Независимый бостонский альманах

ОТ ЛЮБВИ К НЕНАВИСТИ: "СТАРЫЕ", "НОВЫЕ" И "ПОСТ" ЛИБЕРАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ К ЗАПАДУ

01-01-1998

Vladimir Shyapentoh
Запад, более, чем любая другая часть света, всегда был центром внимания русских. Исторически Россия все время пыталась "догнать" Запад: либеральные реформы предреволюционной России в 1860-х годах- социалистическое строительство после Октябрьской революции 1917 года- перестройка Михаила Горбачева в 1985-1991.

В то же время русские элиты всегда относились к Западу чрезвычайно сложно и противоречиво. Вопреки утверждениям о российской исключительности и превосходстве над Западом (из-за ее Православной религии и Коммунистической идеологии) элиты всегда ощущали неполноценность в отношении западных стран. Считая Запад глубоко враждебным своей стране, они рассматривают Россию как часть Западной цивилизации. Раскол элит на западников и славянофилов в ХIX и XX веках не мог скрыть глубокой привязанности русских элит к Западу, хотя славянофилы резко критиковали его.1
Российские элиты (в том числе и советские) всегда мечтали достигнуть равенства с правящими классами Франции, Англии и Америки - стран, которые в разные времена служили моделью для России. Это было даже в то время, когда в конце ХIХ - начале ХХ века богатые русские помещики претендовали на равенство с западной элитой.

Интерес к Западу вновь возрос в посткоммунистической России. Новые правители страны поклялись за короткий период превратить Россию в «нормальное» общество западного типа. Интерес России к западной модели развития усилился после 1989-1991, когда Россия стала открытым обществом - информация о Западе, равно как и путешествия в западные страны, стали доступными для обычных людей.

Для того чтобы определить степень интереса и отношение России к Западу, мы провели контент-анализ, опираясь на два типа источников. Первый - это 106 статей, написанных в 1990-1997 годы, в которых упоминались зарубежные страны (случайная выборка 12 российских газет и еженедельников)- использованные при анализе публикации, отражают различные идеологии и воззрения.2 Второй источник- это результаты 75 опросов, проведенных в России в период между 1990 и 1997 годами.3 В каждый опрос, отобранный для контент-анализа, входили вопросы о зарубежных государствах.4
Первый источник с некоторыми поправками может быть рассмотрен как отражение взглядов российских политиков и интеллектуального истеблишмента, а второй иллюстрирует интересы населения.

Как видно из проанализированных данных, большинство россиян оперируют двумя территориальными понятиями - Восток и Запад - и не мыслят в терминах отношения к Латинской Америке и Африке. Эти регионы упоминаются в основном при критике существующего в России режима, когда говорят о том, что престиж России может упасть до уровня таких стран. 5
Россияне по-разному относятся к Западу и Востоку. Согласно результатам контент-анализа, Запад привлекает русских в четыре раза чаще, чем Восток. Это происходит прежде всего из-за того, что русские относят себя скорее к западной цивилизации, чем к восточной.

Направленная против российского западничества идеология евразийства, фокусирующаяся на азиатских корнях России, никогда не играла существенной роли в мировоззрении интеллектуальной и политической элиты. 6 По мнению большинства россиян и некоторых западных экспертов, недавние попытки Москвы компенсировать влияние Запада созданием альянса с азиатскими странами не имеют серьезного шанса на успех. 7 Ведущие цивилизации Азии (исламская, китайская, индуистская, буддистская и японская, пользуясь типологией Самюэля Хантингтона) остаются глубоко чуждыми представителям всех слоев российского общества. Безуспешная война в Чечне в 1994-96 годах только усилила чувства несовместимости с азиатскими культурами.8

«Старые либералы» - за добрые отношения с Западом

После крушения советской системы российские «старые либералы» - такие, как Егор Гайдар, Анатолий Чубайс и Анатолий Собчак - задали идеологический тон в обществе и предложили россиянам новое восприятие Запада. Хотя сейчас их влияние на общественное сознание снизилось, они не исчезли с российской политической сцены.

