Независимый бостонский альманах

ПУСТЬ ЧЕЛОВЕК ИДЕТ С БОГОМ

01-01-1998

Видишь, человек, цепочку из двух пар следов?

Одна цепочка - твои следы. А вторая - мои.
Я всегда сопровождал тебя в трудные минуты твоей жизни.
- Ты обманываешь меня, Господь Вот здесь, здесь, посмотри,
одна цепочка!
Я помню, это было самое трудное для меня время,
и Ты меня тогда оставил!
- Нет, сын мой. Это мои следы. Я тогда нес тебя на руках.

 

auresiboКакое дело нам до того, как устроена Вселенная и одна ли в ней человеческая цивилизация, или много? Но раз одни спрашивают, другие отвечают, а государство даже выделяет деньги на такие фундаментальные исследования, как прослушивания космоса с целью обнаружить сигналы космического разума (проект SETI Франка Дрейка - автора формулы по вычислению вероятности существования внеземных цивилизаций и астронома, ныне покойного, Карла Сагана на крупнейшем в мире радиотелескопе Аресибо в Коста-Рика в 60- 70 годах), то, стало быть, есть дело. Не буду обсуждать какое. Примем как данность.
И вот астроном, профессор Юрий Липунов, дает свою версию про устройство Вселенной и даже приводит доказательства существования Бога. Это мощно, как сказал Гитлер Вернеру фон Брауну, когда тот показал ему запуск ракеты ФАУ-2.
Мощно наш автор про все написал. На определенном уровне даже и спорить нельзя. Но на определенном - можно. Скажем, с точки зрения не метафизики и теологии, а просто в рамках самой космологии с примесью философии астрономии уже немножко можно. Есть мелочи вроде утверждения, что сейчас для проверки теории Великого объединения "Нет своего опыта, аналогичного опыту Майкельсона-Морли, потребовавшего нового представления о пространстве и времени". Дело в том, что историкам науки давно известно: этот опыт не сыграл никакой роли для возникновения специальной теории относительности. Да и сам Эйнштейн в пионерской работе "К электродинамике движущихся тел" (1905) не ссылается на этот опыт, а в автобиографии (1949 г.) пишет, что не помнит, знал ли вообще в 1905 году об этом опыте. Опыт Майкельсона упоминается в учебниках исключительно для педагогических целей - так легче понять логику открытия, хотя на самом деле логика исходила из чисто теоретических положений - принципа относительности в связи с одинаковостью проявлений электромагнитах процессов в инерциальных системах отсчета.
Но обратимся к главному.
Почему нет признаков деятельности Сверхцивилизаций?, - спрашивает Липунов. То есть, почему мы не видим цивилизаций III типа (по классификации И.С. Шкловского), таких, которые овладели энергией в масштабах своей галактики и которые поэтому со стороны воспринимаются как некие "космические чудеса" ? Другими словами, в галактике, в которой засела Сверхцивилизация, должны происходить необъяснимые только законами природы. явления
Ответ на эту загадку напрашивается совсем не такой, какой дает Липунов, когда пишет, что "Молчание Вселенной можно объяснить, предположив, что технологические сверхцивилизации попросту не возникают. Почему? Возможны два ответа: из-за потери интереса к технологическому развитию или гибели."
Ответов даже целых три, а с приводимыми выше двумя будет пять.
Первый. Потому, что время еще не дозрело. Вот если бы Вселенная существовала в нынешнем состоянии бесконечное время, тогда, конечно, Липунов был бы прав. Но нынешняя Вселенная возникала всего-то 10-15 миллиардов лет назад.
