Независимый бостонский альманах

НИЧЕГО, КРОМЕ ПРАВДЫ

01-01-1998

Начиная с перестроечных времен, благое намерение наших «властителей дум» говорить народу только правду, как правило, предполагало одно лукавое и как бы само собой разумеющееся исключение: говорить носителю высшей власти правду о нем, непогрешимом, почитается за дурной тон.

И это надо признать, давняя традиция. Правду носителям власти можно было говорить только с улыбкой, то бишь шутам. Вот и сегодня, когда наш известный фельетонист и остроумец Эдуард Графов высказался в том духе, дескать народ у нас хороший, да вот электорат - плохой, остроту оценили, и тут же о ней забыли.

Но попробуйте сказать об этом всерьез! Если прежде за подобное четвертовали или колесовали, то сегодня вас вычеркнут из всех списков приглашенных, то есть, из «нашего круга».

Вот и Андрей Нуйкин в статье посвященной десятилетию некогда популярного сборника «Иного не дано» (Известия от 18 июня сего года) пишет: «Народ наш за годы большевистских селекций и вивисекций, увы, из жизнестойкого организма превратился в некую протоплазму, в... «народонаселение», неспособное к самоорганизации, к защите своих прав. И винить народ глупо, жестоко.»
Но, простите, кто, как не вполне еще «жизнестойкий организм» в 17 году допустил к власти большевиков, кто как не он позволил им вырезать свою лучшую часть, то есть одобряя и поддерживая зверства и насилие, превратившие его в «протоплазму»?

Вспомним, что те же французы, ужаснувшись, нашли в себе силы остановить якобинский террор, быть может самый устрашающий в мировой истории.

Если известный резон, что с народом, как с женщиной, обращаются так, как он это позволяет, кажется кому-то неубедительным, то обратимся к другому властителю дум, без кавычек, к Пушкину. «Сильны мы мнением народным!» - так говорят в его драме «Борис Годунов» отнюдь не депутаты нынешней Госдумы из фракции «Яблоко», и не про нынешние демократические времена.

Думается, в этом суть происходящего: при любом общественно-политическом строе - выбирали мы наших правителей, либо они сами садились нам на голову - там, на самом верху всегда пребывали именно те, кто на данный момент были наиболее адекватны, иначе говоря, кожей чувствовали всенародные чаяния и требование времени. Лучше всего это получалось у товарища Сталина. И потому его власть была самой прочной и едва ли не самой долговечной. А с престола слетали как раз те, кто это чувство утрачивал, если вспомнить того же Петра 111, Павла 1, Бориса Годунова, Хрущева, Горбачева и иже с ними. (Народное презрение к монарху, сменившее страх - первейшее условие дворцового переворота).

Сталин прекрасно понимал: на самом деле народу нужна уже не земля и воля, а все тот же барин, который приедет и рассудит. Неважно, как его теперь называют работником НКВД или секретарем райкома партии. По сути в начале тридцатых годов был заключен негласный общественный договор, преамбулой которого могла быть следующая декларация: поиграли в демократию, убедились, что это не про нас, и будет. Теперь мы, советская власть, берем ответственность за вас и ваших детей на себя. Мы будем вас кормить, учить, лечить и воспитывать. А вы, в ответ на нашу неустанную заботу, еще теснее сплотитесь. И это большинство это устроило.

Вот почему до сих не проходит тоска по любимому палачу. (Ведь он, касатик наш, казнил не меня, а моего соседа. Стало быть, уже есть за что благодарить?)
Точно также, в тридцатых, именно фашизм лучше всего отвечал чаяниям большинства в Германии. Но там нашлось кому сказать немцам правду в глаза, и нация устыдилась самое себя, проявив тем самым истинное величие.). И только наши либералы посыпают голову пеплом. Кстати, статья Нуйкина так и называется: «Винить придется только себя». Это не о народе, а о либералах, которые покаянно бьют себя в грудь, вместо того, чтобы взять за грудки гегемона и как следует встряхнуть, чтобы хотя бы опомнился, раз не получается устыдиться...

А пока что нынешняя ситуация напоминает времена окончания нэпа. Те, кто требовал свободы, не вынеся связанной с ней ответственности, теперь хотят порядка. Те же шахтеры раньше требовали приватизации шахт, теперь взыскуют национализации. И от нетерпения уже не ждут, когда барин приедет и рассудит. Едут к нему сами, к Горбатому Мосту. (Небось не 62 год, не станут, как в Новочеркасске стрелять в недовольных, кишка
тонка. Это отец родной бы не постеснялся. Потому бы сидели и не высовывались...)
Думается, не случайно Россия прошла именно тот путь, который не могла не пройти. Иного ей, действительно, не было дано. Исторические альтернативы, да, были, но не случайно они до сих пор не прижились и были отвергнуты. А в цивилизованном сообществе народов, куда мы еще недавно стремились, ведем себя, как бомж, затесавшаяся на светский раут. И маемся там среди непринужденно беседующих от желания встать в строй и вытянуться по команде смирно.

Юрий Черняков, литератор. Тел (095) 482 25 02

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?