Независимый бостонский альманах

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН , ЧЕГО УЖ ТАМ?

01-01-1998

Alexander Levintov Эта статья возникла, как принято было говорить раньше, от вставания на трудовую вахту в честь Первомая, пролетарского праздника, возникшего в незапамятные времена как ночной шабаш на Лысой горе, как Вальпургиева ночь, бал Сатаны и прочей нечисти, трудящейся на ниве зла. Праздничные колонны и шкалики водки по карманам демонстрантов возникли позже
Когда СМИ, а вослед им и мы издеваемся над собственным президентом, правительством и парламентом, увы, чаще всего заслуживающих эти издевательства, мы упускаем из виду две существенные детали последствий.

Комплекс неполноценности ползунковых государств

Большое окно нашей пивнушки выходит на главную улицу, непрерывный и вечный подиум развеселого городка. Мы разнообразим свой будвайзер тем, что, написав на бумажных тарелках жирные цифры, выставляем фланирующей публике противоположного нам пола оценки: если идет что-нибудь сногсшибательное – в окне, вперемешку с нашими довольными рожами, появляются дружные и восторженные десятки, если так себе -- чопорные, как в обязательных танцах, пятерки и шестерки, если ужас что такое – то жестокие тройки и двойки. Довольные десятки потом еще несколько раз прогарцуют перед расплывшимися от пива и удовольствия зрителями в окне, шестерки новых попыток не делают, а двойки быстро стираются с горизонта, чтоб больше не восходить.

Пока Россия и ее бывшие братские республики (с каких это пор республики – братья, а не сестры?) на приличные оценки не тянут, а если им и выпадет что высокое, так это на всех разом и за прошедшее.

Распад СССР породил государства, коренные народы которых не имели ранее опыта государственного существования (Азербайджан, Молдова, Украина, Беларусь, Казахстан), либо этот опыт был эфемерным (страны Балтии), либо утрачен за давностью лет (Армения, Грузия, Средняя Азия). Им всем приходится теперь, пребывая в младенчестве, поглядывать по сторонам, как и что делают "взрослые" соседи, копировать их.

При этом, как бы решительно и враждебно они ни были настроены против России, а приходится чаще всего озираться на нее, на старшего брата (нет, решительно все-таки – на старшую сестру!): печальный, если не сказать – гнусный – опыт российской приватизации повторили Украина и Казахстан, создав копии еще гаже оригинала, если смотреть с точки зрения человека, задумавшегося над созданием частной собственности для себя.

Так, на Украине на счета граждан перечислялось по 1 миллиону "хохлобаксов" (примерно 20 долларов), это больше, чем российский ваучер (красная цена которого была от 8 до 12 долларов, это какую такую недвижимость можно приобрести на такие деньги? Разве что подхватить заразу, вызывающую импотенцию?), но зато для того, чтобы снять эту сумму с именного счета, надо представить справку из организации, которую ты приватизируешь, или чек на покупку недвижимости на эту же сумму.
Вторичный рынок на Украине не предполагался и действительно затруднен и замаскирован. В Казахстане ваучеры заменены КИПами (купоны индивидуальной приватизации). Повсюду сроки приватизации смещаются и удлиняются (из-за нерасторопности чиновников и социального безразличия). Естественно, что схема везде также одинакова - от инвестиционной компании к пенсионному фонду и далее – в небытие. Ваучеры, счета, кипы - все становилось предметом мелкой и крупной спекуляции ваучерных "челноков", скупавших ваучеры за бесценок в провинции, например, в Курской области (крестьяне отказывались платить 25 рублей за "бумажку" и в сберкассах скапливались огромные запасы ваучеров) и продававших их оптом у РТСБ. Этот бизнес не сопряжен был с тяганием тяжеленных баулов и капуцинов, а приносил доход сам-два, сам-три за неделю.

О том, что Россия - не более, чем пионер приватизации по-советски, свидетельствует и реклама тех пламенных от стыда лет:

Россия-93 Один рубль московской недвижимости стоит пять долларов («Московская недвижимость») Первый ваучерный всегда первый (Первый ваучерный фонд)
Украина-94