Далее, жизнь может появиться только около звезд второго ( или последующих поколений). Стало быть, для того, чтобы дорасти до разума, а потом и до цивилизации хотя бы земного типа (I типа, по классификации И.С. Шкловского), нужно порядка 5 миллиардов лет (столько лет Солнцу и планетной системе). Плюс-минус миллион лет по порядку величины ничего не изменит в сроках возникновения цивилизации III типа. Ибо овладение энергетикой в масштабах галактики означает расселение этой цивилизации по всей галактике, что займет не миллионы, а миллиарды лет. Невозможно получать и потреблять энергию, эквивалентную сотням миллиардов (!) звезд в размерах одной планеты. Это примерно тоже самое, что отапливать квартиру ядерными взрывами у себя прямо на дому.
И вот путь от цивилизации первого типа к цивилизации II (энергетика в масштабах материнской звезды), а потом и к III вполне может потребовать многих сотен миллионов, если не миллиарды лет. То есть, это вполне космические сроки. Так что малость подождать нужно. cosmos8
Если это кажется неубедительным, можно принять постулат автора о том, что разбежка всего в пару миллионов лет (а не в миллиарды) разделяет цивилизации I и III типов. То есть, мы и эти Сверхцивилизации современники, просто они чуть раньше (на миллиончик-другой лет) возникли. Тогда, извольте, второе возражение. Вполне может оказаться так, что эти самые сверхцивилизации существуют и мы наблюдаем их деятельность, но в силу парадигмы самой науки интерпретируем все это в категориях естественных природных законов. Скажем, взрывы сверхновых. Ради Бога, считайте это физическими экспериментами братьев по разуму. Или их технологией, - допустим, они таким образом пополняют свою промышленность энергией и , заодно, тяжелыми элементами. Берут, понимаете, и подрывают подходящую звезду с массой во много солнечных. Инициируют каким-то образом процессы убыстренного выгорания водорода (синтеза протонов в альфа-частицы) ) в ее недрах и учиняют после падения внутреннего давления мощный коллапс, с использованием хорошо им известной гравитации. Или, загадка квазаров. Пусть это будут отопители и осветители неких далеких сверхцивилизаций.
Конечно, в этом предположении дико нарушаются принципы "презумпции доказанного" (доказывать некое положение должен тот, кто его выдвинул, а не опровергать все прочие). И нарушается попперовский принцип фальсификации (теория, которую в принципе нельзя опровергнуть, то есть указать пределы ее применимости, не является научной). И ладно, ведь эти же принципы нарушаются и нашими авторами. То есть их вроде бы, нехорошо нарушать в научной теории, а в мета-научных, философских и спекулятивных вполне можно. Без этого и философии никакой не будет. Равно как и игры мысли. Так что второе возражение выдержано в тех же канонах, что и посылка Липунова про шестые-десятые измерения, где и находится Тот свет..
Третье возражение. Да, вполне возможно, что земная цивилизация является единственной и неповторимой. Как Беатриче у Данте. Другими словами, мы одни. Этот тезис рассматривается Липуновым, но отвергается - именно на основании того, что как же так, в такой огромной , притом однородной и изотропной Вселенной (то есть - с одинаковыми свойствами в разных направлениях и в любом месте - это допущение называется совершенным космологическим постулатом) мы вдруг одни. Не может быть! Тем более, что сейчас космический телескоп Хаббл открыл воочию пару планетных систем. Причем одну планету недавно. Она, правда, чересчур огромная - побольше Юпитера, и с трудом удерживается, чтобы не стать самосветящимся телом (то есть - звездой), но все-таки планета. Огромный газовый шар. Однако, лиха беда начало. Потом усмотрят и поменьше, и даже планету земного типа. А там где есть планеты, там, хоть где-нибудь, возникнет жизнь. А потом - и разум. cosmos17
Пусть так. Но есть еще и третье возражение, которое гласит: для того, чтобы возникла жизнь только на одной планете, нужна именно вся вот такая огромная Вселенная (Метагалактика). Это есть ни что иное, как приложение антропного принципа к нашей теме. Принцип, этот, странным образом, даже не упомянут Липуновым. Я его коснусь позже, а пока ограничусь сравнением: для того, чтобы образовался один кристаллик соли в растворе, нужен некий его объем в стакане и определенная концентрация. После выпадения кристаллика концентрация раствора чуть упадет и второй уже не образуется. Можно предположить , что появление жизни за Земле каким-то совершенно пока неясным путем изменило условия в Метагалактике, и на вторую жизнь этих условий уже не хватает.
