Независимый бостонский альманах

РЕФОРМИРОВАННОЙ КУВАЛДОЙ ПО МОНИТОРУ

01-01-1998

Kondakov     Работа за рубежом имеет одну малоприятную сторону. По прошествии нескольких месяцев начинаешь просматривать с сомнениями записную книжку с номерами телефонов друзей, оставшихся в Москве. Кого-то уже через две недели после отъезда невозможно поймать по телефону. А чей-то голос звучит совершенно без изменений и через год. Внезапно ловишь себя на мысли, что значительная часть бывших школьных приятелей , институтских друзей , знакомых по работе вдруг куда-то исчезла, или они стали совершенно другими людьми. Всего какой-то год назад мы вместе весело гоготали над остротами "БУДУ ПАГИБАТЬ, БУДУ ПАГИБАТЬ МАЛАДЫМ", штурмовали холодильник в Гольяново и отмечались в "Голодной Утке" на Кузнецком Мосту. Теперь я иногда (хорошо, что не очень часто) слышу почти металлический голос; "Знаешь, мне некогда. Я тебе сам позвоню...", или "Он здесь больше не работает" , или просто письма и телефонные звонки словно уходят в никуда.
Случайно дозвонившись в полдень по московскому времени (а это час ночи в Сан-Франциско) до одного знакомого, я едва смог узнать его голос по телефону. Сославшись на страшную занятость, и буркнув, что сам позвонит, он оставил меня, слушающего короткие гудки, в полном недоумении.
Еще три месяца назад я получал электронную почту, после прочтения которой становилось радостно и спокойно, - задорные письма о проведенном на Кипре отпуске и о рождественских планах поездки в Прагу. Каких-то пару-тройку лет назад мы выручали друг друга двадцаткой, а то и стольником "зеленых". Люди, которых знал свыше десяти лет, внезапно исчезают, "забыв" позвонить, не говоря уже про более серьезные обязательства. Одно дело, когда в газетах пишут, что "никто никому не верит" и " Ни одно живое существо в стране не знает, что здесь ожидать через три месяца" (Екатерина Карсанова "Грабли нового образца" - "МН" №42, 1998) , а другое дело ощутить это на своей шкуре.
Был в нашей компании приятель, которого мы все знали еще с начальных классов школы. Одной тусовкой ездили менять запрещенные рок-пластинки по подмосковным лесам (1984-1986 гг.), вместе сматывались с уроков, вместе поступали в институт, вместе таскали тяжелую мебель - пуд соли, короче, точно съели. В один прекрасный день по его номеру телефона вдруг ответили какие-то незнакомые люди - оказывается наш "друг" в страшной тайне разменял квартиру и исчез, вместе с неотданными долгами (причем там было, как выяснилось, не $20 и не $200) и одолженными книгами. Просто так. Без объяснений. В один майский день 1996 года. Мы были просто в шоке, но прошло какое-то время, надо было продолжать жить. Уже здесь, оказавшись в Калифорнии, перечитывая "Хронику происшествий" вездесущего "МК", я успокоил оставшихся в Москве друзей, что мы-то отделались на самом деле легким испугом. Судя по рубрике "Срочно в номер", практически среди бела дня 13-летние подростки расчленяют друг друга, да предпринимателей (не гнушаются и заслуженными профессорами) - "ухлопывают" как мух - а мы обиделись из-за какой-то там мелочевки. Правильно говорят, что было бы здоровье - а остальное дело наживное.
Впечатление такое, что каким-то внезапным морским приливом смыло благополучие и уверенность в завтрашнем дне. Так как только стихийным бедствием можно объяснить неожиданно замолчавшие факсы, исчезнувшие веб-страницы, отключенные автоответчики, которых было всего ничего, и неотвечающие адреса электронной почты.
До печально известных событий 17 августа, проблемы российских "компьютерщиков" были известны, следовательно - преодолеваемы. Может не так быстро, как хотелось бы - но прогресс был налицо. Краткосрочные поездки на зарубежные семинары, стажировки, открывающиеся представительства ведущих компьютерных фирм, грамотно выполненные русифицированные версии программных продуктов, "интернет-вещание" (хороший пример, фирма "АК&M"), распределенные компьютерные системы железных дорог, банков, холдингов, достаточно сильные "он-лайновые" системы "Рейтерс", рассчитанные на российский рынок - вот далеко не полный перечень технологических новшеств, которые в рекордно короткие сроки стали реальностью.
