Независимый бостонский альманах

С КЕМ НАДО БОРОТЬСЯ В РОССИИ?

01-01-1998

Первый вице-премьер Российского правительства Б.Е. Немцов, открывая на своем сервере в Интернете всероссийский форум "Будущее России: олигархия или демократия?", предложил россиянам бороться с олигархией. А вот как бороться, пока не совсем ясно. Среди первых ответов меня, в частности, привлек отклик Ю. Ряжского: "Бороться с олигархами - то же самое, что возглавлять какой-нибудь Комитет по подготовке отражения нападения космических пришельцев. Никому не известно, прилетят с других планет враги, не прилетят, - а подготовка-то идет. Чиновники трудятся, деньги "осваиваются", отчетность в порядке. То же самое с олигархами. Кто они, что они - загадка даже для президента".
Думается, что это в большей степени загадка для простых граждан России, чем для Президента РФ или Б.Е. Немцова. Настроенный на решительную борьбу простой гражданин России, наверное, скажет: "Вы уж там наверху сами боритесь друг с другом. Мне до вас все равно не дотянуться. Мне бы с кем-нибудь, кто поближе, разобраться".
Короче говоря, нам снова предлагают бороться за демократию. За нее мы уже боролись несколько лет назад, вдохновленные многочисленными появившимися неизвестно откуда борцами за демократию. Где они сейчас эти борцы? В основном ушли во власть. А что они тогда понимали под демократией, до сих пор неясно.
История учит, что красивые и неоднозначно понимаемые термины ("свобода" "демократия", "гласность", "прогресс" и т.д.) всегда использовались для того, чтобы направить общественное мнение в туманную даль с непредсказуемыми последствиями. Цели при этом были вполне конкретные: передел власти или собственности. Трудно сказать, какую конкретную цель преследуют сейчас те, кто призывает нас к борьбе. Многие факты, которые могли бы прояснить этот вопрос, наверное, скрыты даже от вездесущей прессы.
Кое-что вроде бы проясняет раздел дискуссии "Опора - средний класс". Цитирую: "Опорой устойчивого развития демократического государства является средний класс. Пока средний класс у нас формируется за счет достаточно узкой прослойки населения. Основным показателем принадлежности к среднему классу является уровень дохода, который позволяет иметь приличное, полностью обустроенное жилье и собственный автомобиль..." (Борис Немцов). Вроде бы все хорошо и гладко. Только как-то все наоборот. В цивилизованном государстве "основной показатель" (т.е. приличный уровень дохода) должна обеспечивать власть для любого добросовестно работающего и законопослушного гражданина. А с нашей властью этот "основной показатель" проще достигнуть (и тем самым стать по Б.Е. Немцову опорой государства), если не быть законопослушным. До чего мы дойдем с такой опорой, ясно без комментариев.
И совсем непонятно, что эта за "узкая прослойка населения", из которой формируется эта "опора"? Может быть та, которая сейчас пока не достигла этого "основного показателя" и живет сейчас за гранью нищеты? Но причем здесь тогда "узкая прослойка"? Даже по официальным данным эта "узкая прослойка" составляет сейчас свыше 30 процентов населения России. И входят в нее большая часть учителей, научных работников и служителей муз. То есть тех людей, которые в основном и способны мечтать о духовном и нравственном возрождении России. И не только мечтать, но и конкретно выполнять эту задачу. А сейчас они вынуждены мечтать лишь о хлебе насущном. И всеми правдами и неправдами добывать его в ущерб своей профессиональной деятельности.
Непонятно также еще одно обстоятельство: почему к борьбе с "олигархами" нас призывают люди, стоящие у власти? Или у них самих этой власти недостаточно?
Не собираюсь судить о том, что имеет в виду на самом деле Б.Е. Немцов, когда призывает нас за что-то и с кем-то бороться. Не в моей это компетенции. А гадать на кофейной гуще не хотелось бы. Здесь ясно одно, что в самой постановке задачи нет ясности. А рассказ об этом событии - лишь затравка для более серьезного, как мне кажется, разговора.
