Независимый бостонский альманах

ЧЕРНАЯ ПЛОЩАДЬ Документальный детектив

18-07-1999

 

      Ниже следуют три статьи на одну тему - на тему о мощнейшей преступной группировке Уралмаша в Екатеринбурге, городe Ельцина. Эта группа как модель представляет собой всю структуру власти в России. Все три статьи - отменно написаны (особенно первые две) и дают своего рода развертку российского спрута в трехмерном пространстве.Символично, что страна сейчас мечется в жаре и в огне. Корчится в пожарах, смраде и гари. Отсюда производят неурожай и спертое дыхание. На самом деле - неурожай есть результат того, что еще до дыхания сперли все части из цветного металла с поливальных установок, купленных пару лет в США и, натурально, пропили в массовом порядке. Об этом я уже не раз упоминал.

Fire

Сами же пожары есть результат того, что тысячи списанных танков Т-54, на которых очень просто и недорого можно смонтировать специальные плуги, которые оставляют за собой 4-метровой ширины просеку вокруг "очага загорания" и, тем самым, локализуется лесной пожар, режутся на метал и загоняются в Китай, в общем-то, пропиваются.

Нанайские борцы и самоеды, самопалы и дуроломы - староверы хоть за веру принимали огненную купель, а эти? Ради бутылки.

Заголовки некоторых газет в связи с тем, что из-за пожаров отдыхающий президент РФ Борис Ельцин сменил резиденцию "Русь" в Завидово, в которой он начал свой летний отпуск, на традиционную "ближнюю дачу" "Горки-9".

"Под Ельциным земля горит" ( "Коммерсантъ"), "Кому у "Руси" жить хорошо?" ( "Независимая газета"), "Ельцин решил проводить отпуск без огонька" ("Комсомольская правда"), "Борис Ельцин ищет, где лучше дышится" ( "Время МН"), "Ельцин бежал из "Руси" ( "Московский комсомолец"), "Несгораемый Ельцин" ("Вечерняя Москва").

"Комсомольская правда", "Коммерсантъ", "Вечерняя Москва" предполагают, что вскоре президент переедет в карельскую "Шуйскую Чупу". Не исключается и Валдай.

Валерий Лебедев

Святое пастушеское дело выродилось после того, как Каин убил Авеля, и президентов на земле стало больше, чем пастухов.

Президенты превратились в зеркальную разновидность брадобреев: сам стекла бьет, сам дребезги считает - и страх в глазах, и крови хочется, и молитвы любит. Время от него уже ушло, теперь убегает пространство, которому тесно в двух зеркалах. Убегая, оно миллионы раз повторяет нелепое отражение и уже этим рождает гармонию формы.

В самом отдаленном отпечатке гармоничным становится даже президент, ибо превращается в многоточие.

А на площадях вызревает безумие: "От кремлевских тугих благолепий стало трудно в Москве дышать..."

Слишком долго пустует Лобное место.

И готовится к своему последнему прыжку век-волкодав.

Исторически безмолвствующим площадям оглашаются указы и повеления, но помнится им совсем другое: "Позаймитесь-ка барскими гнездами, припустите к ним псов полютей! На столбах с перекладиной гроздьями поразвесьте собачьих детей..."

Что с них взять и что пенять им, людишкам посадским, подъяремным, голытьбе драной? Ни даже с есаулов казацких спроса нет - головушки ядреные, с треском и блеском: Васька Ус и Шелудяк, да Кабан, да Фролка, чей-то брат...

Сарынь, на кичку!..

И расшибитесь вы всей казной кремлевской, бейте во все колокола, всех опричников припустите по следу, всю придворную рать - не спасетесь, и молебном "во здравие" у владыки не молите пощады. Раскатает на лобном месте, вылущит в струпья и прах, но не помилует вас ошельмованная, окаянная, не раздавленная вами чернь российская.

Вы уже на Голгофе, но и там - не висеть вам на кресте, чтобы и тенью мученичества не отразилась на юру ваша алчная, смрадная плоть - из бездны возникли вы без нужды и без памяти, в бездну позорную и канете, брадобреи Всея Руси...

