Независимый бостонский альманах

ЦЕНТРОБАНК В РОЛИ ДОНА КОРЛЕОНЕ

01-01-1998

До 17 августа большинство сограждан было убеждено: важнейшие властные решения, которые могут отразиться на их жизни принимаются в Кремле и Госдуме.
В тот момент, когда Центробанк расширил валютный коридор и поднял во всей стране одним махом цены на треть, гражданам стало ясно, что власть финансовая затрагивает интересы реже, чем дума, правительство и президент, но уж когда затрагивает - то пробирает до костей.
Именно Банк России несет всю ответственность за девальвацию рубля 17 августа 1998 года
Повседневная кропотливая работа по управлению финансовой системой до сих пор для всех неспециалистов оставалась в тени. В то же время эту работу делали и делают малозаметные, но влиятельные люди.
За стабильность денежного обращения, за то, чтобы деньги стране всегда оставались деньгами и никогда бумажками, отвечает прежде всего Центральный банк Российской Федерации.
У менее, чем трех тысяч сотрудников аппарата правительства и у четырехсот пятидесяти депутатов Государственной Думы есть множество других задач.
У 85 тысяч сотрудников системы ЦБ других задач нет.
Девальвация национальной валюты и отказ страны платить по государственным обязательствам - два драматических события. Они имели долгую предысторию. И они дают повод еще раз и более пристально взглянуть на роль в этой предыстории ЦБ.
Прежде всего, одно совершенно очевидное для специалистов утверждение: денежная политика ЦБ действительно малозависима от правительства и даже от президента. ЦБ - один из немногих органов государственной власти сохранивший автономию и неподотчетность Кремлю.
Председатель Центробанка назначается и снимается с должности президентом только с согласия Государственной Думы. Даже для того чтобы отправить в отставку целый кабинет министров президенту не нужно ничье согласие. При назначении нового председателя ЦБ Дума может не соглашаться с президентом бесконечное число раз и эти отказы не являются основанием для роспуска Думы.
Подобный порядок - гарантия неприкосновенности председателя Центробанка.
Основной заслугой ЦБ за последние пять лет до 17 августа называли достижение стабильности рубля. Банк России действительно прекратил давать кредиты правительству в тех случаях, когда расходы исполнительной власти превышали доходы. (То есть в российской действительности всегда).
Все эти кредиты до 93-го года сводились к простому печатанию ничем не обеспеченных денег. Именно из-за этого в начале 90-х годов страна столкнулась с гиперинфляцией. И отказ от этой практики способствовал частичной финансовой стабилизации.
17 августа 1998 года Банк России перечеркнул свое единственное серьезное достижение.
Пять лет назад для сокращения бюджетного дефицита правительство начало проводить агрессивный курс привлечения денег на внутреннем рынке. Главным идеологом и вдохновителем этой политики был Анатолий Чубайс.
Для этого были созданы специальные финансовые инструменты и, прежде всего, Государственные бескупонные краткосрочные облигации - ГКО.
Отказавшись от прямого и практически беспроцентного кредитования правительства, Центробанк стал одним из основных покупателей ГКО. К началу 98-го года Центробанк вложил в ГКО половину активов своего баланса. Сто сорок девять миллиардов рублей новыми. В переводе на валютный эквивалент почти 22 миллиарда долларов.
Это долг, который правительство должно было оплатить национальному банку деньгами налогоплательщиков по очень высоким процентным ставкам. До двухсот процентов годовых при инфляции в десять раз ниже.
То, насколько глубоко ЦБ вляпался в ГКО, специалистам стало известно в начале года. Именно тогда был опубликован годовой баланс ЦБ за прошлый год.
В балансе Банка России было написано черным по белому, что в российских ценных бумагах размещена половина активов. В кругах специалистов подобную ситуацию сразу же оценили как драматическую. Это была та самая ситуация, в которой Центробанк из финансовой опоры государства превращался в одного из нахлебников бюджета. Всем дальновидным людям стало понятно, что расплатиться с собственным национальным банком по всем долгам правительство не в состоянии. А потому в долгосрочной перспективе институт ГКО - не жилец.
