Независимый бостонский альманах

ПАРИЖСКИЙ УИКЕНД

01-01-1998

(Продолжение. Начало в Лебеде N 62)

... К Пантеону подъехал туристский автобус. Из него, сгибаясь под тяжестью фото- и кино-аппаратуры, высыпала группа японцев и выстроилась перед кассой. Мы тоже поспешили к кассе, и правильно сделали, потому что через десять минут
очередь в Пантеон протянулась на три квартала. Открылись массивные, украшенные бронзой двери и мы углубились в темноту, под гулкие своды.

Осматривая могилы Вольтера, Жана-Жака Руссо, Золя и Виктора Гюго, мы увидели, что с темных, каменных потолков на их усыпальницы капает вода.

- У французского правительства нет денег на починку крыши Пантеона, - объяснил нам старичок-служитель. Это сообщение почему-то подняло наше настроение - не одни мы, оказывается, испытываем финансовые трудности.

Вышли на Божий свет, повеселев, а тут и дождь прекратился. Переходим мы рю де Ренн и слышим резкий автомобильный гудок. Оглядываемся: перед красным светом стоит черная "альфа-Ромео". Из нее высовывается молодой человек и машет нам планом Парижа, - "мол, как проехать туда и туда". Мы в ответ улыбаемся и машем своим планом - "мол, сами приезжие, пардон". Через минуту тот же гудок и та же машина. Повернула и затормозила около нас. В ней сидели двое молодых мужчин.

- Мадам, мосье, бон жур. Вы французы? - спросил по-французски тот, кто был за рулем.

- Мы - американцы, - ответила я по-английски.

- Как славно - обрадовался он, вышел из машины и подал нам руку. - Меня зовут Джанни Гаэтано, а это мой друг Фабио Донелли.

Фабио Донелли церемонно наклонил голову. Нам ничего не оставалось, как тоже назвать себя и обменяться с ними рукопожатиями .

- Вы, конечно, знаете, что в Париже, во дворце Баскюль, только что закрылась всемирная выставка осенних моделей одежды?

Виктор покачал головой, а я важно кивнула, хотя не имела об этом ни малейшего представления.

- Так вот, мадам, - продолжал Джанни, сообразив, что имеет смысл обращаться ко мне. - Я на этой выставке представлял Джанни Версаче, моего тезку, так сказать, а Фабио - представитель фирмы Нино Черрути. Надеюсь, вам знакомы эти имена?

Еще бы не знакомы! Джанни Версаче - звезда мировой величины, был одним из пяти богов сегодняшней моды. Черрути более традиционен и классичен. Туалеты ни того, ни другого нам абсолютно недоступны.

- Образцы, которые мы показываем на выставке, мы не продаем и не увозим домой в Милан. Мы преподносим их в подарок частным гражданам, парижанам. Добрый жест, так сказать, в знак дружбы и сотрудничества.

- Но ирония заключается в том, что мы терпеть не можем французов, - сказал Фабио. - Они чванливые и жадные. А вы правда американцы? У вас такие средиземноморские лица.

- Мы - русские евреи, - сухо сказал Витя и взял меня под руку, давая понять, что аудиенция закончена.

- А вы были когда-нибудь в Италии? - спросил Джанни Витя молча кивнул, делая попытку отойти.

- И как вам понравилась наша страна, мадам? - Джанни ничуть не смущала Витина реакция.

- Обожаю Италию, - расчувствовалась я, - это самая прекрасная страна на свете !

Облокотившись на "альфу-Ромео'', я стала рассказывать об итальянском периоде нашей эмиграции, о Риме, который нас приютил и пригрел, о щедрых и великодушных итальянцах.

- Прекрасно, - воскликнул Фабио. - Вы - именно те люди, которые нам нужны.

Он повернулся и достал с заднего сиденья два золотых пластиковых мешка. На них черными витиеватыми буквами было написано: "Джанни Версаче. Образцы. Милан Лондон Париж - Токио - Нью-Йорк.''

- Мы хотим вам подарить два пальто, мужское и женское, как раз ваши размеры. У меня глаз наметан.

