Независимый бостонский альманах

НАЛОГОВАЯ БОЛЕЗНЬ ГОСУДАРСТВА

01-01-1998

Люди месяцами и годами не получают заработанное, пенсионеры своевременно не получают пенсии, бедствуют инвалиды и больные, в развале отрасли материального и нематериального производства потому, что начиная с посткоммунистического периода у всех Правительств, постоянно стало не хватать денег собранных в налогах.
И дело не в режиме и не в Президенте и не в том, что имеющиеся ресурсы используются, действительно, не рационально.
Нехватка денег обусловлена и сводится к тому, что в посткоммунистический период Президент, законодатели, все составы Правительства (как поведет дела нынешнее правительство – посмотрим) игнорировали и пока продолжают игнорировать следующие обстоятельства.
1) Налоговая политика государства строилась и строится по стереотипам мышления коммунистического периода, притом с иллюзиями в отношении возможностей производства, как основного поставщика налогов.
2) Отсутствует сама основа для того, что бы получить в налогах то, что собираемо в цивилизованных государствах.
3) Игнорируются причинно-следственные связи и слагаемые собираемости налогов (т.е. возможности государства собрать, во-первых, теперь уже отданное в налогах добровольно, во-вторых, дополученное или изъятое в счет налогов, исходя из их размеров и условий сбора).
4) Из-за непризнания первопричины неконтролируемости ситуации, неучета последствий заданной ограниченности в налоговой политике, Президент, законодатели и Правительство находились и находятся в положении «стрелочников», вдобавок создающих нелепости в налоговой политике.
Теперь более конкретно о названных обстоятельствах.

О стереотипах мышления в налоговой политике.
73 года кредо государства сводилось к принципу: отнять и разделить. Прибавление и умножение богатств страны (совокупного продукта) достигалось верой большинства людей в идеалы и (или) мощь государства или его помощь в трудную минуту, закрепленной страхом людей за последствия своего неправильного поведения. В основе политики государства по воспитанию законопослушания, как такового, было лицемерие, воплощенное в мощной пропаганде в светлое будущее.
В коммунистические времена госпредприятие просто отчисляло налоги за себя и подоходный налог, удержанный из зарплаты. О волеизъявлении налогоплательщиков, о справедливости налоговых правил, о воспитании законопослушного налогоплательщика, думать нужды не было. Кстати, прибыль монополий оставалась в казне, а это значительные суммы для бюджета.
В посткоммунистические времена налоговая политика государства продолжала и продолжает реализовываться по стереотипу 73 летних навыков. Однако теперь уже в условиях крушения идеалов и мощи государства, наличия у граждан иного страха - за свое и своих детей будущее. Иначе говоря, страха от угрозы идущей не от мощи государственной машины, а от ее бестолковой и зловредной беспомощности.
Законопослушание налогоплательщика государство стремится привить, в основном, за счет жесткости мер принуждения и пропаганды налоговых порядков, как таковых.
В налоговой политике усилия направляются на то, чтобы установленное в налогах просто взять, а если не дают - отобрать. Вместе с тем, собираемость налогов государство пытается увеличить только за счет перераспределения налогового бремени, а также отладки механизмов изъятия неуплаченного в налогах. Вместо кропотливого труда по созданию оснований для того, чтобы в налогах получать суммы, собираемые в цивилизованных государствах.
Теперь у нас налоги - это не сумма, автоматически у предприятия или работника вычитаемая, а суммы, которые надлежит предприятию или работнику отдать. Поэтому, пока в общественном сознании не будет уважения к налоговому закону и, соответственно, волеизъявления отдать, то государство (в лице Правительства) разумно необходимое в налогах (при том возможное, как в других странах) не получит и никакая жесткость мер по увеличению собираемости налогов и никакая пропаганда налоговых правил не помогут.
Время, когда с помощью палки кого-то можно было заставить что-то делать прошли. Однако этого наши правители своими действиями упорно не признают.

Об иллюзиях в отношении производства.
Всевозможные программы мероприятий по выходу страны и отраслей производства из кризиса построены на надежде на то, что финансовые вложения в производство и его оживление позволят, за счет прироста налоговых поступлений, государству рассчитываться по своим обязательствам.
Такая надежда состоятельна, да и то только в отношении вложений в производство, непосредственно дающее приток капитала извне. Например, в развитие транспортных путей через Россию, связывающих Европу и Азию (Транссиб, Северный морской путь), в развитие импорта энергоресурсов и т.д.
