Независимый бостонский альманах

ШЕСТАЯ РОССИЯ

01-01-1998

Видит Бог: прочитав статью Валерия Лебедева (номер 79 ) «Помолимся за Россию и ее правителя», ставящую точку в затеянной с моей помощью дискуссии, я облегченно вздохнул и решил промолчать (хотя было что сказать), ибо осознал: трудно найти истину в споре, где каждый отстаивает свою позицию до последнего патрона - правда, не для себя.
Но уже потом, найдя время, чтобы прочитать там же «Пять Россий» Александра Левинтова, с некоторым опозданием осознал: конца этому спору не предвидится. Даже если всем участникам сделать вид, что это не так. И, хотя участвовать в нем дальше не было желания, я осознал и другое: не ответить нельзя. И не только потому, что автор там переходит на личности, в частности на вашего покорного.
Во-первых, скажу сразу, затеяв дискуссию, мы не договорились о терминах. Например, когда я говорю (и продолжаю настаивать), «о тихом голосе Светланы Алексиевич», я вовсе не имею в виду децибелы. Ее превосходство над нашими «пророками» и «праведниками» в том, что когда она пишет о страшных вещах происходящих в России, ее голос остается ровным, исполненным достоинства и искренней боли за всех нас. Она везде остается равной себе, никого не позволяет себе оскорбить, обозвать «грязнохватами», или как-то еще.
Возможно, ее голос следовало бы назвать интеллигентным, если бы не предельная размытость самого понятия интеллигентности, что лишний раз продемонстрировал А. Левинтов в своей статье.
Поэтому, если трудно не согласиться с ним, когда он говорит о несоединимости пяти разных Россий (хотя, на мой взгляд, их гораздо больше), о ее неминуемой гибели, и при этом позволяет себе пренебрежительный тон в адрес оппонентов, или срывается на оскорбления, называя Гайдара «свинорылым», а Ельцина и Чубайса - преступниками (номер 80), а это с головой выдает его мотив - осознанный, или нет, вопрос второй - оправдать свой отъезд из России. И прежде всего (тут он прав) перед самим собой.
Вы же видите, что там происходит! - таков истерический лейтмотив не только его статей, которые приходится читать не только в «Лебеде».
Мне уже приходилось полемизировать в октябре прошлого года на страницах «Известий» с другим эмигрантом Эдуардом Тополем, опубликовавшим там открытое письмо к Дж. Соросу. Смысл его панибратского обращения к известному магнату чем-то схож со статьями А. Левинтова. Мол для чего сейчас России, которая вот - вот загнется, ваши компьютеры? Ей, болезной, не до этого. Ее бы в хоспис устроить, или туда, где подлечат от алкоголизма...
Отсюда - растущее неприятие и недоверие к авторам этих статей, их объективности и искренности, даже в тех случаях, когда с ними нельзя не согласиться. (Впрочем, охотно верю, А. Левинтову на это в высшей степени наплевать.) Поэтому я обращаюсь не столько к нему - оправдываться в том, что он мне приписывает нет ни малейшего желания - сколько к тем читателям альманаха, кто все это читает, и при этом искренне желает разобраться в происходящем в России.
Можно как угодно относится к Ельцину, Гайдару и Чубайсу, но нельзя им отказать в главном: вместе с властью они взвалили на себя титаническую ношу, от которой все прежние правители и властители дум отказались, или разбежались. Именно им приходится сегодня расхлебывать всю грязь и мерзость, что накопилось в наших душах за три четверти века. Говорить об этом сегодня почитается дурным тоном, зато принято пенять им в духе торговки с вещевого рынка - мы их поддерживали, мы за них голосовали, а они, вероломные, не оправдали наших ожиданий. А ведь какие слова говорили, звезды с неба обещали!
Русская интеллигенция, вернее, те, кто так себя называют, всегда убивала российских реформаторов, словом, пулей или бомбой, как только те начинали их разочаровывать. И в этом нет ничего нового.
Новое лишь то, что сегодня одни предпочитают стрелять из надежного, комфортабельного укрытия откуда-нибудь из-за океана, а другие - здесь, на местах - предварительно убедившись, что им за это ничего не будет.
Теперь об «очернительстве», в котором я якобы кого-то обвиняю. Странно, что этот сугубо партийный стереотип восприятия чужой точки зрения, несогласной с официальной оценкой, прижился в столь либеральном издании, каким я всегда считал и считаю альманах «Лебедь».
На мой взгляд, есть ложь, и есть не вся правда, которая может быть хуже лжи. Все, или почти все страсти- мордасти, о которых пишут на страницах «Лебедя» и множества российских изданий- святая правда. Но не более того. Ибо, на мой взгляд, если существует недостаток, возможно есть и то, чему он служит продолжением.
Поэтому, прибегая к принятой в «Лебеде» терминологии и рискуя быть обвиненным в «лакировке действительности», в торговле «сладкими соплями» (так у А. Левинтова), что, на самом деле, индуцировано тем же «очернительством», выскажу свое суждение о происходящем в России, дополняющее картину, развернутую автором «Пяти Россий».