Мне давно хотелось понять, почему в России, стране, давшей миру многие настоящие ценности духовной культуры и породившей многие таланты планетарного масштаба, часто происходит так, что к власти любого уровня приходят совсем не те, кто нужен, а народ при этом либо "безмолвствует" (т.е. ограничивается ворчанием или же акциями протеста местного значения), либо же в какие-то кульминационные моменты истории начинает колошматить все подряд, не разбирая своих и чужих?
Сейчас мне кажется, что причина очень проста. Но если я сразу сформулирую ее кратко, то возможно, что Вы, уважаемый читатель, просто обхохочитесь и дальше читать не будете. А мне, честно сказать, не до смеха. Поэтому начну издалека.
Долгое время в нашей стране придавали огромное значение "основному вопросу" философии: что первично, материя или дух? Власть предержащие почему-то пришли к идее о первичности материи, и практически вся сохранившаяся в России творческая интеллигенция постоянно и при этом во многих случаях вполне искренне убеждала всех остальных "нетворческих", что иначе и быть не может. В то же время на "прогнившем" Западе пришли в основном к выводу, что так называемый "основной вопрос" не более чем "метафизика" (в уничижительном значении этого слова) и решили вообще отодвинуть его куда-то в сторону. Только внятно не сумели нам объяснить, почему эта проблема не заслуживает такого большого внимания.
А объяснение проще пареной репы: независимо от того, что изначально первично - дух или материя, человек как продукт этой первичности получил в дар (или в силу эволюции, если хотите) то, что он называет разумом, и для него этот самый собственный "разум", в который он искренне верит (даже если верит в существование Высшего разума), стал по сути "мерой всех вещей" и материи в том числе. А вопрос об изначальной первичности материи и духа, если даже и заслуживает внимания, то скорее относится к сугубо интимным проблемам. По крайней мере, колошматить друг дружку из-за несогласованности позиций по этому поводу не имеет смысла. Все равно дух для нас первичен, и никуда от этого не денешься. Даже если мы верим в первичность материи, то и в этом случае мы сегодня в своем разуме часто представляем ее так, что ей (материи) вряд ли это приснится даже в кошмарном сне.
Уродовать природу мы уже научились. И, к сожалению, не только в своем представлении о ней.
"Основной вопрос философии" сейчас, кажется, у нас не актуален. А напомнил я его для того, чтобы показать, что в России почему-то часто многие и даже вроде бы вполне здравомыслящие и даже высокообразованные люди сравнительно легко "покупаются" на некоторые пустяковые проблемы, и это обстоятельство, по-видимому, относится к одной из основных характерных особенностей нашего российского менталитета.
Почему же у нас так легко "покупаются"? Выдвинем как гипотезу предположение, что происходит это потому, что у нас в России как-то уж очень снисходительно относятся к демагогам. И сразу, наверное, нарвемся на град вопросов. Во-первых, "Ну и что?", а, во-вторых, "Если даже и что-то, то что из этого следует?"
Здесь мне придется сделать небольшое отступление в область формальной логики. Получилось так, что мне по роду деятельности (алгоритмические проблемы в прикладных системах искусственного интеллекта) пришлось основательно заняться ее проблемами и даже удалось кое-что в ней прояснить, как мне кажется. Расскажу об этом в двух словах, не забивая вам головы всякой там алгеброй множеств, законами де Моргана, графами, ортомодулярными решетками и прочими математическими штучками. Кое-что об этом рассказывается в моей книге "Логические основы здравого смысла" (СПб, Политехника, 1997).
Начну с примера. Имеем три предложения: 1) Все друзья Сидорова любят прихвастнуть и не скандалисты; 2) Тот, кто хвастается, не уверен в себе; 3) Все уверенные в себе не скандалисты.