ИЗУМРУДНЫЕ МУХИ

Сказок не надо про сорок сороков, кобылу без подков, Хитровку-Петровку, пустую бадью с лешим да еще про тысячу дураков.

Сами разъяснились веселые времена: "Орел двугривенного прав, четыре времени поправ..." Кажется, забылись, а помнятся уральские благолепия, коими обустроил екатеринбургский губернатор Эдуард Россель бывшую обкомовскую резиденцию для встречи высоких

гостей. Замах был сделан истинно царский, едва не истощивший зарубежные счета акционерных обществ "Изумрудные копи Урала", "Новая гильдия", "Зенит", "Звезда Урала", "Самоцветы Урала" и некоего общественно-политического союза "Уралмаш", проходившего по делу оперативной разработки как "организованное преступное сообщество".

За то, что едва не истощил уральскую кладовую, и наказан был самостийный воевода, ибо всем открылось, что не по чину берет, а касательно того, куда метит - так это уже и для Кремля не секрет.

Начинали-то свердловчане вместе - Юрий Петров, Олег Лобов, Геннадий Бурбулис, Виктор Илюшин, Людмила Пихоя, Евгений Бычков, Валерий Семенченко. По большей части все это обкомовская номенклатура. Юрий Петров, возглавивший кремлевскую администрацию, был секретарем Свердловского обкома КПСС, Евгений Бычков - первым секретарем Свердловского горкома. Семенченко работал помощником Ельцина в обкоме, а затем в МГК КПСС. Все они и осели президентской ратью в Кремле - в прямой видимости Лобного места на площади, которая все еще Красной именуется. Один лишь Бычков посажен на Роскомдрагмет, то есть - на алмазы, платину и золотишко. А Россель на уральском хозяйстве остался, поскольку "Изумрудные копи Урала" были тогда одним из немногих источников нелегальных средств для кремлевской "семьи". Ну и поскольку помнились еще кипевшие негодованием слова Ельцина про незаслуженные привилегии и льготы, про бесстыдство спецдач, спецпайков, спецполиклиник: "Пока мы живем так бедно и убого, я не могу есть осетрину и заедать ее черной икрой, не могу мчаться на машине, минуя светофоры и шарахающиеся автомобили, я не могу глотать импортные суперлекарства, зная, что у соседки нет аспирина для ребенка. Потому что стыдно."

Особый рассказ был про дачу Горбачева: "Уже наружный вид дачи убивал своими огромными размерами, всюду хрусталь, старинные модерновые люстры, ковры, дубовый паркет и все такое прочее. Семья же была просто ошарашена и подавлена. Больше всего поражает бесмысленность всего этого. Я сейчас даже не говорю о социальной справедливости, расслоении общества, огромной разнице в уровнях жизни. Это само собой понятно. Но вот так-то зачем?.. А кто платит за все это?"Elcin

Резонный вопрос не прибавит резонов к бессмысленности сегодняшних дней державного президентства. Этих резонов уже под завязку. Содержание кремлевской резиденции ежегодно обходится казне в 630 тысяч долларов. Две официальные загородные дачи "Горки-9" и "Русь" - это еще дважды по 250 тысяч долларов. Благоразумно упрятаны в социальных статьях бюджета расходы на содержание "Шуйской Чупы", "Бочарова ручья", иных гнезд на Валдае, в Сочи, у подножья Жигулевских гор, мимо которых соколиным стругом пронеслась некогда дерзкая судьба Стеньки Разина, озарив тягловых мужичков надеждой и верой, глотком свободы нечаянной одарив, да тут же и ввергнув их в суд пытошный, лютый - за творимое неугодно боярской Москве.

