Независимый бостонский альманах

БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ - ЗА ВСЕОБЩИЕ, РАВНЫЕ И ТАЙНЫЕ ПОХОРОНЫ

12-05-1997

 

Да только несколько наших кладбищ Москвы, Петербурга и Екатеринбурга по площади больше, чем страны Бенилюкса вместе взятые.

Крупный кладбищенский чиновник в порыве восторга.

Двоих хороните - третий бесплатно.

(Из рекламы похоронного дома.)

КЛАДБИЩЕНСКИЙ ИМИДЖ

 

Широкореченское кладбище в Екатеринбурге -- модное место захоронения членов крупнейшей местной преступной группировки. Репортаж с одного из самых "авторитетных" кладбищ России ведут корреспонденты Ъ КИРИЛЛ ДМИТРИЕВ и ГЕОРГИЙ РОЗОВ.

Мы заехали на окраину Екатеринбурга, узнав, что именно здесь достигло своей вершины новое русское заупокойное зодчество. Широкореченское кладбище -- это 16 квадратных километров. Но нам не надо далеко ходить - нужные нам герои лежат вдоль главной аллеи. В основном это -- члены крупнейшей в Екатеринбурге так называемой центральной преступной группировки. Стройного ряда из черного мрамора не получилось, потому что между памятниками бандитам невпопад разбросаны могилы недалекого прошлого -- героев войны и труда, какого-то летчика... Но всех их затмили памятники новейшей истории.

При входе на кладбище уже вообще ничего не видно, кроме громадного кургана славы Михаила Кучина, погибшего в 1994 году в борьбе с уралмашевской группировкой. Его надгробный ансамбль занимает территорию, которой хватило бы на десяток могил простой "пехоты". В центре композиции стоит четырехметровая плита из зеленого уральского камня габро, на которой выгравирован портрет Кучина в полный рост. Гордая осанка, высоко поднятая голова -- видно, что этот человек привык подчинять себе обстоятельства на пути к своей цели. А цель висит у него на пальце -- ключи от "Мерседеса" (лейбл на брелке отчетливо виден). Вокруг этого изображения водителя "Мерседеса" расставлена добротная могильная утварь -- стол, две скамейки и вазы в полтора человеческих роста. Все из того же камня габро, все очень массивное. Это будет жить вечно. В сторожке мы нашли авторов бандитских надгробий.

Монументалисты Леха и Славка оказались не менее колоритны, чем их произведения. Здоровенные мужики с толстыми золотыми цепями на шеях, браслеты на запястье, "гайки" на указательном пальце... Выпускники училища декоративно-прикладного искусства, они много лет занимались надгробной скульптурой и приобрели вторичные профессиональные признаки -- крупные кулаки. Оба держались с достоинством, но любезно и подробно рассказали о своем творчестве и провели по "некрополю братвы".

Творить приходится в жестких рамках, заданных клиентами. Например, Кучину делала заказ его жена-цыганка. Мавзолей Кучину делали больше года, а потом на нем собрались цыгане и долго пили и гуляли. Причем всякого, кто шел в этот момент мимо кладбища, они затаскивали к себе и предлагали пить, "если уважаешь".

Самой большой творческой находкой Лехи и Славки стал вечный огонь на братской могиле группы Олега Вагина, предшественника Кучина на посту шефа центральной группировки. В 1992 году Вагин с тремя телохранителями был взорван в своем автомобиле. Всех четверых похоронили вместе. В центре композиции высится семиметровая стела, напоминающая крест. К ней приковано цепями бронзовое солнце. Вокруг стелы расположены четыре бюста с бронзовыми же головами, к каждому из которых и был подведен вечный огонь. "Как у Кремлевской стены, -- признались в плагиате Леха и Славка. -- А с огнем еще пришлось повозиться, разрешение получать.

Зажигаем его, когда сходит снег".