В силлогистике такие предложения называются суждениями. Здесь мы примем эти предложения в качестве посылок и попробуем вывести из них все возможные следствия. Не будем придираться к точности самих суждений - специалисты-психологи вряд ли их примут некоторые из них как аксиомы. Но мы в своих рассуждениях часто не прислушиваемся к мнению специалистов. Впрочем и от них иногда (особенно, если они узкие специалисты) тоже мало проку.
В системе моделирования и анализа рассуждений, которая содержится в моей книжке, предусматривается только два правила вывода. Первое правило контрапозиции: суждение "A->B" равносильно суждению "не B->не A". Например, из суждения "Все друзья Сидорова любят прихвастнуть" по этому правилу можно получить суждение "Все, кто не хвастается, не друзья Сидорова".
Второе правило - транзитивности: если есть два "сцепленных" суждения "A->B" и "B->C", то из них получается суждение "A->C". Например, из двух суждений "Все друзья Сидорова любят прихвастнуть" и "Все, кто хвастается, не уверен в себе" по этому правилу можно получить суждение "Все друзья Сидорова не уверены в себе".
Есть еще и третье правило, но оно относится не к суждениям, а к терминам. Это правило инволюции (или двойного отрицания): не (не A) равносильно А.
Эти правила строго обоснованы для определенного весьма распространенного в языке класса суждений и к тому же вполне естественны: ими часто пользуются, порой и не подозревая о них, как в математических доказательствах, так и в естественных рассуждениях. Возможно даже, что они за пределами нашего внимания порой действуют как-то в нашей коре или подкорке. Основанием для такого предположения служит то, что они без особых сложностей реализуются именно на сетевых структурах. А к этим структурам в нашей житейской практике мы обращаемся в явном виде не так уж и часто. Многие, возможно, даже и не знают об их существовании.
Вряд ли к теме статьи имеют отношение все новые сведения о Сидорове и его друзьях, которые мы можем получить из вышеуказанных посылок. И система логического вывода, о которой я рассказываю, хотя и имеет строгое математическое обоснование и позволяет существенно расширить возможности и область применения традиционной полисиллогистики, но отнюдь не универсальна. Главный ее недостаток в том, что она позволяет исследовать систему рассуждений с точки зрения необходимости, но почти неспособна исследовать достаточность тех или иных условий.
Но несмотря на указанный недостаток с помощью этой системы можно легко анализировать коллизии, которые часто возникают в практике житейских и философских рассуждений, в области законотворчества и анализа юридических прецедентов и, разумеется, в области политики. Даже многие известные логические парадоксы оказываются ей по зубам. К тому же она реализована в программе, благодаря которой можно за считанные секунды на компьютере получить все результаты анализа системы, даже если в ней содержится несколько десятков и даже сотен терминов.
Но здесь самое интересное вот в чем. Система посылок, которую мы рассматриваем, является совместимой, т.е. не содержит никаких коллизий. Но давайте заменим в ней третье суждение на обратное ему "Все не скандалисты уверены в себе". Не все, наверное, согласятся с такой заменой, но кто-нибудь, возможно, и скажет: "А не все ли равно?". Оказывается, не все равно. Если мы теперь начнем последовательно применять к этой новой системе наши правила вывода, то обязательно получим предложение "Все друзья Сидорова - не друзья Сидорова", т.е. придем к логической катастрофе.
Больше тонкостями формальной логики мы заниматься не будем, тем более что в среде творческой интеллигенции от этих тонкостей, как правило, начинается заворот извилин. И это можно понять: среди многочисленных современных публикаций по логике весьма трудно найти работы, в которых о логике и о ее методах и средствах рассказывалось бы нормальным человеческим языком. Запомним только, что даже в простеньких системах рассуждений изменение хотя бы одного суждения на обратное ему может закончиться логической катастрофой. А что тогда говорить о более сложных системах! Катастрофой могут закончиться и другие выкрутасы с языком и логикой, но мы здесь ограничимся только этим.
