Независимый бостонский альманах

ИМИДЖ И ЛИЧНОСТЬ ЛЕБЕДЯ

01-01-1998

                  «Создавайте легенды о себе. Боги начинали с этого»
                           Ежи Лец
Alexander Lebed
В книге Бориса Немцова «Провинциал» есть начало интересного рассуждения о том, что эффективный правитель России должен концентрировать в себе и внешне, и внутренне основные черты характера русского человека - причем не только положительные, но и негативные. Если «русский царь» не имеет «русского» характера, то при всех своих прочих достоинствах (к примеру, с точки зрения Запада) в России он обречен на слабый, неубедительный для нации имидж - со всеми вытекающими последствиями для своего правления. Борис Ефимович приводит список фигур, «не похожих на русского царя» - это Павел I, Николай II, Горбачев, Жириновский и Явлинский. Называются также «те, кто похож»: это, разумеется, Ельцин - а в компанию с ним попадают Сталин, Петр I и Иван Грозный.1 На этом данное рассуждение в книге обрывается, однако невольно возникает жгучий вопрос: «Похож ли на царя сам Немцов?» - причем книга невольно дает на этот вопрос отрицательный ответ.

Имидж политика - это его тяжелый крест, который он несет на себе всю свою оставшуюся жизнь. И от этой ноши крайне трудно избавиться или сменить ее на что-то более удобное. Первый публичный имидж, который сознательно выбрал себе Александр Иванович, совершенно определенно говорит о том, что о политической карьере он всерьез в 1992 году не помышлял. Потому что это был имидж «терминатора», убийственный для перспектив сколько-нибудь серьезного политика в сколько-нибудь развитой стране.

Приведу сочный образец спецпропагандистского документа, созданного для участников приднестровского конфликта под чутким редакторским руководством Александра Ивановича. Эта статья под названием «Кто такой генерал Лебедь?» с начала июля 1992 года неоднократно перепечатывалась средствами обеих враждующих сторон. Цитирую дословно по газете «Тинеретул Молдовей» № 3, сентябрь 1992 года: «Военная карьера командующего 14-ой армией А. Лебедя схожа с карьерой бывшего командующего штурмовыми отрядами СД Эрнста Рема, Мутци, как нравилось Гитлеру его называть, одной из хорошо известных фигур нацизма.

Посмотришь и видишь хама, человека, с пеленок рожденного убивать. Черты его лица выдают грубость, насилие, эгоизм, заносчивость и цинизм. Он является профессионалом организованного преступления.

Служил он в армии бывшего СССР и продолжает служить сегодня интересам имперской Москвы.

А. Лебедь сражался в Афганистане. Там он отличался жестокостью, хладнокровно убивая десятки тысяч афганцев, которые боролись за свободу своей страны. Бывший убийца афганского народа должен быть привлечен к суду на преступления, совершенные им во время войны в Афганистане- может быть, теперешнее правительство Афганистана потребует выдачу преступника. Он еще виновен в бойне 9 апреля 1990 года в Баку, когда он убил сотни людей.

За эти «заслуги» Москва назначает его командующим 14-ой армией в Республике Молдова, где он опять был отмечен своей жестокостью.. Пятимесячная война на берегах Днестра отчетливо раскрывает его кровавые замашки. Здесь он совершил невообразимые преступления против румынско-бессарабского народа, совершенствуя свой стиль. Под защитой верных своих коллег из Москвы и марионеточного правительства Тирасполя, его жажда крови не имеет границ...»
И так далее, и тому подобное. Нужно сказать, что эта статья Лебедя о себе как о «профессионале организации геноцида» (разумеется, опубликованная под молдавским псевдонимом) произвела неизгладимое впечатление на политическое руководство и вооруженные формирования обеих конфликтующих сторон. Она и до сих пор является предметом профессиональной гордости Александра Ивановича. Во всяком случае, вырезку из газеты он постоянно носит с собой в бумажнике - возможно, как талисман.

