Независимый бостонский альманах

БЛАЖЕННЫ НИЩИЕ. . .

01-01-1998

Severodvinsk
Август нынешнего года для Северодвинска выдался урожайным на юбилеи: 5 августа - 65 лет Северному флоту, 11 августа - 60 лет городу, 24 августа - 445 лет со дня высадки на наши берега английского мореплавателя Ричарда Ченслера, с чьим приходом сюда, как высечено на мемориальной доске, начались отношения России с Англией.
Свидетелем этой встречи был Николо-Корельский монастырь, имеющий шестивековую историю, сохранившийся и поныне, но - увы! - в изрядно пострадавшем виде.
Он находится на территории одного из монстров российского судостроения и вряд ли будет восстановлен даже в ближайшие десять лет.
А будет ли восстановлен в ближайшие десять лет Северодвинск, Государственный Российский Центр Атомного Судостроения?
Иду по городу.
Еще не убраны украшения улиц после празднования Дня Города, но лица горожан больше соответствуют хмурой погоде, нежели ярким флагам и плакатам.
На центральной площади глумливо тычет перстом в никуда зловещий идол, мощи которого гниют в каменном капище Мавзолея. Идола замечать уже перестали - куда более тяжкие думы гнетут нынче северодвинцев.
Предприятия, ради которых город был построен, годами работали на оборону, но расходы на оборону урезали, город потерял заказы, и, следовательно, необходимую финансовую подпитку.
В городе нет другой промышленности, кроме судостроительной, все остальные предприятия и организации выполняют служебные функции, все они, так или иначе, завязаны на ВПК. Если на заводах не платят зарплату - прекращается торговля. Нечем платить налоги - не пополняется бюджет, тысячи бюджетников - врачей, учителей, государственных служащих тоже не получают деньги. Москвичи с горечью говорят: "У нас зарплата в 500 долларов считается очень приличной". Какие 500 долларов?! У нас зарплата в 500 рублей, если ее платят вовремя, считается очень даже приличной. Сотни безработных обтирают пороги бесконечных учреждений в надежде найти хоть какую-нибудь работу.
Но работы нет.
Спасают от голодной смерти огороды. Летом, особенно в выходные дни, город пустеет - все отправляются на дачи, где с утра до ночи копошатся на крохотных участках, пытаясь ублажить неплодородную болотистую землю и запастись картошкой на зиму.
Эта картошка, временами, станет их единственной пищей.
Продукты длительного хранения (мука, сахар, макароны) закупаются мешками в редкие дни обладания заветными хрустящими купюрами. В эти дни магазины и рынки, обычно полупустые, наполняются народом. Такие светлые для торговли дни продолжаются недолго.
Денежный круговорот свершается сверхбыстро, и снова наступает финансовое затишье. Коммерсанты, торгующие на город, хватаются за голову - они беднее уборщиц с московских вокзалов. Только подпольные торговцы спиртом никогда не остаются без выручки. Несут к ним свои последние рубли озверевшие от безденежья граждане.
Похмелье придет завтра, завтра они пересчитают жалкие гроши в своих кошельках и будут прикидывать - дадут на следующей неделе какой-нибудь аванс или нет.
А зарплату не платят. Раз в месяц, а то и в два, кинут подачку в сто рублей - живите, как хотите.
Руководители ГРЦАС бодро сообщают радостные вести: на фарватере, судоходство на котором в последние годы практически замерло, ведутся дноуглубительные работы для прихода на ремонт авианесущего крейсера "Адмирал Ушаков".
Ожидается прибытие атомного ракетного крейсера "Адмирал Нахимов". Успешно развивается сотрудничество с АО "Росшельф" по производству морских платформ для северных нефтяных и газовых месторождений.
Но все это - госзаказы, а государство не спешит пополнить казну северодвинских предприятий. И где гарантия, что работы будут оплачены вовремя, а люди получат заработанные деньги?
Задолженность федерального бюджета, только по компенсациям в топливно-энергетической системе, на сегодняшний день составляет более 100 миллионов долларов.
В преддверии зимнего сезона эта цифра ужасает.
Город находится на грани топливной катастрофы.
Зиму 97-98 года он кое-как пережил, но с температурой 8-10 градусов в помещениях (при более, чем двадцатиградусных морозах, которые, как назло, продолжались с декабря по март). Закрывались школы, заводские цеха, промерзали и лопались трубы.
Нынешняя зима обещает быть не менее суровой.
Конечно, кое-что и радует.
Общее безденежье, как это ни парадоксально, приносит и добрые плоды: поскольку большинство родителей не в состоянии отправить детей учиться в институты других городов, стремительно развивается высшая школа. Вступительные конкурсные работы в местные ВУЗы, по оценке экспертов, значительно превышают по сложности аналогичные московские.
Соответственно, среднее образование дается тоже на высоком уровне. Абсолютно все школы, даже специализированные - бесплатные (не считая мизерных, порядка 15 долларов в год, сумм на хозяйственные нужды).
Что касается производства, то среди всех судостроительных предприятий бывшего Советского Союза только Северодвинску удалось сохранить прежний технический уровень и технологические возможности для создания сложных объектов. Благодаря этому развивается прямое сотрудничество с другими государствами:
Создано совместное предприятие с британской фирмой "Халлибуртон" по производству морских платформ для месторождения "Приразломное" и систем ранней добычи нефти "Харьяга";
С прошлого года ведутся работы по ремонту индийской подводной лодки; Приезжавший недавно арабский шейх, член королевской семьи, высказал интерес к возможному сотрудничеству. Это вселяет хоть какой-то оптимизм и дает надежду, что город, продолжающий сопротивляться кризису, не настолько мертв, как заявляет губернатор области, но все это капля в море, по сравнению с тем, на что рассчитаны мощности заводов, по праву считающихся гордостью русского судостроения.
Но это пока не облегчает жизни жителям города. И до тех пор, пока в стране бардак, положение вряд ли изменится.
У меня нет статистики самоубийств, но я знаю, что очень хороший и уважаемый врач повесился от того, что был не в состоянии прокормить семью.
Я знаю, как умерли старички, получив пенсию, которую бог знает сколько времени задерживали. Они купили продукты и просто поели. Их организмы не выдержали нагрузки после длительного голодания. Я видела бледных детишек, которые вот-вот начнут пухнуть от дистрофии. Я каждый день вижу других детишек, которые вместо школы моют автомобили на оживленных перекрестках.
И это - один из важнейших стратегических центров страны.
Я погрешу против истины, если скажу, что все это творится только в Северодвинске. К сожалению, нет. Это происходит по всей России, кое-где и хуже.
Еще в 1993 году единственный здравомыслящий российский политик Григорий Явлинский говорил: "Когда правительство, несмотря на провал своих планов, продолжает уверять меня в том, что появились отчетливые симптомы выздоровления, я расцениваю это не как демократические отношения между властью и народом, а как цинизм и вздорное упрямство безответственных людей, играющих со слишком серьезными для игры вещами".
Доигрались - вот-вот грянет кровавый бунт.
И я каждый день опасаюсь того, что какой-нибудь одуревший от голода, водки и отчаяния работяга взорвет себя на подводной лодке.
Это будет почище Чернобыля.
А Президент, с каждым днем все больше и больше напоминающий Брежнева, твердит: "Ситуация под контролем".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?