Независимый бостонский альманах

НА ТРЕТИЙ БУДЕШЬ ?

01-01-1998

Все события первой половины февраля проходили на гласном и негласном фоне: кто же, все-таки, будет президентом в 2000 году? Это было связано с тем, что 30 января Ельцин очередной раз (а именно - третий) объявил, что на нарушение Конституции не пойдет и третий раз выдвигаться на пост президента не будет. И даже объявил, что выбрал преемника. Которого, однако, не назвал. Что тоже делает не первый раз.
Я в ЛЕБЕДЕ в статье "Нескладуха с числительными" как-то касался щекотливой темы о президенстве Ельцина. Тогда я писал: "К настоящему времени Ельцин два раза отрекался от своего возможного третьего срока президентства. Видите, недоработка. Апостол Петр, к примеру, три раза отрекался. А то получается: президентство - третье, а Ельцин отрекался от него пока только два раза".
Теперь эта недоработка исправлена и Ельцин отрекся третий раз. Петр, несмотря на свои три отречения, стал наместником, наследником Иисуса Христа, можно сказать, первым римским Папой. Кем же станет после третьего отречения Ельцин? Не будем томить себя - думаю (и уже давно, и не только я), Ельцин станет наследником самому себе.
Очень кратко напомню, как сие возможно с точки зрения Конституции, которая утверждает, что президент выбирается только на два срока.
29 октября Дума обратилась в Конституционный суд с просьбой разъяснить, может ли Борис Ельцин баллотироваться на следующих президентских выборах. Думский запрос был составлен витиевато и многословно, но суть его в следующем:
Конституция оказалась весьма универсальным инструментом, с помощью которого можно доказать, что президент находится в должности первый срок. А можно - что второй. Ибо в Конституции заложено (полагаю - специально) противоречие между 81-й статьей Конституции и 3-м пунктом раздела II ее "Заключительных и переходных положений". С одной стороны, "одно и то же лицо не может занимать должность президента РФ более двух сроков подряд" - и тогда Ельцин в 2000 году должен оставить свой пост.
С другой -- согласно "Заключительным положениям" президент со дня вступления Конституции в силу "осуществляет установленные ею полномочия до истечения срока, на который был избран". И тогда он просто осуществлял президентские полномочия (нечто вроде и.о.), но не занимал должность президента. И , стало быть, в 2000 году Ельцин может баллотироваться в президенты! Другими словами, понятие "должность президента" и "полномочия президента" оказались искусственно разведены. Получается, что до принятия Конституции на референдуме 1993 года Ельцин вообще не был президентом России, так как тогда существовала Конституция РСФСР от 1978 года (с поправками) и России как самостоятельного государства не "имелось в наличии". А после 1993 года он всего лишь "осуществлял установленные ею полномочия", но не находился в должности президента. Вот и выходит, что Ельцин был избран на должность президента России только 3 июля 1996 года!
Дума оказала себе медвежью услугу. Она хотела указать на недопустимость третьего срока президентства Ельцина, а указала на хитроумную уловку Конституции (о, далеко смотрели ее составители в 1993 году!), на возможность читать ее статьи так, как хочется главе государства. Что же получилось? Если бы сам Ельцин заявил о своем желании баллотироваться на третий срок, то стоял бы крик: "Узурпатор!", "Нарушитель Конституции!", "Диктатор!". И если бы кто-то из его окружения официально (а не как "личное мнение") заявил о выдвижении кандидатуры своего патрона на выборы 2000 года, то реакция тоже была бы похожей. А так сами депутаты, взявшие на себя авторство запроса, указывают Конституционному суду на то, что ни одна из статей
Основного закона не определяет, распространяется ли установленное его ограничение (не больше двух сроков подряд) на лицо, избранное на должность президента РФ до вступления в силу Конституции РФ, то есть до 25 декабря 1993 года. Дума сама указывает Конституционному суду самое слабое место Основного закона, связанное с проблемой первого - второго срока, и при этом смиренно просит судей разъяснить им, какой же раз состоит в должности президента Борис Николаевич.