А за зарплатой - ножками, граждане, ножками! Триста шестьдесят пять километров, сочтенных мозолями неутомимых смоленских атомщиков, - точно по числу дней в году. Что тут другого присоветовать из "Шуйской Чупы", если обиженные хотят иметь по праву то, что принадлежит им лишь по закону милосердия. Фьючерсный рынок, повышающий не зарплату, а только цены, потому и зовется фьючерсным, что оплата за товар и услуги предполагается где-то в будущем, когда составится прилично выросшая разница в ценах за этот товар.

А пока - ножками.

Elcin

Летает во сне и наяву только хозяин "Шуйской Чупы". В год примерно на четыре миллиона долларов. При том, что президентский "Ил-96" стоит около 400 миллионов в тех же знаках, а час его полета обходится в 42 тысячи долларов. Гоняют вместе с ним еще один лайнер, точно такой же : "И чтоб никто не догадался..."

В воздухе президентский караван сопровождают два истребителя и самолет-разведчик типа "АВАКС". Плюс еще грузовой борт - с автомобилями. Ельцинский "ЗИЛ" ручной сборки стоит свыше 800 тысяч долларов. У него их два. Оба возят с собой по причине аналогичной с лайнерами. Охрана скромно размещается в "Мерседесах" последней модели.

Углубившись в попутное бесстыдство бухгалтерии, мы нисколько не уклонились от темы изумрудных мух, с которых все когда-то начиналось и которыми все, вероятно, закончится, когда будет найдено желаемое место для запятой: казнить нельзя помиловать...

А тогда в Москве были срочно созданы фирма "Интерурал", контролирующая экспорт драгоценных камней и металла из уральского региона, и филиал акционерного коммерческого банка "Заря Урала", который финансировал времена, долженствующие веселыми быть. В этой фирме и в этом банке начинали свою карьеру будущий президентский имиджмейкер Татьяна Дьяченко и ее второй муж Алексей Дьяченко. С кем они были связаны тогда, кроме Росселя, и с кем сейчас, кроме него же, трудно сказать. То есть настолько трудно, что для этого надо поднимать весь архив криминального Урала и смотреть - кто там жив остался, а чья жизнь уже зависла на счетчике изумрудных секунд, быстрых, как те мухи.

Не один Россель был оставлен на хозяйстве. Имелся там еще скороспелый авторитет Олег Вагин, директор уральской товарно-сырьевой биржи. Жил он с губернатором в одном доме и делал с ним одно дело. Бог его знает, смотрел в окно в тот октябрьский полдень губернатор Эдуард Россель или не смотрел, но это сути случившегося не меняет. А случилось во дворе элитного дома по улице маршала Жукова следующее.

Представительный молодой человек вышел из подъезда в сопровождении двух телохранителей и направился к машине. В припаркованном неподалеку "Москвиче" три человека в масках сверили фото с оригиналом и убедились: Вагин. Трое киллеров сначала подсекли очередями из автоматов ноги своим жертвам, а затем хладнокровно, с контрольными выстрелами, добили лежачих.

Новопреставленному рабу божьему Олегу не обломилось вечной памяти - только та, что в оперативных сводках, ибо получил он, что сам же и выпускал, нажимая на спусковой крючок. Пули, они ведь по кругу носятся, пока не вернутся туда, откуда вылетели. Олег Вагин когда-то дружил с неким Пашей, сыном крупнейшего свердловского цеховика Игоря Тарланова, советского еще миллионщика, который по-умному вкладывал деньги в "уральскую мафию" первого секретаря Свердловского обкома КПСС Бориса Ельцина. Паша стал полноценным гангстером, и на той гангстерской стезе бесследно сгинул однажды. По одной из милицейских версий, удавку на его шее затянул друг детства Олег Вагин.

Крутой папа Тарланов сообщил о том Ельцину в Москву: беспредел, мол, творится во вверенном нам регионе. На ответ твердо рассчитывал, потому что свой человек, бывший начальник областного КГБ Юрий Корнилов тоже оказался в президентской команде. Ожидаемого ответа не последовало. Последовал неожиданный.

Олег Вагин, обосновавший удобную стрелковую ячейку на чердаке медсанчасти бывшего областного КГБ, выцелил крутого цеховика Тарланова сквозь просвет в кухонных шторах,и Пашин папа, большие деньги которого уже почти вывели его на убийцу сына, сам предстал перед Всевышним со своими ответами.

