Независимый бостонский альманах

ПРОЩАНИЕ СО ЩАМИ

01-01-1998

Alexander LevintovПрощайте, щи!

Прежде всего – прощайте, арестантские щи! Мы все в России – на правах арестантов, уже задержанных и под конвоем, но еще не осужденных, а потому терпящих пока безвинно. За что ж нас так? Арестантские щи – самая пустая затея, голый кипяток с тенями чьих-то овощей и тонкими пятнами постного масла по просторам поваренной бочки – и ничего так жадно и сладостно не естся людьми, как арестантские пустопорожние щи, все калории которых – в паре.

И мы прощаемся с покидаемой нами эпохой: кто еще цепляется полой арестантской шинели за щербатые пороги и косяки рабства, кто жмурится на свободном солнце до горючих, что те щи, слез. А в тюрьме – еще ералаш и резня, и берут на ножи старого пахана с его шестерками и выбрасывают Ленина с належанных нар, и девки малины готовы на все.

А нам легко дышится и горько вспоминается, потому что ни за что мы там сидели и, хоть суда так и не было, а выпустили нас по чьему-то указу, не то для новой жизни, не то просто умирать.

Щи – одно из самых русских блюд, древнее, дохристианское. "Кишлятина" варилась из кислых трав-дикоросов, прежде всего щавеля, в изобилии растущего на наших кислых почвах, на тощих суглинистых склонах, припадающих к лощинам и болотищам. В щах сковано древнее "сыть" – всякая еда, прокорм – щи были основой питания во времена подножного лесного собирательства. И, что ни попадя, летело в кислое варево: рыба так рыба, мясцо так мясцо, птичьи яйца так яйца, корешки и корнеплоды – все годится для щей.

И в этой неразборчивости – древняя терпимость и широта русской души: чего там? -- вали все, сварится и съестся, горячее сырым не бывает, кашу маслом не испортишь, а щи – тем паче.

Пустые (постные) – в кипящую воду бросают резаную картошку, моркошку, лучок, капустку. Строго пустые щи порой заправляют мучкой или крупкой, что там есть и осталось – пшенкой, гречкой, овсянкой, ячкой. Если не до поста, а просто голодно, то выжимают калории изо всего: обжаривают лук с морковкой на постном масле или (было в послевоенном Питере такое) рыбьем жире, заправляют готовые щи молоком, кислым молоком, сывороткой из-под простокваши, тем же маслом или рыбьим жиром. В ход идут любые овощи – свежие, соленые, квашеные, сушеные, сублимированные, мороженые -- что есть. Блаженны едоки пустых щей – им нечего терять и души их – у Христа за пазухой.

Монастырские щи – мясные ли, рыбные, постные ли, отличаются особой тщательностью. Монастырские щи немыслимы без кислого черного ржаного хлеба, обладающего незабываемым духом, тем хлебом заедают щи либо макают в щи пухлыми комьями торфянистого чернозема монастырских праведных трудов. Кто помнит сороковые, того зашатает от запаха щей с горячим черным хлебом, и он падет в раскаянии и покаянии, повалится в ноги своей судьбе и смиренно, истово помолится Богу, пусть даже в его иконостасе у Бога -- черты, усы и прищур Сталина. Монастырские щи намолены – от капустной рассады до последней щепоти соли, а потому припасть к монастырским щам, что к мощам.

Мороженые щи – это древняя традиция: замораживать щи впрок, на зиму, а потом рубить нужное количество на одну варку. Бедные наши славянские соседи поляки имеют схожее – бигос: капуста, кусочки мяса или колбасы, минимальные приправы, и все это замораживается в ямах на зиму, покрывается соломой и пользуется по мере нужды и надобности. Мороженые щи брали в дальнюю дорогу, в обозы, и на отхожие промыслы.