Как признались скульпторы, на работе их подстерегают не только технические трудности. "Клиенты капризные -- жуть! -- рассказал Леха. — Ни хрена не понимают. Без понятий разговор ведут, но с гонором. Одному я намекнул: 'Куда, мужик, пришел? Смекаешь? На кладбище! А орешь, как...' Так он, дурак, за ствол схватился. Его свои 'потушили'. Лишь только 'воры' приходят смирные. Что объясняешь в плане схемы памятника слушают. Деньги -- все до копейки исправно. А вот 'отморозки'..." Леха махнул рукой.

С "отморозками" на кладбище однажды произошла уникальная посмертная разборка. Господа Долгушин и Малафеев (тоже обитатели одной могилы), говорят, были на редкость беспринципны. Поэтому их потревожили и после смерти. Когда Леха со Славкой закончили им памятник, на следующую же ночь его верхняя плита была взорвана. Пришлось делать заново, причем еще массивнее.

Кладбищенские скульпторы честно признались, что лишь однажды ваяли с душой. Это был памятник вору Селиванову. "Очень авторитетный был вор, -- объяснил Леха свою симпатию. -- Я лично хорошо его знал, очень уважал...Помер, а может, отравили... Его друзья сделали эскиз -- идея великолепная! Чтобы одной рукой тюремные решетки разрывал, а на другой -- сокол сидел. Символ свободы. Это все мы ему и сделали. Причем бесплатно -- в знак уважения. Часто цветы туда ношу".

Цены на свои услуги монументалисты не скрывают. Например, мавзолей Кучина стоил $75 тыс. Впрочем, не все ценится так дорого на Широкореченском кладбище. Для сравнения скульпторы показали нам могилу отца президента России, который тоже там покоится. Правда, вдалеке от "аллеи героев". В прошлом году на этой могиле тоже появился новый памятник. Однако президент к нему отношения не имеет. Его заказали брат Бориса Ельцина Михаил со своей женой. Он обошелся всего лишь в $200. Фотографировать его у нас рука не поднялась. Хоть он и симпатичнее, чем у Кучина.

Еженедельник КоммерсантЪ Вторник, 06 Мая 1997 г.

РИТУАЛЬНЫЕ ИГРЫ

Похоронная команда "Мэрия или смерть"

С принятием закона "О погребении и похоронном деле в городе Москве" конкуренция на столичном рынке ритуальных услуг закончится. Этим законом, по существу, вводится институт уполномоченных гробовщиков правительства Москвы.

Ритуальный бизнес -- доходное дело. Например, гроб, в котором на позапрошлой неделе похоронили президента Федерации хоккея Валентина Сыча, (недавно был расстрелян в своей автомашине киллерами- В.Л.) обошелся заказчику в 40 млн рублей. Правда, в последнее время богатые похороны стали редкостью. Самый дорогой после перестройки гроб (за $40 тыс.) был заказан в Москве еще три года назад, с тех пор такую цену больше никто не осилил. Но и среднестатистический набор ритуальных услуг (на 4 млн рублей) по минимальным оценкам позволяет похоронной фирме в Москве получать прибыль не менее 0,5 млн рублей. А в Москве умирает в среднем 12 тыс. человек в месяц. То есть суммарная прибыль всех гробовщиков должна быть минимум $1 млн в месяц. Есть за что бороться. Именно поэтому в минувшем месяце над рынком похоронных услуг в Москве замаячил призрак монополизма.

ОДИН "РИТУАЛ" НА ВСЕХ

 

9 апреля 1997 года Московская городская дума приняла в первом чтении закон "О погребении и похоронном деле в городе Москве" в редакции депутата Анатолия Коротича. Этот закон несет смертельную угрозу независимости подавляющего большинства московских похоронных фирм. Отныне доля участия города в уставном капитале "специализированных служб по вопросам похоронного дела" (согласно статьи 20) должна составлять не менее 50%. В Москве же, как сразу выяснилось, существует сейчас лишь одна фирма с "правильным" уставным капиталом -- АОЗТ "Ритуал-Сервис". Она и оказывается единственным законным гробовщиком в Москве. То есть супермонополистом.