Проблема отцов и детей здесь не зацикливалась на воспитательных моментах. Воровство и бандитизм в Свердловске и до Ельцина почитались доходным промыслом, а уж при нем и вовсе стало это дело потомственным и семейным. Кто не сидел, тот не считался человеком. Сидел отец Ельцина, причем дважды - в 1934 и в 1937 годах. Оба раза недолго, в 1937 году всего несколько месяцев, что полностью опровергает позднейшую легенду о "политически репрессированном" Николае Ельцине. За политику в 37-м давали на всю катушку. Это во-первых. Было что-то еще и "во-вторых", сильно скостившее "воровской" срок по делу N 5644-34. Ничего иного, кроме "сотрудничества с властями" на зоне, здесь не может рассматриваться всерьез, эта азбучная истина понятна любому уральскому отморозку.

Сидел бы и юный Борис, потому что промышлял не просто кражей из складов, "когда есть нечего было", а кражей со складов оружейных. Счастливым случаем, уберегшим будущего президента от закономерной отсидки, стал разрыв детонатора в руках, вследствие чего он и лишился двух пальцев на левой руке.

Это не своеобразная стилизация упорядоченной судьбы, а нечто гораздо более глубокое, доходящее в исполнении Киркорова до корневой системы индивидуальной и социальной психики криминального отморозка: "Ручка моя, я твой пальчик..."

Пальчики те, можно сказать, положили в рот, который Дьяченко, который Березовского, который Гусинского, который Потанина, который Чубайса, который Смоленского, который...

Продолжение, понимаешь, следует.


Президент специального назначения
      "Мы гордимся социализмом..." - завлял уральский "самородок" десять лет назад на 19-й Всесоюзной партийной конференции, добавив при этот личного пафоса созидателя: "Гордимся тем, что сделано!"

К исходу 1995 года он еще не протрезвел, передавая "дух момента" демократической толпе на Васильевском спуске: "В 1996 году нужно улучшить социальную ситуацию. В этом году она уже стабилизировалась, мы выходим из кризиса..." Два месяца спустя в Екатеринбурге паясничал в паузах рок-истерики: "Я нашел деньги! Вся государственная задолженность будет выплачена до марта!"

Деньги-то он нашел, конечно. Оптимистический атавизм ОРТ, которое Березовского, и НТВ, которое Гусинского, бодренько запускали в бытовое сознание импульс к всенародному ликованию по случаю удачно проданного с аукциона госпакета акций "Связьинвеста". Рыночный триумф очередной сделки подкреплялся самоотверженным комментарием вице-премьера Булгака, который улыбался, как обкурившийся "любер", под интеллигентными взглядами кипрских мафиози, урвавших с его помощью вожделенный пакет "Связьинвеста": "Таперича заживем, с телефонами которые..."

Таперича да... Ни налогов тебе из оффшорной зоны, ни связи - пустыня с миражами ОНЭКСИМбанка. Беззастенчиво богатые виды на урожай по всем угодьям, включая изумрудные копи, отделены от самого урожая, и пропагандистский комбайн мимо катит - в сторону компании "Пепси Кола", с которой связала свое личное благосостояние Наина Иосифовна. Народу потом сказали, что это молодежь выбрала.

По прошествии веселых лет точнее и лучше итальянского публициста Джульетто Кьеза, пожалуй, не скажешь: "Мы все сделали ставку на воровской режим, неспособный ничего реформировать, умеющий только грабить и не имеющий ни малейшего намерения построить демократическое правовое государство... Новое российское руководство не имеет с коммунизмом ничего общего, кроме одной харктеристики: эти гномы, рожденные болотистой почвой на обочине плановой экономики, были полностью лишены каких бы то ни было идеалов, они были циничны, грубы и склонны к применению силы. С исчезновением идеологических тормозов, с ослаблением репрессивной узды авторитарного однопартийного государства они начали кусать все и всех..."

