Независимый бостонский альманах

АМЕРИКАНО-РУССКИЙ ЛЫСЕНКО

01-01-1998

reitman2
Познакомимся с жизнеописанием нашего героя по фамилии Великовский, как его дает энциклопедия Гролиер. Кстати сам факт попадания в эту энциклопедию показателен - туда включены лишь крупнейшие ученые нашего века, но много достойных осталось за бортом. Почему же там оказался "противоречивый врач и историк", как его характеризует Гролиер? Родился Иммануил Великовский в Витебске в 1895 г., где в 1913 г. окончил с золотой медалью курс гимназии, проявляя склонность к математике и русскому языку. Изучал также ряд иностранных языков. Кратко посетил Палестину и устроился в Эдинбургский университет в Англии по медицине.. Но в 1914 г. быстро вернулся в Россию и после шести лет учебы получил в 1924 г. в Московском университете степень врача. Но тут же отправился в Берлин , где женился на юной скрипачке и стал редактировать журнал "Скрипта Университетис", в котором сотрудничал Альберт Эйнштейн. В том же году переехал в Палестину, где в течение 15 лет практиковал психиатрию. По психиатрии была и его первая научная статья, опубликованная в 1930 г., но его успехи в области психиатрии оказались более чем скромны и вскоре он бросил ею заниматься. В 1939 г. он приехал с семьей в Нью-Йорк. До сих пор, т.е. до возраста 44 года, его жизнь представляла мало интересного. В Нью-Йорке он стал усиленно посещать библиотеку и заниматься... Чем? Тут в биографии Иммануила обнаруживается первый вывих: темой его занятий была не психиатрия и даже не медицина вообще, а история взаимоотношений древнегреческого царя Эдипа и фараона Эхнатона - интересное дельце в начале Второй мировой войны!
В апреле 1940 Великовского впервые озарила мысль о том, что во время исхода израильтян из Египта там произошли гигантские естественные катастрофы. Египет, де постигла моровая язва (чума), море раскрылось, пропуская бегущих от нее израильтян, а сушу за ними затопило; на горе Синай разверзся вулкан. Полыхнуло и ужаснуло. Кроме того, о Египет шваркали кометы и метеориты, имели место также глад, мор, засуха, землетрясение, градобитие, ураганы, самумы, пожары, морозы, пурга, саранча. Для одного места, притом за короткое время, вроде бы многовато. Но Великовский утверждал - в самый раз. И особенно напирал не на мелочи вроде ураганов, а на огромные метеориты, которые с завидным постоянством все время шмякались о Египет, превосходя в чем-то американские точные бомбы в Ираке 1991 года.
По сему случаю историческую теорию Великовского стали называть "катастрофизмом". Вообще-то идея всемирных катастроф не нова. Еще великий палеонтолог Кювье в прошлом веке, обнаружив ископаемые огромные кости "допотопных" чудовищ, высказал мысль, что все живое не раз уничтожалось на земле некими катастрофами, а потом жизнь снова возникала, но уже совсем в других формах.
Однако, одно дело общие рассуждения о катастрофах, а другое - привязка их к конкретной исторической эпохе, притом, сравнительно недавней.
Имеются ли письменные египетские подтверждения этих событий ? - вопрошали Великовского Да, имеются, утверждал Великовский, ссылаясь на малопонятный папирус под названием Ипувер, хранившийся в библиотеке голландского города Лейдена.
Он обнаружил тождественность событий, описанных в Библии и в этом папирусе, приведших в истории Древнего Египта к падению Среднего Царства. Правда для этого требовалось слегка. сместить хронологию событий, лет этак на сто, что и было проделано. Он обратил внимание на то, что в книге Ионы сообщается, будто на землю упал разрушительный метеоритный дождь, после которого "Солнце остановилось в небе". Таким образом, делает вывод Великовский, имела место грандиозная космическая катастрофа, приведшая к смещению пластов суши. Чтобы такая катастрофа могла осуществиться, можно было сдвинуть хронологию и дальше. И вот уже гибель Среднего Царства, вслед за пластами суши, передвигается Великовским на целую тысячу лет.
В 1950 Великовскому, после многочисленных отказов различных издательств, удалось опубликовать книгу "Столкновение миров", ставшую в США бестселлером номер один. Через два года вышла книга "Века хаоса", где исторические события рассматриваются более подробно. Автор проводил историческую реконструкцию событий, изображенных в библии и охватывающих с 1450 до 840 годы до н.э., синхронизируя их с египетской историей. В другой книге Великовского "Смещение пластов" описаны геологические и палеонтологические свидетельства того, как появилась из чрева Юпитера планета Венера, место которой около Солнца вдруг оказалось внутри земной орбиты. И, разумеется, это вызвало невиданные потрясения в рядах земной цивилизации.