Именно с этого момента и наблюдался резкий рост доходности по государственным ценным бумагам. В переводе на простой русский язык это означало, что долговые расписки правительства никто не хотел брать. И кабинету приходилось все выше и выше поднимать процент по этим распискам чтобы хоть как-то привлечь инвесторов. При этом и правительство и ЦБ свои стратегические просчеты сваливало на мировой финансовый кризис, о котором на Западе забыли уже к началу 98-го года.
С начала года до в условиях стабильного курса рубля сохранялась высокая доходность государственных долговых обязательств (в рублях!) Иностранные игроки на рынке ГКО покупали стабильные рубли, вкладывали их в российские бумаги, получали доход от 50 процентов годовых до 200. Множество менеджеров инвестиционных фондов на Западе удавится за годовой доход не то что в 50-60 процентов, а в 20 процентов.
Стабильность курса рубля гарантировал ЦБ, а надежность вложений в ГКО гарантировало правительство. Подобное сочетание обязательств сажало на шпагат российский бюджет. Для иностранцев это был рай. И Анатолий Чубайс являлся главным менеджером по рекламе этого рая.
В 98-м году доходы нерезидентов (то есть иностранцев) на российском рынке ценных бумаг были столь высоки, что они с лихвой оправдали все возможные риски, включая риск девальвации и политические риски.
Но в последние пару месяцев сами иностранные инвесторы начали пугаться такой "халявы". Вложения в ГКО казались настолько выгодны, что так быть просто не могло. Это противоречило разуму и здравому смыслу. Иностранный инвестор четко уловил признаки, которыми отличается сыр в мышеловке, и сделал ноги. Возможно также, что кто-то из числа больших друзей иностранцев в российском правительстве еще и поделился информацией.
После этого, как поговаривают в банковских кругах, примерно, в июне месяце руководство ЦБ провело работу с крупными российскими банкирами и в добровольно-принудительном порядке посоветовало вложить свободные средства в ГКО. А у кого свободных средств нет - то высвободить и вложить.
Совет руководства ЦБ обязывает банкиров ко многому. И в этом он похож на совет дона Корлеоне. Когда российский банкир получает подобное предложение, то у него два выхода. Первый: сказать "да"; второй: сказать "согласен".
Банки вложились в ГКО, а 17 августа кабинет министров объявил о своем отказе их оплачивать.
Чиновники ЦБ сделали каменное лицо. Как будто так и надо. Как будто ничего не произошло. При этом первый зампред Банка России Сергей Алексашенко договорился даже до того, что это именно российские банки сами столкнулись с проблемами из-за падения котировок российских бумаг на внешнем рынке. А вот как бы ЦБ своими мерами пытается им помочь. При этом тот же Алексашенко многозначительно отметил, что помочь удастся не всем. И кто-то даже из самых крупных похоже не выплывет. Либо Алексашенко такими заявлениями преднамеренно захотел вызвать панику, либо он живет на Луне и не знает, как население привыкло интерпретировать слова властей.
Через несколько дней до некоторых голов в ЦБ все же начало доходить, что же, все-таки, они сделали 17 августа. И как запоздалая реакция, родилась идея гарантирования вкладов населения, размещенных в крупнейших коммерческих банках Сбербанком России.
В ЦБ решили, что Сбербанк будет представлять гарантии населению под залог акций крупнейших российских банков. В это время в Москве было дождливо и холодно. Поэтому такие решения сложно списать на пагубное влияние жары.
Факты свидетельствуют, что из всех коммерческих банков после 17 августа 1998 года в наиболее критическом положении находится Сбербанк Пресловутый портфель ГКО составляет в активах Сбербанка точно такие же 50 процентов как и активах ЦБ.
Отказ правительства платить по своим долгам означает, что половина активов Сбербанка превратилась в воздух. В этой ситуации Сбербанк не может никому и ничего гарантировать. Если все вкладчики Сбербанка завтра придут за своими деньгами, Сбербанк не вернет и половины того, что должен сам. О возмещении долгов других банков просто не может быть и речи.
Рассуждая о каких-то возможных гарантиях со стороны Сбербанка, чиновники ЦБ просто "гипнотизируют" население. Но для тех, кто без малейших сомнений и колебаний уже повысил цены в стране на треть, не составит никаких проблем просто заморозить вклады граждан в Сбербанке до лучших времен. Специалисты не исключают подобной возможности.