Никакая логика уральским гномам не указ, а удобство двуглавого орла давно замечено и признано: каждая голова считает, что за нее думает другая голова. И превратились развалины социализма в руины капитализма.

Президент Всея Семьи, видящий и понимающий искусство управлять в одних лишь кадровых разборках, не отходит в этом от традиций "уралмашевской" и "центровой" группировок. В итоге только дети и усидели на своих местах, не утратив перспектив служебного роста. Татьяна Дьяченко выросла до помощника президента. Сына Юрия Петрова направили в качестве зарубежного представителя фирмы "Интерурал" в Англию, а дочь Эдуарда Росселя сделали представителем той же фирмы в Германии. "Интерурал" стала монополистом в посреднической деятельности по продаже на Запад уникального уральского стратегического сырья, которое приобретается у производителей за рубли по ценам внутреннего рынка, а реализуется за валюту по мировым ценам.

Для пущей маскировки общих семейных доходов губернатор Россель периодически демонстрирует дистанцированность от Ельцина и даже фрондирует слегка, но все это те же две головы геральдического орла, и ничего не меняется от того, что в разные стороны они смотрят. Еще в 1993 году указом президента РФ была создана государственная инвестиционная корпорация (ГОСИНКОР), призванная содействовать привлечению иностранных инвестиций в Россию и страховать финансовые риски. На деле же ГОСИНКОР явилась прикрытием семейного бизнеса Ельцина, Петрова и Росселя. Юрий Петров возглавил корпорацию, его сын Александр стал заместителем своего папы. В качестве взноса государства в уставный фонд было выделено денежных средств, материальных ценностей и недвижимости на сумму не менее миллиарда долларов. И первой же сделкой ГОСИНКОРА при участии Европейского агентства по гарантиям инвестиций стала продажа в Англию российских драгоценностей на сто миллионов долларов с последующим размещением обретенных "инвестиций" на зарубежных счетах м осковско-уральского клана.

Тем временем "уралмашевские" и "центровые" бомбили друг друга, и эти разборки являлись как бы зеркальным отражением кадровых перетрясок в Кремле. Уральские криминальные "менеджеры" искали у себя виновников нечистой игры, лишавшей их существенной части "изумрудного" навара, и Москве это было на руку.

Клан вышибался кланом. Внутри "уралмашевской" группировки был создан свой спецназ, особая структура "быстрого реагирования", по жестокости и кровавости быстро затмившая все былые громкие дела уральской братвы. Фирму с ограниченной ответственностью под официальной вывеской "Сплав лимитед" возглавил президент Сергей Курдюмов.

Олег Вагин и стал их первой жертвой, хотя понятие "жертва" в данном случае и не вполне уместно. А следующим объектом нападения был определен преемник Вагина - Малофеев. И кто-то ведь наводил карающую руку "уралмашевцев" в одном направлении - против "центровых", побуждая и тех, и других делить шкуру не здесь убитого медведя...

Малофеева отслеживали недолго, благо в "Сплав ЛТД" вошло немало боевиков, прошедших школу настоящего спецназа, и инструкторов по спецподготовке. О появлении Малофеева в зоне засады сообщил по рации "глаз" фирмы Коноваленко по кличке Коха. Того окружала целая армия телохранителей, но это не смутило бойцов "с ограниченной ответственностью", и бой возле дома Малофеева завязался по всем правилам. Лидера "центровых" изрешетили автоматными очередями с разных сторон. Положили рядом и охранников. Но не эти подробности здесь интересны, а только та, которая свидетельствует о жестокости нравов, царивших в банде.

Отходящего с поля боя Коху узнал один из раненых, но уцелевших охранников Малофеева. Вне себя от боли и ярости он что-то крикнул вслед Кохе-Коноваленко, но добивать его уже не с руки было. И Курдюмов пристрелил не успевшего удивиться Коху.