Следующий после Приднестровья эпизод продвижения имиджа Лебедя оказался связан уже с чисто политическими задачами конца 1995 года. Правда, сам Александр Иванович здесь к авторству собственного имиджа отношения уже не имеет - вся ответственность лежит на заказчике видеоклипов Юрии Скокове. Конгресс русских общин заказал фирме «Видео Интернэйшнл» разработку и размещение предвыборной политической рекламы Конгресса. Заказчик примерно так сформулировал смысл кампании: «Мы всех должны запугать. Нужно изобразить летящий лом, от которого не увернуться». Александру Ивановичу этот подход показался странным, но как человек в политике новый он предпочел ни во что не вмешиваться. «Видео Интернэйшнл» замучила лидеров Конгресса на съемках: нахмурьтесь, сосредоточьтесь, сделайте умное лицо... И пошло по голубым экранам наверняка памятное телезрителям воплощение замысла Скокова с падающими решетками, зверскими физиономиями и угрозами всем гражданам, недостаточно послушным героям видеоклипа. Сознательно или бессознательно, но весь этот высокооплачиваемый бред накладывался на образ опального генерала. Скоков устроил за бешенные деньги антирекламу не только себе, но и Лебедю с Глазьевым.
Лебедю приклеили имидж «национал-патриота», лично у меня как-то больше ассоциирующийся с душевно неуравновешенными шовинистами. Александр Иванович не приемлет шовинизм ни как личность, ни как политик. Он - уравновешенный и интеллигентный по своей сути человек с боксерской внешностью. Вообще говоря, слишком часто путают внешность Лебедя с его политической позицией. А в эту неразбериху еще вносит свою лепту склонность Александра Ивановича к юмору и порой излишнему лаконизму изложения своих мыслей. Про неоднозначное восприятие генеральского юмора я уже говорил в первой главе своего повествования. Теперь приведу пример негативного эффекта краткости. Из месяца в месяц чуть ли не ежедневно в рабочем кабинете Александра Ивановича повторяется одна и та же сцена. Западные журналисты задают вечный и чрезвычайно важный для них вопрос об отношении экс-Секретаря Совбеза к демократии. Ответ Александра Ивановича всегда предельно краток: «Я не демократ». Иностранцы тут же шалеют от такой откровенности обладателя густого командирского баса и начинают делиться со своими читателями соответствующими опасениями за наше с нами будущее. Нет чтобы Александру Ивановичу молвить на четыре слова больше: «Я не демократ в российском понимании этого слова». И все акценты были бы расставлены, потому что всем было бы понятно, о какой демократии идет речь... Так нет же - генерал с упрямством, достойным лучшего применения, продолжает гнуть свою имиджевую линию «угрюмого памятника».
Я задавал ему вопрос о том, почему же он отказывается от помощи профессиональных имиджмейкеров. Суть ответа Александра Ивановича сводилась к тому, что профессионализм тех имиджмейкеров, с которыми он сталкивался, у него вызывал большие сомнения прежде всего их манерой их поведения. К примеру, заявился к нему однажды заокеанский специалист, и задрав ноги чуть не на стол, начал разглядывать Лебедя как модный и утомленный многочисленными заказами скульптор. К Александру Ивановичу можно относиться по-разному, но все же он не «кусок мрамора, от которого нужно отсечь все лишнее» какому-то самоуверенному американцу, ничего (литературно выражаясь) не понимающего в российского менталитете. Лебедь считает, что ему для решения проблемы своего имиджа бессмысленно пользоваться рекомендациями специалистов, личность которых вызывает у него отторжение. Уж лучше искать что-то самому методом проб и ошибок. Психологам известно, что у человека почти никогда не бывает собственного лица - независимо от степени его искренности. То, что принято называть лицом, на самом деле - это постоянная смена «масок», той или иной системы напряжений лицевых мышц, реагирующей на текущее общение или текущие мысли. Строго говоря, собственное лицо (при полном снятии напряжения лицевых мышц) можно увидеть у человека всего в двух случаях - во время медленной фазы сна и после смерти. В какой-то степени подлинное лицо человека можно увидеть, если застать его в момент, когда он уверен, что за ним никто не наблюдает и т.д. Во всех же остальных случаях человек «надевает» ту или иную мимическую маску.
«Маска» Лебедя в личном заинтересованном общении гибка, имеет много нюансовых переходов (и в целом довольно привлекательна, создается аура обаяния). Но его же «маска» перед коллективной аудиторией (в т.ч. телевизионной), как и у подавляющего большинства людей, почти всегда напряжена и однообразна. У меня создается впечатление, что в этих случаях срабатывает эффект «скорости эскадры»: так же как скорость эскадры всегда определяется скоростью самого медленного корабля, Александр Иванович, видя перед собой телекамеру, а не конкретного собеседника, как бы подсознательно реагирует своей «маской» на самого неприятного или самого скучного ему человека из всей невидимой ему аудитории.