Рассматривая либеральную капиталистическую модель в качестве единственного плана развития и обновления российского общества, они предложили своим соотечественникам отказаться от устаревшего мифа о враждебности Запада. Они также призвали российскую интеллигенцию и народ выбросить из головы опасные иллюзии о российском моральном и культурном превосходстве и идею миссионерской роли России в мире.
«Старые либералы» (во внешней политике главным выразителем их идей стал Андрей Козырев) рассматривали объединение мирового сообщества и установление добрых отношений с западными странами как лучшую альтернативу для своей страны. Эта позиция включает признание США основным игроком в ключевых международных отношениях, связанных с расширением НАТО на Восток. «Старые либералы» выразили одобрение позиции бывших советских сателлитов в Восточной Европе, которые законно, по их мнению, искали покровительства НАТО. Более того, некоторые «старые либералы» (вопреки новой политической тенденции в Москве) утверждали даже, что расширение НАТО было полезным для России выгодным для взаимоотношений между Россией и Западом.9
«Старые либералы» категорически опровергали точку зрения, согласно которой независимая и самодостаточная экономика является единственным средством для достижения высокого политического и экономического мирового статуса. По их мнению, Россия должна рассматривать себя как члена глобальной экономической системы со всеми необходимыми составляющими. «Старые либералы» резко возражали против льготных тарифов и считали, что Россия должна следовать международному разделению труда, которое приведет к росту благополучия россиян. У них были все основания игнорировать своих политических оппонентов, предостерегающих, что этот план угрожает «экономической безопасности» России. «Старые либералы» отстаивали точку зрения, что без масштабного иностранного капиталовложения и западных технологий у России нет шанса достичь серьезного экономического прогресса.10 Они выказывают восхищение ведущим международным организациям, таким, как Мировой Банк и Международный Валютный Фонд, и восторженно принимают их советы. «Старые либералы» полагали, что для российского правительства чрезвычайно важно, чтобы оно состояло из людей, которым доверяют западные инвесторы и международные финансовые институты. 11
В 1991-1993 годах «старые либералы» в конечном счете обещали, что за короткий промежуток времени Россия (благодаря ее дружеским отношениям с Западом) станет «нормальной» страной западного типа, и русские окончательно будут освобождены от комплекса неполноценности.

Разочарование российского общества в 1995-1997 годах

С явным провалом быстрого перехода к либеральному капитализму в период между 1994 и 1996 годами многие россияне впали в состояние глубокого пессимизма.12 Они видят будущее России аналогичным настоящему латиноамериканских или, даже африканских стран. Они уверены, что их страной управляют скорее криминальные структуры, коррумпированные бюрократы и олигархи, чем «народ» и демократические институты.13 Россияне были также уверены, что властные структуры, представляющие собой «номенклатурный капитал» и «криминальный капитал», никогда не ослабят контроль.14
Но несмотря на то, что почти все россияне в 1996-1997 предвидели мрачное будущее, их все еще можно подразделять на оптимистов и пессимистов. В период между 1992 и 1993 годами «старые пессимисты» предсказывали, что либеральный капитализм в России установится не менее, чем через 5-10 лет. Оптимисты настаивали на том, что он вступит в силу минимум через 500 дней и максимум через 2-3 года.
В 1996-97 годах оптимизм утратил почву и было сформировано «новое» поколение оптимистов. Сегодня «новые оптимисты» искренне надеются, что существующая ситуация, какой плохой бы она ни была, сохранится. «Новые пессимисты» сегодня предсказывают угрозу всевозможных катастрофических событий.15
Охваченная пессимизмом, российская элита вместе с большинством населения начала менять свое отношение к Западу. Она не могла примириться с тем, что Россия была обречена оставаться отсталой страной «навсегда». На самом деле российское общество нуждалось в разъяснении того, почему страна в который раз была неспособна достичь обещанного «светлого будущего», экономического процветания западного уровня. Россияне были вынуждены смириться с технологической отсталостью своей страны.
Пессимизм покорил души большинства пылких «старых либералов», даже тех, которые придерживаются «универсальной модели» и обвиняют коммунистические политические силы в Думе и противоречивость президентской политики в провале реформ. 16 Другие расстались с «радужным оптимизмом» тех многообещающих дней 1991-92 годов. Они рассматривают российские культурные традиции как непреодолимые препятствия на пути преобразования России в «нормальное общество».17