Перейдем к философии и, в частности, к одному из ее ярких представителей Г.В. Лейбницу. Кроме философии он еще прекрасно разбирался в математике и логике, но в то же время отличался некоторыми странностями. Так, он, узнав о кораблестроительных подвигах молодого государя нашего Петра Первого, начал донимать его всякими прожектами, в числе коих были прожекты о создании Академии наук в России. Государю, разумеется, было не до этого: то воевал со шведами, то брил бороды своим боярам. До Академии ли тут? Но прожекты эти, видимо, не пропали даром. Со временем, через 9 лет после кончины Лейбница и на следующий год после упокоения Петра Первого была создана Российская Академия наук, причем во многом в соответствии с прожектами Лейбница. И хотя сейчас у Российской академии наук далеко не лучшие времена, вряд ли кто-нибудь будет возражать против того, что она имеет славную историю. Хотя, впрочем, всякое бывало.
О другой странности Лейбница у нас, по-видимому, почти не знают (впрочем, о первой - тоже, но не так). В одной из своих работ он высказал мысль, что восточные языки (а к ним он относил и славянские языки) не приспособлены для философствования. Причина якобы в том, что в восточных языках в отличие от языков романской и германской групп допускается эллипс (т.е. пропуск) связки "есть".
Но причем здесь это? Что изменится от того, что мы вместо "Все вороны черные" скажем "Все вороны есть черные"? Только не так благозвучно будет и все.
Но давайте сначала вспомним древнюю шутку "Мать любит дочь. Кто кого любит?". Если перевести эту шутку грамотно на английский язык, то ни один англичанин ее не поймет. И не потому что у них нет чувства юмора, а потому что при ее переводе в соответствии с правилами английской грамматики мы независимо от нашего хотения обязательно должны устранить двусмысленность, которая и является "солью" шутки.
"Западные" языки отличаются от нашего и ряда других языков тем, что в них четко грамматически различаются "субъекты" и "предикаты", поэтому для того, чтобы в их среде прийти к катастрофе, подобной той, которая приключилась с друзьями Сидорова, необходимы более тонкие приемы. И там, на Западе, демагоги тоже не дремлют и изобретают их.
Но у нас в России и изобретать-то особенно ничего не надо - бери готовенькое! И решай свою задачу: убеждай, что черное - это белое (или наоборот), а серого или, там, сиреневого вообще быть не может. А мы уши развесим и пускаем в свою подкорку очередные логические катастрофы. Грамматически вроде бы все правильно и гладко. Только после этого мозги так запудрятся, что не знаешь за что хвататься - то ли за голову, то ли за дубину. А если мы ленимся эти штучки раскусить, то и сами потихоньку становимся демагогами.
Можно было бы, конечно, защититься от этого "нейролингвистического программирования" с помощью более глубокого знания предмета обсуждения и логики. Но вникать в детали мы не желаем, а логики вообще знать не хотим. И тоже верно - там своих демагогов хватает. Так что, главного виновника мы, наконец-то, нашли - это наш "великий и могучий" русский язык!
Вот и раскрыли мы секрет, почему у нас власть, как правило, не та. Да потому что опирается она в основном на демагогов, даже если сама и двух слов связать не может. А демагогам у нас вольготно, потому что язык у нас такой.
Но в нашей языковой среде вольготно не только демагогам. В ней прекрасно существуют мастера художественного слова и те, кто открывает и доступно передает нам новые полезные и общественно значимые знания. И именно благодаря им Россия может стать по-настоящему процветающей и сильной державой. Правда, вольготно им только в нашей языковой среде, но отнюдь не в нашем обществе. Демагоги заели. Особенно те, которые судят обо всем или судят за всех, не овладев в достаточной мере родным языком и элементарной логикой.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?