Независимый бостонский альманах

РУЛЬ

24-09-2013

Создатели и руководители газеты "Руль" Гессен и Набоков в эмиграции были, по сути, неофициальными лидерами всех приверженцев Партии народной свободы, исключая немногочисленных сторонников Милюкова. "Руль" входил в четверку наиболее крупных русских газет, которые "не только отражали жизнь Зарубежья... но отмечали также политические течения, существовавшие среди русских".

Газету основали 5 ноября 1920 г. видные кадеты Гессен, Набоков, Каминка, связанные и общностью политических взглядов, и многолетней дружбой. Каминка, занятый коммерческой деятельностью, в газете мог быть только аутсайдером. Политическая репутация Набокова и Гессена была значительно выше, а последний, кроме того, в течение длительного времени редактировал в России центральный орган кадетской партии, а в Германии стал посредником между русской колонией и немцами.

То, что газета претендовала на независимость от каких-либо партийных организаций, не мешает четко определить ее направление: основатели "Руля" к 1920 г. твердо стояли на правокадетских позициях, и их издание являлось рупором Берлинского комитета и официозом всех правокадетски настроенных эмигрантов. Не случайно Милюков, разрабатывая схему расстановки политических сил эмиграции, в качестве особого политического направления ввел в нее позицию "Руля". По утверждению М. А. Алданова позиция газеты "ни с чьей другой не совпадала".

"Среди эмигрантских периодических изданий мало таких, которые обнаружили бы продолжительную живучесть..." — уже в 1922 г. свидетельствовал современник. Действительно, почти двенадцать лет выпуска выделяют "Руль" из массы русской зарубежной периодики.

Возникновение "Руля" имело свою предысторию. Расцвет эмигрантского издательского дела начала 20-х годов привлек внимание иностранных бизнесменов. Желание утвердиться на новом неожиданно возникшем рынке печатной продукции явилось причиной обращения к Гессену известной книгоиздательской фирмы "Ульштейн". Фирма предложила организовать выпуск русских книг. Так появилось "Слово", одно из крупнейших в Зарубежье издательств. Совместно с той же фирмой было создано акционерное общество "Логос", председателем наблюдательного совета которого стал Гессен. Первый опыт сотрудничества публициста с "Ульштейном" оказался успешным. На волне этого успеха и возникла идея ежедневной русской газеты.

Первоначально Гессен, судя по его воспоминаниям, не только не проявлял никакой инициативы в создании "Руля", но даже оказывал упорное противодействие таким планам, не желая обнаруживать перед иностранцами разногласия, сотрясающие эмигрантских политиков. Решительно не соглашался с ним Каминка, убежденный в важности задуманного мероприятия и пытавшийся таким образом вернуть Набокова к активной деятельности. Именно он вызвал Набокова из Лондона, где тот принимал участие в издаваемом на средства правительства Врангеля журнале "New Russia". Прибыв в Берлин, Набоков полностью поддержал идею выпуска газеты. Столкнувшись с единой позицией своих старых друзей, "истощив все усилия, чтобы доказать ненужность газеты", Гессен остановился на своеобразном компромиссе: "помочь Набокову наладить издание и, воспользовавшись первой возможностью, отстраниться...". Впоследствии гибель Набокова эти планы расстроила.

Германия не случайно была избрана местом выпуска "Руля". Здесь в 1919—1923 годах проживала самая крупная колония выходцев из России, и даже существовала тенденция переселения сюда русских из Франции. До середины 20-х гг. в Берлине находился главный центр русской диаспоры. Когда эмигрантская колония города утратила уже в значительной степени свою многочисленность, в столице Германии еще несколько лет действовало множество русских политических групп.

Необходимо отметить относительное благосостояние беженцев, эмигрировавших в Германию: в Берлин съехались, в частности, те русские, которые имели в своем распоряжении некоторые капиталы.

Большинство эмигрантов в Берлине проживало в престижных районах. По свидетельству газеты "Руль", из русских, к январю 1921 г. оказавшихся в этом городе, третью часть составляли лица, не нуждавшиеся "ни в сербских разменах, ни в русских комитетах, способные даже поощрять искусство".

Обилие литераторов и насыщенная культурная жизнь создавали особо благоприятные условия для расцвета эмигрантской периодики. По количеству газет и журналов в 1921—1924 гг. Берлин значительно опережал другие центры эмиграции. Так в начале 1922 г.
в столице Германии выходило значительно больше русских изданий, чем в Париже. Гессен насчитал в Берлине 72 русских издательства, утверждая, что подобного изобилия не знал даже Петербург.