- Нет, спасибо. Нам не нужны чужие вещи, - сказал Витя и повернулся, чтобы уйти. Я наступила ему на ногу.

- Не отказывайтесь и поймите нас правильно. Мы все равно должны их отдать.

- Но нам как-то неловко. Почему вы выбрали именно нас? - забормотала я.

- Вы просто нам понравились. Хотите посмотреть и примерить сейчас? Фабио сунул мне в руки золотые мешки.

- Нет, что вы. Посреди улицы. Мы уж дотерпим до дома...

- Ну, как угодно... Носите на здоровье... И когда будете снова в Италии, непременно позвоните, - сказал Джанни и протянул мне визитную карточку, - Встретимся, пообедаем
вместе.

- Большое спасибо. Прямо не знаю, что сказать... Все это так неожиданно, - бормотала я, крепко прижимая к себе мешки.

- Такие пустяки, не стоит благодарности, - Джанни протянул Вите руку.

- Минуточку, - сказал Фабио, - не могли бы вы сделать нам маленькое одолжение? Не имеет ничего общего с этим подарком. Дело в том, что вчера вечером мы загуляли в Лидо. Посмотрите, что натворили.

Он достал из кармана и протянул нам смятый листок бумаги. Это был счет из Лидо на 5500 франков, то есть, примерно, на 1000 долларов.

- Пока мы охмуряли девочек, стащили наши бумажники со всеми деньгами и кредитными карточками. Конечно, мы пошарили по карманам и за счет заплатили. Но остались без копейки. Нам нужна мелочь на бензин... просто доехать до границы. А уж в Италии мы разберемся. Мы переглянулись, не зная, что Джанни называет "мелочью".

- Слушайте, если у вас туго с деньгами, забудьте... Подарок все равно ваш. Просто сегодня все итальянские офисы закрыты. И нужно-то пустяки, на два - три бака.

Витя достал кошелек и протянул Джанни 300 франков.

- Боюсь, что этого мало, - с сомнением сказал Фабио.

- Боюсь, это все, что мы можем вам предложить, - сказала я.

- Может быть, еще немного? Нам бы только добраться до границы. Но, если это для вас проблема, - бога ради не беспокойтесь. Повторяю: наша просьба не имеет ничего общего с нашим подарком.
Витя достал еще 300 франков. Джаннино лицо просветлело.

- Еще бы чуть-чуть, и мы в порядке.

- Это все, - твердо сказала я. - Мы тоже не можем остаться без денег до понедельника.

- Знаете, сколько стоят эти пальто? - спросил Фабио.

- Наверно, очень дорого... Если хотите, возьмите их назад, но мы больше дать не можем.

- Большое спасибо и за это. Оставьте ваш адрес, мы вышлем чек, как только доберемся до дома. Мы - состоятельные, и, главное, честные люди. Мы всегда отдаем долги.

На Витином лице была написана неловкость за мою мелочность. Он снова потянулся за бумажником, но я снова наступила ему на ногу.

- Это вам спасибо, джентельмены. 600 франков не такая большая сумма, чтобы беспокоиться и посылать в Америку чек. (Между прочим, и не такая маленькая - около 120 долларов).

Джанни улыбнулся и поцеловал мне руку.

- Было очень приятно познакомиться. Надеюсь, мы еще встретимся, у вас есть наши координаты.

Витя кивнул, Фабио кивнул, "альфа-Ромео" сорвалась с места и исчезла за поворотом.

В Париже мы остановились на rue Dauphine, у нашей близкой подруги, кстати, тоже итальянки. Прижимая к груди подарки, мы взлетели на пятый этаж и, не раздеваясь, стали расстегивать золотые мешки. В спешке сломали молнии. Внутри были другие, черные, мешки, а в них, словно хрустальные вазы, были упакованы в папиросную бумагу знаменитые пальто. И вот на полу образовалась гора упаковочного материала, а у
нас в руках - два кошмарных плаща, из тех, что продаются на барахолках во всем мире - от Бомбея до Дамаска.

За двадцать лет дружбы с Марией Картозо мы не видели, чтобы она так хохотала.

