Независимый бостонский альманах

ЛИТЕРАТУРА В ЛИПКИХ "ТЕНЕТАХ" (К итогам сетевого конкурса)

22-10-1999

Valeriy Lebedev

Когда-то русские врачи прививали себе вредоносную бациллу, дабы показать ее опасность и найти средство против нее. Мы с Левинтовым – не врачи, и вибрион внутрь не принимали. Напротив, с подачи Дорфмана сами попали в Тенета. Ну, а раз попали, нужно было провести научный эксперимент. И он был проведен!

Несколько слов об этих Тенетах для непосвященных. Это сайт для устройства конкурсов сетевой литературы. Существует уже пять лет, и за это время имел славную эволюцию – в прошлом году первое место занял некто Баян Ширянов (псевдоним означает что-то вроде «шприц для наркоты», теперь сам пишет обзоры и сидит в каких-то жюри, деток учит), у которого в его «Низшем пилотаже» наркоманы восходят к последним достижениям и совокупляются с членистоногими. Родовое название этих милых насекомых отдает чем-то сексуальным, не так ли? В этом году был осуществлен новый прорыв, и главная героиня-победительница начала совокупляться с французом, имеющим, наряду с ногами, член (сама она пишет об этом с большим чувством). На первый взгляд – рецидив, откат назад, камера-обскура. Но минуточку внимания, детали – дальше.

Мы с Левинтовым, согласно «профессиональному жюри» (так они себя сами называют), заняли последние места. На известие об этом Саша Левинтов меланхолично заметил: "Я согласен с любым местом, кроме лобного". Нашелся среди сетевиков один человек, идущий не в ногу – как раз организатор «Тенет» Леонид Делицын. Мог ли он представить, во что превратится его детище, ставшее выкормышем?

Теперь Делицын полез на рожон и в бутылку, стал оспаривать мнение болезнетворного начала, хотя какое может быть у них начало? Только конец всякого, к кому проникло.

Написал Леонид Делицын так (делаю подборку из ГБ Тенет за 18-20 июля):

1. Все режут Лебедева, Чернякова (тоже наш автор - В.Л.), Левину и прочих анти-сталинистов. То есть случаи Лебедева, Чернякова и Туровского (также печатался у нас - В.Л.) меня потрясают больше всего.

Такое впечатление, что не столько оценивают рассказ, сколько 'гасят' идеологию. Как бы указывают, что 'не в том направлении роете, товарищи'.

Мне довольно очевидно, что все три члена проф. жюри валили Лебедева, Чернякова, Суси, Лизу не по тем же правилам, по которым, скажем, Серебрина. Т.е. не за неумение, а за генетику. За продажную девку и лженауку.

Дмитрий Кузьмин:

Да, эти люди нечто умеют. Но то, что они умеют, не имеет, с точки зрения этих экспертов, никакой ценности... Под литературой понимается не всякое умение, а умение, работающее на определенные цели.

Делицын:

Я могу это принять, как конфликт направлений. Но это и конфликт 'отцы/дети' - дети устали от отцов (см. Бараша, который предлагает чистку от шестидесятников). Т.е. молодые профи хотят кредитоваться, хотят глоток кислорода и мандат хотя бы тут подвести под трибунал старых.

Проблема в том, что эти шестидесятники и 'коммерсанты' - куда живее всех живых. Посмотрите на Валерия Лебедева - я сгрузил 3 мегабайта его сочинений за 2 года его работы на Сети (2,5 года - В.Л.). Он и публицист, и историк, и философ, и эссеист, и его интересно читать. Резать его за тупиковость - это означает резать и всех его читателей, среди которых много крайне интересных лиц - в том числе и членов профессионального жюри Тенет-98 (Либерман, Генис и пр.).