Несмотря на многочисленные бюрократические препоны, отсутствие высокоскоростных коммуникационных магистралей и массу других проблем, российскому информационному рынку все же есть, что показать. Например, качество веб -дизайна, продуманность информационного наполнения и применяемые технологические решения часто превосходят зарубежные аналоги (http://www.mn.ru, http://dz-online.paranoia.ru/). А профессионализму и глубине обсуждения технических вопросов в "ИнфоАрте" (http://www1.infoart.ru/it/helpself/index.htm) могут позавидовать многие конференции Usenet.
Все эти сложнейшие информационные структуры теперь надо как-то поддерживать, желательно квалифицированно. Все наслышаны про угрозу затопления ряда станций московского метро ("Дубровка") по причине хронического недофинансирования Мосметростроя. Все знают про ржавеющие баллистические ракеты в шахтах, которые также требуют постоянного ухода. Тоже самое можно сказать и про информационные системы (люди+компьютеры), а особенно про те системы, которые тесно интегрированы с Интернетом, финансовыми сетями и производством программного обеспечения. Если веб-сайт, который собирался заняться финансовыми транзакциями в реальном времени ( а на этом сейчас просто помешаны в Силиконовой Долине), просто закрывается, а высококлассный специалист по распределенным базам данным занят тем, как вывезти себя и семью по визе H-1B, то что будет через пару-тройку лет? Проблемой займутся новые программисты? Если так, то почему не удержались старые? Кто мешал?
Еще появился один неприятный момент. Если раньше одна поездка на Митинский радиорынок "вооружала до зубов" бедного студента-программиста или начинающего сетевика, то теперь многочисленные рейды по борьбе с компьютерными пиратами практически удушили малый компьютерный бизнес. Ведь даже в Москве далеко не каждая фирма (не говоря уже и о "физических лицах") может заплатить несколько сотен долларов за программное обеспечение "Microsoft" и несколько тысяч за средства инструментальной разработки "клиент-сервер". Что же получилось? Условий для полноценной разработки нет, оплата труда программистов смехотворна , да и цивилизованных продаж нет , но вот "запретить", "пустить под бульдозер" - это да! Это мы научились. Это мы умеем.
Многих российских специалистов по Интернету давно перестала устраивать существующая структура и возможности российских провайдеров - такое пустячное дело, как регистрация своего домена могло вылиться в большую проблему. Да к тому же и дорого, плюс всевозможные ограничения. Решили пойти другим путем. Так как двадцать долларов в месяц за неограниченный модемный доступ в Интернет - цена, которую можно позволить и в России, то многие фирмы и просто веб-одиночки решили регистрировать свои "домен-имена" сразу в Штатах, минуя малопонятные регистрационные процедуры РУНЕТа и зловеще звучащие СОРМовские угрозы. Заметка Антона Носика "Красное СОРМово", опубликованная в свое время в его превосходном "Вечернем Интернете" прибавила мало оптимизма он-лайновым жителям .
По кредитной карточке открывался где-нибудь на провайдерском сервере slip.net обыкновенный модемный "эккаунт" - плюс запрашивался дополнительная услуга размещения веб-сайта. Итого расходов. $20 в месяц за использование интернетом (хотя, на самом деле из Москвы в Сан-Хосе по модему никто звонить не будет) плюс $5-$50 в месяц в зависимости от перечня заказываемых услуг по размещению веб-сайта (объем дискового пространства, использование Front Page Extensions, множественные почтовые ящики и т.п.). Плюс $70 платится за двухлетнее пользование именем домена (это стандартная плата в Internic) . На моей памяти несколько московских веб-фирм достаточно хорошо себя чувствовали, переводя почти символические $34 в месяц на счет того же slip.net. Обновление веб-сайта шло по IP из Москвы, но зато сколько преимуществ! Тут тебе и быстрый (T3) провайдер, и "чистое имя" для домена - сравните имена http://tormentor.tts-sf.com и http://www.prospect.com.ru. Маленькое вкрапление "com" - знак принадлежности к провайдеру "Комбелга", который обеспечивает доступ во всемирную паутину по России. Фирма "Комбелга" - мощная структура, но ее сетевые возможности достаточно ограничены на российском рынке. Хотя, для серьезного бизнеса дополнительные "co" или "com" в сетевом имени - просто неприемлемы.
Финансовый кризис рикошетом достаточно сильно задел владельцев таких вот "оффшорных" эккаунтов.
Во-первых, сорок долларов до кризиса и после - все-таки достаточно разные деньги. Те , из небольших компьютерных фирм, кто мог позволить себе "отстегивать" эти деньги на раскрутку - сегодня заняты совсем другими делами. У меня лично прекратилась всякая связь с тремя разными "малыми предприятиями", которые в свое время благополучно разместили свои веб-страницы на узлах калифорнийских провайдеров.