И вот еще дополнительное предположение - для нашей жизни нужно пространство всей Вселенной. Это знаете, как для жизни одного человека недостаточно объема гроба. Хотя с точки зрения клопа, вполне хватит. Быть мертвым в нем можно, жить - нет. Попытался гусар-схимник Буланов, так его те самые клопы заели и пришлось ему из гроба вылезать и идти служить в извозчики коммунхоза.
Еще одним дополнительным соображением может быть следующее: все эти посылки про типы цивилизаций и космическое чудо как результат их жизнедеятельности основаны на экстраполяции именно земного, притом технологического типа цивилизации. С ее экспоненциальным характером увеличения энергопотребления и прочих расширений. Липунов, впрочем, оговаривает, что и в земном типе может быть (и был) "восточный тип цивилизации" без технологических прорывов и экспансии. Точнее, в социологии такой тип называется "полинезийским раем" - съел банан и отдыхаешь под пальмой. И никаких новаций и прогресса. И так хорошо. Но я имею в виду не восточный и полинезийский рай, который в наших условиях есть именно тупиковый путь, курьез, и который повсеместно заменился на технологический путь, а принципиально иные типы цивилизации. Мы их знаем только по произведениям выдающихся фантастов - это Солярис Станислава Лема, Черное облако Хойла и... затрудняюсь назвать еще. Таким образом, те цивилизации могли бы существовать сотни миллионов лет и обходится как без чудес, но и без ухода в тупик. Ибо они не в тупике, а у себя дома. Дом у них такой.
Между прочим, Иосиф Самуилович Шкловский (я его имел честь знать, он написал предисловие к моей книжке "Научные принципы и современные мифы") тоже начинал как горячий сторонник множественности обитаемых миров. А закончил (в пятом издании "Вселенная, жизнь, разум") столь же ярым сторонником единственности и уникальности земной цивилизации. Это не ссылка на авторитет, а просто констатация факта. Причем, кроме многочисленных астрономических и философских аргументов он нашел еще и этический: больше ценить будете вы, народец вздорный, свою мать-Землю, колыбель жизни и ее опору. И, осознав, учините мир великий и нерушимый.
Итак на одно положение, вполне метафизическое и красивое, можно привести три контрположения, таких же метафизических.
Само по себе любопытно, что мысль человеческая (в том числе - у физиков и ученых) ставит вполне философские проблемы. И даже воспаряет в теологию, в первопричину, конечную цель, смысл и предназначение. И при постановке таких вопросов удивительным образом повторяет (совершенно об этом не зная) то, что было сказано на заре пробуждения человеческого ума. А, впрочем, не удивительно. cosmos13
Поясню, почему не удивительно. У одного из выдающихся математиков XX в.- Германа Вейля можно найти слова, сказанные им о другом крупном математике, Ф. Клейне, из которых следует весьма глубокая методологическая мысль о том, что «познание никогда не начинается с оснований науки или с ее философского обоснования, а начинается как бы с середины и далее развивается не только по восходящей, но и по нисходящей линии, теряясь в неизвестности». Другими словами, наука движется к осмыслению своих оснований только после достаточно полного развития своего содержания. Так было, например, с дифференциальным и интегральным исчислением, нашедшим свое обоснование в теории пределов, основанной на теории множеств, которая для своего обоснования вообще выходит на уровень методологии и философии. И чем ниже мы спускаемся к истокам, тем ближе подходим ко все более древним пластам культуры. Неудивительно поэтому, что на каком-то этапе выяснения «последних оснований» мысль наталкивается на уровень мифологии, в которой эта проблема уже вставала перед человеком, использовавшим для ответа на поставленный вопрос все свои гносеологические потенции. То есть, те ответы, которые человек нашел на вечные вопросы, тоже являются вечными и в каком-то смысле слова, окончательными. Посудите сами, много ли вариантов можно дать, отвечая на вопрос: конечен или бесконечен мир? Либо конечен, либо бесконечен. Диалектика добавила тонкость, что он может быть конечен и бесконечен в одно и тоже время. Когда-то Зельманов разработал релятивистскую модель неоднородной и анизотропной Вселенной, которая с точки зрения одного наблюдателя (точнее - системы отсчета) имела конечные пространственно-временные параметры, а с точки зрения другого - бесконечные. Вот и все варианты.