(Продолжение следует)
 


1 См. одну из последних работ по этому вопросу: Борис Парамонов, «Историческая культура» в сб. «Российские культуры на перепутье», под ред. Дмитрия Шалина, Boulder: Westview Press, 1996, стр. 11-40.
2 «Независимая газета», «Известия», «Комсомольская Правда», «Московские Новости», «Литературная Газета», «Сегодня», «Московский Комсомолец» и несколько других представляли либеральную идеологию, «Завтра» и «Советская Россия» представляли коммунистов и националистов. Среди авторов этих статей - 29 ученых и писателей, 31 политик и 37 журналистов.
3 Ведущими социологическими организациями в это время были Всероссийский Центр Изучения Общественного Мнения (ВЦИОМ) и Фонд «Общественное мнение».
4 Единицей анализа был опрос. Каждая страна, упомянутая в опросе, рассматривалась только один раз, даже если она упоминалась в нескольких ответах (вопросах).
5 См. статью Карена Хачатурова «Латиноамериканские уроки» (о Латинской Америке в идеологических спорах в России). «Независимая Газета», 1 ноября 1997 г.
6 Более подробно об этой идеологии см. Дмитрий Шляпентох «Евросионизм, настоящее и будущее». Communist and Post Communist Studies (Коммунистические и посткоммунистические исследования), выпуск 30, №2, 1997 г, стр. 129-151.
7 См., например, Майкл Фол, «Опасности повернувшегося Востока», «Moscow Times», 10 февраля 1998 г.
8 В 1991-1994 г. радикальные русские националисты в горячей борьбе против российских «старых либералов» рассматривали Азию, как дружественный континент и союзника против Запада. Однако последующее поражение в Чечне в 1996 году и преобразования в Центральной Азии привели к значительным изменениям в отношении русских националистов к Исламу, мусульманскому миру и Китаю. Александр Проханов, редактор националистического издания «Завтра» и до недавнего времени твердый сторонник «Евразийской идеологии», писал в сентябре 1996 г., что «исламский и китайский мир будут способствовать» распаду России («Завтра», №35, сентябрь 1996 г.) Некоторые другие националисты выражали серьезную обеспокоенность в отношении угрозы России с Востока и Юга (см. Николай Лысенко. «Считаю своим долгом». «Завтра». №33, август 1997 г.; Алексей Подберезкин и Антон Суриков. «Иллюзии мира». «Завтра» №38,1997г.; Владимир Иорданский. «Евразийская перспектива: реальность или мираж». "Россия на новом рубеже". под ред. Никиты Моисеева и Владимира Иорданского. Москва. Апрель 1995г., стр. 264-265).
9 Подробнее о позиции либералов и Андрея Козырева см. «Есть только МИД между прошлым и будущим». «Литературная газета». 19 февраля 1997г.; «НАТО не является нашим врагом», «Newsweek». 10 февраля 1997г., вып. 129, №6, стр. 31; Константин Боровой, «От Козырева к Примакову». «Независимая газета». 6 февраля 1997г.; Александр Бовин «Горчаков, Россия и Бернард Шоу». «Известия». 21 января 1998г.; Леонид Радзиховский «Политика внутренняя и внешняя». «Новое русское слово». 20 февраля 1997г.; Анатолий Собчак «Имперская ностальгия». «Независимая газета». 13 февраля 1998г.; Игорь Александров «Натовская фракция в Думе живет и побеждает». «Комсомольская правда». 11 марта 1997г.; Алексей Пушков «Новое перераспределение геополитического пространства». «Независимая газета». 20 февраля 1997 г.
10 Владислав Стороженко писал : «Россия не может выжить, используя только свои собственные ресурсы», цитируем по книге Татьяны Заславской «Куда идет Россия?», Москва. «Аспект Пресс», 1995г, стр. 17.
11 Многие политики встали на защиту Анатолия Чубайса, когда в связи с финансовыми скандалами, заговорили о его отставке. В конце 1997 года, например, Егор Гайдар в телевизионном интервью отметил, что «нельзя убирать Чубайса из правительства, потому что тогда из России уйдут иностранные инвесторы » («Независимая газета», 31 декабря 1997г.).