Иные надежды на производство, как основной поставщик налогов – это иллюзии, по причинам следующим.
1) После развала Союза и разрыва кооперационных связей, после перепрофилирования производство до настоящего времени от потрясений не оправилось. В принципе производство нынче – это «бездонная бочка» для финансовых вливаний, которые бюджет нашей страны, с его долгами по внешним заимствованиям и перед остальными бюджетниками, выдержать не может.
Между тем, производство, само по себе, способно выравнить спрос- предложение на товары (работы, услуги), но не на спрос - предложение в налогах. Кроме того, этот поставщик налогов теперь не тот, что раньше.
2) Производство ныне в значительной мере в руках не государства, а иных собственников, в том числе монополий и теневого капитала, от которых в итоге зависит, сколько налогов заплатить. По данным Госкомстата, чье руководство сейчас дает показания следователям, 40% объемов производства - теневая экономика, т.е. не подконтрольная налоговым органам.
3) При сравнительно небольшом удельном весе в доходах бюджета налогов от монополий, именно они своими налогами, из-за недобора налогов с остальных налогоплательщиков, позволяют (плюс неплатежи из бюджета), удержать бюджет и экономику страны в целом от окончательного развала. Поэтому от настроений, в частности, монополий Президент, законодатели и Правительство зависимы.
Проявляется это в неспособности сходу пресечь многочисленные каналы утечки капитала за границу и регулярно проверять работу монополистов, их филиалов и банков, ввести ощутимый налог на имущество наших нуворишей, вести не на словах, а на деле решительную борьбу с коррупцией (соответствующий закон «буксует»).
О зависимости Президента, законодателей и Правительства от новых, богатых собственников свидетельствуют и такие факты. Что бы Правительство наконец-то взялось раскручивать коррумпированные клубки посредников между потребителями угля и шахтами, понадобился паралич шахтерами ведущих железнодорожных магистралей и реальная угроза длительной остановки металлургических и других производств. А чтобы не пострадали владельцы долларов в знаменитой коробке из под ксерокса – прокуратура закрыла дело, ввиду отсутствия события преступления. Померещилась нам эта коробка.
4) В целом создана корпоративная, олигархическая, монопольная система, в которой прекрасно себя чувствуют друзья от правителей, с чьей помощью были получены кредиты и собственность. Такое стало возможным, в основном, потому, что использовались методы нечестной конкуренции. Например, все доходы от использования природных ресурсов переданы узкой группе людей, в основном – бывшей партийной номенклатуре.
Названные обстоятельства в отношении производства не учитывают те, кто предлагает снизить совокупное бремя налогообложения, например, до 35% - 40%. Якобы, тогда появятся свободные средства для инвестирования в промышленность, строительство, добывающие отрасли. Якобы, это новые рабочие места, увеличение реальных доходов предприятий и граждан (Газета «Наш дом», №11, октябрь 1998 статья губернатора Красноярского края Лебедя А.И. «Чтоб бараны не летали, а орлы не падали»).
Кстати, мнение о возможности снижения именно совокупного бремени налогообложения весьма популярно.
Однако этой мерой, активную часть бюджета под нынешние его пассивы, сверстать не возможно. Иначе говоря, невозможно будет надлежаще финансировать выполнение обязательств, которые и без того не выполняются.
Снижение активной части бюджета, само по себе, прибавку в пассивной его части, т.е. свободных средств для инвестирования в производство не образует.
Надежды на то, что снижение налогового бремени у нас обусловит расширение производства, а то в свою очередь, даст достаточные налоговые поступления (именуемые свободными средствами для инвестирования в производство) – тоже иллюзии, тем более при нынешнем отношении к налогам любого налогоплательщика.
Как распределяются свободные средства – эту арифметику мы уже проходили. Кстати, не только на примерах распределения гуманитарной помощи, продаваемой в ларьках, при том по ценам доступным не для всех.
Для развития производства, независимого от интересов и настроений монополий и теневого капитала, т.е. производства обеспечивающего казну бо'льшими налогами, государству изначально не хватает средств бюджета, аккумулируемых на 9/10 из тех же налогов.
Здесь не замкнутый круг, а объективная необходимость: из-за ограничений в возможностях перераспределять налоговое бремя в интересах большинства производителей, использовать дополнительный источник увеличения собираемости налогов.

Об основе для получения в налогах собираемого в цивилизованных странах.