На мой взгляд, здесь в России одновременно происходят два взаимоисключающих процесса. И весь вопрос в том, какой из них возьмет верх. Об одном из них - ведущем к гибели, распаде, вырождении России - совершенно справедливо и постоянно пишут авторы «Лебедя». Поэтому поговорим о другом процессе, который они либо не замечают, либо не хотят замечать
Один только пример. Левинтов пишет о своих звонках в Россию, когда несчастные родственники утешают его, мол спи спокойно, десять мешков картошки на зиму заготовили. Я ему охотно верю. Наверняка так оно и есть. Но уже далеко не везде. И ему придется поверить мне на слово: в дачном поселке, за сто тридцать километров от Москвы, где стоит мой щитовой домик на шести сотках, все больше хозяев отказываются от огородов, и заводят перед домами газоны и лужайки. (Особым спросом пользуется некая канадская травка, чье название, каюсь, забыл. Может А. Левинтов напомнит?)
Речь идет не о «грязнохватах», не о владельцах трехэтажных коттеджей. А о тех, кто поднял свой садовый участок своим горбом и сегодня приезжают сюда просто отдохнуть. (В том числе, от политики и истеричных политиканов) Картошку, по-моему, уже никто не сеет. А зачем, если она всегда есть в магазинах, и окрестные жители на «жигулях» подвозят ее мешками, вместе с молоком, сметаной и овощами, прямо к дому. Откуда у бывших колхозников (которым Левинтов отказывает в возможности стать просто крестьянами) свои автомобили? Странный вопрос! Свободная торговля продуктами на рынках - источник их немалого дохода. Здесь еще помнят, как при благословенном застое, ездили за хлебом в Дубну, а картошку, было дело, на себе тащили по часу до электрички, а потом два с лишним часа до Москвы.
Я было подумал, что это благополучие царит лишь в Московской области. И специально съездил в соседнюю Тверскую область, заброшенный, забытый Богом и властями городок Кимры, где жил мой дядя, некогда спасавшийся огородом...
И увидел: нормальный городок, где рынки полны всякой всячины, цены ниже московских, где продают и покупают видеотехнику, за которую еще в 92 году в Москве убивали...
(Помню, газеты описывали: бандиты врывались в квартиры, где хозяева смотрели видео, убивали, и садились на их место, чтобы досмотреть за них, разинув рты, какой-нибудь боевик, или эротику. В таком состоянии их и брала милиция. Сдается мне, именно эту фазу развития общественного сознания еще застал, находясь здесь А. Левинтов, и сегодня экстраполирует ее на нашу и без того удручающую действительность...)
Иными словами, речь не столько о пиве и красивых девушках, о чем упоминал некто Сергей, сколько о том, что они, эти девушки уже не мечтают выйти замуж за богатенького иностранца, или «грязнохвата», чтобы уехать за границу. Они хотят ездить туда сами, в качестве туристов. (Статистика: пять миллионов из России побывали за кордоном в прошлом году. И все вернулись, вот что удивительно!)
Они видят, как многие из именитых эмигрантов возвращаются в нашу «жуть» из «нежизненной среды». Тот же Тополь уезжать отсюда не торопится, развернул здесь бурную деятельность, активно печатается, судиться с соавтором...
А главное, молодежь здесь снова устремилась к высшему образованию. В институтах большие конкурсы. Моя старшая дочь, например, поступила в этом году в МГУ, где было четыре человека на место. Младшая часами не отходит от компьютера (в котором, если не забыли, Э. Тополем ей было отказано). Она учит с его помощью английский и общается с одноклассниками по электронной почте. Их подруги и знакомые, которые побывали в Италии, или в Таиланде, наперебой зазывают ее к себе, чтобы показать снятые на видео тамошние красоты... Еще раз: их родители - это отнюдь не набившие оскомину «новые русские» (опять чуть не сказал «грязнохваты»), а те, кто, не надеясь больше на всевозможные партии и правительства, взяли судьбу своих детей в свои руки, и не жалеют средств на их образование и путешествия. (Впрочем, денег, чтобы учить их за границей, увы, у них нет. Не «грязнохваты», ничего не попишешь.)
И если, чтобы произошел этот сдвиг в их сознании, Ельцину следовало помочиться на шасси самолета, о чем не преминул напомнить А. Левинтов, то ради Бога! Именно так ему и следовало поступить.
Повторяю, я далек от мысли, что России «ничего не надо, у нее все есть, и она всем довольна», как пишет Левинтов. Более того, я полагаю, что его мрачные прогнозы вполне могут сбыться, если ей не помогать, в том числе кредитами, если ей не путаться у нее под ногами со своими пророчествами, вернее, истериками. Вопрос весь в том, какой из упомянутых выше процессов опередит в своем развитии. И либо «пять Россий» А. Левинтова возьмут верх над шестой, про которую я попытался рассказать, и мы, здесь живущие, снова ввергнемся в очередной ад, либо она успеет их объединить вокруг нормальной, цивилизованной системы ценностей. И хочется (рискуя быть причисленным к «России- мечтателей»), чтобы так оно и случилось.
Кстати, я не уехал в Америку не потому, что меня туда не пускали, а несмотря на то, что туда звали мои родственники. Ибо считал, что роме них никому там не нужен. И хорошо понимаю тех, кто нашел там свое место. Хотя не перестаю надеяться, что когда-нибудь ее увижу.
С уважением. Юрий Черняков