Конституционный суд до сих пор не принял решения. Возможно он думает о том, а не нулевой ли раз избран Ельцин на пост президента. Ибо сейчас усиленно проводятся совместные акции с Белоруссией - по поводу поддержки Ирака с намеками на ядерную войну, развязываемую американскими империалистами, и об организации общей таможни (это только что произошло). Тогда будет сказано: в Союзе Россия-Белоруссия Ельцин еще не разу не был президентом и потому у него впереди два срока.
Все идет к тому, что Ельцина станут не только как бы в шутку называть царем Борисом (как он и сам себя уже называет), а вполне официально.
В ельцинские отказы от третьего срока не верят ни коммунисты (Анатолий Лукьянов, один из лидеров КПРФ, заявил, что Ельцин просто "предсказывает свою непредсказуемость"), ни даже многие соратники, которые, правда, в отличие от коммунистов, не рискуют заявлять об этом открыто. "Не верю!" сильно в России настолько, что ведущие теленовостей иногда оговариваются и вместо "не будет баллотироваться" говорят: "Будет..."
Теперь, что касается его "помазанников". Тут драма чуть ли не шекспировская. Вот краткая история его наследников.
Первым в этом ряду стоит Сергей Шахрай. В 1993 году Ельцин, впервые заговорив о человеке, который сменит его в Кремле, заявил, что как минимум 10 политиков могут побороться за звание преемника. Сам он при этом не скрывал, что симпатизирует молодому и умному вице-премьеру Шахраю. Шахрай заторопился -- в том же году создал свою Партию российского единства и согласия, которая, видимо, должна была обеспечить ему приход к власти. И совершил ошибку, которую Ельцин не прощал ни одному своему фавориту,-- стал вести себя так, как будто уже стал кандидатом в президенты.
Окружение президента не приминуло в соответствующем духе проинформировать шефа. Ельцин рассвирепел. А Вячеслав Костиков обвинил Шахрая в "политической капризности" и увлечении "личной политикой". Президент лично вбил последний гвоздь в кандидатский гроб Шахрая. На одной из программных пресс-конференций Ельцин заявил, что следующий президент должен быть "по крайней мере, высокого роста".
Высоких около Ельцина тогда было двое -- Шумейко и Сосковец. Первый недолго продержался под покровительством президента -- начал быстро "бронзоветь", что было моментально отмечено недругами. И уж слишком ретиво, с медвежьей услугой, нахваливать все инициативы Ельцина. Одновременно Шумейко слишком часто стали обсуждать как чуть ли не соперника Ельцина на выборах; а он стал слишком широко улыбаться в ответ на вопрос "Не собираетесь ли вы быть президентом?". Карьера Шумейко закатилась сама собой -- его председательство в Совете федерации закончилось, и "по крайней мере, высокий" Шумейко был забыт. Прозябает он со своим ныне диковато звучащим движением "Реформы - новый курс" глубоко на обочине, то есть - в канаве.
У Сосковца было больше оснований надеяться на президентское кресло. Как в свое время рассказывал потрясенный очевидец, на одной из встреч Ельцина с тогдашним премьер-министром Белоруссии Вячеславом Кебичем, в самом конце на редкость дружеского ужина, Ельцин вдруг воскликнул: "Вот -- будущий президент России!" -- и ткнул пальцем в Сосковца. Последствия не замедлили себя ждать -- первый вице-премьер стал ходить по Белому дому гоголем как настоящий хозяин.