В течение десятилетия до 1960-х годов Великовский был персоной нон-грата в американских и иных академических кругах. Но начиная с 60-х годов положение изменилось: у него появился ряд фанатических сторонников. Особенно, когда в 70-х годах отправились первые американские и советские экспедиции на Марс, Венеру и к Юпитеру. Его стали приглашать в университеты для чтения лекций. У себя дома в Принстоне Великовский стал руководить группой из нескольких дюжин исследователей, рассматривающих все аспекты его теорий, начиная с медицинских и кончая социологическими.
Ажиотаж в прессе привел к тому, что многие видные ученые вынуждены были высказаться о его работах, среди которых был и знаменитый астроном Карл Саган. Разумеется, почти все их высказывания были сильно не в пользу Великовского. Астрономы дружно отмечали, что он ничего не смыслит в небесной механике; историки писали о его нелепостях в хронологии и фактах, лингвисты ссылались не переводческие ошибки в толковании древних папирусов; указывалось на незнание им древних языков, на вольное обращение с научным наследием великих, на чрезмерное и некритическое доверие к свидетельствам древних сказаний различных народов.
Что касается геологии, то достаточно взять хотя бы его теорию о связи огненных дождей в мифологии некоторых народов, и месторождений нефти, которые есть на занимаемой ими территории (Иран, Саудовская Аравия, Мексика). Эта теория противоречит любым научно-обоснованным гипотезам появления нефтяных месторождений.
Среди обилия ссылок на труднодоступные источники в работах Великовского (тут и дощечки народности майя, и финский эпос Калевала, и древнеяпонские сказания), обращает на себя внимание отсутствие ссылок на русские работы. Даже описание тунгусского метеорита опирается на английский источник.
Но многие, даже недруги, при этом отмечали, что работы Великовского, хотя и есть в чистом виде чушь собачья, но объективно способствуют развитию точных наук, повышая интерес к ним и заостряя внимание на самых главных проблемах. Ибо что проку в самом методически совершенном исследовании, если оно порождает скуку и не ведет к продолжению финансирования. Появление его имени в энциклопедии Гролиер, которая не при все том не включила ряд достаточно именитых ученых, тоже показательно. Даже невежество Великовского по-своему величественно (как видно фамилия обязывала), ибо ему посвящены многие статьи и целые книги. Остановимся на одной из таких книг. Она называется "Ученые противостоят Великовскому" (1974) и открывается предисловием известного химика, ученого и писателя-фантаста Айзека Азимова.
По Азимову, науку двигают вперед в основном еретики, которые принадлежат к двум типам: это эндоеретики, которые рождаются внутри отрасли науки, и экзоеретики, появляющиеся извне. Примерами эндоеретиков были физик Галилео Галилей и биолог Чарльз Дарвин, в то время как врач Роберт Майер и пивовар Джеймс Джоуль, открывшие закон сохранения энергии, были экзоеретиками. Ни тот, ни другой не имели научного признания, подмигивает Азимов, призывая к внимательному отношению как к эндо- так и к экзоеретикам. Ибо признание открытия закона сохранения энергии пришло лишь к "третье открывателю" Герману Гельмгольцу, который был эндоеретиком, но, главное, оказался подкреплен соответствующими научными степенями.
При этом, отмечает Азимов, когда мнение, осуждаемое учеными как ложное, популярно среди широкой публики, это рассматривается ими как дополнительное свидетельство его ложности. К примеру, я даже без подробного рассмотрения считаю своим долгом проявлять скептицизм по отношению к древним космонавтам, современным космонавтам на НЛО, научной ценности разговоров с растениями или к спиритуализму и астрологии". Азимову приходится всерьез относиться к "великовскианству" по следующим причинам:
1) Великовский не является чистым экзоеретиком, так как он все же был дипломированным психиатром. Он делает немного уж совсем элементарных ошибок и он способен достаточно хорошо использовать язык науки, чтобы увлечь своими идеями непрофессионалов.
2) Великовский интересен как писатель. Чтение его книг доставляет удовольствие. Я, пишет Азимов, прочел все, написанное им, и надеюсь прочесть все его будущие книги. Хотя он и не завербует меня в число своих сторонников, я охотно верю, что он способен это сделать в отношении менее квалифицированных читателей.