Во-вторых, запрет хождения иностранной валюты (пока перекрыли кислород обращению безнала, а там и до обменных пунктов рукой подать) и всевозможные препоны на перевод ее за рубеж (что, судя по тону маслюковского проекта, вообще собираются карать чуть ли не расстрелом) серьезно подорвали платежеспособность российских компьютерных (и не только компьютерных) клиентов. До сих пор судьба пластиковых карточек с валютными вкладами неясна. Кто-то говорит, что все пластиковые карточки VISA, принадлежавшие российским банкам , аннулировались. А кто-то иронизирует, что все, мол, нормально. Не знаю деталей, но знаю точно, что от моих знакомых перечислений по кредитным картам не было с конца августа. А ведь как удобно было! Достаточно было сообщить данные карточки провайдеру, и его компьютер сам переводил необходимую сумму каждый месяц - а веб-сайт работал. Теперь даже переводы через "Western Union" за рубеж сильно прикрылись.
Кроме чисто "интернетного" бизнеса, были и "экспортно-импортные" операции. Суть их была очень проста. Не секрет, что Москва и крупные города были завалены компьютерной техникой, рассчитанной на массового потребителя. Если же требовалось что-то особенное - то российский рынок был просто не готов удовлетворить требования изысканной публики. Например, в 1992 году срочно понадобилось несколько десятков хороших модемов USRobotics 9600. Только прямые поставки из Иллинойса решили проблему. Понятно, что в то время (июнь 1992 года) из Москвы было достаточно сложно дозвониться в отдел продаж "мелкого опта" US Robotics. Масса вопросов - с кем и о чем говорить? Куда и как переводить деньги? Американский посредник сумел же договориться в течение получаса, переведя со своей American Express необходимую сумму.
Сходная ситуация была и в 1995 году - дилемма; переплачивать несколько тысяч долларов московскому дилеру "CISCO" (который, по всей видимости, все равно будет заказывать маршрутизатор из США) или купить оборудование напрямую, из Северной Калифорнии. Как бы там ни было, но довольно многим российским заказчикам приходилось напрямую выходить на заокеанских поставщиков. Благо еще несколько месяцев назад перевод за границу частным лицом или небольшой фирмой нескольких тысяч долларов считался нормальным делом.
Теперь же не только деньги перевести стало очень непросто, но и обыкновенное модемное подключение к Интернету стало проблемой для многих российских абонентов.
Как будет восстанавливаться и развиваться дальше российская он-лайновая структура - пока неизвестно. На это нужны реальные деньги, которых нет. Пока же проедаются старые запасы.
Проекты спутниковой телефонии "Иридиум" потихонечку переходят в разряд теории, хотя недавно dz-online рассказывал и об этом уникальном проекте. Хотя, какие тут спутниковые телефоны, когда число клиентов обычной сотовой связи (типа хорошо известной в столице и области "Би-лайн") стремительно падает.
Друзья-компьютерщики в Москве, лишившись работы, и потеряв таким образом доступ в он-лайн и к электронной почте, притихли. О новостях российского Интернета теперь узнаю из стремительно уменьшающегося количества сетевых изданий и периодической печати. Слава Богу, "Россия-Он-Лайн" пока вроде работает.
Чтобы развеяться от грустных компьютерных мыслей, засел за книги.
И тут я натолкнулся на любопытное утверждение, которое может, на мой взгляд, понять причину упорного сопротивления "реформам" и "интеграции в мировую экономику".
Сравните два текста. Вот выдержка из интервью известного современного российского писателя; "Я люблю таких же мутантов, как я. Там же я оказался раком, который питается тухлым мясом, а мне предлагают наисвежайшую ветчину, я могу ее есть месяц-два-три, но потом становится невыносимо, я начинаю блевать. Это непереносимость другой коллективной ментальности". И вот фрагмент из письма мне ("Лебедь" опубликовал его в статье "Монотонно звучит....") ; "Когда я говорю, что наша страна дикая, я нисколько ее не критикую, т.к. я признаю, что несмотря на все образование, я тоже дикий, т.к. я сам часть этой страны, и сам могу делать все эти вещи, что и менты, если бы был на их же месте. Может быть не сразу, но если бы побывал на войне, и если бы в меня стреляли, то очень просто. Жить в России, наверное, может быть приравнена сейчас жизни где-нибудь в Боснии. Знаете ли вы, что человек, живший в опасности, привыкает к ней как к стимулятору и вернувшись, например, с войны, уже не может жить мирной жизнью. Наверное, и я также".