Еще один эпизод из этого же ряда. Боевику "Сплава" Омелину по кличке Копченый поручено было ликвидировать одного из авторитетов, и тут не имеет значения - своего или чужого. Курдюмов всех карал с одинаковым усердием и беспощадностью, если ему казалось что-то неугодным. Копченый заминировал "Мерседес" указанного авторитета, но где-то ошибся в расчетах, и взрыв прогремел раньше, чем следовало. Вокруг было много постороннего народу, который и пострадал вместо авторитета. Курдюмов отдал приказ убить Копченого. Отнюдь не за то, что одной семнадцатилетней девушке оторвало ногу, а ее подруге искалечило руку. За то, что не выполнил боевого задания.

Арест Константина Цыганова, одного из самых влиятельных лидеров "уралмашевских", не вызвал ни малейшей паники в рядах боевиков Курдюмова. В отместку они уже через несколько дней обстреляли из гранатомета офис "центровика" Николая Широкова. Тот не стал ожидать повторения и уехал в Будапешт. Там вел себя предельно осторожно, редко появлялся на людях, и только в сопровождении охраны. Вместе с охранниками его и расстреляли в будапештской квартире. В Венгрии же был взорван и принадлежавший Широкову самолет "Ил-76".

Догадался Курдюмов, что он управляется каким-то кукловодом, или нет - кто за него ответит на такой вопрос? Однако сам факт, что вскоре из гранатомета было обстреляно здание областной администрации, тоже о чем-то говорит. Как и обстрел здания местного РУОПа, после чего его пришлось серьезно ремонтировать.

Ни о чем не говорят лишь эпизоды культурного досуга Сергея Курдюмова в обществе гастролирующих московских звезд Пугачевой, Киркорова, Пенкина. Последнего Курдюмов прихватил прямо в аэропорту и сомлевшего от страха привез "делать концерт" уралмашевской братве. Достал пачку долларов, шлепнул ею Пенкина по лбу, сунул в карман искрящегося блестками пиджака артиста и сказал: "Пой!.."

Совсем, как Ельцин на официальном ужине в Пекине, поманивший пальцем первого вице-премьера Немцова и сказавший тому: "Пой!.." Разница только в том, что репертуар Немцова истощился уже на "Подмосковных вечерах", а Пенкин, расслабившись при виде "зеленых", долго потом пел в обнимку в суперкиллером Курдюмовым.

Следом за "уралмашевским" Цыгановым был арестован последний из оставшихся в живых лидер "центровых" Михаил Кучин. Чтобы отсидеть положенное ему по инкриминируемым статьям, двух жизней не хватило бы. Но тут даже и отдохнуть на нарах не довелось - выпустили под залог. Как ни умоляли следователи суд, какие только аргументы ни приводили, чтобы не отпускали его, хотя бы уже потому, что на свободе Кучина грохнут братки. Отпустили. Ровно два дня прожил после этого Кучин.

"Мокрушника" Архипова областная прокуратура отыскала в Эстонии и путем сложных переговоров устроила обмен на сидевшего в Бутырке эстонского бандита - можно представить, каких усилий стоила такая операция. Как выяснилось, только затем и обменяли, чтобы выпустить под залог. Столь же недолгим было пребывание в СИЗО и для профессионального киллера Игоря Зимина. В ноябре его задерживают с полным набором доказательств, а в марте следующего года отпускают под залог.

Когда же подошла очередь самого Курдюмова, то обкладывали его по полной программе: "Альфа", ОМОН, спецназ РУОПа, множество оперативников из ФСБ и милиции. Все отлично понимали, кого берут - бандита, на счету которого свыше тридцати трупов.

В квартире, где проводил эту ночь Курдюмов, имелись стальные, сейфовые двери и мощные рештки на окнах. Несколько часов потребовалось, чтобы осуществить захват. Курдюмова отвлекали неясным шорохом у дверей, пока бойцы "Альфы" добрались до окон и зацепили за решетку трос. Тягач выдернул решетку вместе с рамой, и группа захвата ворвалась в квартиру. Курдюмов сообразил, что сопротивление бессмысленно, и сдался.