- Это "мальяри", - сказала Мария, вытирая слезы, - В прямом смысле, мальяри по-итальянски, это те, кто шьет, вяжет, плетет. В переносном, это те, кто плетет "дела", иначе говоря, жулики.

- Но им не откажешь в остроумии, - сказал Витя. - Ни грубости, ни насилия. Все было сделано очень изящно.

- Какие же мы все-таки идиоты! - убивалась я. - Чтобы когда-нибудь в жизни я еще раз подошла в Париже к чужой машине! Чтоб я когда-нибудь заговорила с посторонним!

- Вы дешево отделались, мои дорогие,- сказала Маша, - Вас могли бы запросто похитить. Дверь машины открывается, жертва втаскивается внутрь, кляп в рот, и с приветом.

На следующий день мы проснулись чуть свет и снова отправились бродить по городу. Рано утром, в праздничные и выходные дни, Париж особенно прекрасен. Магазины и кафе еще закрыты, на улицах пустынно - ни людей, ни автомобилей. Вдали начинают звонить колокола к ранней службе. Даже на бульваре Сен-Жермен слышно, как поют птицы. Мы направились к Сене и, не доходя до фонтана на улице Сен-Мишель, увидели
открытую табачную лавку. Перед ней стоял темно-зеленый "ягуар". Вокруг машины суетился человек в смокинге. Он то остервенело дергал ручку двери, то пинал эту дверь носком лакированного ботинка.

- Господи, за что он ее так? - удивился Витя.

- Не наше дело, - сказала я. Заметив нас, человек бросил терзать машину и подбежал к
нам.

- Пожалуйста, не откажите в любезности, помогите мне,- взмолился он.

Витя направился было к машине, но я крепко схватила его за руку.

- Извините, мосье, но мы не говорим по-французски.

- Представляете, я выскочил купить сигареты и захлопнул дверь. - Он говорил теперь по-английски, и без малейшего акцента. - Мотор работает, ключи внутри, запасная пара у жены, и они с сыном уехали на уикенд в Довиль. Надо же быть таким ослом?

- Ничего страшного, надо вызвать ААА (автомобильная "скорая помощь" - ред.), - посоветовал Витя.

- Откуда тут "трипл Эй" - взвыл человек, - мы во Франции, тут в воскресенье до пожарной команды не дозвониться! - Он снова пнул свой "ягуар" - Я даже в полицию
позвонить не могу, я выпимши!

Конечно, он говорил по-английски, но, если бы он говорил по-русски, это звучало бы именно, как я - выпимши!

- Не волнуйтесь, - сказал Витя - Нужна просто проволочная вешалка.

- Да где ж ее взять?

- На помойке.

В Париже все еще существуют незапертые дворы, а в них - магазинная тара, сваленные ящики, контейнеры, открытые помойки. Покопавшись в такой помойке, мы нашли две проволочные вешалки. Витя их поразгибал, сделал два отличных крюка и, обладая безграничным терпеньем, начал "подлавливать" замки. Все это время работал мотор и был включен магнитофон. Прежде чем Витя открыл машину, мы успели прослушать полтора брандербургских концерта.

- Уж не 3-й ли Бранденбургский концерт Баха ли играют с утра пораньше? - небрежно спросила я, демонстрируя, что мы не лыком шиты. Человек посмотрел на меня с одобрением. В этот момент раздался щелчок, замок выскочил и дверь открылась. Не прошло и получаса.

- Просто не знаю, как вас благодарить, - сказал человек.

- Простите, я до сих пор не представился. Меня зовут Юджин Крамер.

- Очень приятно, мистер Крамер.

- Могу ли я узнать ваше имя?
Мы назвались и обменялись рукопожатиями.

- Откуда вы? И надолго ли в Париже?

- Вообще, мы живем в Бостоне, в Париж приехали из Брюсселя и пробудем здесь дня два-три.

Витя зачем-то протянул ему свою визитную карточку, и мистер Крамер внимательно ее изучил.

- Мне бы очень хотелось отплатить вам за вашу любезность. Что вы делаете завтра вечером?

- Пока не знаем, но, скорее всего, будем заняты. У нас в Париже много друзей.