У Александра Ивановича его собеседник, так сказать, «написан на лице». А если собеседников несколько, то у него на лице будет «написан» самый неприятный ему из них. И эту маску реакции всего лишь на одного человека все остальные могут принять на свой счет. Более того, в ходе разговора маска неприятия у Лебедя иногда может возникнуть по ассоциации. Он вспомнит про какого-то малоприятного собеседника на эту же тему, и это тут же отразиться на его лице. А человек, который сидит напротив него и не знает про эту особенность Александра Ивановича, скорее всего решит, что это отчуждение адресовано ему. Думаю, что этот фактор «сверхчувствительного лица» и эффект «скорости эскадры» должен учитываться теми, кто ведет переговоры с Лебедем. А тележурналистам и фотооператорам предельно легко спровоцировать генерала на выражение лица, воспринимаемом аудиторией как угроза или пренебрежение. И они вовсю используют сейчас это его уязвимое место.
По тому, насколько небрежно Лебедь решал вопросы своего имиджа в предвыборной кампании 1996 года, у меня закрадывается смутное подозрение. Что в этот период он вообще не стремился к победе на президентских выборах, а руководствовался другими краткосрочными целями, отличными от политической карьеры (или, во всяком случае, слишком быстрой и неустойчивой политической карьеры).
Если весьма неглупый и абсолютно вменяемый управленец год за годом упорно делает в своем имидже вопиющие (на первый и даже на второй взгляд) ошибки, то, может быть, дело вовсе не в его степени обучаемости. Ведь поведение политика выглядит для публики иррациональным с точки зрения его целей, «очевидных для всех». Но нельзя исключать, что политик руководствуется неочевидными для широкой публики целями. Так сказать, целями недоступной обывателю стратегической глубины. И с позиций этих целей его поведение выглядит вовсе не таким уж и иррациональным. А может быть, удовлетворительное решение проблемы личного имиджа Лебедя упирается в такой психологический барьер, как ... скромность человека дела. Конечно, как-то не принято подозревать десантных генералов в застенчивости и деликатности. Но генерал тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо.
Многим телезрителям наверняка памятно длившееся почти неделю шоу, устроенное прошлым летом для раскрутки Бориса Немцова. Сначала шли репортажи о подготовке забастовки работников Смоленской АЭС из-за невыплат зарплаты, затем три дня показывались марш атомщиков в белых халатах на Москву. Потом телевизионщики показали подход демонстрантов к Белому дому и начавшийся митинг. Наконец наступила кульминация шоу - Борис Ефимович вышел к атомщикам, непринужденно пококетничал с женщинами и пригласил делегацию из десяти человек к себе в кабинет. Там состоялись переговоры новоиспеченного первого вице-премьера с представителями забастовщиков, в ходе которых Борис Ефимович проявил государственный подход и заботу о простых тружениках, подписав соответствующее платежное поручение. Телезрители всех каналов вытирали слезы умиления от «хеппи-энда» этой истории. Между тем почти за год до того аналогичная проблема работников Курской атомной электростанции была оперативно решена Лебедем без всякого шума в средствах массовой информации. Длительное время АЭС работала, практически не получая денег от госбюджетных потребителей своей энергии. И, в свою очередь, уже пять месяцев не могла платить ни зарплату сотрудникам, ни налогов государству. Нечем было платить вневедомственной охране - в результате при желании на этот ядерный объект легко могли бы попасть не только террористы, но и бомжи. Если экономическое положение предприятие было чревато банкротством, то технологическая ситуация неуклонно приближалась к потере контроля над ядерными реакторами и радиационному заражению территории, на которой проживало несколько миллионов человек.
Все попытки персонала Курской АЭС предотвратить надвигающуюся катастрофу вязли в бюрократической тине, и тогда коллектив станции обратился к Секретарю Совета Безопасности фактически с ультиматумом: «Если не принять экстренных мер, то может произойти взрыв станции». Александр Иванович организовал экспертизу, оперативно подтвердившую крайне серьезный характер проблемы. После знакомства с заключением экспертизы Лебедь добился выделения из резервного фонда 16 миллиардов рублей, чтобы «хотя бы закрыть брешь на первое время». Инкассаторские мешки с наличностью срочно перебросили вертолетом в Курск для выплаты зарплаты персоналу станции.
Однако Россия - страна, отнюдь не предрасположенная к «хеппи-эндам». До работников АЭС высланные деньги дошли с запозданием и приключениями. На курском аэродроме вертолет окружило подразделение налоговой полиции, которое ... арестовало эти 16 миллиардов рублей в счет погашения долгов АЭС госбюджету. Долгов, которые образовались из-за неплатежей государственных предприятий за потребленную электроэнергию. Такая вот игра нашего родного государства с производителями - «игра в одни ворота».
Лебедю пришлось гасить прыть налоговой полиции, которая могла бы привести ко второму Чернобылю, и деньги попали наконец по назначению. Самому Александру Ивановичу, занятому по горло проблемами Чечни, как-то и не пришло в голову использовать эту банальную для современной российской жизни историю для политического шоу. Я сам о ней узнал из случайной реплики одного из сотрудников Лебедя и подивился разительному отличию подходов команд различных российских политиков к формированию имиджа своих лидеров.