Сосковцу, не в пример Шумейко, в таком состоянии удалось продержаться довольно долго. Но и с ним Ельцин расстался в июне 1996 года -- как и со столь же непомерно раздувшимися Коржаковым и Барсуковым. Следующим воспитанником кремлевского детсада стал Александр Лебедь. Когда в июне 1996 года Ельцина спросили о возможном преемнике, он почти дословно повторил лозунг из предвыборного ролика Лебедя: "Есть такой человек. И вы его знаете". Более прозрачный намек на Лебедя было придумать трудно. После того как Лебедь стал секретарем Совета безопасности и лично подавил ряд придуманных путчей (особенно характерно было его участие в отстранении Коржакова с Барсуковым, которые хотели свалить Чубайса, задержав человека из команды Ельцина-Чубайса Лисовского с полмиллоном долларов, но пали сами) казалось, что вопрос преемника решен. Больше всех в это поверил сам Лебедь.
Он не понял самого главного -- преемник должен держаться в самой тени Ельцина, которого отлично характеризуют слова, сказанные о Теодоре Рузвельте: "Он терпеть не может свадеб и похорон, потому что не может быть на них главным действующим лицом".
Лебедь же позволил себе стать слишком публичным политиком. По оценке одного из старожилов администрации президента, Лебедя стало "слишком много". Фактически Лебедь повел себя не как осчастливленный подчиненный, а как равноправный партнер президента. А этого Ельцин терпеть не может.
"Лебедь напрасно употребляет в присутствии Ельцина местоимение 'я'",-- заметил один из сотрудников ельцинского штаба в тот день, когда президент назначил генерала секретарем СБ. Следующая его реплика прозвучала пророчески: "Если Лебедь не поймет этого, он наверху не задержится".
Но генерал не понял. Он стал резво критиковать живого президента, как будто бы тот уже умер. Это было весьма в традициях советских генсеков, каждый из которых поносил своего предшественника. Но, с маленьким отличием- нынешний царь вовсе не умер. А генерал Лебедь тем временем говорил, что Ельцин полностью недееспособен, отчетливо дает дуба, о том, что выборы нового президента, коим несомненно станет он, генерал Лебедь, состоятся совсем скоро. В связи с этим Ельцин, после бросания Сосковца, а чуть позже Лебедя на низовку, намекать перестал. А просто сказал, что держит наследника " в уме".
Последний год роль наследника при президенте играл Борис Немцов. Поначалу он подавал большие надежды. Переехав в Москву, первый вице-премьер старался не выходить из тени президента и все свои инициативы выводил непосредственно из распоряжений Ельцина.
Сломался Немцов после очередного прозрачного намека президента. В сентябре прошлого года Ельцин снова сказал, что не пойдет на третий срок -- и набросал очередной портрет преемника. Таковым должен стать "молодой, энергичный демократ". После этого первый вице-премьер, как и Лебедь, стал злоупотреблять местоимением "я". Реакция последовала незамедлительно. "Вы посмотрите, как стремительно снижается рейтинг Немцова! -- злорадно говорили в администрации президента.-- В апреле ему, согласно опросам, доверяли 45% россиян, а теперь только 24%. Падает рейтинг-то!"
Рассказав эту историю, Коммерсантъ извещает наследников: "Судьба большинства претендентов на роль преемника президента со всей очевидностью демонстрирует: объявление наследника нужно рассматривать как сигнал к его уничтожению. И если в ближайшие месяцы Ельцин действительно назовет конкретную фамилию, то это будет означать только одно -- он твердо решил принять участие в выборах 2000 года и, естественно, победить в них. Псевдонаследник немедленно окажется в кольце обиженных конкурентов, которые всеми силами постараются натравить на него mass media. Его вынудят взять на себя непосильные обязательства, заставят совершать ошибки, будут вставлять палки в колеса. Одним словом, сделают все, чтобы доказать -- преемник не готов и не способен занять главный кабинет Кремля. И, разумеется, в ненавязчивой форме сообщат об этом Ельцину. (Как совсем недавно рассказывал один сотрудник администрации Ельцина, настроением президента управлять очень просто: "Достаточно положить на видное место на столе президента нужную газетную статью или погромче включить телевизор".)
И президенту ничего не останется, как признаться в том, что он глубоко разочаровался в своем преемнике".
