Независимый бостонский альманах

СПЕЦНАЗ НА ЗАКАЗ Сумеет ли сочинская "Альфа" полноценно заменить местных бандитов?

01-01-1998

Представляем нового автора: 
zolov

Здравствуйте, господа! Меня зовут Сергей Алексеевич Золовкин 47 лет, (862 2) 44-60-15, бывший начальник следотдела в Казахстане, бывший и.о. управляющего отделения "Мосбизнесбанка" в Сочи и профессиональный журналист, победивший в этом году на первом российском конкурсе расследовательской журналистики "Вопреки". Полет вашего "Лебедя" отслеживаю регулярно и кажется он мне высоким. Возможно, что-то из наших южно-российских реалий Вас заинтересуют? Вот одно из моих последних журналистских расследований.
Такой интересный вопрос уже не стоит для Ильи Герасимова. Ощутимый и на всю жизнь запомнившийся ответ старший лейтенант милиции получил в 14 часов 29 июня 1998 года.

 

А город подумал - съемки идут.

Был понедельник. И то что он тяжелый, Красинов ощутил всем своим организмом. В самом центре курорта, неподалеку от "звездной" дорожки только-только отгулявшего "Кинотавра", зеленую "девятку" оперуполномоченного районного ОБЭПа поджидала засада. Люди в камуфляже, в черных масках и с автоматами действовали как голливудские коммандос. Наперерез "объекту" выскочил "УАЗ" серо-песочного цвета. Двое упали на капот "девятки" и заблокировали водителю обзор. Слева и справа рванули дверцы еще двое. Хват за волосы, удар высоким кованым ботинком в пах...
- Я из милиции! - успел еще крикнуть Герасимов.
"Но меня уже выволокли из салона. Заломили руки за спину. Застегнули пальчиковые наручники. Стали избивать руками, ногами, дубинками. По всему телу. То есть, по голове, почкам, позвоночнику, в область живота, по коленям. Потом связанного бросили в багажник моей же машины, отвезли вниз к морю и у стройки опять били, били, били. Избивал меня и Шелковой Евгений. Он был единственный без маски. Потом требовали, чтобы виновником своего избиения я назвал Михаила Колодия, работника кафе "Шарм"...
Если верить тем копиям протоколов допросов, что невероятно сложными путями пополняли мое журналистское досье, именно эти показания потерпевшего Красинова были занесены в уголовное дело. То самое, что в сочинской военной прокуратуре показывать ни под каким видом не хотят. Там попросту вынесли постановление о прекращении следствия по пункту 2 статьи 5 Уголовно-процессуального Кодекса. За отсутствием состава преступления.
Но остались потерпевшие при своих травмах, сотрясениях головного мозга, обидах и тяжком недоумении. Нашлись и очевидцы безумства, принятого за войсковые учения либо за бандитскую "разборку". А один почетный гость кинофестиваля - весьма известный режиссер кстати - поначалу даже решил, что попал на натурные съемки гангстерского боевика.
У всего персонала кафе осталось в памяти как "...подлетел микроавтобус защитного цвета. Выскочило 10-13 мужиков в масках. Вначале нас били дубинками прямо у мангала. Потом затащили внутрь. Поставили лицом к стене: ноги врозь, руки вверх. Снова били куда побольнее. Потом на пол швырнули. Зажали большие пальцы рук какими-то специальными наручниками. Били... А голову Миши Колодия совали во фритюрницу где кипело масло"... Но люди рассказывают об этом шепотом, испуганно оглядываясь. Ведь не какая-то банальная криминальная "пехота" с Торговой галереи на них наезжала. И даже не отморозки из осетинской или грузинской группировок, что занялись нынче новым переделом Сочи. Все куда тревожнее и опаснее.
Избитый до неузнаваемости Герасимов собственноручно допишет в один из протоколов:"...То, что это была спецгруппа "Альфа" ФСБ я не обманываюсь. Так как много был наслышан о ней, о ее бесчинствах и безпределах (так в оригинале, С.З.).

 

"Альфа" за "Омегу".

