Независимый бостонский альманах

НЕ НАДО ТЕРЯТЬ В ДЕМОНСТРАЦИИ БУКВУ "Т"

01-01-1998

На этой неделе в Москве прошла крупнейшая художественная акция. Причем саму акцию заметили все, но никто не понял, что она художественная. Речь идет о демонстрации 7 октября. Она ярко продемонстрировала слабость культурной политики КПРФ.
Товарищи, так нельзя. Дело было пущено на самотек, и в результате акция была провалена и в мелочах, и в главном.

Основа демонстрации -- маршрут. Конечно, советским демонстрациям была присуща почти скандальная архаичность ритуала. Здравствующий лидер взбирался на труп Ленина и оттуда показывался народу. Но ведь это работало. Демонстрация есть метафора пути к истине. Вид Ленина, восстающего из гроба в виде Брежнева, был прямым воплощением формулы "верую, ибо абсурдно". Это то, что нужно.

Вы пустили колонны к Васильевскому спуску, где стоял Шмаков. Трибуну расположили по образцу мавзолея, сбоку от демонстрантов, но это тупой буквализм. Ведь им было некуда идти. Раз дошли, нужно что-то делать. Надули бы большой воздушный шар с надписью "Ельцин" и лопнули его. Или сложили бы пирамиду из камней народного протеста. Можно придумать, было бы желание.

Дальше, оформление улиц. Нужно же думать, где вы ведете людей. Например, группу демонстрантов под лозунгом "Евреи, езжайте в Израиль!" поставили на Ордынке под объявлением агентства, предлагающего туры в Тель-Авив. Совсем не тот смысл получается, товарищи. Рекламный, а не протестный.

Наглядная агитация. Ее количество на единицу митингующих превышало советские нормы, но качество оставляло желать лучшего. Она делилась на два типа: реликвии советского времени и самодельные плакаты. Здесь можно было увидеть подлинные раритеты типа переходящего красного знамени дому образцового коммунистического содержания, но использованы они были бездарно. Товарищи, если у вас есть такие вещи, их надо нести все вместе как передвижной музей. Иначе возникает ощущение страны, где одни украли заводы, фабрики, деньги, а другие -- значки, флажки и ленточки, и теперь вторые протестуют против первых.

Что же касается вновь написанных плакатов, то от свободного творчества масс по изготовлению наглядной агитации неприлично разило самодеятельностью. Речь идет и о шрифтовом исполнении, в котором ощущались коллизии безнадежного сражения пенсионеров с плакатным пером и засохшей тушью, и о поэтическом наполнении лозунгов. Возьмем, например, "Денег нету -- Ельцина к ответу". Ну первая попавшаяся рифма, к тому же очень бедная. Серьезная мысль -- и такое частушечное оформление. Или "наше ФУ МВФу". Бывает, иногда придумаешь какую-то чушь, и она кажется тебе остроумной, а на самом деле -- чушь. Надо посоветоваться, а бедный пенсионер ее смакует, посмеиваясь, пишет плакатным пером (здорово я их прищучил), потом выносит эту поделку на суд зрителей и -- конфуз. Где инструктора райкомов? Надо мягко объяснить товарищу, что плакат у него очень хороший, смешной, но сейчас не тот момент.

Транспаранты сочетали в себе народный юмор и глубокую информированность о международном положении: "Ельцина -- на рельсы, Чубайса -- на сук!", "Клинтона -- в отставку за Монику, Ельцина -- под суд за Россию!", "Ельцину и Колю -- одну судьбу!".

Традиционные лозунги об отставке Ельцина были "разбавлены" и оригинальными плакатами вроде "Меняю Ельцина на Лукашенко с доплатой" и "Примаков! Сверни курс! Не лижи зад Ельцина и Запада!". Одна старушка ходила в толпе с внучкой, в руках у которой был маленький транспарант с надписью: "Денег нет и нет конфет -- нам не нужен такой дед!"

Зато Рязанская область отпротестовала на полную катушку. В областном центре около 8 тыс. манифестантов несли плакаты на все вкусы ("Спасибо Госдуме за то, что дали пинка Черномырдину!", "Ельцин, хватит мучиться, лучше не получится!", "Борис Николаевич, выпусти руль -- страна в кювете!"), а один активист принес соломенное чучело Ельцина с картонной медалью "За развал России" на груди. В конце концов чучело сожгли под одобрительные крики присутствующих. А прибывший из Москвы председатель Союза офицеров Станислав Терехов призвал "ликвидировать режим, а заодно и его главаря Ельцина", действуя при этом "мирно и без выстрелов".

В Саратовской области с режимом боролся вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин. Послушать его пришли около 6Ђ7 тыс. человек с лозунгами "Ельцин, уйди, надоел!" и "Аяцков -- вор!". Помянутый недобрым словом губернатор Дмитрий Аяцков выступил на митинге, неожиданно сообщив, что "сегодня в городе праздник". А на критическое замечание коммунистов, что у народа не праздник, а, можно сказать, горе, быстро нашелся: "Всем очевидно, что пришло время отправлять Ельцина на пенсию. А когда провожают человека на пенсию -- это всегда праздник". Правда, через пару часов губернатор, видимо, осознал, что сказал что-то не то, и поспешил объяснить журналистам, что никогда в жизни не поддерживал требований об отставке Ельцина.

Выигрывали лозунги профсоюзов -- синий фон, белые буквы, шрифт Arial Cyrilic. Но содержательно они были ниже всякой критики. "Поднимем минимальную оплату труда до уровня прожиточного минимума, то есть достойную зарплату рабочему человеку". Товарищи, это же мысль, а не лозунг. Не может быть в лозунге выражение "то есть". Вам нужен редактор. А кроме того, белый текст на синем фоне -- это компьютерный дизайн в гамме Norton Commander. Программа устарела, сегодня все работают в Windows.

