добра- хоть отбавляй, но нет, подавай ему это здесь, иначе, видимо, миссия по пребыванию в Штатах будет не выполнена. Первое, куда они пожелали попасть, был магазин "Луис", что на Ньюбери стоит, один из самых дорогих в Бостоне. Нужен костюм, желательно подороже, "Армани" или что-нибудь в этом духе -заявил заместитель премьера. Уже и правительственные чиновники усвоили джентельменский набор "новых русских" - подумалось мне. И неважно, что все атрибуты шикарной жизни давным-давно доступны в первопрестольной…
Важен процесс покупки именно в Штатах, в суперфешенебельном магазине, возможность говорить об этом, и другие составляющие кода, которые определяют принадлежность к миру элиты в нынешней России. Вскоре он удовлетворил свое желание и приобрел костюм за 2034 доллара, за который расплатился дебитной (!) картой "Мосбизнесбанка".

Мне вспомнилась республика, родина этого деятеля, где крестьяне - горцы рассказывали, как остановились их молокозаводы - расходы за электричество превышают прибыль от продажи молока, о том, как они живут натуральным хозяйством и жизнь стала бессмысленной, ибо им нет смысла продавать продукцию, как им пришлось пустить под нож почти всех овец. Вспомнил некогда престижные и комфортабельные, а нынче заколоченные пансионаты у подножия фантастических гор Кавказа. Как оскорблены были бы кавказцы, если бы кто-то из гостей отказался смотреть достопримечательности, будучи в горах, а настаивал бы лишь на посещении рынка и магазинов..

Нет, не делает, погоды в нынешней России либеральная интеллигенция с ее гуманитарными ценностями. Она расслоилась. Часть, такие как Марк Захаров или Эльдар Рязанов одержима сервилизмом по отношению к нынешним властям,
и предпочитает не замечать людей, которым не платят зарплату месяцами. В их глазах любой шаг в сторону от поддержки нынешней олигархии означает усиление позиций коммунистов. Другие настолько обескуражены, что замолчали.

Похоже, российские либералы, сочиняя для публики предвыборные «страшилки» о тождестве нынешней оппозиции со «сталинскими соколами», сами в это поверили.

Журналистский клан, помимо не делающей погоды оппозиционной прессы, превратился в самодовлеющую и самодостаточную силу, все больше сплачивается вокруг узкогрупповых, корпоративных интересов, живет настолько хорошо, что мало интересуется происходящим в провинции. Поездки на горнолыжные курорты и возможность проводить отпуска за кордоном создали в сознании большинства моих коллег, особенно столичных, непробиваемый «защитный экран» от новостей о воющей от страданий периферии. Производство парализовано, люди падают в голодные обмороки на заводах, в школах, зарплату на некоторых оборонных предприятиях не выдают по 7-8 месяцев. В уральском городе Златоусте на январских выборах главарь местной мафии Морозов баллотировался в мэры, незадолго до выборов захватил со своей охраной контору действующей городской администрации, потребовав (и получив!) время на областном телевидении. Пока не прошел, не избрали. Но завтра, возможно, Морозовы продиктуют свою волю, поставленной на колени стране.

Иногда приходиться слышать мнение, что мол , это они пока такие, в эпоху первоначального накопления капитала, а вот их дети и внуки отучаться в Гарварде и тогда создадут демократическую, цивилизованную Россию.
Не создадут! Верящие в это, бессознательно путают вора с капиталистом («А вору дай хоть миллион- он воровать не перестанет!» - говаривал дедушка Крылов.) Никакого созидания в материальной сфере не происходит. И у большинства «новых русских» нет никакого желания этим заниматься. Какое-то шевеление заметно лишь в топливно-энергетическом комплексе, но поскольку вся эта сфера в частных руках, а газово- нефтяная олигархия не платит и половины положенных налогов (это сообщил мне в интервью осенью 95 года экономист Сергей Глазьев), то населению от этого ни тепло, ни холодно.

По сути дела, индустрия, созданная титаническими усилиями и оплаченная кровью поколений, разрушается на глазах.

Подозреваю, что развязка в стране, где накоплен, несмотря на усталость значительный заряд гнева по отношению к новым хозяевам, где так велики традиции справедливости, патернализма и социального мщения, наступит гораздо раньше. Пока люди действительно в оцепенении, видимо нежелание «браться за вилы» пока не окончательно преодолено, все-таки кровь последнего столетия не была пролита даром, страх гражданской войны велик. Но все чаще на забастовках и митингах против невыплат зарплаты, чиновничьего произвола и криминального разгула звучат угрозы рабочих самим защитить себя, взяв в руки оружие.

Сумеет ли своекорыстная политическая элита России «переложить руль» и обойтись без насилия? Верится в это слабо. Без определенной реставрации механизмов социальной защиты населения и частичной реабилитации советского периода сделать это, сдается мне, практически невозможно. Выход может быть только один- смена режима, за пять лет полностью дискредитировавшего слово «демократия» и попытка создания современного общества солидарного типа , с учетом тяжелых уроков прошлого. Общества, базирующегося на более справедливых основах, принимая во внимание национальный характер россиян и эгалитарную закваску советского периода. Но сначала, в нынешнем горниле должна выковаться национальная элита, которая сможет сформулировать для народа «национальную мечту» или, если угодно, «русскую идею».

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?