Посмотрел еще раз результаты профи в 'эссе'. Поразило меня не последнее место УР-реализма, а предпоследнее Левинтова. В сочетании с первым местом Вики Фоминой - это улет полный. Портрет члена жюри получается очень любопытный. Осталось подождать литературной Асламовой (автор трех выпусков "Дрянной девчонки", наполненных скабрезными историями - В.Л.), которая и откроет нам глаза на многие таинства этого мира :)

Фрай: А что в тексте Левинтова от художественной литературы?

Михаил Вербицкий:

У Дугина есть такое понятие -- гносеологический расизм: разные расы суть расы, не имеющие общего контекста. Для меня, что Вика Фомина, что тараканы — существа настолько другой расы, что никакой коммуникации с ними не может быть. Здесь ты (Фрай) отрицаешь чуждые тебе отрасли знания, так же как наши эксперты отрицают Лебедева, Чернякова, Суси и Лизу.

Поясню, что упомянутая Вика Фомина заняла первое место в этом конкурсе по разделу эссе ( ! ). Содержание эссе – ее летняя поездка во Францию с описанием бесконечных совокуплений. Раньше она ездила в другие страны с той же целью и тоже описывала все со смаком.

Итак, наши последние места – не удивительны, Делицын с Вербицким объяснили. Хотя нет, не все. Есть еще и личные мотивы.

Но сначала познакомимся с независимым и отчаянным Максом Фраем и его творческой генеалогией. Чтобы было яснее, по какому принципу он мастерит свои «оборзения». Обитает Фрай со своими обзорами на сайте у Марата Гельмана, а тот, в свою очередь, ходит в подручниках у Глеба Павловского. И о том, и о другом мы писали или давали перепечатки статей о них, ибо это два провокатора и проходимца, но ценность Павловского в том, что пока Фрай и Гельман ходят в подручниках, сам Павловский вхож в коридоры Кремля (по последнему рейтингу самих журналистов он занимает среди серых кардиналов 9-ое место, даже опережая носителя коробки из-под ксерокса Лисовского) и добывает там деньжата за сочинение подметных грамот против врагов Ельцина на свой Фонд эффективной политики (ФЭП), коими делится со своей челядью.

Так как я поставил в качестве анонса в ГБ "Тенет" кусочки из этой своей статьи, то сразу же посыпались крики. Среди них дивным образом взвешено и разумно прозвучал опять только Делицын. Вот его реакция:

     Вот фантазии есть дело бесполезное. Легко попасть впросак. Фрай за свой сайт у Гельмана не получает ничего. Он работает в Газета.ру и получает там зарплату. Литературу обозревает. Зарплату платит не Павловский, а инвестор (ЮКОС).

Что ж, полезные сведения. Не напиши я так, и не узнали бы. Но написал-то я по существу верно, ибо Газета.ру есть проект ФЭП Павловского. И деньги Юкоса пробил он же. Гельман же - один из организаторов этого конкурса, он же премиями ведает. Так что все сходится. Мне здесь важна, так сказать, метафизика процесса, а не бухгалтерские ведомости. Нет никаких претензий к тем, кто там работает - каждый труд должен быть оплачен. А уж Павловским ли, Юкосом - им это все равно. Нам - тем более.

Вернемся к героям. Вот кое-какие строки о Павловском из свежей «Общей газеты», статья Елены Токаревой с добротным названием «Житие диссидента в лакейской»:

