Независимый бостонский альманах

ОЛИГАРХАМ - НАШ ПОСЛЕДНИЙ И РЕШИ. . . ПЫЗДЫР ПЫЖ

01-01-1998

CРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ !


23 марта Ельцин отправил все правительство в отставку во главе с Черномырдиным. Причем Чубайса персональным указом уволил. Это означает, что Чубайсу ничего не светит в новом правительстве. Как и Куликову. Заикающийся Минкин сказал об этом так: "Уволил также и министра МВД Ку-ку...Ку-ку Куликова". Заикание иногда довольно точно передает суть события.
Кто займет место Черномырдина? Да как раз, может быть, Рыбкин, о котором мы писали на днях в статье "В тихом омуте Рыбкин водится". А может быть - Явлинский. Но пока этим занимается молодой топливной министр 35-летний Кириенко. Помнится, тов. Сталин на XIX съезде тоже омолодил состав ЦК и его президиума, введя туда неведомых в то время Брежнева, Аристова, Поспелова, Первухина и прочих молодых выдвиженцев, которые смотрели на Сталина снизу вверх, как на Бога.
Падение правительства было предопределено как раз тем, что Чубайс, а несколько позднее Немцов, вздумали бороться с олигархами, то есть с банкирами, которые обладают полнотой власти. Березовский недавно об этом говорил совершенно определенно, как и о том, что дни Чубайса сочтены.
О предыстории случившегося - нижеследующий материал. И вы сами увидите, что олигархам, действительно, пыздыр пыж.

18 марта в "Президент-отеле" Борис Немцов открыл заседание "Круглого стола" "Будущее России: демократия или олигархия". Первый вице-премьер выделил три главных вопроса, требовавших решения.
Во-первых, было необходимо определить, какая власть сейчас в стране; во-вторых, какие политические силы могут противостоять олигархическому укладу; и, в-третьих, какова программа действий.
Исходя из всего этого, можно было сделать вывод: Немцов не желает мириться с олигархическим режимом в России. И, наконец, через год после появления в верхнем эшелоне власти публично и однозначно признается в своем выборе: "Я против олигархии. Я - за народный капитализм".
Это есть наш последний... И это есть ответ Немцова на уже старый запрос президента создать новую национальную идеологию - новую "русскую идею. Судя по всему, эксперты так называемой "партии власти" договорились: в 2000-м году нельзя разыгрывать ту же комбинацию, что и в 1996-м, под лозунгом: "Голосуй, или проиграешь". Следует нащупать объединяющий лозунг.
И лозунг найден: против олигархов, за народный капитализм. Только вот олигархи против. Это напомнило мне шутку Жванецкого:
- Мы, чукчи, проголосовали за присоединение к Японии. Все за, только один против.
- Кто этот безобразник?!"
- Японцы, однако".

Теперь назовем олигархов, которые, будуxи приглашенными на круглый стол по борьбе с ними, блистательно отсутствовали:

Михаил Фридман, Альфа-банк
Владимир Потанин, ОНЭКСИМ-банк
Александр Смоленский, СБС-Агро
Владимир Виноградов, Инкомбанк
Владимир Гусинский, Мост-банк
Виталий Малкин, банк "Российский кредит"
Борис Березовский, предприниматель (скромно)

Да, все они на круглом столе блистательно отсутствовали. И все - по уважительным причинам: Березовский, например, лечился после падения со снегоката в Швейцарии (упал, впрочем, давно), Фридман обещал быть, но ему помешала командировка, а Потанин неожиданно заболел (это, правда, не помешало ему быть вчера на работе). Остальные очень заняты своими олигархическими делами.
На заседании "круглого стола" вначале взяли слово апологеты олигархического режима. Политолог Андраник Мигранян, в частности, назвал страну "суперпрезидентской республикой" и сказал, что олигархия - это очень хорошо. Хорошо, но нужно, чтобы они чувствовали себя одной семьей, а не ссорились. Далее - в виде рецепта - он повелел государству "консолидировать самое себя", а в качестве средства борьбы с олигархическими выбрыками предложил: "Лучшего контроля, чем контроль одной группы бизнеса над другой, нельзя придумать". И это уже придумано! Контроль давно идет. Даже есть название: "Банковские войны". Иногда со взрывами и стрельбой. Березовский подтвердит.
Между прочим, в ходу не устаревшее еще слово "семибанкирщина", а уже его хотят вытеснить "олигархами". И придумал это даже не Немцов, а Чубайс. Березовский тоже пользуется "семибанкирщиной", и говорит о Чубайсе и о соотношении государства и капитала так (из его интервью Ъ от 13 марта, взятому Натальей Геворкян):