* * *

Уважаемые читатели! Надеюсь, что летом-осенью 1998 года выйдет в свет второе и существенно дополненное издание книги «Александр Лебедь и власть» объемом 350-400 страниц. В нем, в частности, появятся главы, посвященные системному анализу взглядов А.И. Лебедя:
на развитие национальной экономики;
на развитие российского общества;
на государственное строительство;
на обеспечение национальной безопасности;
на глобальные проблемы, внешнюю политику и международные экономические связи России.
Я предполагаю подробнее осветить взаимоотношения Лебедя с хозяйственной элитой, основными российскими политиками, аналитико-экспертным сообществом и СМИ. Надеюсь также, что мне удастся достаточно интересно для читателей обозначить ряд управленческих проблем «возможного» президентства Александра Ивановича. Второе издание книги - это довольно масштабная разработка в жанре аналитико-публицистического досье. Поэтому мне бы очень не хотелось, чтобы она оказалась безадресной, не отвечающей на реально существующие вопросы читательской аудитории. Если затронутые в первом издании проблемы показались Вам актуальными, то Вы можете повлиять на уровень интересности второго, а может быть, и последующих изданий, если воспользуйтесь электронной почтой (Е-mail: utsnukv@glasnet.ru).
Я готов учесть Ваши сообщения, если они касаются:
а) пожеланий отражения в последующих изданиях книги тех или иных аспектов, касающихся политической и управленческой деятельности А.И. Лебедя;
б) имеющих документальное подтверждение фактов, противоречащих излагаемой в книге точке зрения;
в) возможного нарушения логики получения выводов и обобщений в книге.
Все остальные сообщения (в т.ч., приветы или проклятья Лебедю, запросы о замыслах и ближайших планах Лебедя, просьбы передать Лебедю те или иные высоконаучные разработки) я буду вынужден считать информационным мусором. Я также не жажду общения с репортерами, считая их для своей профессии системного аналитика ненужными (а порой, и опасными, существенно искажающими информацию) посредниками - тем более, в эпоху «Интернета». Заранее предупреждаю, что никаких обратных сообщений по электронной почте не будет.
Я не являюсь сотрудником какой-либо из структур, находящихся в подчинении Лебедя. И не собираюсь входить в его аппарат - тем более, в случае победы Александра Ивановича на следующих президентских выборах. Моя позиция - это позиция независимого специалиста, стремящегося максимально отделить собственную научную репутацию от репутации кого-либо из политиков или предпринимателей.

С уважением, Игорь Олейник

1. Немцов Б.Е. «Провинциал», М., «Вагриус», 1997 г., стр. 66-67.
2. И. Олейник «Александр Лебедь и власть» 1

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?