- Как жаль! Я хотел бы пригласить вас в один дом на музыкальный вечер. Мне показалось, что вы любите музыку. Будут превосходные музыканты - виолончелист, сопрано, пианистка. Если вы дадите свой парижский адрес, я сегодня же пришлю с
курьером официальное приглашение.

- В Греческом зале, в Греческом зале...- пробормотала я
по-русски.

- Простите, что вы сказали? - переспросил Юджин Крамер.

- Вы случайно не представляете в Париже Джорджио Армани?

- Нет, нет... А почему вы спрашиваете?

- Сейчас же перестань грубить, - сказал по-русски Витя, взял из его рук свою карточку и написал на обороте Машин адрес. - Спасибо, если будем свободны, обязательно придем. И не беспокойтесь, не надо никакого официального приглашения, просто скажите, куда и когда.

- Боюсь, что приглашение необходимо, - улыбнулся Юджин Крамер. - Было приятно познакомиться, вы очень меня выручили. Еще раз спасибо и, надеюсь, до скорой встречи... И он отчалил в своем "ягуаре".

- Зачем ты дал незнакомому человеку Машин адрес? - пилила я Витю всю дорогу. - Теперь обворуют ее квартиру.

- Ну, подумай сама, как можно было отказаться?

Мы явились домой к вечеру, и Маша с торжественным видом вручила нам муаровый конверт с гербовой печатью. Час назад его доставил курьер. Внутри, на гербовом бланке, было приглашение.

 


Его Превосходительство посол Канады во Франции
Люсьен Бушард
просит оказать ему честь и придти на музыкальный вечер и ужин в восемь часов вечера, в понедельник, 29-то июня, в его резиденцию, 135, Rue du Faubourg St-Honore.

Рекомендуется смокинг и вечернее платье.

Юджин Крамер, Культурный атташе Канады во Франции

Когда мы, наконец, обрели дар речи, Витя сказал:

- Лестно, но неосуществимо. У меня нет смокинга.

- У тебя даже костюма нет. Я говорила, что нельзя ехать в Париж в джинсах, без приличной одежды.

- Мне достаточно тяжело таскать твою приличную одежду!

- Ребята, не ссорьтесь, - сказала Маша, - завтра утром поедем в Printemps и купим вечернее платье, а смокинг возьмем на прокат.

- Предвижу утечку еще как минимум 200 долларов, - грустно сказал Витя.

- Прибавь 120 за плащи Версаче. Чтоб я еще когда-нибудь разговаривала на улице с посторонним!

Rue du Faubour St-Honore - одна из самых фешенебельных улиц Парижа. На ней находится Елисейский дворец - резиденция французского правительства, элегантные магазины, а также несколько посольств, в том числе и посольство Канады. Мы
подъехали на такси к ярко освещенному особняку и, робея, подошли к дверям. Нас приветствовал сотрудник посольства, двухметровый молодой человек. Он взглянул на приглашение и выразил профессиональный восторг по поводу нашего прихода.

Далее идет колоритное описание приема в канадском посольстве, а заканчивается история так:

Вернулись мы домой около полуночи. Дверь Машиной квартиры была открыта настежь, на лестничной площадке толпились соседи. Маша разговаривала с полицейским.

- Что случилось?
kniga Shtern         - К нам забрались воры. Я пришла час назад, стала искать в сумке ключи, и услышала в квартире шаги. Я решила, что вы уже дома и позвонила. Никто не открыл, и шаги стихли, и ключей нет. Наверно, оставила в другой сумке. Я дернула дверь, а она открыта. Над головой - слоновий топот. Воры выбежали через черный ход на чердак, и оттуда по крышам. Наверно, соседские мальчишки, они тут все выходы и лазейки знают.

- Господи! А что украли?

- Почти ничего. Не успели. Только ваши знаменитые плащи. Они висели
на самом виду в таких потрясающих золотых мешках.

Эта книга может быть выслана почтой. Чеки на сумму 12 долларов (в цену включается доставка в пределах США и Канады, в другие страны стоимость книги за счет доставки - 18 долларов) отправлять по адресу:

LUDMILA SHTERN

P.O.BOX 761

BROOKLINE

MA 02146

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?