3) Взгляды Великовкского в "Столкновении миров" демонстрируют, что Библия содержит немало истинной правды, что все волшебные события, описанные в Ветхом Завете, могли случиться на самом деле. Великовский отверг гипотезу о Божественном вмешательстве для обоснования чудес, заменив ее намного менее правдоподобной гипотезой планетарного пинг-понга, но это вряд ли приведет к тому, что наше ориентированное на идею Бога общество в будущем изменит свою ориентацию. Эти три пункта достаточны сами по себе, чтобы объяснить популярность Великовского."
По сути дела, Азимов предлагает сомнительную вещь: во имя свободы научного слова, оставить малоквалифицированного читателя в грязных руках Великовских, простив им даже отрицание идеи Бога. Однако, если пробиться сквозь тройное кольцо иронии-самоиронии Азимова, то станет ясно, что есть один человек, который доминирует в этом каскаде иронии и намеков - это Великовский.
Немалый вклад в популярность Великовского внесла еще и Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, в поле зрения которой он попал в раннюю эпоху холодной волны. Для сенатора Маккарти Великовский был прежде всего русским ученым, а потом уже проходимцем. Напротив, для американских либералов, людей в большинстве своем гуманитарного склада, все жертвы Маккарти равно подлежат поклонению и уважению без поправок на непонятные им законы небесной механики или генетики.
Настало время, в ходе которого, казалось, пик популярности Великовского (он пришелся на 1974 г.) пошел на убыль. Но затем произошло непредвиденное. Появилась на свет совсем другая теория - гибели динозавров. Динозавры погибли от колоссального сотрясения, вызванного падением на землю гигантского метеорита, астероида или кометы. Страшной силы землетрясение и волна высотой в километр должны были вызвать гибель многих животных, обитавших на суше. Кроме того, из-за пожаров и запыления (аналог "ядерной зимы") понизилась средняя температура Земли, которая доконала хладнокровных динозавров. Оказалось-таки, что катастрофы общепланетарного масштаба могут быть, что доказывалось древними кратерами, вроде Мексиканской дуги.
О Великовском вынуждены были вспомнить и заговорить вновь. В статье "Бостон глоб" от 8 января 1998 г. он уважительно назван "астрономом", а его работы- "хорошими исследованиями". В статье подчеркивается актуальность его работ в связи с грядущими возможными воздействиями комет и астероидов на землю, что может привести к гибели земной цивилизации.
Такая возможность действительно существует, но, во-первых, ее вероятность значительно ниже называемых в последнее время (статистика требует, чтобы было определенное количество больших метеоритов, а их падает очень мало), и во-вторых, все теории Великовского основаны на полном пренебрежении к законам небесной механики. Таким образом, похвалы Великовскому были бы сродни похвалам советскому ученому Т.Д.Лысенко на том основании, что наследование приобретенных признаков (если они имеются в половых клетках) имеет место в процессе эволюции, иначе бы и самой эволюции не было. Но все это не имеет ничего общего с лысенковским ламаркизмом.
Нет, в историческом плане Лысенко, как и Великовский, остается мракобесом, "творчество" которого направлено поперек поступательного движения науки. И уж во всяком случае ни при чем тут сенатор Маккарти: отрицательная оценка работ Великовского как научных такими людьми, как Азимов и Саган, ни в коем случае не равна заключениям сенатора. А то получается: мракобес Маккарти поносил Великовского, ученый Карл Саган тоже поносил Великовского. Маккарти душил все прогрессивное. Стало быть, Великовский - прогрессивный ученый, а Саган и Айзек Азимов - мракобесы, ибо они ругают, либо иронизируют по поводу прогрессивного ученого.
Да и русское происхождение Великовского тоже являлось для Маккарти в его шизофренических подозрениях и обвинениях не главным. Напомню, что одним из самых активных участников работы комиссии по расследованию антиамериканской деятельности была американская писательница русско-еврейского происхождения Эйн Рэнд (Алиса Розенбаум), идейно близок к сенатору Маккарти был изобретатель и конструктор самолетов и вертолетов Игорь Сикорский. Их российское происхождение отнюдь не помешало им в успешной карьере при сенаторе Маккарти.
Попытка "Бостон Глоб" способствовать возрождению интереса к "американскому Лысенко" есть попытка с негодными средствами, даже если ее истинной целью является оживление интереса общественности к науке; это занятие сродни приглашению фокусников на ученые советы или представлению диссертаций в форме комиксов..

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?