Да, у нас основной поставщик налогов - производство, в развале. Однако наша казна теряет в налогах не только на тех, кто заплатить не может, а больше на тех, кто по предложенным государством правилам платить отказывается.
Налоговая политика демократических государств шлифовалась столетиями. Для них, очевидно то, что для наших Президента, законодателей и Правительства невероятно, во всяком случае, игнорируется.
А именно, при любом режиме: для казны выгоднее создать такие условия, когда отношение общественного сознания к налогам на стороне государства. Этого демократические государства достигли справедливостью налоговых правил.
Тоже касается и других законов. Общество может мирно и благополучно существовать только по законам, которые человек естественным образом принимает. По законам, которые не противоречат его здравому смыслу.
Наши ученые в разработке налоговой системы остановились на уровне Адама Смита. Он - Адам Смит, в конце ХVIII века сформулировал основные требования к налоговой системе, однако только в части установления налогов, но не принципов, по которым идет воздействие на собираемость налогов.
Эти принципы давно определены и органично вписались в экономику государств, у которых общественная польза в налоговых законах продумана по правилам нравственной справедливости, во всяком случае, для граждан своего государства, основных налогоплательщиков.
Поэтому такие государства смогли воспитать в основной массе законопослушного налогоплательщика. У них по обязанности платить налоги - общественное сознание на стороне государства. Поэтому ему не надо напрягать волеизъявление налогоплательщиков, пока налоги не меняются. Тем самым, нет нужды постоянно думать, как нам, о каких-то там мерах по увеличению собираемости налогов.
Их проблемы сбалансированности бюджета обусловлены не тем, что собираемость налогов низкая, а тем, что потребности расходования собранного в налогах растут.
У нас же за весь посткоммунистический период принципы воздействия на собираемость налогов остались неизменными. Логика такого воздействия сводится к следующему. Принципы: справедливости и гуманизма, законности, равенства граждан перед законом, принцип вины, применимы только к преступникам, но не к налогоплательщикам.
На примере первой части Налогового Кодекса, Правительство предложило, Федеральное собрание приняло и Президент, в виде закона подписал, правила, сводящиеся к принципам воздействия на собираемость налогов, которые в общественном сознании безусловно будут продолжать нагнетать, в лучшем случае, презрение (см. статью «О пороках в первой части Налогового Кодекса»).
Конкретные пороки налоговых законов многие налогоплательщики сходу не улавливают, не осознают. Для этого нужны специальные познания.
Непосредственно ощущается, во-первых, тяжесть размеров налоговых отчислений. Во-вторых, эти тяготы налогового бремени, ради сбалансированности бюджета, как меры вынужденные, налогоплательщик воспринимать не может. В условиях, когда большинство населения бедствует, а кто-то обогащается и капитал утекает за границу, в вопросе тяжести налогового бремени большинства, общественное сознание не может быть на стороне государства.
Любой налогоплательщик считает, что установлены несправедливые правила по которым ему - налогоплательщику надлежит платить налоги. Поэтому все налогоплательщики против налоговых правил, которые государство установило.
Тем самым, любой налогоплательщик, но каждый по своему противится тому, что государство пытается в налогах получить. В итоге общественное сознание к обязанности платить налоги против государства и оно не в состоянии собрать в налогах того, что в других странах собирают, да и у нас собирали в прежние, коммунистические времена.
Именно поэтому, наше государство посткоммунистического периода, ради приближения к сбалансированности доходов с расходами, вынуждается повышать уровень налогов (у нас уже до неразумного размера - 90%), пытаясь перераспределять налоговое бремя. Однако собираемость налогов у нас намного меньше половины того, что может быть в налогах добросовестно отдано, да и то собирается благодаря всевозможному вытряхиванию и выколачиванию.

Причинно-следственные связи и слагаемые собираемости налогов.
Возможностями Налогового Кодекса мы решаем проблему одного из главных рычагов воздействия государства на экономику и общество - налогов и правил, по которым этому рычагу надлежит работать. Здесь принципиальный вопрос о том, что более всего сдерживает собираемость налогов: недостатки самого рычага - налогов или недостатки правил, по которым этот рычаг работает?
До сих пор Президент, законодатели и Правительство проблему видят в самом рычаге - налогах и только их пытаются перекраивать, по-разному перераспределяя налоговое бремя. При том полностью игнорируются правила воздействия на собираемость налогов.