Да что там Вселенная. С точки зрения Общей теории относительности последнего сигнала от наблюдателя, падающего на черную дыру ( и увеличивающий скорость до околосветовой) мы не получим никогда ( или , что то же самое, время получения последнего сигнала будет стремиться к бесконечности, что означает, что и сама коллапсирующая звезда для внешнего наблюдателя никогда не станет черной дырой), а по часам самого наблюдателя он за весьма короткое время достигнет сферы Шваршильда и навсегда сгинет в сингулярности. Получается : для нас с вами черная дыра даже образоваться не может (за конечное время), а для самой себя она отличнейшим образом возникает, притом за доли секунды.
И вся космология как будто поддразнивает ученых: вы не узнаете никогда про конечность-бесконечность Вселенной, потому что для этого вам нужно знать среднюю плотность материи в Метагалактике. Если она больше критической - пространство конечно, оно имеет геометрию Римана. Если меньше - бесконечно, с геометрией Лобачевского. Все экспериментальные данные дают величину приблизительно равную критической (десять в минус 29 степени грамм на см кубический или, для наглядности - десять атомов на кубический метр). Но так как основная масса сосредоточена в компактных телах типа звезд, пульсаров, квазаров, черных дыр, то на собственно космическое пространство останется примерно один атом на десять кубометров - не густо. Вот и думай, что хочешь. Чуть больше (в пределах ошибки измерения) - конечная Вселенная. Чуть меньше - бесконечная. А тут еще и проблема скрытых масс - сколько их, этих черных дыр и еще неведомо чего?
Но самое главное - для того чтобы узнать среднюю плотность материи во Вселенной, нужно сначала уговориться (принять постулат) о том, что Вселенная однородна и изотропна. А эти допущения эквивалентны идее бесконечности или конечности"! То есть, если, скажем, Вселенная однородна и изотропна, то при таком-то значении средней плотности она бесконечна, но если предположить анизотропию и неоднородность (такие модели тоже есть) - то конечна. cosmos20
Для «последних» ответов на мировоззренческие вопросы у нашего познания не так уж много возможностей. Видимо, не случайно Кант для своих антиномий выбрал как раз следующие дилеммы: Вселенная конечна в пространстве и времени - Вселенная бесконечна в пространстве и времени; в мире все с необходимостью обусловлено - в мире имеется свобода выбора и т. д., полагая, что эти загадки «априорных форм разума» никогда не удастся однозначно решить средствами науки. Во всяком случае, антиномия о конечности-бесконечности Вселенной действительно не имеет однозначного решения. И, осмелюсь предположить за Кантом, никогда не будет иметь. Когда мы говорим, что в мире есть и необходимость, и случайность; что мир и прерывен, и непрерывен; что он прост и в то же время сложен; что мир познаваем, но знание его никогда не завершится, то не исключено, что и проблема о конечности или бесконечности пространства будет интерпретирована в том же диалектическом духе.
Или возьмем вопрос о том, имела ли Вселенная начало во времени, или нет?
Давайте посмотрим чуть подробнее, что говорит наука, а что мифология по этой проблеме.
