Независимый бостонский альманах

О, САДДАМ !

01-01-1998

"Хотеть - значит мочь!" - любит говорить мой московский друг Лева Цесаркин. Мы захотели немыслимое: взять интервью у самого Саддама Хусейна.

Borodin-Saddam

(НА СНИМКЕ (слева направо): журналист Саша Бородин, издатель торонтской газеты "INFO" Борис Нусенбаум, президент Ирака Саддам Хусейн.)

Еще не принимая редакционную затею всерьез, я позвонил в Москву жене моего старшего брата Татьяне, которая на заре перестройки была какое-то время видной фигурой в штабе мало кому известного тогда Владимира Жириновского (у нее и сейчас фигура вполне аппетитная). Татьяна подняла старые связи, и рулетка нашей авантюры завертелась. Лидеру ЛДПР показалось уместным вовлечь независимых канадских журналистов в его пропагандистскую компанию демонстративной поддержки иракского диктатора. (Тем более, что редактор обоих "Инф" А. Тюрин в свое время брал у Жириновского интервью).

Идея получила благожелательное одобрение в Багдаде. С немыслимой быстротой была назначена дата встречи. Мы стали лихорадочно бегать по консульствам и обзванивать авиакомпании. Оказалось, что успеть к сроку не так-то просто. Выручили наши друзья из Air Ukraine. И хотя предложенный ими маршрут выглядел на глобусе довольно крючковато (Торонто - Киев - Каир - и далее самолетом местной авиакомпании Багдад), даты, и главное, цены нас вполне устраивали. Когда же мы вдвоем с издателем, запыхавшиеся и взмыленные, рухнули, наконец, в самолетные кресла, нас ждал приятный сюрприз: очаровательная дивчина-стюардесса предложила пассажирам в числе других газет и нашу - INFOTRADE.

Не буду описывать волнение, охватившее нас во время краткой пересадки в аэропорту Борисполь, совершенно фантастическое зрелище египетских пирамид в иллюминаторе перед приземлением в Каире и, наконец, последний перелет до Багдада в тряском, как старый автобус, самолетике. А вот встречали нас шикарно: от аэропорта до гостиницы на площади Al-Tahrir (Освобождения) нас довез белый "Мерседес".

Видимо, от перевозбуждения моя зрительная память приобрела свойства видеокамеры. До сих пор вижу этот путь ясно, как на экране: вот мы сворачиваем налево с ведущей от аэропорта улицы на Al-Junub Street, затем направо на Oadisiya Street, переходящую в Al-Kindi Street. Слева остается большой зеленый массив с зоопарком. Прижав долгим гудком к обочине несколько гужевых повозок, лихо подкатываем к гостинице, кстати, вполне приличной. Погода стояла для этих мест необычно прохладная, но мы все-таки успели вечером немного прогуляться по центру, который показался нам довольно захолустным после просторных улиц North York.

Рано утром за нами прибыл другой "Мерседес", тоже белый, но с совершенно темными стеклами. Не сразу, но я все же сообразил, что в таком автомобиле можно не завязывать глаза подозрительным, вроде нас, пассажирам, все равно за окнами ни черта не видно. Уже на ходу усатый офицер с ястребиным носом тщательно ощупал нас портативным металлоискателем, залезая в подмышки и не забывая про подошвы ботинок. Столь же тщательно он изучил наш подарок диктатору - книгу "Стихи поэтов России о Саддаме Хусейне", которую нам передали в Киеве.

Никогда бы не поверил, что такое возможно, если бы сам не держал в руках это удивительное произведение печати, выпущенное в 1997 году в Москве издательством "Синдбад" тиражом 5 тысяч экземпляров. За время долгого пути в затемненном автомобиле я успел выучить наизусть несколько стихотворений. Вот они:

Если вождь - для отечества вождь,
И в чести оно будет, и в силе.

Он на Сталина чем-то похож,
А со Сталиным мы победили.

(Феликс Чуев).

С улыбкой ясною пророка,
Взнуздав судьбы девятый вал,
Саддам Хусейн, звезда Востока,
Ты над веками воссиял!

(Анастасия Яхонтова).

А мы примеру твоему не вняли,
Пустили "демократов" на порог
И Родину почти что потеряли,
В беде увязли с головы до ног...

(Евгений Нефедов).

..."Мерседес" остановился. Мы вышли и оказались в мраморном колодце, похожем на прогулочный дворик тюрьмы. Лифт, движущийся
почему-то вниз, роскошная гостиная, слова офицера на прекрасном английском: "Господин президент нашел для вас десять минут". Еще в аэропорту мы почувствовали, что пользуемся любезностью, адресованной не нам - нас явно принимали за жириновцев. Хватит ли у нас решимости сбросить чужую маску? Не скрою, что волновались мы ужасно.

Вошел президент в обычном штатском костюме. Приветливая улыбка не смягчала жесткость тяжелого взгляда.

Чуть заикаясь, я начал проговаривать заранее заготовленный текст вопросов.

С.Б.: Господин президент! Средства массовой информации Северной Америки, откуда мы приехали, представляют вас жестоким агрессивным диктатором. К примеру, автор популярного в США журнала "Вестник" профессиональный перебежчик Станислав Левченко называет вас военным преступником и маньяком... (Хусейн сделал неуловимое движение шеей, и адъютант немедленно записал что-то в свой блокнот) ...В то же время существуют и другие мнения. Очень тепло пишут о вас поэты России в книге, которую мы вам привезли. В Интернете имеется страничка, в которой вы демократично отвечаете любому, кто к вам обращается. Мне запомнилась ваша рекомендация 22-летней женщине, которая жаловалась на приставания 60-летнего соседа, и которую родители подталкивали выйти за него замуж из-за денег. Вы посоветовали ей одеться "sexy" и пригласить соседа в его любимый ресторан. Разве это нравственно? Разве может быть искреннее чувство у такой молодой женщины к 60-летнему ловеласу?

С.Х.: Может! Мне самому за 60, но тысячи девушек любят меня вполне искренне. Только и слышу: "О, Саддам!"

С.Б.: Допустим. Но вы-то сами способны в таком возрасте сделать столь молодую женщину счастливой?

С.Х.: Способен!

С.Б.: Я имею в виду не ваши практически неограниченные финансовые возможности, а личную, как говорится, сферу. Сейчас мы, по-видимому, находимся в одном из так называемых президентских дворцов, где вы прячете от мировой общественности бочки с химической и бактериологической отравой. Не сказывается ли на ваших способностях столь близкое соседство с ритином, зарином и бутулином, спорами ящура или самым опасным из существующих видов химического оружия веществом VX, одной капли которого достаточно, чтобы человек умер в течение нескольких секунд?

С.Х.: Уже не сказывается.

Издатель: Господин президент! Не хотите ли вы поместить в нашей газете какую-нибудь рекламу? Мы сейчас стали выходить в полноцветном варианте, газета расходится практически по всей Канаде, у нас есть подписчики в США, Израиле...

С.Х.: Израиле?!!

Издатель: ...Какие-то люди наладились продавать ее в московском метро по 2 доллара за номер. Издание становится все более популярным. Недавно у нас состоялась встреча с читателями, которые высказали немало лестных слов в наш адрес. Ну, как?

С.Х.: Самая лучшая реклама - интервью со мной. Печатайте!

Прощаясь, президент подарил нам свой портрет, правда, почему-то без автографа.

Весь обратный путь от Багдада до Торонто мы смеялись, как сумасшедшие.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?