Независимый бостонский альманах

РУССКИЙ ЕВРОПЕЕЦ В АМЕРИКЕ (К выступлению Явлинского в Гарварде 15 декабря)

01-01-1998

Rustem Safronov  yavlinskiy     На Явлинского всегда приятно смотреть – он убеждён в собственной правоте, раскован, хорошо говорит по-английски, так и думается, что перед нами будущий президент России европейского толка: той самой, за которую он ратует. Начинает казаться, что все если не в порядке, то уж под его-то водительством двинется в сторону возможного порядка.
Семь пунктов его плана, якобы способного преобразовать Россию, призваны убедить западное общественное мнение, что именно на Григория Алексеевича надо ставить в России.
В Гарварде Явлинский - «свой человек», частый гость начиная с 1989 года. Многие его «яблочники» проходили «обкатку» в стенах этого учебного заведения на протяжении последних девяти лет, получая различные гранты, стажируясь и так далее. Некоторые стали не только депутатами, но и попали в правительственные структуры, например министр финансов России Михаил Задорнов.
«Меня часто обвиняют в чрезмерном критицизме- заявил он, выступая в школе Кеннеди в Гарвардском университете. - «Но я критиковал иллюзии Запада в отношении реформ в России, сегодня критиковать особенно нечего, ибо все после августовского кризиса убедились, что эйфория по поводу происходящего в России в последние годы была совершенно неуместна.» Григорий Явлинский, полагает, что реформ направленных на создание современного капиталистического общества в России, по сути, не было.
Лидер демократической оппозиции Ельцину, принципиально критикующий его уже много лет подряд, считает, что в России надо говорить не об экономических проблемах, а о проблеме слабой власти. Ключевая фигура- президент, обладающий гигантскими полномочиями и неспособный полноценно осуществлять реформы по созданию в стране общества с устойчивыми либерально-демократическими ценностями.
Главное, конечно - избрать нового президента. Ельцин кончился еще в 1992-1993 году как политический деятель для России. Лидер «Яблока» отметил, что готов признать его достижения, как разрушителя коммунистического строя , но не видит и не видел в Ельцине политика, способного создать гражданское общество, обеспечить В России соблюдение закона, уважение к частной собственности.
То есть того, что ставило бы Россию в один ряд, если не по уровню экономического развития и благосостояния, то хотя бы по доминирующим в массовым сознании ценностям в один ряд с европейскими государствами.
Явлинский призвал западные государства признать Россию такой и перестать рекомендовать ее тех лидеров и те рецепты, которые западные страны никогда бы не вознамерились примерить на себя. «Что означают настойчивые рекомендации семерки русскому народу накануне выборов - избрать Ельцина?
Или настоятельные попытки нынче рекомендовать генерала Лебедя? Себе бы такого лидера желали, например, немцы или французы?» - оскорбленно вопрошал Григорий Явлинский. «Раз мы признаём ценности европейской цивилизации, то от семьи европейских народов, к которой мы, по моему твердому убеждению принадлежим, то мы вправе ожидать отношения к себе как к равным» - подчеркнул лидер «Яблока».
Касаясь уроков нынешнего кризиса, Явлинский вскрыл их подоплеку и поведал об уроках, которые следовало бы из этого кризиса извлечь. На его взгляд кризис был обусловлен ложной концепцией принятой со времен Гайдара под руководством МВФ. Суть ее сводилась к трем пунктам: 1) Ельцин должен быть президентом. 2) Должен поддерживаться стабильный курс рубля по отношению к доллару. 3) Инфляция должна быть подавлена.
Всё это, по мнению Григория Алексеевича, было чудовищным упрощением. И рецепты преобразования Восточной Европы не годились хотя бы потому, что там была совсем другая по сравнению с Россией ситуация. Индустрия в этих странах существовала до централизации и социализма (во многом навязанного Советским Союзом), частная собственность на землю была всегда... В России же индустрия была создана социализмом и централизованным планированием, не было никогда традиции частной собственности на землю – утверждал Явлинский. Значит подход должен быть куда более серьезным, нежели поверхностные макроэкономические подходы. Макроэкономическая стабилизация, по его мнению может наступить только в результате медленного труда по внедрению либеральных ценностей в повседневную жизнь российского общества. И когда начнется экономический подъем в результате укрепления законности, создания гарантий по сохранению инвестиций и прибыли и так далее. Но не наоборот. В этом, считает Явлинский, первый урок кризисного развития.
Второй урок в том, что капитализм без права и гарантий, без закона – это чудовищная штука. Воровство, разгул бандитизма- закономерное внедрение такой модели. И третий урок, по мнению Явлинского, в том, что без доверия общества к власти невозможно проводить какие-бы то ни было реформы. И это - на совести Ельцина - так промотать кредит доверия населения, выданный ему в 1991 году.
Несколько мер, которые предлагает Явлинский, заключаются в следующем : Снизить налоги, при этом максимально упростив до предела усложнённую ныне налоговую систему.
Налоги на бизнес не должны превышать 20%, на сельскохозяйственный бизнес - 15% и на отдельных граждан они должны быть не свыше 10%. Теневиков Явлинский предлагает за выход из подполья обложить налогом в 12% и после выплаты «долгов» стране путем таких налогов- гарантировать амнистию капиталов, не интересуясь их происхождением. Тогда они заработают на благо России.
Следующим этапом должно стать банкротство нерентабельных предприятий. До сих пор, несмотря на весь кризис и неплатежи, в стране не существует процедуры банкротства нерентабельных предприятий.
Необходимость реформы банковской системы Явлинский объяснил так. : в России, по сути не было настоящих банков, а был лишь механизм перекачки денег за кордон вороватой публикой.
Очень многое он объясняет человеческим фактором, подчеркивая, что бюрократия, перекрасившаяся из коммунистов в демократов, ценностей не имеет и лишь стремиться урвать. А вот когда придут к власти, подобные ему и его соратникам, люди у которых есть моральные ценности, вот тогда…