Нормами, устанавливающими и распределяющими налоги, создается потенциальная возможность собрать конкретную сумму налогов, исходя из определенных условий.
Нормами, устанавливающими права и обязанности участников налоговых отношений, задается правовая основа, как для самой возможности собрать предусмотренные налоги, так и для воздействия, если налоги собираются не так, как предписано.
По нормам, устанавливающим ответственность участников налоговых отношений, идет прямое воздействие на препятствия налоги собирать по предписанным правилам, в заданных размерах.
Здесь вопрос: где первичная проблема:
В правилах, по которым налоги устанавливаются и распределяются, т.е. причина в самом рычаге - налогах? (кто, как и, сколько должен платить). Или причина в правилах, по которым этот рычаг используется, т.е. идет воздействие на собираемость налогов? (ответственность участников налоговых отношений, их права и обязанности). Для наглядности проведем аналогию.
Образно говоря, вначале, исходя из технических условий работы аккумулятора, создается возможность энергию накапливать, а затем задается возможность ток получать.
Надежды на резервы в перераспределении налогового бремени не оправдываются, в основном, не потому, что в Минфине или на других местах работают бестолковые экономисты. Им, на примере аккумулятора, давали и дают задание необходимый объем энергии рассчитать и затем идущий ток получить и распределить.
Однако не было задания проверить состояние пластин аккумулятора, чем и в какой мере он заправлен, т.е. удостовериться в возможности ток вырабатывать. Иначе говоря, убедиться, на основании чего формируется отношение к обязанности платить налоги, в итоге слагается волеизъявление налогоплательщика?
Речь идет о принципах установления взаимоотношений сторон и мер принуждения, принципах перераспределения налогового бремени, приоритетах в налоговой политике и т. д.
На примере аккумулятора есть еще один фактор, существенно влияющий на волеизъявление налогоплательщика. Это условия замыкания на массу (бегство капитала за границу, теневая экономика, взятки). Здесь Президент, законодатели и Правительство всегда ограничивались лишь частичной изоляцией, оставляя налоговые органы, Счетную палату, банковский аудит, МВД и другие органы в условиях выполнения «сизифова труда».
Допуская действие порочных правил (см. отдельно «О пороках в первой части Налогового Кодекса), закладывая в налоговые нормы абстрактные формулировки, не отражающие интересы казны и обязанности платить налоги, законодатель тем самым продолжает культивировать несправедливость и злоупотребления, воспитывая неуважение к налоговому закону.
Это при том, что налоговые органы законом поставлены работать в пагубные условия: с одной стороны, им явно недоплачивают за их труд (не признается особый статус этого «государева ока»), с другой стороны, их напрягают взыскать с налогоплательщиков, как можно больше, с возможностью не нести прямой ответственности перед налогоплательщиком за свои неправомерные деяния в ходе налогового контроля.
Вместе с тем, у налоговых органов и у судебной власти по-прежнему остается дилемма, когда, так сказать, на одной чаше весов законность, с ее абстрактной, неясной обоснованностью, а на другой - нравственная справедливость.
При этом вершат правосудие голодные (в прямом и переносном смысле) судьи, у которых нет средств на элементарные вещи.
Вот нам всем и истоки причин того, что нынешние арбитражные процессы - это клоунада.
Нет стержня в налоговой политике государства и нет в ней нравственных общепринятых принципов, по которым бы налоговая политика реализовывалась. Это привело к тому, что общественная польза сделала из налоговых законов орудие произвола.
Проявляется такой произвол в массовых, умышленных нарушениях допускаемых налогоплательщиками, в волчьих нравах в налоговых органах, в бессилии арбитражного суда именем закона восстановить справедливость, в неспособности Правительства увеличить собираемость налогов до уровня позволяющего государству выполнять свои обязательства перед гражданами.

Первопричина неконтролируемости ситуации.
Трагизм или маразм (сложно сказать, что первично) налоговой политики в том, что все Правительства посткоммунистического периода, включая нынешнее Правительство, находились и находится в условиях неконтролируемой ситуации. Речь идет о том, что на выполнение налоговых обязательств и, в итоге, на собираемость налогов воздействие шло, идет (а по первой части НК следует, что и с 1999 года будет продолжать идти) вслепую.
Бездумно допускается действие порочных правил, делающих бесполезными любые налоговые изменения (см. «О пороках в первой части Налогового Кодекса»). Это и есть те самые условия, при которых любой, на месте Силаева, Гайдара, Черномырдина, Кириенко, а теперь и Примакова изначально обречен на неудачу.