12 В 1996 г. Институтом Социологии в Москве совместно с Мичиганским Государственным Университетом был проведен общенациональный опрос 1500 россиян (проект: «Страхи в пост коммунистическом мире»; директор проекта в США -Владимир Шляпентох; директор проекта в России - Владимир Шубкин). Около двух третей респондентов на вопрос: «До какой степени Вы уверены в своем будущем?» ответили отрицательно; 71% опрошенных полагали, что «внезапные и непредсказуемые экологические, политические и экономические бедствия достаточно вероятны».
13 По данным опроса Института Социологии Парламентаризма (октябрь-декабрь 1997) на вопрос «Кто управляет обществом?» 51% опрошенных заявили, что криминалитет; 25 % сказали, что Президент и бюрократия; 26% ответили, что олигархи и только 7% указали на либеральные институты. Респондентам в этом опросе было предложено выбрать более одного ответа. («Известия», 23 января 1998).
14 Большинство населения уверены в том, что союз олигархов и бюрократов продолжится, чтобы быть господствующим источником правящей власти в стране. В 1997 году опрос, проведенный Фондом «Общественное мнение», показал: 77% населения полагают, что «коррупция» продолжится (Фонд «Общественное мнение», Бюллетень от 27 февраля 1997 года).
15 Летом 1996 года наш всероссийский опрос (совместный проект Мичиганского Государственного Университета и Института Социологии в Москве) выявил, что от 60 до 70 % россиян в ближайшем будущем ожидают различные бедствия (экономические, экологические, политические), 70% россиян боятся нищеты, 67% боятся безработицы, 66 % - криминализации общества, 55% - коррупции бюрократии. Российская интеллигенция даже более пессимистична, чем народные массы. Наш контент-анализ 1000 российских статей (как либеральных, так и консервативных), опубликованных за период между октябрем 1996 и июнем 1997, привел нас к пониманию того, что 80% авторов могут быть классифицированы как «пессимисты». Эти данные не отражают «реальную» оценку и возможность бедствий, они скорее отражают общее беспокойство населения по поводу будущего.
16 Александр Илларионов и Лариса Пияшева были в числе «старых либералов», которые сохранили свои идеи в 1996-98 годах. Первый продолжал следить за обратным соотношением между объемом государственной деятельности и экономическим исполнением. (см. «Известия» №4, 1997), а вторая утверждала, что официальная экономическая политика была слишком захватнической. (Лариса Пияшева «Очередная попытка с негодными средствами», «Независимая газета» от 23 января 1998). См. так же статьи Владимира Мау, сторонника «старого либерализма», например, в «Известиях» от 13 февраля 1998.
17 Эволюция восприятия Егором Гайдаром российского общества была очень типичной. В 1992-93 годах Гайдар, лидер российских либералов, архитектор реформ, предрекал близость «нормального» и «цивилизованного» общества и просил людей только совсем недолго потерпеть (см., например, статью Егора Гайдара «Чтобы не было бедных» в «Литературной газете» от 3 января 1993 г.) Однако, к 1994-96 году Гайдар уже оценил российский капитализм, как «бюрократический», как «плохой государственный капитализм», как «коррумпированный бюрократический капитализм» и «чрезвычайно антипатичный» (см. его "Беседа с избирателями", Москва: Евразия, 1995; его «Дни поражений и побед», Москва. «Вагрус». 1996; и «Я стал влиятельней, чем до президентских выборов» в газете «Сегодня» от 23 октября 1997 г.) В книге «Аномалия экономического роста» (Москва. «Евразия», 1997) Гайдар говорил о настоящем российском обществе, как существе «олигархическом» и намекнул, что «имперская политика , смелая экономическая деятельность и широкомасштабное воровство имеют шансы быть долгосрочными факторами российской реальности.» Гайдар повторил тот же мрачный диагноз о российских олигархах в своем интервью с «Московским комсомольцем» от 15 апреля 1997 года.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?