Посмотрите исторический материал. Возраст. Тела демонстрантов -- главный материал художника. Есть у вас старики -- пускайте вперед. Посмотрите, как это гениально сделано у Репина в "Крестном ходе". Есть молодые -- разденьте их и организуйте в строй, как это гениально сделал Родченко. А мешать их вместе -- так все выглядят пожилыми.

Можно списывать ваше халатное отношение к обязанностям на то, что это была акция протеста, а не советское шествие. Но ведь массы сами собой сбивались в демонстрацию. Много лет ходя на них, они так привыкли, что исполняли свои роли почти автоматически. Каждый оказавшийся на акции протеста мгновенно опознавал ее как традиционный советский парад.

Но испорченный из-за отсутствия грамотного постановщика. Единственным дизайнером акции выступила милиция, которая пустила вперед демонстрантов с синими флагами, а вослед -- с красными. На Васильевском спуске получилось вроде бы неплохо в колористическом отношении -- в центре синее пятно, окруженное красной волной. Как хризантема. Не наоборот -- что жалко. Эстетически красное, окруженное синим, было бы ярче.

Вы проматываете большой стиль советского парада. Получается не парад, а его деконструкция. Деконструкция -- это не ваше, это чуждое вам буржуазное искусство, не надо на него ориентироваться. Илюхин после демонстрации негодовал: мы четыре месяца готовили эту акцию, а профсоюзы предали. Товарищ Илюхин, начните с самокритики. Четыре месяца! Да за это время можно было поставить парад уровня открытия чемпионата мира по футболу в Париже.
Через день после народной демонстрации ( 9 октября) патриарх Алексий II произвел свою демонстрацию спасительных для России сил.
По его инициативе в Свято-Даниловом монастыре встретились политики, чиновники и деятели культуры. Мероприятие назвали "Соборная встреча 'Россия: путь к спасению'".
Однако на призыв Алексия II откликнулись не все приглашенные. А каждый, кто пришел, преследовал свои цели. С подробностями -- РОМАН КОСТИКОВ.
За полтора месяца кризиса в России все публичные политики успели высказаться по поводу спасения страны. Вчера определился со своей позицией и патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Чтобы привлечь внимание к своей роли миротворца, патриарх, как обычно, призвал к диалогу разные политические силы.
В Свято-Даниловом монастыре встретились по приглашению Алексия II почти все ветви власти: правительство по поручению Примакова представлял первый вице-премьер Вадим Густов, Думу -- Геннадий Селезнев, Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов, Сергей Бабурин и другие депутаты левой ориентации, губернаторов -- Юрий Лужков, Аман Тулеев и Владимир Яковлев (Егор Строев приехать не смог). Начальник управления по внутренней политике Андрей Логинов представлял администрацию президента, многочисленные военачальники -- Генштаб, а Никита Михалков и Екатерина Васильева -- культуру.
Пришедшие с самого начала внесли некоторый разброд в четкую организацию встречи -- каждый садился не туда, где стояла табличка с его именем, а туда, куда хотел. Никита Михалков оказался между Владимиром Жириновским и Виктором Черномырдиным, Геннадий Зюганов сел напротив, рядом с Аманом Тулеевым.
"Церковь не может оставаться безучастной к тому, что происходит в стране,-- для начала сообщил патриарх собравшимся,-- надо определить, следует ли, а если следует, то как, преобразовать систему государственного устройства, чтобы обеспечить большее представительство интересов и чаяний различных слоев общества при выработке судьбоносных решений". Как обеспечить это представительство, патриарх не сообщил, предложив высказываться присутствовавшим. Все охотно откликнулись.
Первым слово взял Селезнев. Нетрудно догадаться, что по его рецепту, чтобы обеспечить большее представительство интересов при принятии решений, следует существенно расширить полномочия Госдумы и премьер-министра.
В ответ Густов заверил всех, что правительству известно положение дел в стране и оно будет всячески выправлять ситуацию. Он даже предложил подумать о заключении своего рода "пакта Монклоа" (испанский вариант договора об общественном согласии, принятый после смерти Франко и позволивший похоронить франкизм и перейти к демократии).
Лужков (кстати, только он и Жириновский выступали без шпаргалки), стуча кулаком по столу, принялся клеймить неудачную приватизацию, уведомил собравшихся о том, что "сегодня назревает бунт", что главная проблема сегодняшней власти -- продать страну. Что им разработан законопроект о защите русского языка и российской культуры, что он абсолютно независим от властей и призывает поддержать правительство.
Геннадий Зюганов, приведя ужасающие цифры падения общества, напомнил, что Россия -- страна соборная, поэтому необходимо созвать собор и с его помощью изменить Конституцию (естественно, ограничив власть президента).
Владимир Жириновский выступил на свою собственную тему -- о защите православных сербов. Чтобы защитить их, лидер ЛДПР предлагает пригрозить Западу бомбардировками. Именно это спасет, по его мнению, Россию, ибо тогда Запад живо выделит деньги.
Никита Михалков, категорически высказавшись против отставки президента, посетовал, что все призывают к переговорам, но никто не хочет договариваться первым. Все выступления предыдущих ораторов известный режиссер назвал "шифрованием пустоты".
Каждый говорил о своем и не хотел слушать других, и в этом заключалась как раз демонстрация единства всех ветвей власти, церкви и общественных организаций.
Ъ от 9 и 10 октября, с добавлением из других N.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?