Итак, все наследники рушились потому, что всерьез поверили в помазание на царство и начинали непомерно резвиться. Но если бы они вели себя ниже травы, то Ельцину это понравилось бы еще меньше: что это за будущий царь-президент, который, понимаешь, никак себя не проявляет? Он просто пустое место и наследником ему не бывать!
Если же Ельцин не назовет преемника, то тем более таковым станет он сам, ибо больше и некому. Можно не сомневаться, что к этому времени в массовом сознании укрепится мысль о безальтернативности кандидатуры самого Ельцина. Общественность убедят в том, что уж если политик, выбранный самим Ельциным, не смог стать достойной ему заменой, то никто, кроме действующего президента, не удержит страну на краю пропасти. А так как страна на этом краю стоит все время, то возникает крамольная мысль: а не на руку ли это самому царю Борису, ибо удержать всех от падения в бездну способен только он.
Далее я воспользуюсь материалами российской прессы, дабы читатель сам увидел, как она расценивает третий "отказ" Ельцина от баллотировки на третий срок..
КоммерсантЪ-Власть от 10 Февраля 1998 г. " Конец прошлого года был ознаменован тем, что власть стала ускользать из рук Бориса Ельцина. И правительство быстро это почувствовало. На первой в 1998 году встрече руководства правительства с президентом предельно осторожный Виктор Черномырдин позволил себе в присутствии журналистов перечить главе государства. Спор с президентом сам по себе не является криминалом. Но, согласно неофициальному кремлевскому этикету, во время публичного президентского разноса чиновнику любого ранга должно потупить взор и молчать. Отвечать можно лишь тогда, когда из президентского кабинета будут удалены телекамеры.
В том, что Черномырдин нарушил незыблемое прежде правило, виноват сам президент. Он переборщил с ролью отца нации, свысока взирающего на то, как правительство пытается вытащить экономику страны из кризиса, сражается с задержками зарплат, пенсий и проч. Кабинет же во главе с премьером возомнил, что реальная властьтеперь принадлежит ему.
Даже Борис Немцов, привыкнув к роли президентского любимчика, стал позволять себе всуе поминать имя Ельцина. Сначала в кулуарах: "Вызвал меня к себе и говорит: мол, надо учителям через три месяца все заплатить. Я отвечаю, что не сможем. А он -- все, разговор окончен. Ну, что возьмешь -- царь-батюшка!"
Вроде бы лояльно, но звучит как-то очень уж панибратски. Позднее Немцов стал поминать Ельцина и прилюдно. И совсем уж запредельным нарушением дворцового этикета стали радиорассуждения Немцова о шансах Черномырдина и Лужкова на выборах 2000 года. Это при живом-то президенте!"
Как видим, стриженный Немцов (он на днях сменил пуделиную прическу на более чиновничий облик) тоже быстро возомнил о себе, забыв, что в традициях русских царей было приструнивать непослушных преемников - Иван Грозный, Петр Первый. Впрочем, бывало и обратное, когда сын соглашался несколько приструнить вздорного папашу (Александр I и Павел). И это тоже неплохое историческое подспорье для Ельцина - нечего кого-то называть. Еще неправильно поймут. Наследник есть, а вот кто - думайте сами. И "сами" быстро догадались: "Не слишком умные политики заволновались: кто же? Умные понимающе вздохнули и притихли. Потому что слова Ельцина означают только одно: преемником будет он сам". (Коммерсантъ-Власть от 10 февраля)
Глава президентской администрации Валентин Юмашев. предложил президенту создать некий контрольно-наблюдательный совет при администрации, который приглядывал бы за действиями кабинета. И Юмашев, можно сказать, своего добился -- этот орган упомянут в послании президента Федеральному собранию.
Затем администрация президента учредила еще одну замечательную структуру. В конце января Ельцин подписал распоряжение "О поддержке деятельности межрегиональной общественной организации 'Совет доверенных лиц президента Российской Федерации на выборах 1996 года -- `Гражданское согласие`'". Доверенным лицам предписано информировать главу государства "о деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления", а также содействовать "консолидации прогрессивных сил общества, проведению избирательных кампаний на всех уровнях".