Если во всех мифологиях древности мир возникает каким-то псевдоестественным путем - из хаоса, из яйца, из жертвы первочеловека Пуруши самому себе и т. п., то христианская мифология отобрала и закрепила в каком-то смысле уникальную по абстрактности идею возникновения Вселенной из ничего, путем божественного волеизъявления. Эта идея и сегодня служит последним объяснением при обсуждении релятивистских моделей «Большого взрыва», к .ней прибегали (без ссылки на божественную волю) теоретики этой модели, в том числе Эйнштейн, после того как концепция «вечной Вселенной» исчерпала себя. Правда, говорится о возникновении Вселенной из сингулярности, а не «из ничего», но это мало что меняет, ибо сингулярность - это не физический объект, а нечто, где нет пространства, времени и не работают все основные законы физики.
Большинство современных космологов считают идею вечного существования Вселенной метафизической и иррациональной, поскольку она основана на некоторой вере, принятой без особых на то доказательств. Сотни, если не тысячи лет существовало убеждение, что идея возникновения мира, идея его создания носит явно мифологический или религиозный характер - ведь любой миф в его «онтологической» части начинается с повествования о возникновении Вселенной. Своего апогея негативное отношение к идеям возникновения, создания Вселенной достигло к началу XX в. после большой мыслительной работы в этом направлении, предпринятой XVIII в.- веком Просвещения и XIX в.- веком классической науки. Напротив, идея вечного существования Вселенной, казалось, вела свое начало от учения таких столпов античной научности, как Левкипп, Демокрит, Эпикур, Эмпедокл, Архимед, эти же мотивы можно обнаружить у Платона, Аристотеля и у многих других мыслителей.
На чем, однако, основывалось их убеждение? Фактически на утверждении, носящем постулативный характер. Так, у атомистов постулируется вечность существования атомов, их движение приводит к «слипанию и разлипанию» предметов, жизнь и смерть которых и составляет как раз вечную жизнь Вселенной. У Платона же эта вечная жизнь внешнего мира обеспечена нетленностью и вневременностью мира идей, который все время воспроизводит из материи (потенциального существования) взамен распавшихся все новые и новые вещи.
В этом отношении между утверждением о возникновении мира в результате некоторого акта и о его вечном существовании нет принципиальной разницы - и та и другая идея базируется на некотором априорном принципе. Эти идеи, конечно, не совсем эквивалентны по своему происхождению: одна ведет начало непосредственно от мифологии, другая - от натурфилософских построений древнегреческих философов, но в них есть нечто общее: и та и другая есть плод способности нашего мышления создавать некие глобальные конструкции для упорядочения окружающего мира, способности давать последнее объяснение и придумывать «конечную» причину, почему мир именно таков.
Более того, возникшая в рамках мифологии и религии концепция возникновения мира «из ничего» не противоречит законам физики. Согласно мнению академика Я. Б. Зельдовича, в пользу этого говорят следующие аргументы, взятые из квантовой теории гравитации: «Первый: общая энергия закрытого мира есть нуль, рождение этого мира не нарушает закона сохранения энергии. Второй: нет строгого сохранения барионного заряда, следовательно, новорожденная Вселенная может быть зарядово-симметричной с барионным избытком, появившимся позже. Поэтому если квантовое рождение и не доказано, то надо признать, что не существует законов сохранения, которые бы запрещали квантовое рождение „из ничего"». ("Прошлое и будущее Вселенной". М., 1986. с. 32).
Помню, когда на конференции в ГАИШе Яков Борисович выдал эти откровения ( дело было еще в бодром СССР, где-то в 1984-5 году), то наш философ (хороший) Лев Борисович Баженов спросил с подначкой: "А где же в вашей модели материя?" На что Зельдович ответил "Я не нуждаюсь в этой гипотезе", что вызвало хохот зала (прошу простить за напоминание - но то был блестящий парафраз на вопрос Наполеона, заданный Лапласу: "Где же место Бога в вашей теории?, на что тот ответил " Я не нуждаюсь в этой гипотезе").