До сих пор принимаемые меры по увеличению собираемости налогов уподобляются броуновской частице. Президента, законодателей и Правительство толкало в разные стороны и к настоящему времени эффективность их мер нулевая. Сравнима с результатами работы насоса приставленного к чуть-чуть приоткрытому крану. Это потому, что пытаются устранить следствие, а не причины проблемы, которые для Президента, законодателей и Правительства остаются артефактом.
Так и продолжают наши правители, да и большинство руководителей оппозиции тоже, жить в своем виртуальном мире.
Между прочим, причины невыполнения государством своих обязанностей перед гражданами остаются артефактом не только для тех, кто вышел на недавнюю общероссийскую демонстрацию протеста против Президента, но и для организаторов этой акции. Здесь забывается или игнорируется следующее обстоятельство. В коммунистические времена худо-бедно, но обязательства государства перед гражданами выполнялись не потому, что коммунисты были умнее или мудрее нынешних правителей, а потому, что условия для сбора налогов были принципиально иные (о чем упоминалось в начале этой статьи).
У нынешних умельцев отнять и разделить, кроме пустых лозунгов типа: «улучшить», «усилить», «углубить», почти ничего нет в их программах выхода страны из экономического кризиса. Как под этими программами оказались напечатанными фамилии академиков, докторов и кандидатов наук – можно только догадываться.

Последствия заданной ограниченности в налоговой политике.
При нынешнем отношении общественного сознания, налогоплательщика к налоговым порядкам, возможности завести мотор (экономику) под интересы общества мерами, которые принимаются, это нечто попыток поддерживать работу мотора вручную, рукояткой. Такого же характера усилия прилагали зак
онодатели и правительственные команды Силаева, Гайдара, Черномырдина, Кириенко. .
Все эти меры - это усилия по «латанию тришкина кафтана» и продолжению нагнетания недовольства населения.
Перераспределение налогового бремени без витков инфляции (а это неизбежно с введением налога с продаж, отменой льгот по НДС и т. д.) возможно только при обложении налогом спекулятивно нажитого капитала, т.е. имущества наших нуворишей и всевозможных рантье.
Такой способ увеличения собираемости налогов законодатели и Президент используют очень даже робко. И причина здесь не в субъективной робости наших правителей, а в их объективной зависимости от собственников спекулятивного капитала, да и криминального тоже.
В условиях упадка производства, у налоговой политики, ограниченной только перераспределением налогового бремени с витками инфляции, финал один. Собранных налогов (т.е. 9/10 активов бюджета) недостаточно, а возможности перераспределения налогового бремени исчерпаны.
Это означает для любого Правительства (с указанной выше налоговой политикой) дилемму. Выбор между выполнением своих обязательств перед бюджетниками и сохранением возможности замораживать внешний долг.
Или продолжение нагнетания недовольства населения или потеря возможности замораживать внешний долг. В первом случае - опять отставка Правительства, а во втором - отсутствие средств для расчета по российским еврооблигациям, сбросам ГКО и другим заимствованиям, а в итоге банкротство государства и уже смена не только Правительства, но и, вероятно, режима.
За счет каких источников тогда удерживать валютный курс рубля? Именно удерживать курс рубля, не устанавливая новыми «коридорами» новых витков инфляции. Здесь кредиты на «затыкание дыр в бюджете», т.е. кредиты идущие на проедание или даже идущие на поддержку производителя, проблему нехватки средств у государства не решат. (Если в отношении производства не строить иллюзий, о чем упоминалось выше).
Единственное, что останется - это дальнейшая распродажа страны, в ущерб государству и обществу, либо новый секвестр армии, иных силовых структур, науки, культуры и других. И это в условиях сепаратистских настроений в субъектах федерации! Исход может быть покруче югославского кризиса.
В отношении нынешнего состава Правительства вызывает опасение следующее обстоятельство.
У Примакова пока нет команды, а есть набор отдельных людей, подобранных исходя из непонятных принципов. Если они не смогут успешно «сыграть» вместе - слишком дорогую цену придется заплатить стране и обществу в целом.

О «стрелочниках» и их нелепостях в налоговой политике.
После принятия основных налоговых законов, с главными из них (НДС, налог на прибыль, налог на доходы физических лиц), законодатели экспериментировали около двух десятков раз. Кстати, пытались решить, в основном, только технические задачи, связанные с уплатой налогов.
