Независимый бостонский альманах

РЕПЛИКА ИЗ АНАЛИТИЧЕСКОГО ОКРУЖЕНИЯ АЛЕКСАНДРА ЛЕБЕДЯ

01-01-1998

        В 52-ом номере электронного журнала «Лебедь» была опубликована статья Льва Дудкина «ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ ЖДУТ ОТВЕТА. Вопросы к генералу Лебедю» как отклик на мою статью «Чего ждать от Александра Лебедя». Как мне кажется, на часть из вопросов и естественных недоумений г-на Дудкина я относительно аргументированно отвечаю в своей книге «Александр Лебедь и власть», вышедшей в феврале 1998 года в московском издательстве «Фильм-Русь» (три главы из этой книге публикуются в настоящем номере «Лебедя»). Не исключаю, что после знакомства с указанными источниками часть опасений аудитории «Лебедя» по поводу тезки журнала оказались бы уже не слишком актуальными. Во всяком случае лично мне было бы более интересно отвечать на круг вопросов, оставшихся (и возникнувших) после прочтения моей книги, во многом посвященной как раз анализу сложившихся стереотипов восприятия Александра Лебедя. Поэтому в настоящей своей реплике я пока отреагировал бы только на часть замечаний Льва Дудкина.

1. Г-н Дудкин пишет: «"Независимая газета" от 17 февраля 1998 опубликовала интервью Игоря Коротченко с Александром Лебедем в связи решением последнего баллотироваться на пост губернатора Красноярского края. Лебедь подтвердил, что рассматривает выдвижение в Красноярске как ступеньку к выдвижению в президенты страны на президентских выборах в 2000 году».
Первое предложение в этой цитате соответствует фактам, а второе - не соответствует и является свободной интерпретацией комментатора. Вопрос о том, отменяет ли участие Лебедя в красноярских выборах «президентские» амбиции экс-Секретаря Совбеза, весьма активно пытались разыграть в феврале через журналистов политические оппоненты генерала.
Дело в том, что любой слишком определенный вариант ответа на этот «естественный» вопрос по меньшей мере не улучшал бы шансы Лебедя на победу в Красноярском крае. Публичное подтверждение амбиций на ближайший президентский срок выглядело бы некорректным, неуважительным по отношению к красноярским избирателям (а Александр Иванович, по моему - вполне возможно, спорному - впечатлению, всякую значительную политическую акцию начинает именно с позиций этики, с позиций чести). Публичный же отказ от «президентства-2000» в качестве одного из следствий имел бы резкое снижение вероятности победы Лебедя в Красноярском крае.
С учетом этих аспектов публичная сторона вопроса о соотношении губернаторских и президентских планов Лебедя в ближайшие месяцы интересна главным образом тем, попадется ли Александр Иванович в «ловушку последствий своих ответов» или избежит ее. На мой взгляд, пока он успешно избежал провокаций по данному направлению, уклонившись от прямого, «генеральского» ответа и употребив ответ «политический»: «Я иду в Красноярский край работать и намерен вверить свою судьбу красноярским избирателям».
2. Г-н Дудкин пишет: «В статье "Чего ждать от генерала Лебедя?" ("Лебедь", выпуск 44), присланной в редакцию "Лебедя" аналитиком из группы генерала Игорем Олейником он (Олейник) предлагает ждать подходящего момента. Очевидно, имеется в виду момент, когда ситуация в стране ухудшится еще больше, и у избирателей не будет иного выхода, как избрать президентом обсуждаемого кандидата, несмотря на все их опасения».
Как раз для меня необходимость ухудшения российской ситуации для победы Лебедя вовсе не очевидна. Я считаю, что нужно в принципе решать вопрос о механизмах обеспечения приемлемого качества следующих Президентов России как реальных управленцев, а не как создателей имиджа выхода реального сектора российской экономики из кризиса. Политика - это искусство возможного, искусство выбора меньшего из зол. Идеальных политиков не бывает и к каждому можно предъявить кучу претензий. Мне все же хотелось бы, чтобы российские избиратели предъявляли бы к нашим политикам не сколько идеологические претензии или претензии по поводу имиджа, сколько требовали от кандидатов в Президенты предъявления результатов их управленческого опыта. Лично я бы ввел в качестве конституционного требования к регистрируемым кандидатам в Президенты России наличие губернаторского опыта. Мы не решим наших проблем, пока подавляющая часть претендентов на высший государственный пост будет имеет за душой только опыт организации митингов протеста или произнесения заумных речей с трибуны. Лебедь и Лужков - пока единственные политики федерального уровня, которые могут предъявить своим избирателям значимые результаты своей управленческой квалификации.
3. По поводу замечания г-на Дудкина: «Следующее сомнение касается планов генерала относительно создания или воссоздания условий для успешного развития русской науки, в частности, фундаментальной науки. Его странное высказывание относительно ограничений на возраст ученых, которые должны участвовать в разработке научной организации общества (тридцати- и сорокалетние только), создало у многих впечатление, что при Лебеде серьезная наука будет заменена высказываниями группы его "доверенных ученых". Можно так подумать?»
Мне кажется, что основания для такого впечатления есть. Но они скорее связаны с не всегда удачной привычкой Лебедя к краткости и афористичности высказываний. Думаю, что здесь произошло некоторое смещение контекстов. Скорее всего, упоминая про тридцати- и сорокалетних, Лебедь имел ввиду не фундаментальную науку вообще, а прежде всего макроэкономические исследования.