Мы надежней доллара («Стройинвест») Строинвест всегда первый
Впечатление такое, что просто попадаешь в машину времени и откатываешься на год назад. В Казахстане ваучерная приватизация зависела от трудового стажа, в Беларуси - от возраста (это - одна из самых старых республик СССР), в Туркмении ваучеризация шла крайне медленно и пришла в никуда, а Азербайджан и Узбекистан решили проводить приватизацию без ваучеров...
Сегодняшняя Беларусь подозрительно смахивает на СССР десятилетней давности, когда Горбачева лихорадило от испытанного ленинца (самый испытанный ленинец все-таки – сам Ленин: сколько он испытал в своем гробу и сколько нас испытывает, так это уму непостижимо!) и стойкого борца за чистоту партии (Ельцина из Политбюро выкинул!) до иуды, за тридцать серебрянников продавшегося капиталистам (Миттерану, Бушу, Тэтчер и Израилю). А его социализм с трезвым лицом? А его же интенсификация в 2.4 раза за пятилетку? А его репрессии против хозяйственников с зачатками предпринимательства? А хозрасчет и госприемка? А президентский 5%-ный налог? -- Ну, чем это отличается от колхозного капитализма нынешнего белорусского лидера Лукашевича?
Мало того, что приходится повторять чужой опыт по существу нелюбимого старшего брата (или сестры?), так и сам этот сестровый братец – infant terrible мирового сообщества и такое порой выкоблучивает – совсем как двадцатипятитысячник в колхозе. Тут этот образ двадцатипятитысячника очень уместен – питерские давыдовы не только командовали в сфере им классово чуждой и профессионально неизвестной, но и зарплату получали на своих путиловских, а вовсе не в колхозе с остальными станишниками и горемыками (об этом стыдливо умалчивала "История КПСС" и литературное приложение к ней Михаила Шолохова). Нынешнее российское правительство и чиновничество (а равно – и их сестринские коллеги) основные доходы снимает не в виде зарплаты, а черт знает где и за что, и все это знают, и всем плевать, на что и как эта сестринская братия живет. Как это теперь поется?:

Тамбов он покинул, пошел воевать,
чтоб деньги Газпрома чеченцам отдать.

Не навсегда, конечно, а в рост. Потому и могут вдруг всплыть пацаны (в России) и студенты (в Латвии) у самого кормила власти. Появление на горизонте фигуры экономического каскадера Кириенко, человека, ни по одному известному и рациональному параметру не подходящего на роль премьер-министра, можно объяснить только плачевной демографической ситуацией – ну, не осталось больше никого в России!
Идя в тупик, Россия тянет за собой еще четырнадцать из ползунковой группы, а, может, больше – мы с трудом представляем себе, на что ориентируются Болгария, Сербия, Румыния, Словакия и другая младославянская поросль. Тут ведь какая проблема? -- Мир уважительно и сочувственно относится к русским (и даже считает их хорошими и замечательными людьми), а остальных – просто не замечает. Мы прикрыты своей культурой и историей, а у украинца и хорвата – никаких фиговых листочков, они в мировом сообществе обычно – бандформирования или, в лучшем случае, нечто эмбриональное. Так получается. что чем гаже государство российское, тем лучше люди, населяющие его. А вот про наших бывших соотечественников и союзников по Варшавскому Пакту и СЭВу.
Что станет с этими "несмышленышами"? Те. что пойдут по пути вхождения в присущие им регионы, присущие им, еще долго будут пребывать в позиции периферийных и вторых – такова возможная траектория Балтии в рамках Скандинавии, среднеазиатских стран в рамках Центральной Азии, Азербайджана на Среднем Востоке, Беларуси, Украины и Молдовы в Восточной Европы. Не очень почетно, но тепло, уютно и не обидно, не оскорбительно, а, главное – оставляет надежду на занятие достойного места собственными усилиями, а не стечением внешних обстоятельств.
Настоящие infant perdu – христианские Грузия и Армения и совершенно беспородный, но ресурсно богатый Казахстан. Увы, им не грозит регионально гомогенное им окружение, они всегда будут бельмом в чужом глазу. А ориентация на Россию или на советское прошлое – куда с этим? На помойку?
Поливая грязью свою Россию изнутри, что мы делаем с этими своими братьями-сестрами, что оказались вдруг снаружи?

Дети штабс-капитана Карамазова

Некий Паниковский из какого-то фонда сказал: "Пилите, Шура, пилите: внутри – золото". И пролетарии всех стран Балаганов, Балаганенко, Балаган, Балаганян, Балаган-Заде, Балаганзис, Балаганзон, Балаганидзе и прочие дети штабс-капитана Карамазова принялись упорно и терпеливо пилить. Но ведь гиря-то может кончиться. Русские и русскоговорящие составляют либо большинство, либо решающее меньшинство во всех этих ползунковых странах. Обычно, они составляют интеллектуальное и предпринимательское ядро. В Беларуси и на Украине они просто неразличимы с местным населением даже под микроскопом. За границей всех их называют русскими. Русский неистребим в быту и повседневном общении. И пусть дуркуют руховцы со своими версиями истории, как Олег защищал Киев от москалей, пусть угрюмо бычатся белорусские народнофронтовцы "отдайте нам наш Смоленск" – это все перекладывания собственного шиша из левого кармана в правый.
Россия делает все возможное, а главное, невозможное, чтобы разбросанные по сестринским домам и курятникам дети ее были ненавидимы и презираемы. Ну, эмигранты, ладно – не любит правящая чернь эмигрантов, но чем провинились русские, оказавшиеся в Крыму и Харькове, не дай Бог, в Таллинне или Львове, в Ашхабаде и Ташкенте? Им тычут в морду газеты с московскими высокомерными угрозами, им поминают и вторую мировую, ставшую для латышей, литовцев, западных украинцев, молдаван, гуцулов, многих еще -- отечественной, а для будущих русских, тогда еще советских – колониальной и захватнической.
В Московском Университете я на собственном семинаре, не из третьих уст, слышал залихватское студенческое "эта вшивая Латвия!" и снисходительную острастку самоуверенной профессуры "ну, зачем так грубо?" – студентов учат в этом шовинистическом угаре и, не приведи Господь, если из них выйдут хорошие специалисты – лучше б они сидели по лавочкам и торговали импортными отбросами. 60% населения столицы "вшивой Латвии" – русские. Кого же грязью обливают с университетского амвона? И какого быть русским во "вшивой Латвии", зная, как и что вопят эти "интеллигенты"?
В свое время большевики сделали то же самое. И русские Риги, Кишинева, Варшавы, Хельсинки оказались в тисках – тоски по потерянной родине и ненависти непонимания соседей по лестничной клетке и клетке рабочего места. Что ж, так и быть русским "ближнего зарубежья" в вечных изгоях и в "пятой колонне", которой никогда не будет полного доверия не из-за личных качеств, а потому что они -- "eti russkie"?