Хочется ему верить…
«С другой стороны, мы знаем, что и «демократы первого призыва много говорили о ценностях…»
Говорил он о необходимости платить по счетам западным кредиторам, предварительно реструктурировав долги.
Тем не менее, западным инвесторам тоже надо знать особенности нынешней российской экономической и политической культуры. Чего они вдруг стали играть на фондовом рынке, поверив в 200% обещанных годовых? Это в разваленной –то стране, да с остановившимся производством? И с чего они решили, если государство обманывает своих граждан в России, то с иностранцами будет церемонится?
Ну и далее - общелиберальные фразы о необходимости конституционных поправок, о создании правого государства.
Над Гайдаром и Чубайсом откровенно посмеялся. Сказав, что за блок «Новая сила» будут голосовать их жёны разве что. Ну, тут с Григорием Алексеевичем трудно не согласиться – популярность этих деятелей нынче во всех слоях общества упала до критической отметки.
Он, однако. Верит, что народ ценит свободу и в конце концов пойдет не за левой оппозицией, а за ним. Настораживает, однако. Его полное нежелание заключать с кем бы то ни было политические союзы. Он отмел предположения о возможном Союзе с Лужковым. Подчеркнув, что и на парламентские выборы и на президентские будет идти, рассчитывая только на «Яблоко.»
Выступление Явлинского обнажило его глубинное убеждение в том, что Россия - суть европейская страна. Утверждение, в котором, правда, многие наблюдатели могли бы усомниться. И не только потому, что геополитически Россия принадлежит Евразии, но и потому, что весь ход российских реформ свидетельствует о сопротивлении среды, традиции, человеческого материала либеральному реформированию экономики. Можно, конечно, сказать, что, мол, реформы и не начинались, а то что делалось, делалось руками циничных бюрократов советской закваски. Так-то оно так, да уж очевидно, тем не менее, что социализмом, как цивилизованного, западного образца, так и былым, сталинско-брежневским «отечественного розлива» уже давно в России не пахнет. И сопротивление не только в том, что приватизировавшие казенную собственность олигархи и прочая публика не дают рядовым гражданам поучаствовать. А и в том, что огромное количество граждан не могут и не хотят брать на себя ответственность, вертеться и выживать по новым рецептам. Не берут собственность, стремятся оставаться в колхозах, преобразованных в паевые товарищества, а не «отрубаться на хутора»… Мне лично в этом видится и неистребимое «азиатство» Руси. Плохо ли это? Не плохо и не хорошо. Просто – иначе, нежели в Европе. Даже в Восточной.
Соборно, коллективно, «скопом» – жить и трудиться – это стремление сильно укоренено в российской действительности, хотя и не так, как прежде. Но всё же. Хватит ли политического времени у Явлинского? Победа в Питере, похожа окрылила его. Но тут не обошлось без влияния скандала вокруг эскапад генерала Макашова и убийства Старовойтовой. У людей сработала защитная реакция, страх им возмущение, желание не допустить к власти убийц и негодяев. Да и вообще – Питер традиционно либеральный город.
А Россия? Я полагаю, что половина ее - в Азии. И не только географически. И народ в массе своей жаждет порядка, отца нации для его наведения, а не рафинированного интеллигента, хорошо говорящего по-английски.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?