Одной из задач национального банка в развитых странах Запада является всемерное создание условий для сокращения наличного денежного оборота. Чем больше безналичных денег, тем проще правильно взимать налоги. Тем выше скорость денежных потоков в экономике. И тем проще государству противодействовать отмыванию криминальных доходов.
Другой задачей является поддержание разумного соотношения денежной массы и ВВП.
Третьей - поддержание стабильности национальной валюты.
Банку России было некогда предпринимать меры по решению стратегических задач. Вместо этого он занимался ГКО. И между прочим как крупнейший игрок рынка получал неплохие доходы.
Доходы самого ЦБ не направлены на укрепление бюджета. Восемьдесят четыре процента доходов за прошлый год ЦБ потратил на обеспечение своей деятельности. Сюда вошли выплата заработной платы и так называемые операционные расходы.
Средняя зарплата в системе ЦБ 1200 долларов в месяц
Официальный счет прибылей и убытков Банка России показывает, что доходы ЦБ за 97-й год составили 17 триллионов рублей или почти 3 миллиарда долларов по прежнему, стабильному еще курсу. Треть этой суммы - более миллиарда долларов - потрачено на выплату заработной платы сотрудникам Банка России. Таким образом, средняя зарплата в системе ЦБ включая дворников, шоферов, уборщиц и санитаров в ведомственных санаториях составила 1200 долларов в месяц.
На операционные расходы пришлось еще более миллиарда долларов. В кругах специалистов известно, что то, насколько вольготно чувствует себя банк, определяется среди прочего соотношением суммы, направленной на выплату заработной платы и суммы, потраченной на проведение операционных расходов.
В системе Госбанка СССР это соотношение составляло от 6 до 10 процентов. Сегодня редкий коммерческий банк может позволить себе соотношение выше 15 процентов. Это уже считается неразумной роскошью. В системе нынешнего Банка России это соотношение составляет 100 процентов или один к одному.
Из-за всего этого при доходах в три миллиарда долларов чистая прибыль ЦБ составила смехотворную сумму в 500 миллионов долларов и лишь половина этой суммы согласно закону была зачислена в доход бюджета. Другая половина пополнила фонды банка России и была опять же израсходована им по своему усмотрению. Но даже это в условиях разваливающейся финансовой системы имеет значение больше морально-этическое значение, чем экономическое.
Если в стране все в порядке, то не так уже важно то, что национальный банк располагает зданиями, сооружениями и прочими основными фондами на фантастическую сумму в 26 миллиардов новых рублей. Это пансионаты, дома отдыха, больницы, гаражи, ателье, жилые дома и так далее. Скромно, но со вкусом. На четыре с половиной миллиарда долларов.
Если бы в стране все было в порядке, то не так уже важно, что Банк России создал собственный пенсионный фонд в размере более двух миллиардов рублей. Этот фонд предназначен для поддержания спокойной старости сотрудников системы ЦБ. Средствами этого фонда, расположенными на отдельных счетах, Банк России вел профессиональную игру на рынке государственных ценных бумаг в интересах обеспечения социальных льгот своим работникам. Интересно, использовалась ли при этом при принятии инвестиционных решений служебная информация?
Если бы в стране было все в порядке, то разве важно, что за каждым начальником управления ЦБ закреплен персональный автомобиль? А этих управлений никак не менее пятидесяти. А сколько структур обеспечения, в которых есть начальники приравненные к этому рангу, - не подсчитает ни один аудитор. В системе Госбанка СССР персональной машиной пользовались только председатель и пять зампредов. Они ездили в ЦК, которому подчинялись.
Куда ездит в таком количестве нынешнее руководство Центробанка, которое не подчиняется никому, остается загадкой. Во всяком случае когда чиновники правительства хотят решить какой-то вопрос, они сами приезжают в Банк России.
Если бы в стране было все в порядке, то было бы не так уже важно, что ЦБ предоставил своим сотрудникам потребительский кредит на 300 миллиардов старых рублей на долгий срок (до 15 лет) и под символический процент.
Справедливости ради надо отметить, что Центральный банк без оглядки тратит деньги не только на себя. Исторически с советских времен Центральный банк владеет крупными пакетами акций шести зарубежных банков. Это Московский народный банк в Лондоне, Эро-Банк в Париже, Донау-банк в Австрии, Банк международных расчетов в Швейцарии, Юнайтед-банк в Люксембурге и Хандельс-банк в Швейцарии. (Сегодня кстати, эти банки очень удобны для того чтобы обиженные иностранцы, которым не возвращают деньги, наложили через суд арест на заграничное имущество ЦБ).