Несмотря на эти эксперименты, сбор налогов недостаточный, финансовый кризис не легче, чем в начале перестройки. Двухлетнюю поддержку экономики на пирамиде ГКО считать заслугой Правительства – это наивность, которой порой аргументируют не только Чубайс, но и другие.
Имеем серьезную социальную напряженность в обществе, из-за невозможности Правительства рассчитаться по своим обязательствам перед гражданами. Потерян международный авторитет экономически сильного государства.
Виновные в этих бедах «стрелочники» названы, это:
законодатель, неправильно распределяющий налоговое бремя и бюджет,
Правительство, неправильно организующее расходы и предлагающее законодателю неправильные налоги,
Минфин, неправильно ведущий расходы казны,
Госналогслужба, плохо собирающая налоги,
Госбанк, неправильно регулирующий денежные потоки,
налогоплательщики, своевременно не выполняющие свои обязательства перед казной.
И конечно же виновным «стрелочником» оказывается «монетаристский курс» Гайдара и Чубайса, когда болезнь экономики лечили не тем лекарством.
В персоналиях перечень «стрелочников» возглавляет Президент России.
Результатом налоговых экспериментов является замена команды Правительства (Силаева, Гайдара, Черномырдина, Кириенко), а теперь назначение Примакова. Уместность сравнения названных лиц со «стрелочниками» заключается в следующем.
Пока наше государство не имеет ясности в налоговой политике, позволяющей положительно влиять на сбор налогов, при том делать такое влияние целенаправленным.
Отсутствие ясности в налоговой политике проявляется в нелепых воздействиях на собираемость налогов.
Пример первый. Стремясь сократить ущерб от злоупотреблений налоговыми льготами, решили сократить налоговые льготы. Вместо того чтобы определить области и процедуры использования средств, куда надо направлять предусмотренное по налоговым льготам.
Пример второй. Стремясь сократить потери в налогах от неучтенной наличности денег, ввели проверки по контрольно-кассовым машинам. Убедившись, что это не решает проблему государства, теряющего в налогах - Правительство предлагает перенести решение этой проблемы на плечи конечных потребителей товаров, работ и услуг, т.е. населения. Именно такова степень участия налога с продаж в решении упомянутой государственной проблемы.
Это вместо того чтобы обложить особым налогом сами приобретения за счет неучтенной наличности. Например, основные фонды предприятий, не участвующие в производстве (дачи, яхты, предметы роскоши в офисах и прочие приобретения).
Пример третий. Стремясь обложить налогом лиц, которые, вместо уплаты налогов, получают доходы на страховках и депозитах, решили с той же меркой подойти и к пенсионерам, имеющим с тех же страховок и депозитов свои мизерные прибавки к пенсии.
Вместо того чтобы различать в налогообложении пенсионеров от лиц, явно уходящих от налогообложения по месту работы, а также деньги положенные в банк «на черный день» рядовым трудящимся или пенсионером - отличать от денег в банках принадлежащих рантье и прочим нуворишам.
Пример четвертый. Стремясь наполнить казну налогами, во что бы то ни стало, Президент законодатели и Правительство вводят все новые и новые жесткие меры. При этом разлагающее влияние пороков в правилах воздействия на собираемость налогов не только не устраняют, но и наоборот, закрепляют в Налоговом Кодексе.
Пример пятый. Стремясь уйти от «безразмерности» наказания за неуплату налогов Налоговым Кодексом описаны способы не платить налоги, названные налоговыми правонарушениями. Вместо того, что бы определиться с вредом казне и налоговым отношениям и за это наказывать (см. статьи «О пороках в первой части Налогового Кодекса» и «Предложения к первой части Налогового Кодекса»).
Пример шестой. Для воспитания законопослушного налогоплательщика разработаны «программы мероприятий на 1998-2000 годы» по просвещению налогового права. При этом игнорируется, что угодное казне отношение к обязанности платить налоги, в наших условиях может начинать формироваться не за счет знаний налогового права, как таковых, а за счет уважения тех принципов, по которым строятся отношения государства и налогоплательщика.
От денег на рекламу типа: «Заплати налоги и спи спокойно» будет толк, если эти деньги направить, например, на техническое обеспечение перехода на международные стандарты бухгалтерского учета. Другими словами, рекламные деньги направить на то, чтобы приблизить решение задачи, отнесенное на 2000 год.