Курировать эту структуру будет замглавы администрации Виктория Митина, бывшее "главное доверенное лицо" Ельцина на выборах и его личный друг и близкий человек к семье. И Митина не скрывает, что главной целью своей работы считает создание в администрации предвыборного штаба.
Толковый политолог Лилия ШЕВЦОВА в "Известиях" от 12 февраля пишет: "Совершенно очевидно, что наследника у Ельцина, на которого он сам "укажет", быть не может. Конечно, сама постановка этой проблемы должна нас смущать: ведь как-никак Россия не монархия. По крайней мере формально. Между тем мы постоянно просим Ельцина поскорее определиться со своим преемником, чтобы иметь "стабильность". И только один этот факт уже достаточен для того, чтобы определить характер нашего режима и общества, в котором мы живем. Других не нужно.
Между тем очевидно, что для любого претендента поддержка Ельцина равносильна "поцелую смерти": и потому, что его избранник станет объектом коллективной неприязни остальных претендентов, и потому, что следующее президентство вполне может состояться только как отрицание ельцинского правления.
Несколько слов по поводу наследника Ельцина из уст известных людей: Сергей Юшенков, депутат Госдумы: "Думаю, что и сам Борис Николаевич этого не знает. Возможно, это будет Андрей Николаев (недавно уволенный начальник погранвойск). Шучу. Если Ельцин выберет Лужкова или Черномырдина, то им это не повредит, а вот Немцову создаст проблемы. Но, возможно, реальным преемником действительно станет Николаев -- причем независимо от желаний и действий самого президента.
Александр Коржаков, депутат Госдумы: "Скорее всего, Ельцин имел в виду Черномырдина. По крайней мере, сегодня. Тот не молод, но и не стар".
Борис Березовский, предприниматель: "По крайней мере, не Зюганова, не Лебедя и не Лужкова. Они просто не подходят для этого".
Сергей Бабурин, вице-спикер Госдумы: "Если Ельцин заговорил о преемнике, значит, он всерьез задумался о том, как баллотироваться на новый срок. У него же все наоборот. И если он назовет так называемого преемника, то только для того, чтобы переключить на него внимание и утопить его. И все поймут, что Борис Николаевич — незаменимый".
Владимир Жириновский, лидер ЛДПР. "Я тоже знаю, кто будет преемником нынешнего президента (Владимир Вольфович явно имеет в виду себя -В.Л.). Но не буду пока называть его -- сожрут. Могу сказать одно: президентом будет не тот человек, которого назовет Ельцин. Более того, ни о каком преемнике не может быть и речи. У нас еще не монархия, и Борис Ельцин -- еще не Борис II. А при демократии и даже ее видимости обязательны выборы".
Более всех припозднился Рыбкин. Он поспешал медленно. Хотя стоило бы поторопиться быстро. Только 13 февраля он прошелестел, что, дескать, если Конституционный суд признает Ельцина состоящим в президентстве только первый раз, то ему не только не возбраняется, но просто необходимо идти на выборы 2000 года. Как бы привычная осторожность не сыграла злую шутку с секретарем безопасности.
И, наконец, голос провинциальной элиты, самый важный сегодня в России. Александр Фурман, президент Тюменской нефтяной компании: "Преемником Ельцина может быть только Ельцин".
Любовь региональной элиты - это серьезно. Когда в январе президент неожиданно обвинил правительство, и в первую очередь премьера, в том, что оно хочет переложить свои проблемы с невыплатой зарплат на регионы, никто не понял, что это значит. Вчера президент был предельно конкретен и подтвердил, что главная его задача -- вернуть преданность региональных элит, переметнувшихся в последнее время от Кремля к Белому дому. 4 февраля состоялась встреча президента с губернаторами, которая подтвердила, что в споре между федеральным правительством и регионами президент занял сторону последних. Расхожая идея о том, что судьбу президентских выборов 2000 года будут решать регионы, была творчески осмыслена Ельциным. Ему понадобилась всего одна встреча, чтобы вернуть себе любовь одиннадцати губернаторов. Но - лиха беда - начало.