Я как-то обсуждал с Александром Ивановичем его взаимоотношения с макроэкономистами и четко понял, что его первый критерий требований к аналитику - какие подтвержденные управленческой практикой тот может предъявить. Лебедь - прагматик, испытывающий глубокое недоверие к многословным и заумно изъясняющимся научным работникам. Это вовсе не значит, что для него актуальны только прикладные, нефундаментальные вопросы. Просто число людей, с которыми он может продуктивно для своего самообучения обсуждать фундаментальные и прикладные экономические проблемы крайне ограничено. Многие «именитые» аналитики испортили отношения с Лебедем как раз своей психологической неграмотностью, безапелляционным поведением, агрессивным навязыванием своей точки зрения - но эта ситуация характеризует не столько Александра Ивановича, сколько пытающихся пролезть к нему в советники.
Если же говорить о критерии подбора Лебедем «доверенных макроэкономистов», то здесь дело скорее не в возрасте, а в типе профессиональной карьеры. Я попробую объяснить этот эффект на военной аналогии. Трудно представить себе Генеральный штаб, который бы комплектовался бы исключительно из офицеров, талантливых и многознающих, но не имеющих опыта командования взводом, ротой, батальоном, т.е. не прошедших школу профессионального становления на малых системах. Такой Генштаб не имел бы авторитета в войсках и вызывал бы обоснованное недоверие в военной среде.
Между тем современная постсоветская (т.е. почти что полностью не прагматичная, а идеологизированная «советско-антисоветская») среда макроэкономистов как раз напоминает такой гипотетический Генштаб из специалистов, которые делали профессиональную карьеру младшего писарчука по большим системам, старшего писарчука по большим система, столоначальника и т.д.
Г-ну Дудкину как экономисту наверняка известно, что в СССР число диссертаций по оперативному и годовому планированию на предприятиях было раз в двадцать меньше, чем диссертаций по пятилетним и долгосрочным планам. По одном простой причине: через пятилетку «либо ишак сдохнет, либо шах» - уж во всяком случае диссертация будет защищена раньше, чем станет очевидным уровень ее практической ценности. Лебедь как человек, последовательно прошедший все ступени военной управленческой карьеры от командира взводом до командующего армией, испытывает естественное недоверие к советчикам, не имеющих опыта профессиональной ответственности на малых системах. То, что лично у меня как экономиста и стратегического аналитика более или менее сложились отношения с Лебедем (в отличие от многих других моих коллег), я не в последнюю очередь отношу за счет своего опыта профессиональной работы в малых системах с быстрой и сильной обратной связью - на уровне цеха и предприятия.
Кстати, насколько я понимаю динамику процессов, через два-три года в среде российских макроэкономистов (в которой сейчас доминируют научные работники, не имеющие микроэкономического опыта работы), активно заявит о себе поколение недавних выпускников макроэкономических специальностей российских университетов, прошедших школу работы в коммерческих фирмах и частично возвращающихся к макроэкономической тематике с профессиональным опытом, недоступным для большинства своих более старших коллег. Лично я смотрю в будущее отечественной макроэкономической науки довольно оптимистично и надеюсь, что следующие за нами поколения аналитиков сделает больше нас. В т.ч. и следующие за нами поколения выпускников экономического факультета МГУ.
Что же качается единого «ценза по возрасту», то как Лебедь как раз его противник, по крайней мере, в вопросе о возрасте увольнения офицеров в запас. Он считает, что для разных военных специальностей рациональный возраст увольнения офицера с определенной должности в запас весьма различен и бессмысленно навязывать общие для всех специальностей рамки. Так что, на мой взгляд, афористичного политика нужно трактовать скорее согласно духу контекста высказывания, а не согласно «букве». И как раз большой проблемой корректного прочтения точки зрения Лебедя по тем или иным вопросам пока является дефицит достоверной информации о его позициях. Я планирую подробнее осветить проблему взаимоотношений Александра Ивановича с учеными во втором, осеннем издании своей книги.
4. По поводу замечания г-на Дудкина о стратегии Лебедя в отношении криминальных группировок. Этот вопрос вызывает беспокойство у очень многих профессионалов безопасности. Действительно летом 1996 года уровень компетентности Александра Ивановича в вопросах защиты населения и бизнеса от криминалитета оставлял желать много лучшего - Секретарь Совбеза был склонен тогда переносить чисто армейские методы организации решения проблем на милицейские структуры, игнорируя подчас их специфику. Однако как политик он вовсе не застрял на уровне 1996 года, в т.ч. в вопросах правоохранительной и правоприменительной практики. Надеюсь, что его прогресс здесь будет скоро заметен и широкой публике. Я предоставляю журналу «Лебедь» материалы дискуссии, проходившей в прошлом году под моим чутким руководством и с участием Александра Ивановича на тему: «Национальная безопасность России: преодоление стереотипов». Думаю, что после окончания красноярской избирательной кампании представлю аналогичные материалы дискуссии «Механизмы декриминализации российского общества».
Думаю, что было бы корректнее прогнозировать события, связанные с Лебедем, не по его (не вполне удачному, по крайней мере, с точки зрения столичной научной интеллигенции) имиджу образца 1996 года, а по новой и более актуальной информации. Полагаю, что фемонен Лебедя наиболее продуктивно рассматривать сейчас с учетом аспекта идущей смены поколений управленческой элиты России, не вполне адекватно оцениваемой пока на Западе.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?