Березовский: - Чубайс хорошо исполняет задания, которые дает ему хозяин. В свое время он был нанят на работу теми, кого потом стали называть "семибанкирщиной". Это факт. Он был наемным служащим с очень хорошей зарплатой. И он адекватно этой зарплате справился с задачами, которые перед ним поставили эти конкретные люди. А задача была простая -- нам нужно было выиграть президентские выборы. Простая по постановке и сложная в реализации.

Геворкян: -- Лукавите, Борис Абрамович. Разочарование пришло тогда, когда Чубайс провел черту между собой и большей частью "семибанкирщины".

Б.: - Ну, ведь дело не в этом. На личностный уровень были переведены серьезнейшие проблемы. Никто не претендовал на то, чтобы управлять вместо власти государством. Вы же понимаете, собрались не самые глупые люди, прекрасно понимавшие, что такое власть, что такое элементы, по крайней мере, демократии, что такое избранная власть, исполнительная власть, правительство. И никто на это не претендовал.

Г.: -- А на что претендовали?

Б.:-- Только на одно: быть услышанными. А дальше пошло лицемерие: они должны быть услышаны не больше, чем остальные 150 миллионов. Вот, пожалуйста, вставайте в очередь, и мы вас будем слушать в общем порядке. Я не хочу сказать, что эти люди чем-то отличались от 150 миллионов, тут тоже не должно быть двойного стандарта. Но ведь это было со стороны Чубайса лицемерием, потому что внешне он продавал это уже как свою борьбу с придуманными "олигархами". А дальше эта тема была доведена до неприличия, особенно в последнем интервью Чубайса Ъ. Помните тот пассаж, где он говорит, что мы собрались в 1994 году и договорились между собой отказаться от заказных убийств? Это уже не просто лицемерие, ведь Чубайс подставляет в первую очередь себя. Значит, он все это время имел дело с бандитами, нося в себе это опасение. А президент, так уж получается, покрывал бандитов. Это запредел. И здесь проявляется еще одно качество Чубайса -- его главное устремление удержать власть и двигаться во власти.

Г.:-- И это ему пока удается, извините, лучше, чем вам.

Б.:-- Я считаю, что последний год -- с тех пор как Чубайс перешел в правительство,--это катастрофа. А просто не стало тех или того, кто формулирует ему четкую задачу.

Г.:-- Допустим, как вы говорите, достижения невелики, но Чубайс все же лишь один человек в правительстве...

Б.:-- Абсолютно верно. Я совершенно не хочу снимать ответственности с остальных членов правительства, в том числе и с премьер-министра, и с Немцова.

Г.:-- Из ваших слов не вполне понятно, чего именно вы опасаетесь?