Когда-то эти банки занимались обслуживанием интересов внешнеторговых организаций, партии и КГБ. Они были созданы специально как подсадные утки. Потому что напрямую с Россией на Западе никто не хотел иметь дела.
Прошло время и значимость этих банков для российских стратегических интересов за рубежом стала ничтожной. Сами банки убыточны и почему это так - понятно ребенку.
Они продолжают существовать только за счет постоянной подкачки из России. В прошлом году в эти как бы иностранные финансовые учреждения Банком России было вкачано более миллиарда долларов. Это, примерно, по сорок рублей с каждого жителя страны, включая грудных детей и стариков. Между прочим, налоги эти иностранные дочерние банки платят по полной программе. Правительствам Англии, Франции, Германии, Швейцарии, Люксембурга и Австрии. Рациональное объяснение только одно. Центральный банк России живет настолько хорошо и независимо, что миллиард долларов туда и миллиард долларов сюда для него не деньги.
Но даже это было бы не столь критично, если бы к проводимой ЦБ стратегической денежной политике нельзя было бы предъявить претензий. И никому не лучше от того, что такие претензии предъявить можно.
ЦБ не достиг практически никаких успехов в вопросе обезналичивания денежного обращения. Напротив, проведенная деноминация рубля подорвала доверие к банковским депозитам. То же самое касается валютных сбережений. За прошлый год в страну было ввезено 37 миллиардов долларов. На счета в банки размещено едва ли 10. Это просто означает, что остальные деньги осели на руках. В лучшем случае они изъяты из денежного обращения, в худшем случае - эти деньги пополнили криминальные и полукриминальные финансовые потоки.
Обратим внимание, что все это произошло еще в условиях относительно стабильной финансовой системы и устойчивого курса рубля к доллару. Теперь, когда ЦБ и кабинет разрушили эту стабильность, ситуация многократно ухудшится.
Круг замкнулся и оказался петлей на шее
Своей прежней политикой Центробанк загнал и себя и российскую финансовую систему в угол.
Неприлично маленькая денежная масса стала одной из главных причин спада производства. Спад производства - причина того, что у государства нет денег, и это породило кризис государственных финансов.
И в конце концов финансовый кризис навязал Центробанку девальвацию рубля. Девальвация свела на нет все усилия по стабилизации, предпринятые в последние годы. Круг замкнулся и оказался петлей на шее. Девальвация рубля несколько облегчает положение правительства и естественных монополий, но больно бьет по системе коммерческих банков и по гражданам. Отказ от выплат обязательств по ГКО бьет по банковской системе с другой стороны.
Внутренний рублевый долг правительства после девальвации становится меньше. Рублевая выручка экспортеров энергоресурсов - больше. "Газпром" без проблем сможет построить еще одно шикарное офисное здание. А может быть даже купит "Роснефть".
За все это заплатят граждане и коммерческие банки. Граждане - потому для них станут дороже импортные товары. Коммерческие банки - потому что ими принято много депозитов в валюте, а выдано много кредитов в рублях.
Впрочем, некоторые крупные банки, такие как ОНЭКСИМ и МЕНАТЕП, может быть еще и выиграют. В состав этих банковских групп входят крупные предприятия-экспортеры энергоресурсов - СИДАНКО и ЮКОС соответственно. Экспортеры могут возместить то, что потеряют собственно банки.
Для российской же экономики в целом последствия резкой девальвации будут однозначно негативны. Доверие к рублю будет подорвано. Заставить денежную систему работать на отечественную экономику станет еще сложнее. Расходы государства от этого не уменьшаться. За просчеты финансовых руководителей в конечном счете заплатит общество.
Впрочем, и за индексацию зарплаты ответственных госчиновников тоже заплатит общество. Больше платить некому.

---------------------------------------------------------------------------
Национальная служба новостей 7 (095) 232-3646, факс 7 (095) 333-4334
Ваши комментарии и предложения будут с интересом встречены по адресу newsroom@nns.ru
Рекламно-коммерческая служба 7 (095) 232-3647, факс 7(095) 232-3647

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?