Независимый бостонский альманах

НАЛЕТЧИК И ДЮЙМОВОЧКА Рождественская притча о поверженном зле и тренированном добре с кулаками

01-01-1998

zolov     Целый год копаешься в криминальной "чернухе", кого-то там изобличаешь, с кем-то ссоришься и судишься, все пытаешься вычерпать мутный осадок действительности журналистским своим решетом... И вдруг споткнешься на бегу, замрешь, вслушаешься в ангельский хор с небес, да и хлопнешь ладонью по залысине: ба, Рождество же Господне на носу, светлый же такой праздник стучится в сердце! Надо бы попотчевать уважаемого своего читателя жизнеутверждающей историей! Каким никаким добрым фактиком разбавить крепчающий пессимизм. Ведь столько хорошего еще остается вокруг! Кое-где. Порой даже в пресловутой уголовной среде. Ее неотъемлемой частью и был до недавнего времени Артур Нурбиев, банальный вор и автоугонщик. Отличился же он от всей остальной братвы своим особенным и, к сожалению, пока еще редкостным концом.

Начиналась же эта чисто конкретная история аккурат под Рождество. Боевой подруге Агирова надоело терпеть в доме лишний неподвижный предмет с ногами. Мебели в квартире и без того хватало. А денег - нет.

- На! - сказала могучая половинка в тяжелый день понедельник. И, по словам Агирова, протянула ему заряженный револьвер: - Нечего на диване сутками валяться! Иди и доставай на пропитание где хочешь!

Несмотря на три свои прошлые судимости Артур к вооруженному насилию еще ни разу не прибегал. Сделалось ему неуютно и зябко несмотря на превосходную курортную погодку. Сунул Агиров пятизарядную зарубежную штуковину марки "Гран" в целлофановый пакет "Спартак-чемпион". И побрел куда глаза глядят. А поглядели они на сочинскую привокзальную площадь. На предпраздничной ярмарке у гостиницы "Чайка" было как всегда многолюдно. Агиров прошелся вдоль рядов и сделалось ему совсем нехорошо. Никак не способствовали налету яркий дневной свет и куча свидетелей. Единственная надежда, что людишки нынче окончательно запуганы и разбойничьему промыслу не помешают. Да и самому домой на улицу Чехова пустым возвращаться страшновато. Агиров вздохнул поглубже и выбрал девчоночку помоложе да потоньше. Эдакую Дюймовочку, что при виде оружия наверняка хлопнется в обморок.

Рецидивист вытащил из пакета руку с револьвером: "Ни звука! Гони деньги"!

- Чего? - не поняла Света Пашьян. Покупатель в тот день к ней не шел. Выручки не было никакой. Так что настроение к 15 часам было испорчено окончательно.

- Бабки, говорю, выкладывай! - подивился бестолковости непуганой красотки 28-летний адыгейский джигит.

- Ну, ты и козел! - дошло наконец до Светы. Покупателям грубить не позволяли профессия и хозяин. Зато на таких вот отморозках можно было бы хоть немножечко оторваться. Свете даже самой понравилось как быстро и чисто получился у ней прием "стопой в подреберье с одновременным отбивом оружия в сторону". На курсах телохранителей у нее всегда выходило хуже. Агиров ойкнул и шмякнулся на задницу. Оружие осталось в руке у продавщицы.

- Ты чо, больно ведь! Я вот тебя сейчас! - взревел рецидивист. Растирая ушибленное место, он попытался приподняться и получил пяткой в глаз. Вспыхнул сноп искр и затылок впечатался в асфальт. В ушах зазвенело. Голос у разбойника задребезжал от набегающей слезы: - Хорош мочить, в натуре! Лучше "пушку" отдай, а. Не моя ведь. Мне жена за нее башку оторвет! Как брата прошу, верни! Тьфу, как сестру... .

- Иди, иди отсюда... братан! - все не могла успокоиться обидчивая Светлана. Из-за соседних прилавков стали выглядывать товарки. Они силились сообразить, что происходит. А в метрах 15 от места нападения, надежно укрывшись за ларьками, принимали боевую стойку два младших сержанта в штатском и при исполнении. Игорь Вербицкий и Алексей Арустамов сразу приметили револьвер, направленный на девушку и "приступили к оценке обстановки на предмет выработки тактики задержания вооруженного преступника в местах скопления населения ", как пояснят они потом на суде.

Агирову к тому моменту стало совсем нехорошо. Мысль о суровом супружеском возмездии за утраченное оружие приводила ужас. В голове кружилось и хотелось прилечь на нары для отдыха и лечения. Артур порылся в своем пакете и вынул оттуда самодельную малокалиберную ручку-пистолет.

- Заряженная ведь! Насквозь прострелю, если ствол не отдашь! - с максимальной угрозой в голосе пообещал он "Дюймовочке".

&nbsp
; - Щас! - окончательно огорчилась Светлана Самуиловна.

Несовершенство этого мира ее угнетало давно. Уйти к кому-нибудь в телохранители побуждало не только желание подзаработать, но и мечта "всякую нечисть поприжать". Света давно уже усвоила: от агрессивного хамства в нынешней жизни лучше всего помогает молниеносная техника "каратэ-ДО". Потому что ПОСЛЕ может быть поздно.

Второй прямой в грудь с одновременным зацепом атакующей руки противника получился еще краше. Вот бы тренеру полюбоваться! Стреляющую трубочку Света даже разглядывать не стала. Швырнула в коробку, где уже лежал изъятый револьвер. А нападавший в этот раз подлетел даже выше прежнего. Агиров шмякнулся все на то же больное место и сильно захотел в туалет. Настолько сильно, что не удержался и о его местонахождении спросил.

- На вокзал беги! Или к "Москве". Только там платные. 2 рубля дать? - пожалела бандита потерпевшая. Ей становилось неудобно за свою несдержанность. У мужика на лице взбухал огромный багровый "фонарь" и пальцы заметно дрожали.

- Так ты как ... насчет "пушки"-то? - безнадежно поинтересовался напоследок Агиров: - Э-эх, ну и народ пошел!

Он вприпрыжку засеменил в сторону гостиницы "Москва", раздумывая на бегу о неблагодарной людской породе. Ведь подарил же этой девчонке жизнь. А она после этого чужую вещь вернуть не хочет!

Искусно укрываясь в складках курортной местности, младшие сержанты следовали параллельным курсом. У цветомузыкальных фонтанов, в километре от места происшествия, Игорь и Алексей окончательно отмобилизовались. С двух сторон они направили на бандюгу свои табельные стволы и защелкнули наручники. Похоже, что Агиров этому даже обрадовался: свидание с супругой откладывалось! На 5 лет строго режима без конфискации, как окажется позднее.

На следствии и суде рецидивист Агиров Артур Нурбиевич по кличке Нурик был окончательно подавлен и не отрицал ничего. После приговора многоопытный судья Павел Грудачев с особым мужским уважением взглянул на потерпевшую Пашьян. И со значением уточнил у осужденного: "Все понял"?

- Понял. - буркнул Агиров.

-Что понял?

- Ну... На продавщиц в вашем Сочи нападать нельзя. Они у вас тут... такие бешеные. Извиняюсь, такие тренированные.

Так пожелаем же в лучших традициях рождественского прекраснодушия, чтобы самые худшие опасения бандитствующего элемента сбывались. И чтобы на их преступном пути почаще оказывались такие как Светочка Пашьян. Ну а мы, мужики, покончим со всем тем, что после ее кулачков еще останется.

Краснодарский край.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?