Б.: - Я категорически против того, чтобы резкие движения привели нас снова к краю, как два года назад. Почему это произошло? Я считаю, что по трем причинам.
Первое -- нежелание учитывать социальное напряжение в обществе. И за это большая ответственность лежит на Гайдаре и его команде. Мы же оттолкнули от себя даже тех, кто, по существу, был основателем перестройки, политической и экономической трансформации. Я имею в виду интеллигенцию, которая, собственно, и явилась гробовщиком прежнего режима. Очень многие из них разочаровались и не готовы были поддерживать нынешнюю власть. Именно их мы разворачивали в ходе предвыборной кампании -- тех, о ком все забыли, никто не позаботился. Разрушена Академия наук, разрушена система образования. Опять же в революционном порыве, потому что -- любой ценой. Слава Богу, гражданской войны не случилось.
Я вообще считаю, что трагическая ошибка в том, что мы так и не смогли стать империей, я имею в виду, что не смогли переварить все нации в едином котле. Американцы впервые в истории человечества преодолели этот комплекс. Я имею в виду империю по типу американской, где осуществляется прежде всего интеллектуальное принуждение, а не силовое. Силовое принуждение в конце ХХ века не работает.
Я знаю многих людей, да и я сам относился к Чубайсу с большой симпатией, чего уж тут скрывать. На фоне всего болота, которое было, Чубайс казался символом преобразований, движения вперед. И очень многие постарались, чтобы именно он стал этим символом. В том числе и "семибанкирщина".
Чубайс для начала разрушил веру у нас, когда мы поняли, что у него есть специальные отношения с одной группой -- ОНЭКСИМ.
Более того, Чубайс пытался оборвать связь между исполнительной властью и крупным капиталом. Но крупный капитал -- это реальная опора сегодняшней власти. Кстати, президент это понимал великолепно. Именно поэтому он собрал у себя банкиров.

Таким образом, семибанкирщина, они же олигархи, как бы не существуют Есть не они, а естественная опора режима. И есть соглашение между ними не отстреливать и не взрывать друг друга, что лично Березовский отрицает решительно. Хотя последний взрыв под ним был как раз в том 1994 году, когда решили больше не взрывать. И с тех пор взрывов такого масштаба не слышно. А поменьше - сколько угодно. Надо снова договариваться.

Были и другие ораторы на "круглом столе". Они предлагали определить границы олигархии. На сей раз уже с помощью законов, а не динамита. Они же пытались апеллировать к общественному мнению через средства массовой информации.
Сокрушались, что сделать этого не могут, так как СМИ находятся как раз в руках олигархов. Cергей Пархоменко ("Итоги"), кормящийся Гусинским, вообще не видел никаких олигархов. Он был поражен самим термином. Мы что, в Древнем Риме, или, хуже того, в Древней Греции?!
Редактор "Независимой газеты" Виталий Третьяков, которого субсидирует Березовский, сказал, что, дескать, как же Чубайс будет бороться с олигархическим режимом, если он же его и устанавливал? Сам Третьяков согласен бороться с олигархом Потаниным, противником Березовского, но вовсе не с Березовским, который не олигарх. Ибо если Потанин олигарх и борется с Березовским, значит он антипод ему и - Березовский - не олигарх! А вы говорите - олигарх. Не олигарх он.
Сам давний противник олигархии Анатолий Чубайс тоже отсутствовал, ибо боролся с олигархами в это время в другом месте. Ирина Хакамада, нынешний лидер среднего и малого бизнеса, присутствовала, но в связи с эфемерностью, как бизнеса, так и фигурки ее лидера, олигархов не поборола..
Борис Немцов сказал так: "Фамилии (олигархов) никакого значения не имеют. Березовский это или Потанин, Фридман, Гусинский -- неважно. Имеет значение только система, при которой бюрократия сращивается с бизнесом".
А вот фамилии борцов с олигархией, по мнению Бориса Немцова, имеют очень большое значение. И он открыто заявил, что готов -- один или с соратниками -- к этой борьбе. Виталий Третьяков сказал, что лучше бы лидером в борьбе был Явлинский. Немцов поморщился. Он порадовался началу полемики, предложил всем желающим подписать обращение о начале борьбы с олигархией и сказал, что "антиолигархи" должны собираться периодически. Дата следующего заседания пока не определена.
Мнение ОТДЕЛА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ "Коммерсанта": "Российские финансисты, безусловно, сейчас развернули активную политическую борьбу. Но это не столько борьба за власть, сколько борьба за безопасность свою и собственного капитала. Они борются и друг с другом, и со своими врагами в госаппарате. Но финансисты в трудном положении. Даже став коллективными правителями, они себя не обезопасят -- просто станут еще ожесточеннее бороться друг с другом. Приведя к власти диктатора, они не обезопасят себя тем более. Так что любые формы олигархии крупным финансистам просто невыгодны. Хотелось бы сказать, что им выгодна демократия -- единственное, что дает безопасность и стабильность. Но всем ясно, что демократию за деньги не купишь. И финансисты тратят деньги на борьбу".