Для основателей "Руля" большое значение имела также относительная территориальная близость к России. В издательских кругах эмиграции (и среди их иностранных коллег) заветной мечтой было распространение своей продукции в России. Хорошо известна неудачная попытка издательства Гржебина наладить легальную книжную торговлю в России. Предпринимали шаги в этом направлении и немецкие издательства. При заключении договора о выпуске "Руля" представитель фирмы "Ульштейн" быстро уступал во всех не подходивших русским компаньонам пунктах, но ни за что не хотел отказаться от намерения устроить типографию в Данциге. Подоплека этой настойчивости заключалась в статусе вольного города Данцига, более благоприятном, по мнению фирмы, для торговли с Россией, и в том, что морем доставлять в Россию книги было гораздо дешевле. Подобные настроения в определенной степени были свойственны и Гессену.

Несмотря на все перечисленные факторы, Гессен первоначально считал невозможным наладить выпуск газеты в Германии из-за своей воинственной антигерманской позиции во время мировой войны. Он сомневался даже, пустят ли его в страну, против которой он совсем недавно так решительно выступал. Получив приглашение от "Ульштейна" приехать на переговоры, Гессен готовился к весьма прохладному приему. "Как далеки, как чужды действительности оказались такие домыслы", — писал он впоследствии, вспоминая свое прибытие в Германию. Будущего редактора "Руля" в первые же дни приняли в самых высоких сферах немецкого общества. За право участвовать в выпуске "Руля" даже возникла конкуренция между солидными немецкими фирмами "Ульштейн" и "Моссе". Стимулом для иностранных бизнесменов являлся расчет на большое значение эмигрантов после свержения большевиков. Имелась в виду будущая прибыль, а не какие-нибудь политические пристрастия.

Ведение переговоров с "Ульштейном" всецело легло на Гессена. С самого начала они пошли легко. Соглашение было подписано 5 ноября 1920 г. Со стороны эмигрантов его заключала "русская группа" в составе Гессена, Набокова и Каминки. По их мысли, газете надлежало быть чисто эмигрантской: немецкая сторона была компаньоном (в отличие от акционерного участия в "Слове" и "Логосе"), принимая на себя по себестоимости типографский заказ, бесплатно предоставляя редакции газеты помещения. Сбыт газеты также осуществляла немецкая фирма, она же обслуживала "Руль" своей информационной сетью. В распоряжении русских редакторов находился весь рекламный аппарат "Ульштейна". Немецкой стороне была гарантирована прибыль в 180 тыс. марок, выплачиваемых долями по 15 тыс. марок ежемесячно. Соглашение сохраняло силу до тех пор, "пока русская группа сама принимает на себя обязательства". Гессен, Набоков и Каминка от своего имени и имени своих правопреемников обязались в течение пяти лет не издавать русской дневной газеты в немецкоязычных странах, не принимать прямого или косвенного участия в предприятиях, преследующих подобные цели. Наблюдательный совет не должен был влиять на политическую позицию газеты, занимаясь только коммерческим контролем и издательскими делами.

Таким образом, немецкая сторона лишалась возможности определять направление "Руля" и через своих представителей в контролирующем органе. Миссию корректировки издания в сторону более мягкого отношения к советской власти пытались осуществлять немецкие официальные лица. Впрочем, из этих, довольно вялых, попыток ничего не вышло.

Изначально был закреплен высокий технический уровень издания: качество бумаги и оформление "Руля" должны были быть такими же, как у издаваемых фирмой немецких дневных газет. Соглашение заключалось на неопределенный срок. В первом параграфе договора предусматривалось наличие у "русской группы" капитала не менее 700 000 марок.

Как характерную черту начального этапа деятельности издателей "Руля" необходимо отметить поразительную легкость решения ими финансовых вопросов. В первые же дни после перехода границы, в Финляндии, Гессену без всяких затруднений удалось собрать отдельными паями от 100 до 500 тысяч марок (по тогдашнему курсу около двадцати тысяч долларов золотом). По его словам, уже в Хельсинки "некоторые из знакомых богачей", не находя приложения вывезенным капиталам, сами поднимали вопрос об основании за границей русского издат

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?