Свежие щи – нет, не славный борщ, ядреный и сытный, а прозрачная свежесть – русские свежие щи! Все дышит в них простотой и скромностью – и капустный ажур, и картошечка мелкой насечки, и лохмоток помидора, непременно уже потекшего, расквасившегося, свежайшей тухлятинки, и тонюсенькие чесночные палочки Коха- мяса во щах плавают тощие, нежирные, жидкими полосами и волокнами, а не кусищами. Сметана, опять же не как в борще – от пуза, а скромно, чайной ложкой, посередине тарелки. Чистота и прозрачность бульона – вот эстетика свежих щей, невести и невесты стола нашего.

Суточные щи в идеале готовятся в русской печке, в горшке, и томятся там в утихающем печном жару, сбоку от пыла, и двое и трое дней, и чем долее, тем вкусней и сытнее, насыщенней. Ах, кабы нам да не торопиться с нашим голодом! Да ртов бы поменьше!

Кислые щи из квашеной капусты -- что еще проще может быть? В отличие от свежих и прочих щей, кислые обычно густы, невпровод ложки. Есть еще квас "кислые щи" – шипучий и остро кислый, мутновато-белесый. Когда говорят "профессор кислых щей", имеют ввиду именно квас. Впрочем. и само выражение уже стало анахронизмом, и про квас тот мало кто знает и помнит, и чаще употребляют ругательства "интеллигент" и "демократ", а то и похлеще.
Общепитовские щи – беспородная и безвкусная белиберда, именуемая "щи по-уральски". Там искать самоцветы не стоит – вместо них зеленый горошек, что помет Серебряного Копытца. Как и все общепитовское, щи эти – не еда, а перерыв в работе, переход от боли в голове к резям в желудке.
Во щах может плавать любое мясо – и говядинка, и курятина, и крольчатина, и прочая убоинка, непритязательная и простая. Мне же мнится во щах головизна с ее непровариваемой жесткошкурностью, с хрущавыми хрящами ушей и пятачка, в оскале последней улыбки хрюши или хряка, с щекастыми кусманами, что не угрызешь без хрена. Хороша во щах жирная свинина, на которой мясо – лишь светлый намек с самого краю куска. Хороши и обжаренные шкурные шкварки подсвинка.
Особый разговор – о рыбных щах, распространенных в старо-северных районах. Вяленая и сушеная рыба во щах – обычное здесь дело. В ход идет и знаменитый чудской снеток, и вяленая щука, и сушеная беломорская треска, и лещ, и ладожская корюшка. Волжане не гнушаются во щах сомятины, сазанины и карпья. Баре, конечно, едали щи и с севрюжиной, но нам ли до бар тянуться?
Хороши во щах и грибы, по зимнему времени чаще сухие или соленые. Лучше всех во щах, конечно, сушеные или соленые опята, мелкая грибная сволочь. Белые, подберезовики, подосиновики, маслята, моховики – каждый по своему хорош, особенно на Великий Пост. Сибиряки, естественно, заправляют щи груздями, хрумпкими, дебелыми, упругими как грудь несозревшей девки. Щавелевые щи – самые древние. Это – сугубо сезонное блюдо. Отварил картошку, отдельно сварил яйца вкрутую, в готовую картошку бросил мытого щавеля побольше. Покрошил туда яйцо. Можно и колбаски или сосисок нарубить. Остудил кастрюлю в холодной воде – вот тебе и щавелевые щи, только молоком или сметаной осталось приправить. Наверно, можно варить и шпинатные щи, но мне это как-то западло, все равно что кисель из киви. Можно, но – зачем?
Грустно, но к счастью, что щей больше нет и не будет, что их вытесняют борщи, солянки и прочие консоме с профитролями. На днях набрал неимоверно жгучей калифорнийской крапивы, щей наварил, ем, а слезы сами накатывают: "свободен ты, свободен, зачем тебе эти щи?"
И отправил миску щей в последний путь. Прощайте, щи!
Монтерей, 16 июня 1998 года

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?