Отсюда следует, что нет ничего глупее, как бороться с олигархами, ибо они сами более других заинтересованы в демократии (ради собственной безопасности) и будут за нее бороться, не щадя своей жизни. А тем более - чужой.

Вот как выглядит фрагмент из обращения по борьбе с олигархами, принятое на "Круглом столе": "Только глубокие демократические реформы во всех сферах экономической и социальной жизни смогут изменить сложившуюся ситуацию. Для этого необходима антимонопольная политика, общественный контроль над монополистами, в том числе в области СМИ. Отделение государственной бюрократии от бизнеса. Приобщение к реальной собственности все более широких слоев населения. Сокращение и обновление государственного аппарата. Реформа правоохранительных органов. Судебная реформа. Вот только малая часть того, что необходимо сделать в ближайшее время".

Ну, а пока малая часть будет делаться, я хотел бы привести текст Михаила Новикова, украшения Коммерсанта, который откликнулся на программу борьбы с олигархами статьей под названием:

ОЛИГАРХИЯ- ПЫЗДЫР МАКСЫМАРДЫШ ПЫЖ !

Он (Борис Немцов) обличил "административно-олигархический капитализм", когда "5-10 человек считают себя пупом земли, а остальные -- в нищете". Он пригрозил: "Будет выбор между ублюдочным олигархическим режимом и народным, демократическим". И он предположил, что "вокруг идеи антиолигархической России" возможен объединительный съезд ряда ведущих сил общества".
Картина антиолигархического съезда вырисовывается помимо воли: вот в президиум поднимаются знакомые фигуры. "А кто это идет там,-- спросишь соседа,-- с глазами как два пупа? Не олигарх ли какой?" "Он и есть,-- кивнет сосед.-- Гляди, гляди: самые олигархи пошли".
Так удачно сложилась моя юность, что мне удалось ни разу в жизни не прочесть ни одной работы Ленина. Но я отлично помню их удивительные названия. В них всегда ощущались следы неслыханного мыслительного беснования, которому полная воля была, наверное, дана уже в самих текстах. Особенно взволновал меня когда-то "Националистический жупел ассимиляторства".
Жупел! Поразительное, инфернально-красивое слово. Несколько долгих, бесконечно серых школьных дней я как-то перекатывал его в голове. Что-то ужасное и завораживающее было в этом звуке. И в конце концов рука потянулась к словарю. Язык не обманул: слово означало нечто пугающее, употребляемое для устрашения. ( Добавление: словарь Фасмера дает значение: на древнеславянском - сера. Но одна героиня Тургенева не знала значения этого слова, оно ей показалось чем-то страшным, вроде беса, и вот от этой-то героини и идет современное значение "чего-то ужасного" слова "жупел" - В.Л.)
В замечательной статье Виктора Пелевина "Зомбификация" (к которой я не могу в очередной раз не обратиться) это явление называется "лексической шизофренией". Автор пишет, имея в виду ораторов и публицистов ленинского толка: "Им важно не 'реорганизовать Рабкрин', а 'реорганизовать' чужую психику, проделав в ней как можно больше брешей".
"Смысла во всем этом,-- продолжает Пелевин,-- столько же, сколько в лозунге, висевшем, как рассказывают, над вокзалом в Казани: 'Коммунизм — пыздыр максымардыш пыж!' -- только последняя конструкция намного мощнее". (Не зная татарского, рискую, тем не менее, перевести как: "Коммунизм - светлое будущее человечества". Мне кажется, что определенные идеи всегда лучше излагать на более подходящем языке, чем русский, но в русском звучании. Тогда глубинная суть идеи выявляется через само звучание, помимо смысла - В.Л.)
Длинная преамбула была бы не нужна, и тем более ни к чему был бы нерукотворный памятник, который я возвожу нисколько в том не нуждающемуся писателю, не будь герой недели -- Борис Немцов -- чем-то вроде политического Пелевина наших дней.
Сам Немцов выделяет "восьмидесятников" как поколение, которое "только и способно выйти из пике во всех смыслах", но, кроме очевидной возрастной общности, есть и еще черты сходства. Столь же поверхностные?