По устному и неофициальному мнению некоторых руководителей местного УФСБ, операция проходила "в рамках законности". Ведь сочинский спецназ поднимали по команде из Краснодара. Как будто террористы захватили госдачу на Бочаров ручье и самого Президента в придачу. Хотя весь сыр-бор начался с того, что со свадьбы сослуживца в ночь с 28 на 29 июня возвращался домой чекист Евгений Шелковой.
- К 3 часа утра я приблизился к кафе, - живописал оперативник госбезопасности, обязанный профессионально владеть приемами рукопашного боя: - И тут из-за угла появился какой-то парень в белом грязном коротком халате. Молча ударил меня чем-то по голове. Я потерял сознание...
Далее по версии Евгения Юрьевича, шашлычник Колодий и примкнувший к нему сын хозяина кафе Илья Герасимов, якобы работающий здесь "крышей" и снабженцем, до самого рассвета беспричинно издевались над чекистом. И при этом еще восклицали периодически:"Всех вас, гэбешников, убивать надо"! Шелковой вошел в шоковое состояние и выдал истязателям свои телефоны и домашний адрес. Потом отдал дорогие часы "Омега". Или - "Ориент". (В копии рукописного объяснения неразборчиво, С.З.). Было уже совсем светло, когда жертву отпустили за деньгами в сумме 310 рублей. Управление ФСБ было совсем рядом…
Когда автор попытался выведать, откуда возникла такая странная сумма выкупа, ему показали опись инвентаря с места происшествия. Стоимость разбитого пластикового стула и разломанного стола составила ровно 310 рублей.
- Это "гость" наш запоздалый разломал, - в один голос утверждают в "Шарме": - Был тогда совершенно пьяным. Буянил. Хотел напитки и закуску из бара бесплатно забрать. Буфетчице нахамил. Кричал, что он из ФСБ и ему все можно. Пришлось его успокаивать и требовать возмещения ущерба...

 

Похищение на улице Тоннельной.

Понятно, что у "силовиков", привыкших в полицейском государстве к вседозволенности, до сих пор "замыкает" куда чаще, чем у нормальных людей. Агрессивные синдромы исключительности нередко проявляются даже в умиротворяющей курортной среде. То высокопоставленный налоговик засадит пулю в машину "гаишника", некстати помешавшего проезду. То авторитетный в городе "мент" нокаутирует юного безобразника, кинувшего в подполковничью собачку огрызком яблока...
Но чтобы сорвались в беспредел железные правнуки железного Феликса... Ведь кажется, что в сочинском управлении ФСБ пост советского периода служат исключительно симпатичные люди. Журналисту работать с ними было даже приятно. И это несмотря на жуткие прогнозы некоторых знакомых пессимистов-криминалистов: кирпич, мол, на голову организуют за подобную писанину. Или со случайным "маньяком" в подъезде столкнешься... Вовсе даже наоборот, в "конторе глубинного бурения" принимали очень вежливо. Говорили мало. По традиции больше слушали. В момент назревшей доверительности делились наболевшим. А болит у чекистов как и у всех. По финансовой части. И по криминальной тоже. В том смысле, что окорот разгулявшейся преступности мешают, мол, дать чрезмерно либеральные законы.
Вырвавшийся вопрос о вольном либо невольном вкладе госбезопасности в развитие упомянутого криминального процесса был решительно отметен как бестактный и бездоказательный. И к РОСО - региональному отделу специальных операций - совершенно не относящийся. Атлет-командир этого сверхсекретного антитеррористического подразделения даже оскорбился. Но сдержанно и тактично. Его приморская "Альфа" даром, что дислоцирована в местах отдохновения Президента и прочих отечественных VIPов. Курортный спецназ не вылезает на Кавказе из "горячих" точек. В отряде уже есть свой Герой России. Подобранные из разных уголков страны бравые парни и одна девушка, потерявшая всех близких в Чечне, тренируются день и ночь. Они способны на то, что не по силам никакому СОБРу или ОМОНу...
С последним не согласиться было трудно. В довольно бурной и пестрой истории всевозможных сил специального назначения, в переизбытке дислоцированных под сенью пальм и магнолий, даже при всем негативном журналистском настрое не сыскать ничего похожего на таинственную историю из уголовного дела N73007.
Некоторые данные из фактически "похороненной" папочки удалось извлечь лишь благодаря принципиальности и мужеству отдельных оперативников среднего звена. А вкратце сей типичный эпизод диких рыночных отношений выглядит так. У сотрудницы местной таможни Елены Сотниковой и Резо Габедавы, ее гражданского супруга из линейного отдела милиции, возникли подозрения, что квартирная посредница Додонова намерена "кинуть" их на 35 000 "зеленых". Как и принято у иных современных стражей законности, проблему попытались решить сугубо незаконным путем. Это избавляло от неуютных вопросов о происхождении больших сумм у бюджетников с окладом чуть более тысячи рублей в месяц.
Офицер МВД и инспектор таможни действовали гуманно. Свою должницу даже на "счетчик" не поставили. Всего-то пару раз чисто по-человечески "стрелку", тьфу, встречу организовать хотели. Чтобы конкретно, значит. Без базара. Но Надежда Додонова продолжала "динамить". Чем и навлекла большие неприятности не только на себя.
- Рано утром 3 февраля 1998 года я, а также мои друзья Бесик Джалангония и Зураб Кучухидзе вышли из квартиры на улице Тоннельной, 29. Из вишневой "девятки", стоявшей поодаль, тут же выскочили люди в камуфляже и в шапочках-масках. У них были длинные дубинки с металлическими ручками. Сначала нас повалили на газон, стали бить этими дубинками, потом Бесика кинули в багажник, а нас в салон машины. Пока мы ехали, нас все время оскорбляли и били. Минут через 5 пересадили в машину белого цвета. Зарика, ну, Зураба, там постоянно избивал пассажир, сидевший рядом с водителем. Тут в приемнике у них заиграла музыка Меладзе "Какая ты красивая сегодня". Эти в масках заржали, несколько раз ударили меня по лицу и сказали: "Будешь ты сегодня у нас красивая"...
Последующие документы изучать больно. Уж слишком профессионально и не без азартного вдохновения пытали людей в одном из кемпингов туристского приюта Апцху близ Красной Поляны. По словам заложников, подтвержденным кстати медицинским освидетельствованием, садисты в камуфляже и масках не просто требовали вернуть деньги Сотниковой и Габедаве. Они выбивали зубы. А одного из друзей Додоновой попросту сделали инвалидом, повредив ему седалищный нерв. Несколько раз имитировался расстрел и всех троих заставляли копать могилы. Сковывали наручниками в самых неудобных и мучительных позах. Не давали еды и питья. И все били, били, били... Но своего не добились, так как нужной суммы не было.
На третьи сутки с 34-летней Надежды Додоновой палачи все-таки сняли наручники, заставили смыть с себя и ее друзей кровь и все тщательно прибрать в "палате пыток". Потом всех троих, едва живых и еле передвигающихся, выбросили из машины далеко от Сочи.
Как только заложница рассказала в прокуратуре подробности похищения, ее арестовал следователь одного из райотделов милиции. По обвинению в мошенничестве. Но совсем по другому делу, не связанному с Еленой Сотниковой и Резо Габедавой. Сам же Резо Евгеньевич к тому времени таинственно и бесследно исчез. Где он сейчас и что с ним, никто не до сих пор знает.