Упомянутая реклама и другие перечисленные примеры – это всего лишь некоторые из множества примеров того, как впустую тратятся деньги и упускается время. Вместе с тем, игнорируется необходимость того, чтобы в Налоговый Кодекс заложить сами основания для воспитания волеизъявления налогоплательщика.
Речь идет об уже упомянутых выше принципах, по которым в налоговой сфере устанавливаются взаимоотношения сторон и меры принуждения, перераспределяется налоговое бремя, задаются приоритеты в налоговой политике и т. д.
В зависимости от этих принципов формируется отношение налогоплательщика к обязанностям платить налоги. Все это - слагаемые волеизъявления налогоплательщика, самостоятельный фактор влияния на собираемость налогов. Кстати, наряду с условиями и возможностями бегства капитала за границу и мздоимством.
Чтобы в Налоговый Кодекс заложить основания для воспитания волеизъявления налогоплательщика, «изобретать велосипед» не надо, необходимо лишь осмыслить то, что законодателю предложено.
Пример седьмой. Стремясь снизить недовольство населения ростом цен из-за понижения курса рубля и умерить спекуляцию продавцов товарами, ввели налоговые проверки этих продавцов. Этот способ лечения болезни градусником ввели тогда, когда в Госдуме делили правительственные портфели, т.е. когда надо было дать налоговым органам законодательные требования против спекуляции.
А еще лучше, изначально, т.е. до «черного четверга» надо было продумать, как ввести особый налог на прибыль от спекуляций, а именно, налог на положительную разницу в цене, исчисляемую между курсом рубля к доллару, по которому товар продается, и курсом рубля, установленным Центробанком.
На российские товары, до введения международных стандартов бухгалтерского учета, под сочетание методов ФИФО и ЛИФО, надо всего лишь специальные показатели и отчетность налогоплательщиков.
Перечень нелепостей в налоговой политике можно продолжать. Такая налоговая политика усугублялась недальновидной финансовой политикой в целом.
С одной стороны. Борьба с инфляцией и за стабилизацию рубля, путем «сжатия денежной массы» неплатежами из федерального бюджета, привела к тому, что 80% всех платежей – бартер, исключающий нормальные налоговые поступления.
Развязывать этот узел понуждали налоговую инспекцию, с ее массовыми ухищрениями накручивать незаконные пени на налоговые долги предприятий, финансируемых из бюджета, которым бюджет должен. Наоборот, затянуть узел взаимных неплатежей помог запрет с 1998 года любых форм зачетов из федерального бюджета (Указ Президента РФ от 07.11.97 № 1173). Не захотело федеральное Правительство быть крайним в цепочке взаимных неплатежей.
И почему-то только нынешнее Правительство смогло найти выход из проблемы бартера, вызванного неплатежами из федерального бюджета. Начались платежи из федерального бюджета по его долгам, за счет эмиссии денег, инфляция от которой изначально будет гаситься действием золотовалютных запасов банка, которые, наконец-то, стали увеличивать (что и надо было делать давно, не доводя золотодобывающую промышленность до нищеты).
С другой стороны. Предыдущие составы Правительства, как Мавроди – построили пирамиду ГКО (брали в займы, чтобы рассчитаться по предыдущим долгам). Получили колосальную зависимость экономики от этих займов и колебаний. При слабеньком ветре с «азиатского кризиса» – все рухнуло. С 17 августа 1998 года жульнические операции со сбросами банками ГКО и переводами их в доллары - вскоре помогли завершить развал банковской системы. Это при том, что афера с пирамидой ГКО осуществлялась во время продолжения траты денег на создание и было создано гигантское правительство, превосходящее правительство СССР и ЦК КПСС вместе взятые.
Во все времена посткоммунистического периода работа наших правителей характеризовалась выражением Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда».
Между прочим, «отфутболенные» чиновниками администрации Президента и Правительства и не принятые законодателем конкретные предложения по статьям Налогового Кодекса (например, от автора настоящей статьи) сводятся к следующему.
Четко определиться и основывать все статьи Кодекса на конкретных, справедливых принципах.
Применить воздействие целенаправленное, именно на собираемость налогов. Притом с введением механизмов реализации заданных принципов.
На этих условиях продумать и начинать реализовывать программу воспитания уважения к налоговому закону, как в налогоплательщиках, так и в сотрудниках фискальных органов.
При этом к количественным параметрам основных налогов и к оценке труда сборщиков налогов применить конкретные принципы производительности Эмерсона (см. «Предложения к первой части Налогового Кодекса»).