Совершенно разные люди - но как похожи мысли!
Следует ли понимать, что российский народ - это "мутант", и все попытки "цивилизовать его" тщетны? Понимая всю глобальность такого тезиса (или "антитезиса"), оставим его пока в стороне.
Попробуем поставить вопрос несколько в другой плоскости. Можно ли считать критерии техногенного образа жизни и ментальности ("Интернет", "распределенные базы данных", "корпоративное финансирование", "защита авторских прав разработчика", "поддержка пользователя" и т.п.) тщетными и заранее обреченными на провал в обществе, которое живет совсем по другим моральным нормам и социальным ценностям? "Ценности" эти у всех на слуху - "приедет барин и рассудит", "слишком умный, да?", "мочиться мимо очка", "ждать халяву", "плевать на закон", "положить с прибором", "уйти на дембель", "щас! держи карман!", "п-шшш-ел..." и т.п.
Чтобы избежать излишних обобщений, внесу необходимое уточнение. Я говорю не о пост-советском человеке вообще, а о тех, кто с той или иной стороны примыкает к миру информационных технологий. То есть, о всех сидящих за компьютерной консолью, следовательно принявших "правила игры" на определенных условиях. Как ни крути, все же американский и российский программист (ну, или начальник ВЦ) имеют слишком много общего. Отоспавшись после десятичасового перелета, "наш" человек уверенно садится за клавиатуру где-нибудь в Сиэттле или в Мельбурне и, усмехнувшись из-за отсутствия привычной кириллицы, приступает к установке родимой Windows NT.
Другое дело - какое положение, социальный статус, и отношение окружающих - не горстки сотоварищей, а общественной ментальности - он имеет? Является ли он аутсайдером, этаким стилягой конца 90-х годов - или его все же считают полноценным членом общества?
И здесь, на мой взгляд, начинается самое интересное. Рискну предположить, что мир российских информационных технологий существует как бы сам по себе. Если на Западе необходимость широчайшего внедрения компьютеров находится в сильнейшей зависимости от запросов производства, развития финансовой сферы - ускорения жизненного ритма, то, по моему наблюдению, в России все информационные системы безнадежно застряли на концептуальном уровне 70-х годов. Существующие же разработки и подходы либо полунасильственно насаждаются сверху, либо являются калькой западных решений, которые часто переносятся бездумно. Простейший пример - веб-сервер МИД РФ (http://www.diplomat.ru/russian/index.html) - смесь анимированных GIF-изображений с устаревшей телефонной книгой (на 01 апреля 1997) одного из ведущих (!) государственных (!) учреждений. Сравните веб-сервер Госдепа США - http://www.state.gov/ - хотя там веб-мастеры ничего сверхъестественного не обнаружат, но свою функциональную задачу он выполняет.
Одиноко стоящая и постоянно выключенная персоналка на столе ректора столичного вуза или депутата Государственной Думы - не жизненная необходимость хозяина кабинета, а "потому что так надо". Декан же местного университета в Сан-Франциско не вылезает из-за двух терминалов, да еще соединяется с работой по модему во время уикенда. Да при этом пытливо выспрашивает знающих аспирантов и техников; "А как бы мне сделать вот такой отчет? А вот такой формат? А можно ли это через Интернет?". Я-то, исходя из российского опыта, представлял его этаким "человеком в футляре", сидящем в огромном кабинете с ковровыми дорожками. А он оказался подтянутым обладателем удивительно острых глаз, постоянно что-то распечатывающим из Excel и PowerPoint.
Говорят, что из офиса губернатора Лебедя вынесли компьютер, потому что "это ему не надо". И если не нужен компьютер, то и не нужен Информационный отдел, ВЦ. Они всего лишь являются техническим продолжением логической информационной схемы - схемы, по которой выстроены отношения информационного обмена в обществе. Если такое техническое продолжение, начитавшись западной литературы, начинает обгонять, щеголяя всякими там Java, ActiveX, CORBA, WAN - то концептуальная (логическая) схема феодальных отношений, выраженная в лице неприступного и вечно надутого Главного Бухгалтера, Начальника Планово-Финансового Отдела и Генерального Директора, недовольно тянет за вожжи : "А оно нам надо? А что с этого Я-Я-Я буду иметь?"
Про несчастливый брак говорят - "Любовь разбилась о быт будней".
Если вольно перефразировать это выражение применительно к российским компьютерным технологиям, то можно сказать - "Компьютеризация разбилась о совок"

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?