Как видим, и тут космологи в своих конечных решениях приходят к тем ответам, которые можно прочитать в Библии.
Еще один конкретный вопрос: для чего создана Вселенная? Раньше такой вопрос заклеймили бы как протаскивание телеологии, целеполагания, то есть, как некий замысел в создании Вселенной. Замысел у кого? Да все у Того же. У Него. Но сейчас вопрос решается спокойно.
Речь пойдет об антропном принципе. Четко его сформулировал в 1961 г. Р. Дикке, позднее его разрабатывали Б. Картер, С. Хокинг, а резюмировал их аргументы Дж. Уилер
Потом появилось много желающих пожать лавры - некий астроном Г. М. Идлис (1958), потом нашли сходные мысли у Зельманова (1955), потом - у Уоллеса (это уже прошлый век), потом у Фламмариона..., а потом уже у Птолемея, Платона и самого Пифагора. Теперь мы уже наперед знаем, что истоки на самом деле лежат в некоей первичной мифологии, откуда она перекочевала в Библию. Ибо там уже сказано, что весь мир был создан для человека и ради него. Однако в современном виде идея антропного принципа уходит к идеям Дирака, а саму формулировку дал, как уже сказано, Р. Дикке. Этот принцип впервые узаконил в естествознании вопрос, почему Вселенная устроена именно так (т. е. почему она характеризуется такими-то константами и параметрами), а не иначе. Ранее естествознание считало законным лишь постановку вопроса о том, как устроен мир, а не почему он устроен именно так.
Картина эволюции Вселенной, предложенная Р. Дикке, сводится к следующему «сценарию». Если бы в момент образования Вселенной некоторые физические константы хотя бы незначительно отличались,- а нет никаких теоретических обоснований, по которым они должны были бы иметь те же значения, что и сейчас,- то звезды не могли бы создать тяжелые элементы, включая углерод, на базе которого построена жизнь.
Согласно антропному принципу, Вселенная задумана так, чтобы в ней появилась жизнь и в итоге разумная жизнь, человек, который будет познавать Вселенную (в этом толковании он называется «сильным» антропным принципом). Известный космолог Ф. Хойл (он же автор фантастических романов) пишет: «Если бы вы хотели образовать углерод и кислород примерно в равных количествах в ходе звездного нуклеосинтеза, то должны были бы за дать два уровня резонансов, причем именно там, где эти уровни и найдены... Здравая интерпретация фактов дает возможность предположить, что в физике, а также в химии и биологии экспериментировал „сверхинтеллект" и что в природе нет слепых сил, заслуживающих внимания» . (Цит, по: Девис П. Случайная Вселенная. М., 1985. с. 141.).
В начале 80-х годов рядом космологов (А. Гут, А. Альбрехт, Д. А. Киржниц, А. Д. Линде) был предложен этап «быстрого раздувания» Вселенной - инфляционная теория, которую упоминает Липунов, во время которого на первых долях секунды (от 10''' сек до 10''"' сек) Вселенная увеличила свой размер в 10 '"°° """ раз и ее размеры стали на сотни порядков больше ныне наблюдаемой Вселенной. Мы оказались в той части этой огромной Вселенной (в Метагалактике), которая продолжает фридмановское расширение. Можно считать, что нам просто повезло - константы в Метагалактике оказались благоприятствующими для возникновения жизни, и потому мы существуем и познаем Вселенную. Можно (вполне спекулятивно) предположить, что наряду с такой Метагалактикой имеются многие другие - с иными константами, с другим распределением материи, геометрией и даже, возможно, с другими размерностями пространства, совершенно не подходящие для жизни, условиями, которые трудно вообразить.