Может возникнуть вопрос, почему предложения по Налоговому Кодексу автора настоящей статьи не прошли?
Во-первых. На всех стадиях разработки и принятия Налогового Кодекса депутаты, представители Президента и Правительства работали, как в басне о лебеде, раке и щуке. Большинство не вняло предложениям меньшинства - до обсуждения проекта Налогового кодекса принять Госдумой основные принципы данного закона, точнее, основные, исходные положения радикально новой отрасли права!
Поэтому энергия коллективной мысли уходила, не на создание единого варианта кодекса, а на заявление о себе тех или иных идей. Как у паровоза, энергия которого уходила не на привод колес, а в свисток.
При таких обстоятельствах предложения автора данной статьи не вписывались в какой-либо из представительных вариантов законопроекта, любому из них требовалась переработка (вариантам: Госдумы, Совета Федерации, Правительства, группы депутатов Госдумы и Совета Федерации, варианту Похмелкина В. и другим).
Во-вторых. В энергии коллективной мысли всех, так сказать «пересвистали» представители Правительства, чей вариант, накануне парламентских каникул, прошел. Однако содержание первой части Налогового Кодекса (подписанного Президентом РФ, как Закон от 31.07.98 № 146-ФЗ) свидетельствует, что разработчики и их пособники либо не ведали, что творили, либо творили вред общему делу умышленно, ради своих, корыстных интересов.
Ответственный от Правительства за разработку итогового варианта первой части Налогового Кодекса - зам. министра финансов РФ Моторин Михаил Альбертович - это дирижер оркестра, который не знает партитуры. Изменения данного законопроекта (от одного чтения в Госдуме к другому чтению) свидетельствуют, что руководитель проекта не имеет ясности с назначением этого документа, его целью и задачами.
Иные же «шедевры» в Кодексе дают сомнение в том, знаком ли этот дирижер с нотной грамотой и, вообще, есть ли у дирижера музыкальный слух? Он – Михаил Альбертович, не услышал или не осознал серьезность, предъявленных к правительственному варианту законопроекта претензий, свидетельствующих о незнании разработчиками элементарных вопросов из научных основ управления и не только этих вопросов. Эти разработчики напоминают консилиум врачей, которые настояли на том, чтобы больному от истощения прописали клизму.
Спрашивается почему, предлагаемое автором настоящей статьи, действительно слабое воздействие на ситуацию с собираемостью налогов (т.е. вначале поправками к Налоговому Кодексу), обусловит значительный эффект? Примеры других налоговых систем не убедительны потому, что психологически сложно отказаться от стереотипов мышления в отношении налогов и иллюзий в отношении производства.
В эффективность предложений трудно поверить, отчасти, и потому, что забыты аналогии устроения систем, в которых слабое воздействие дает сильный эффект.
Аналог в технике. Паровоз. Мощной системой, обеспечивающей функционирование машины - движение по рельсам, управляет крохотный механизм, модернизированный регулятор Уатта. Посылая сигналы-информацию о количестве подаваемого пара, он разгоняет и останавливает могучую машину. Воздействие его крайне слабое, зато каков результат.
Аналог в человеческом организме. Сигналы от нервных окончаний на поверхности кожи, вызываемые слабым воздействием акупунктуры, корректируют работу диагностической системы. Она выдает правильный диагноз, и организм начинает лечить то, что надо. Или вообще прекращает лечение и, слава Богу.
Правила, к которым сводятся воздействия на собираемость налогов, можно сравнить с находящимся в спинном мозге, так называемыми пластинами Рекседа (о них знали давно, но их функция оставалась загадкой). К ним тянутся нервные волокна со всех органов, от всех участков кожи, и они полностью отвечают всем условиям китайской акупунктуры. А главное - чутко отзываются на любое слабое воздействие.
Очень уж нежная, сверхчувствительная эта система, отзывается на множество привходящих факторов. И малейший дефект - система ставит неправильный диагноз, а организм начинает лечить себя от несуществующей болезни. Причина неинфекционных болезней - сбои в диагностике.
И так. Причина недостаточной собираемости налогов и, соответственно, причина нехватки денег у Правительства в пороках правил, к которым сводятся меры воздействия на то, чтобы получить с налогоплательщика законно установленные налоги.

Налоговый адвокат Кулеш В.А.
Россия, Санкт-Петербург +7 (812) 2224816
E-mail: kulesh@infopro.spb.su
Октябрь 1998

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?