Немцов -- человек технократического склада: так, он ознаменовал годовщину своего пребывания в Кремле не только колоссальными словоизвержениями, но и открытием собственной странички в Интернете. Взяв в руки старый верный браузер, я скоротал вечерок на сайте вице-премьера. О, он и вправду свой малый -- тот же возраст, те же компьютерные пристрастия, то же невыразимое советское детство: "грустил беспросветными, нудными южными зимами", "зимой Сочи превращался в унылый писсуар".
Образ героя, явленный на немцовском интернетовском сайте, под стать пелевинскому протагонисту -- да хоть Омону Ра. "Ощущение несправедливости я испытывал с раннего детства. Отец мой был высокопоставленным партийно-хозяйственным работником, хотя считаю, что он нисколько не умнее и не талантливее, чем моя мать, которая работала рядовым врачом. При этом уровень жизни, сам образ жизни был несравнимым. Мать приучала слушать симфоническую музыку. Отец постоянно водил на различные увеселительные мероприятия, включая рестораны. Жизненные принципы и идеалы моих родителей коренным образом отличались друг от друга, что меня вначале сильно удивляло, но потом я понял: виноваты не родители, а система" (это все, насколько я помню, из книги Немцова "Провинциал", которую мы в извлечениях давали в свое время в "Лебеде" - В.Л.).
Система! Для всякого "восьмидесятника" whoever they are это жупел в прямом и символическом смыслах. Слово это может означать все что угодно, и нет на свете ничего, что нельзя было бы объяснить и оправдать влияниями ее.
Помимо "системы" в русской политической лексике заклинательную функцию выполняли "борьба с привилегиями", "номенклатура", "аппарат". В последнее время появилось тоже прекрасное, иностранное слово -- олигархия. И вот, Борис Немцов выказал данному термину самое горячее расположение.
Конечно, "пыздыр максымардыш" по мощности совершенно недосягаем, и трудно представить себе бойкий немцовский афоризм "Государство, общество тебя не затопчет" -- размещенным над зданием вокзала. Ну так и не надо над вокзалом: время не то.
Может быть, все дело во взаимоотношениях с этой субстанцией. Немцов-философ определяет время следующим образом: "То, что нельзя повернуть вспять, к сожалению, а может быть, и к счастью". Неоткуда вывести столь глубокую дефиницию, разве что из известной песни в исполнении А. Б. Пугачевой: фарш невозможно провернуть назад.
Так он фаталист? Да. Вот что сообщает сервер Немцова: "Чувство судьбы, предопределенности -- абсолютное. Я не знаю, что со мной будет завтра, и готов ко всему. Жизнь -- хаотический процесс. Я -- песчинка, может быть, не самая мелкая, какие есть в этом океане предопределенности, но все-таки -- песчинка. Она может как-то сопротивляться в деталях, но глобально не может изменять жизнь и судьбу" (из "Провинциала" - В.Л.).
Все мы песчинки на этом празднике жизни. "Но,--замечает Борис Немцов,-- когда заходит речь о принятии конкретных решений, то по разным причинам выясняется, что есть равные и есть равные среди равных". Так, с шутками и прибаутками проходит в нашем колхозе борьба с олигархами. С Лермонтовым в башке и Оруэллом на языке.
Борис Немцов после года пребывания у самой раздачи продолжает быть или, по крайней мере, казаться понятным своим сверстникам. Будем считать это чудом членораздельной речи, которой Немцов едва ли не один и владеет там, на вершинах кремлевской иерархии. Всякие же экзотические инициативы, вроде изъятия иномарок или борьбы с жупелами олигархии по-своему хороши, спору нет. Но уж очень пыздыр максымардыш пыж. 

P.S. В день открытия общественного и личного сайтов Бориса Немцова (16 марта) я отправил ему поздравление по этому случаю и одно деловое предложение. Сегодня 21 марта - ответа нет. Думаю, все силы уходят на борьбу с олигархами. Не только у самого вице-премьера, но и у всех его помощников и секретарей. Недолго уж осталось.
Успехов вам : "Счастье свое обретешь ты в борьбе!" (эсеровский лозунг).

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?