Другими словами, сочетание констант (скорость света, постоянная тяготения, постоянная Планка, заряд электрона и некоторые соотношения, характеризующие их взаимосвязь - например, постоянная тонкой структуры) является совершенно уникальным. Достаточно любой из них отличаться на 10 процентов, как станет невозможным стабильное существование ядер и атомов, а стало быть - жизни и человека. Итак, Вселенная создана для блага человека? А светила ? "Тогда Бог сказал: "Да будут в небе светила! Они отделят дни от ночей, будут служить для особых знамений и указывать время для священных собраний. И еще они будут служить для указания дней и дат. Эти светила будут на небе, чтобы светить на Землю. И стало так.... И увидел Бог, что это хорошо." (Ветхий Завет, Бытие, стих 14).
Есть и слабая формулировка антропного принципа, которая , по Картеру, гласит: «То, что мы предполагаем наблюдать, должно удовлетворять условиям, необходимым для присутствия человека в качестве наблюдателя». (Картер Б. Совпадение больших чисел и антропологический принцип космологии. М., 1978. с. 369-379). Более афористично определил этот принцип А. Л. Зельманов: «Мы являемся свидетелями процессов определенного типа потому, что процессы другого типа протекают без свидетелей»''. (Зельманов А. Л. Некоторые философские аспекты современной космологии и смежных проблем физики. М., 1970. с. 396.)
Скажите, разве это не тоже самое, что написано в Ветхом Завете? Вот вам мир, дети мои, плодитесь и размножайтесь. И еще чем-то похоже на слова Леонида Ильича, который говорил: "Все для человека, все для блага человека".
На определенном этапе в каком-либо учении или даже научной концепции весьма трудно, если вообще возможно, отделить собственно научный компонент от мировоззренческого, причем последний обычно уходит своими корнями в глубь традиционных представлений. Можно даже говорить о своего рода относительности мифологического компонента, суть которого выявляется только при переходе к следующему теоретическому уровню знания. Если же речь идет о концепциях, включающих в себя ответы на вечные, «последние» вопросы (была Вселенная всегда или возникла, для чего она существует, одни мы во Вселенной или множественны и т. п.), то мифологическая концепция может быть заменена на другую, той же природы, но лучше соответствующую новым научным данным; именно это и произошло, когда идея вечно существующей стационарной Вселенной сменилась идеей возникновения ее из сингулярности или когда идея привилегированного положения человека во Вселенной, ради которого она создана, была заменена идеей одинаковости свойств в ней и, как следствие, почти безусловной вероятности существования множества цивилизаций, с тем чтобы вновь уступить место идее некоей предначертанности для нашей Вселенной служить человеку, реализованной в сильном антропном принципе.
Если так, то за что же пострадал Бруно? Он погиб за свою веру. Ибо вера во множественность миров нисколько не более научна, чем (была в его время) вера в уникальность человека. А доказать веру можно только одним путем - отдать за нее жизнь. Если человек готов на такое, значит вера его сильна. И может привлечь других своей истинностью..
Джордано Бруно выдвинул идею множественности миров, которую можно трактовать как «принцип эквивалентности разных мест во Вселенной». Однако в своем обосновании идеи множественности миров, в том числе множества обитаемых миров, он исходил отнюдь не из математических соображений, главным аргументом для Бруно была ссылка на всеблагость создателя, который именно в силу своего неисчерпаемого, бесконечного блага, всемудрости, вездесущности и других абсолютных свойств не мог бы допустить, чтобы только на одной Земле во всей бесконечной Вселенной существовала жизнь и мыслящее существо - человек, сознание которого есть лишь частица божественного ума. Именно исходя из божественной всемудрости и всеблагости возникает безусловная уверенность в необходимом бытии бесчисленного множества обитаемых миров, обитатели которых, как и человек, познают божественную мудрость и славят создателя. Бог из каких-то высших соображений, видимо, нуждается во внешнем мире, и особенно в своем образе и подобии - в мыслящем существе, иначе бы он его не создавал. И будет только логичным считать, по мысли Бруно, что своими подобиями господь заселит всю Вселенную, а не какое- то одно место, ничем не отличимое от других.