 

Наружным наблюдением установлено...

Когда этой и много еще какой шокирующей информацией автор поделился с одним из руководителей сочинского УФСБ, на тренированном лице не дрогнуло ничего: - Совершенно точно это были не наши сотрудники! - с доброжелательной улыбкой заявили автору. Похожие слова прозвучали и в военной прокуратуре. Материалы по "Альфе", выделенные "гражданским" следствием из дела по похищению и пыткам, были немедленно прекращены производством "из-за отсутствия доказательств причастности". Хотя милицейские оперативники доказательств "нарыли" с избытком. "Наружка" седьмого отдела сочинского УВД "пасла" своего железнодорожного коллегу Габедаву до того профессионально и тщательно, что тот уже вскоре "засветил" все свои контакты с давними дружками-"альфистами". Негласную фотосъемку встреч происходивших прямо у крыльца УФСБ на улице Театральной прокуратура оформила строго по закону. И 14 мая этого года среди прочих снимков при понятых предъявила потерпевшим на опознание. Уверенно опознаны были двое мучителей. Они беспечно снимали маски-шапочки во время трапезы и в перерывах между пытками.
Опьянение безнаказанностью и своей исключительностью было настолько велико, что в день похищения некоторые секретные сотрудники "Альфы" не просто выходили на пейджерную связь с предполагаемым заказчиком Габедавой. Они саморазоблачительно воспользовались особым позывным. Пейджинговая компания вынуждена будет официально подтвердить следователям: с таким паролем в Сочи работали одни только чекисты.

 

За щитом секретности.

Но следствие застопорилось довольно быстро. А потом и вовсе зашло в тупик. Восстановление попранной законности стало невозможным благодаря... Закону! Ведь по январскому 1998 года Указу N61 Президентом утвержден новый "Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне". Формулировки касающиеся всех специальных подразделений всех силовых ведомств страны оказались настолько туманными и настолько расширительными в своем толковании, что даже робкая попытка приструнить разбушевавшуюся "Альфу" встретила самый резкий отпор со стороны высших чинов госбезопасности.
Вовсе не 60 лет назад, а 5 мая 1998 года начальник Краснодарского УФСБ генерал-лейтенант Е.Л.Воронцов направил в сочинскую "гражданскую" прокуратуру такое вот красноречивое предписание:"...С учетом возложенных на меня обязанностей по сохранности сведений о негласном составе органов ФСБ, вынужден запретить подчиненным мне сотрудникам участвовать в проведении следственных действий, создающих угрозу разглашения сведений, составляющих государственную тайну".
Хотя тайн, как и иллюзий, в общем-то уже и не осталось. Жила, до недавнего, последняя красивая легенда. О неподкупных рыцарях невидимого фронта из бесстрашной и романтичной "Альфы". Но и она пала под ударами дубинок, заказанных для сведения чьих-то корыстных счетов.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?