Содержать его в Екатеринбурге дело было рискованное. Агентура сообщила, что боевики "Сплава ЛТД" готовят налет на СИЗО, поэтому обвинение в организации убийств Курдюмову предъявили в СИЗО Нижнетагильской ИТК-13. Но и там держали недолго, а скрытно превели в ИТК-5. Только бы до суда довести, а там он свое получит. Так думали следователи. До суда Курдюмова довели. Однако следователи все равно думали неправильно. Судья Тагилстроевского районного суда Татьяна Тюрина, повинуясь, вероятно, общей тенденции, отпустила Курдюмова под залог в 70 миллионов недоминированных рублей.

Накануне адвокат киллера Светлана Заяц представила судье липовые справки о том, что ее подзащитный болен раком предстательной железы. Это и послужило основанием для изменения меры пресечения. Следователи, конечно, предполагали нечто подобное и заранее подготовили встречный ход - постановление об аресте Курдюмова с последующим предъявлением ему обвинения по новым эпизодам, но сделать этот ход так и не успели.

Адвокат получила на руки неведомо когда состоявшееся решение суда, сама доставила его в администрацию колонии. Там подчинились букве закона - и опять "мы гордимся тем, что сделано!". Кто знает, где теперь этот Курдюмов, президент специального назначения?...

Впрочем, не до него. Мы выходим из кризиса. Или входим в него. Эти оптимистические процессы различаются только тем, что головы смотрят в разные стороны, причем каждая голова считает, что за нее думает другая.


Лобное место

Две досрочно завершившиеся пятилетки протекли в режиме форсированного введения капитализма в России. Остальное громадье планов кануло в бездонных державных сусеках, где, как это однажды показалось Иосифу Бродскому:" И Зимний был взят, если верить байке, и Джугашвили хранится в консервной банке...".

Байке верить можно. Если Зимний и не был взят, то теперь-то уж точно возьмут. Однажды зайдет сюда братва с главного входа, имея при себе противотанковые пусковые комплексы "Фагот" , и посадит на царство нового президента. Скорее так царя. В России все возможно . Это же не Америка, где миллиардер Росс Перо пытался стать президентом за свой счет. В России президентами становятся со словами :"Я всегда понимал, почему многие приличные люди продолжали относиться ко мне с презрением...".

Говорят, Росс Перо перед тем, как объявить себя кандидатом в президенты, оставил свое фешенебельное ранчо и побывал инкогнито в России, чтобы обогатиться опытом вхождения во власть. Обогатился или нет, но вернулся на ранчо в полном восторге. Особенно от Петербурга. И от Москвы тоже особенно.

Хорошо ему там было. Подошел к "Авроре":"Ах, легендарный крейсер! Ах, революционная подворотня!...Где та пушка, которая угол Зимнего отбила?". "Не отбила, - отвечают ему, - тот угол при Собчаке сам отвалился". "Ах, Собчак! Ах, демократическая юность России!...". А возле крейсера оркестрик играет. Миллиардер спрашивает:"Гимн сыграть можете?". Лабухи заторчали, глазами дико вращают. "Будут баксы, - объясняют ему, - будет и гимн. Все будет. И Зимний, если надо, штурмовать будут. Тем более, что его еще ни разу не штурмовали". Бросил Росс Перо в коробку из-под стирального порошка доллар, и лабухи заиграли:"Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь...". От восторга американец чуть не спятил. "А можно, - спрашивает, - я дирижировать буду?" И еще доллар показывает. Лабухи, великодушные, разрешили. За баксы ему из Царь-пушки по Кремлю бабахнуть разрешили бы - не догадался Перо. С толку его сбило, что площадь Красной зовется.

Постоял на Лобном месте, огляделся весело. Узнав, что здесь некогда головы рубили, задумался, а потом сказал: "Но ведь в политику приходят совсем другим местом..."

Он прав был. На Лобном месте все правы: "Богу было угодно наказать Россию через мое окаянство". Но это уже не Перо сказал - Емелька Пугачев. Перед казнью.

"Панорама Латвии"

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?