Кроме того, создать бесконечную вселенную с бесчисленными мирами, конечно же престижнее для Господа, чем конечную с одним человечеством впридачу. Именно этим отбивался Бруно, когда на него наседали инквизиторы.
Вообще-то бесконечная вселенная теологию не пугала. Этой концепции придерживался (допускал) еще Фома Аквинский. А уж Николай Кузанский (кардинал и первый советник папы Пия II) прямо обосновывал бесконечность. Многие древние философы (Демокрит, Анаксимандр) тоже исходили из бесконечной Вселенной. Конечно, бесконечность ими толковалась как "дурная" (Гегель), то есть, как возможность все время, вечно двигаться "прямо", нигде не натыкаясь на границу.
Ортодоксальных теологов смущала именно идея множественности миров, а не бесконечности Вселенной. Ибо что получается, если считать, что существует бесчисленное множество обитаемых миров? Тогда либо происшедшее только на Земле событие смерти Христа носит сугубо частный характер, ибо все остальные «человечества» об этом даже не знают и тогда церковь лишается высшего авторитета, своего «вселенского» титула, либо нужно принять, что Христос одновременно был «тиражирован» в бесконечном количестве экземпляров и послан на все обитаемые миры в качестве искупительной жертвы. Последнее предположение для христианской догматики вообще дико и кощунственно. С точки зрения церкви выход из этой ситуации был двоякий: либо полное отречение Бруно от ереси, либо его смерть. Бруно, будучи человеком гордым, с неуступчивым характером, предпочел смерть.
Жалко, конечно. Но таковы были нравы - его вера была еретической. Однако сегодня она не выглядит ближе к научным представлениям, чем идея уникальности цивилизации. Более того, есть веские (уже вненаучные) соображения в пользу уникальности жизни и разума. Христианская религия лежит в основании Западной цивилизации. То есть, самой продвинутой именно в науке и технологии. Она , можно сказать, даже породила ее (Макс Вебер - протестантская этика вызвала к жизни современный капитализм). Тогда получается, что уникальность жизни на Земле и единственость цивилизации во Вселенной более соответствует христианским догматам и лучше вписывается во весь уклад современного мира. Не научное доказательство? Да уж... Но научного в этой области и быть не может.
Еще Кант четко говорил об антиномиях чистого разума. Наш разум, по Канту, устроен так, что он может создавать глобальные идеи совершенно противоположного свойства, но одинаково доказуемые (или, что тоже самое - недоказуемые). К таким антиномиям он относил идею конечности или бесконечности Вселенной как в пространстве, так и во времени. Или, например, идею того, что мир имел разумного Создателя и аналогичную идею - мир возник без посторонней помощи, самопроизвольно. сложился. Именно поэтому он , разобрав пять доказательств бытия Бога (четыре - от Фомы Аквинского и одно Ансельма Кентерберийского) показал, что это не безусловные доказательства. Что им можно противопоставить совершенно противоположные суждения - и с тем же успехом. Вот почему Кант сказал, что он должен был ограничить (afheben - знатоки немецкого говорят, что это слово лучше переводить не "ограничить", а "поднять") науку, чтобы дать место вере. И придумал (как бы в насмешку над собой, говаривал Воланд) свое, шестое, этическое доказательство бытия Бога. Которое гласит, что должно существовать некое внемировое начало, персонифицирующее идею справедливости. То есть, люди должны быть уверенными, что их поступки, невзирая на то, знают о них другие или нет, оцениваются где-то Свыше и будет им потом воздано по заслугам. Как за добро, так и за зло.
Эта персонификация идеи справедливости и есть Бог. Если бы мир был устроен иначе, без Бога, общество бы стало совершенно людоедским, когда в угоду сегодняшним земных телесным усладам власть имущие пошли бы на все.
Был ли он прав? Похоже, что так.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?