 

ЗАМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА

Не меняю в этом письме ничего, включая пунктуацию. Должен заметить, однако, что в тексте много неточностей, касающихся просто даже названий цитируемых статей, коим всего-то неделя отроду. Например, моя статья именуется Черняковым «Помолимся за Россию и ее правителя», в то время как она называлась: "Будем молиться за народ и его правителя". Юрий Черняков упоминает "сладкие сопли" из статьи Левинтова, в то время как там написано "стакан сладких слюней". Конечно, конечно... Это может показаться мелочью. Хотя и есть разница между слюнями и соплями. Даже чисто физиологическая, не говоря об эстетической. Но точно такие же сдвиги наблюдаются и в более важных вещах.
Юрий Черняков полагает, что Левинтов пишет статьи, дабы оправдаться в своем отъезде. Ибо - виновен. Но Левинтов так отнюдь не считает. Не усматривает за собой никакой вины. Это ведь именно прежнее советское предстваление - считать всех уезжающих предателями и изменниками. Сам Черняков такого обвинения не предъявляет, но делает это по-фрейдистски, перенося обвинение на другой объект. Нет , уважаемый Юрий, нет в этом вины. Не больше, чем при переезде в другой город. Не хочу перечислять русских писателей или композиторов, живших и писавших за границей. И не только нынешних. Но Тургенева и Достоевского назову. Никто также не называл Маркса (даже в советское время) изменником немецкого народа, поскольку он большую часть жизни прожил в Англии.
Далее, сказав, что у России есть две тенденции - одна на выздоровление, а вторая к погибели, вы тем самым должны были бы допустить право на анализ любой из этих тенденций. Лучше анализировать гибельную линию - это позволит ее избежать. Но вы-то не анализируете и вторую, радостную. Вы просто приводите примеры из жизни своих знакомых. Так дело не пойдет. Всяких случаев можно приводить хоть 147 миллионов - по числу жителей России. И даже неизмеримо больше, ибо сегодня у него бенефис, а завтра он сильно обанкротился , или его немножко застрелили. И сразу получится еще одна, притом нехорошая история. Так что не будем рассказывать друг другу байки. Они нескончаемы и ничего не доказывают.
Я люблю свой собственный пример с "Титаником". Когда он уже тонул, многие об этом не знали. И если не сказать об основной тенденции (для "Титаника") в то время, то можно было бы рассказывать, как славно выпивали те-то и те в ресторане лайнера. Да, они веселились примерно полчаса. А потом и им стало кое-что ясно.

Напоследок несколько цитат. Можете это считать очернением, но они - из российской прессы.


"Российский финансовый рынок -- в состоянии "клинической смерти". Вчера цены на все российские бумаги обрушились до небывало низких отметок. Торги в РТС пришлось остановить из-за слишком резкого падения котировок. Участники рынка потеряли веру в правительство. Все ждут развития событий по индонезийскому варианту. "Цены на все бумаги такие, словно в стране революция, а правительство уже отказалось платить по всем долгам" -- так большинство участников рынка комментировало вчерашние (от 11 августа) события. Все надежды на то, что получение кредита МВФ спасет российскую финансовую систему, оказались тщетными. Хватило одного месяца для того, чтобы рынок не только вернулся к состоянию начала июля, но и двинулся дальше вниз. (КоммерсантЪ от 12 августа).

"Республика Якутия--Саха стала первым российским регионом, обанкротившимся в результате финансового кризиса. Вчера якутское правительство объявило о том, что не в состоянии погасить облигации республиканского займа. За Якутией могут последовать и другие регионы..." (КоммерсантЪ от 13 августа).

Кошмар! Ужас! Крах фондового рынка! Именно сегодня, когда финансовая и политическая стабильность в России подвергается жесточайшему испытанию, эта новость как-то особенно громко звучит. И голоса немногих комментаторов, робко напоминающих, что в российской экономике не происходит ничего такого, что могло бы оправдать подобные катаклизмы, не могут изменить общего панического тона...
Кризис доверия к России достиг своей пиковой точки - инвесторы и спекулянты не верят в то, что государство будет гасить свой долг.
Отсюда и панические настроения, и попытки банков скупать валюту (очевидно, высок спрос на доллары и у населения). ("Известия" от 14 августа).


Не принимайте к сердцу близко. Сегодня фондовый рынок сыпется, завтра - опять полегчает. Самое главное - это все не имеет значения, ибо фондового рынка в России нет. Есть одна как бы только фантазия (Quasi una fantasia). И акции не означают ничего, кроме фантиков, при игре в которые один норовит надуть другого. Надеюсь, вы не играете в эти игры.

С уважением - Валерий Лебедев 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?