Последнее обещание президента не баллотироваться на третий срок - хороший ход. Кроме очередного развлечения заскучавшей было публики, получающей очередной "информационный повод", Ельцин решает сразу несколько других задач. Он получает одобрение западных коллег, для которых ротация власти - самое убедительное доказательство приверженности страны и ее руководителя к демократии.
Но, одновременно, западные руководители несколько скандализованы ельцинскими импровизациями за границей. Только успели подзабыть "сон в Шенноне" и дирижирование в Германии, как царь Борис стал на днях чудить в Италии.
"Times" пишет, что Российский президент, к сожалению, вновь оконфузился во время зарубежного визита. Поведение российского президента показывает, что он плохо ориентируется во времени и пространстве и зачастую не отдает отчета в собственных действиях. Он мутно поводил очами, шел не в ту сторону, не узнавал представляемых ему людей. В машине ЗИЛ, привезенной специально для Ельцина в самолете (ради патриотического почина), отдавал нелепые приказы, так что машина врезалась на повороте во дворе Квиринальского дворца в угол здания (не сильно). На пресс-конференции в Риме, как и во время декабрьского визита в Швецию, Ельцин допустил несколько досадных оговорок, чуть ли не называл Италию Испанией и явно не представлял, зачем его туда привезли. Впрочем, важные документы о торговых сделках с "Фиат" и другими компаниями подписал, благо тут же стоял подстраховывающий и подсказывающий Немцов. Кроме того, президент России, возлагая цветы на могиле Неизвестного солдата, не отдал почести итальянскому флагу. Советники и пресс-секретарь тщетно пытались исправить ситуацию. Хорошо, хоть цветы обратно не взял.
Ельцин казался чем-то одурманенным, пишет далее Таймс, хотя уверяют, что проинформированный об особенностях высокого гостя персонал "Гранд Отеля" убрал из мини-бара в номере все алкогольные напитки. Это, при русской сметке, конечно же, смешные предосторожности.
Дело сильно исправляла дочь президента Татьяной Дьяченко, его советник по имиджу. То есть, честно отрабатывала свой хлеб. Она все время что-то нашептывала папе-президенту на ухо, корректируя его зигзаги.
Но было и нечто положительное. Во время аудиенции у папы римского Павла Ионна II (Войтылы) Ельцин ни разу не назвал его мамой.
Как раз накануне встречи в итальянской прессе стал раскручиваться старый скандал о возможном участии КГБ в покушении на папу в 1981 году (в него стрелял турок Агджа, тяжело ранил, папа чудом выжил. Надо сказать - что папа Иоанн Павел II - выдающаяся личность. У него есть несколько сильных философских работ, труды по истории церкви и теологии, книга стихов...). Кроме того, все итальянские газеты отмечали, что разногласия между Русской православной и Римско-католической церковью не позволяют говорить о возможном визите Иоанна Павла II в Россию. Это несмотря на то, что папа уже был официально приглашен Ельциным. Но папа об этих неприятностях не вспоминал.
В общем папа остался доволен. А поскольку папа римский является полиглотом и говорит, в том числе, по-русски, то сказал (правда, по-итальянски): "Будем надеяться, что мы вместе пойдем в третье тысячелетие". Один из членов российской делегации заметил, что эта фраза была построена таким образом, что получалось, будто папа намекает на то, что Ельцин и в 2000 году должен оставаться президентом России.
В связи я этим я тоже подумал: а почему бы ему и не стать третий раз президентом? К тому времени, может быть, многое устаканится, добро поделят, одних лишних отстреляют, другие вымрут сами и, кто знает, какое-то время оставшиеся поживут спокойно.

По материалам российской и зарубежной прессы подготовил Валерий Лебедев

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?