Надо сказать, что конкуренты "Ритуал-Сервиса" давно отмечали стремление этой фирмы к монополизму. Например, еще в 1993 году "Ритуал-Сервис" планировал развесить объявления о своих услугах во всех больницах города, но Мосгорздрав воспротивился. "Ритуал-Сервис" не стал настаивать, а напечатал за свой счет весь тираж бланков врачебных свидетельств о смерти -- с адресами и телефонами своих филиалов на обороте каждого бланка. В то время "Ритуал-Сервис" контролировал до 80% рынка. Его особое положение было закреплено тем, что половиной акций в нем владеет муниципальное предприятие "Ритуал" (в ведении которого находятся все 63 городских кладбища и 3 крематория).

Но несмотря на это, конкуренты успешно теснили "Ритуал-Сервис" за счет более качественных и дешевых услуг. За четыре последних года они отвоевали у бывшего монополиста почти две трети рынка.

Сегодня "Ритуал-Сервис" выполняет 37% всех похоронных заказов в Москве. Далее следуют фирмы: "Горбрус" -- 16%, "Реквием--94" -- 10%, "Ритуальные услуги" -- 8%, "Кедр" -- 7%, "Броникс" -- 5%, "Риторг" -- 4%, "ТБ и К" -- 2%, "Некрополь" -- 1%. Остальные мелкие фирмы контролируют 10%.

Теперь же с принятием нового городского закона "Ритуал-Сервис" получил возможность в одночасье вернуть утраченные позиции. Разрабатывавший закон депутат Мосгордумы Анатолий Коротич признался, что в его разработке принимали участие юристы "Ритуал-Сервиса". Естественно, у закона нашлось немало противников. И они поднялись на борьбу за свободу гробовщиков. Первым с монополизмом "Ритуал-Сервиса" начал бороться государственный орган, которому это положено по пределению, -- московское территориальное управление антимонопольного комитета РФ (ГКАП). В феврале 1997 года оно составило заключение о том, что "Ритуал- Сервис" является монополистом по целому ряду услуг (например, на коммерческих условиях регистрирует все 100% заявок на кремацию трупов). Однако фирма отбилась, заявив антимонополистам, что всего лишь послушно выполняет постановление мэрии #843 от 17 октября 1995 года, которое прямо предписывает "Ритуал-Сервису" оказывать эти услуги. ГКАП с мэрией Москвы судиться не стало, и на этом его борьба с "Ритуал-Сервисом" закончилась. Зато к борьбе подключилось управление по экономическим преступлениям (УЭП) ГУВД Москвы. На первый взгляд, для УЭП это совершенно непрофильное занятие, однако все то же постановление #843 поручало УЭП ГУВД "усилить контроль за работой организаций похоронного обслуживания". Управление с энтузиазмом взялось за новое дело. 18 апреля 1997 года руководство УЭП направило в адрес начальника департамента потребительского рынка мэрии Владимира Малышкова письмо, в котором говорилось, что закон способен "дестабилизировать ситуацию на рынке ритуальных услуг".

Между тем согласно новому закону все фирмы, в уставном капитале которых город не имеет половины, отныне не имеют права на существование. И гробовщики нашли выход из этого щекотливого положения. 24 апреля руководители восьми похоронных фирм ("Горбрус", "Реквием--94", "Ритус", "Кедр", "Риторг", "ТБ и К", "Генезис", "Касто +") совместно с шефом "Ритуал-Сервиса" Александровым написали письмо на имя Юрия Лужкова, в котором настоятельно попросили мэрию принять половины их уставных капиталов в дар: "Мы, руководители негосударственных организаций,... полностью поддерживаем проект закона депутата А. А.Коротича, который... учитывает интересы как населения, так и города в целом. Мы готовы передать городу 50% уставного капитала".

Как нам сообщили в мэрии и мосгордуме, этот почин будет одобрен. Ведь формально он ликвидирует чуть было не появившуюся монополию. Теперь новому закону больше никто ничего противопоставить не сможет (да на самом деле и не пытается), и 15 мая он будет принят во втором чтении. Похоронная монополия, таким образом, изящно превратилась в институт уполномоченных гробовщиков. Которые рассчитывают жить вечно.

АЛЕКСЕЙ СИНИЦКИЙ, АЛЕКСАНДР МАЛЮТИН

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?