Дурные сны Веры Павловны 

"Мамка спит с проводником, папка – совсем пьяный, Надька обделалась, и вообще мы не туда едем" -- вот теперь всем и каждому ясно и очевидно, что Вовочка был прав, и мы "не туда едем", а те папочки, что рулят -- …
Небольшой экскурс в сослагательном наклонении.
Если бы первой реформой в России (СССР) была пенсионная, но не та, что теперь вынашивается и проталкивается, а другая, о которой – несколько слов, -- глядишь, и СССР не надо было бы разваливать. Пользуясь доверием населения, правительство (лидер страны, партия) могли бы предложить поэтапную программу: для пенсионеров и людей предпенсионного возраста – действующее социальное обеспечение, для тех, кому до пенсии от 5 до 15 лет – формирование личных пенсионных накоплений по схеме "рубль-рубль-рубль" (рубль вложений работника, рубль вложений предприятия, рубль государственного вложения), для более молодых возрастов – по схеме "рубль-рубль" (по рублю – работник и работодатель).
Такая реформа обеспечивала бы населению гарантированную личную пенсию, полностью зависящую от легальных денежных результатов его труда в размерах существенно больших, нежели существовавшие – населению (и это главное!) такая реформа была бы выгодна и вместе с тем безрискова, как это и принято при любой модели социализма, от советской до норвежской.
Предприятиям подобная реформа также была бы выгодной – и благодаря возможностям реинвестиций части пенсионных средств и совпадением интересов работников и предприятий в росте прибыли. Государство получило бы долгоиграющие инвестиции, которые поневоле пришлось бы пускать не на ветер военно-промышленного комплекса, а в коммерчески оправданные сферы (торговля, сервис и т.п.), а заодно – усиление доверия населения.
Схематически это выглядит следующим образом: работники и работодатели (для части населения за 5-15 лет постепенно убывающее участие государства) вносят пенсионные вклады, превращающиеся в инвестиции в производство, воспроизводство и развитие новых рабочих мест, дающих новые пенсионные отчисления – в прямом направлении;
в обратном направлении -- часть прибылей от действующих и новых рабочих мест направляются на индивидуальные пенсионные счета и реальные пенсии.
Прелесть этой схемы – в доминировании в ней фиктивного капитала – финансовые средства непрерывно оборачиваются и изымаются только в узком спектре пенсионных выплат. У каждого – очень приличная сумма на пенсионном счету, но она неизымаема до наступления пенсий, да и на пенсии изымается медленно. Крайне низкая ликвидность пенсионных счетов – гарант стабильности и мощный тормоз инфляции.
Таким образом был бы запущен рыночный механизм, присущий и даже во многом определяющий экономику развитых стран мира (пенсионные фонды – крупнейший в мире инвестор), но без социальных потрясений, а прямо и безусловно – в социалистическом духе общественного и личного блага. Помимо материального блага, был бы сохранен моральный дух и нравственность общества, ныне вопиюще отсутствующие.
И уж этот "социалистический капитализм" мог вызвать к жизни (а мог бы и не вызывать) другие инструменты и институты рыночной экономики – биржи, банки, страховые и финансовые кампании.
Через 10-15 лет страна прошла бы, но не в горниле, а на материальном и моральном подъеме основную часть пути, отделяющую ее от развитых стран. К мировым стандартам жизни мы подошли бы не кучкой лидеров, а всем "гамузом".
На базе подобного материального благополучия всего общества можно было бы начать говорить о национальной или государственной идее ( о ней вспомнили, когда все пошло прахом, в надежде, что она спасет – подобного рода идеи возникают не при развале, а на взлете).
Разумеется эта, пенсионная версия "перестройки" – далеко не единственная и приведена здесь не более, как пример иного хода событий. Мы же все рванули в одну, единственно гибельную сторону – реставрируя прошлое за счет кредитов и расплаты в будущем. А ведь она будет, эта расплата!
И никому не снились и не снятся сны Веры Павловны.

24 апреля 1998 года

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?