     «Знает ли кто-нибудь, почему одним мужчинам судьба выписывает билет лидера, а другим, которые как бы намного умнее, всю жизнь приходиться тереться в обслуге, в задних комнатах? Жизнь в лакейской не сладка, обслуги много, и она тоже борется между собой за лидерство. Только это совсем печальное зрелище, потому что одно дело - взлететь на танк на глазах ликующей толпы, и совсем другое – сунуть кому-нибудь подметное письмо в почтовый ящик. А ведь и то и другое – судьба.
Обслуга завидует удачливому боссу и потихоньку поворовывает от его славы. Некоторые политконсультанты так жаждут собственного успеха, что начинают попросту закладывать шефа. Их стараниями постепенно распространяется слух, что тот, с мандатом лидера, сам ничего родить не может, ни одной идеи, – с утра до вечера за него «генерируют» другие.На ниве политического менеджмента Глеб Павловский прославился двумя скандалами, которые узаконили в политическом обиходе России жанр информационной провокации. В 1994 году он запустил пресловутую «Версию № 1». Это была «аналитическая записка», предупреждающая общество о «дворцовом заговоре», зреющем в Кремле. Павловский «впарил» записку ряду видных политиков, а потом, когда она была опубликована и ею заинтересовалась ФСК, испугался и сочинил покаянное письмо: дескать, я это сделал в порядке интеллектуального эксперимента.

Второй раз его ФЭП подставился в 1997 году, когда Павловский работал на Чубайса, Коха и компанию, попавшихся на «книжном деле». Тогда случайно погиб в автомобильной катастрофе обозреватель «Общей газеты», давний знакомый Павловского Андрей Фадин. Не дождавшись похорон, на сцену выпрыгнул один из соратников Глеба Олеговича, который якобы нашел у себя в почтовом ящике дискету с последней статьей Андрея Фадина, из-за которой его, наверное, и убили. Подброшенная статья состояла в основном из расшифровки телефонного разговора двух олигархов: «Вовика» и «Борика». Олигархи, в которых все сразу опознали Гусинского с Березовским, якобы обсуждали, как лучше подловить Чубайса с Кохом. Эта интермедия Павловскому не удалась, диалог олигархов был сработан крайне кустарно, уши провокатора торчали, как телебашня в пустыне. Даже натренированную тусовку стошнило от этого бездарного шоу у незакрытого гроба.

Возможно, Павловского и самого иногда подташнивает от собственной пошлости. Все у него как-то фигово. Был диссидентом, а в тюрьму не попал. Ринулся в политику, хотел сколотить демократический блок, изменить Конституцию, а в итоге приходится интеллектуально прислуживать режиму.»

 

Передохнем. Не буду сообщать о Павловском сведения из действительно диссидентских кругов – чем он заслужил прощение за свое советское фрондерство. Но кое-что из событий 1996-го стоило бы вспомнить. Во время президентской предвыборной кампании он как-то раз изобрел пресс-конференцию Зюганова, изготовил афиши, дал объявления в газеты. Собравшиеся журналисты ждали Зюганова два с лишним часа, потом пошли писать разносные заметки о подловатом лидере коммунистов.

Зюганов рвал и метал, посылал опровержения, что он никакой пресс-конференции не назначал. Дело было сделано. Потом Павловский измыслил кучу движений, поддерживающих Зюганова, и сам же разоблачил эти движения как несуществующие, вперив уязвляющий палец в главного коммуниста: вот же, дескать, подлец, как пытается очередной раз обмануть народ! И опять Зюганов отмывался. Я никак не сочувствую коммунизму, как идеологии. Но то, что «демократы» вроде Павловского, беспрерывно строящие свою «эффективную политику» на грязных провокациях, выглядят на их фоне много хуже – вещь бесспорная.

Итак, Павловский за свои провокации получает из кремлевской кухни объедки, делится ими с Гельманом. А тот по инстанции – с Фраем, который сидит у него на сайте и дрессированно ест с рук. Чем-то напоминает мне это китайскую баню. Там на третьем этаже мылись мандарины (окружное руководство), на втором, куда сливалась вода свыше, мылись уездные начальники. А на первом, под водопадом из отработанной жидкости, ухватывала от жизни мелкая чиновничья сволочь.

Фрай – на первом этаже. Не чисто, но зато потоком. Есть и совсем уж личная часть. Фрай и ряд других с первого этажа китайской бани (с некоторыми у нас был конфликт) – все это одна компания, которую стоило бы назвать шайкой (поскольку речь только что шла о бане). Так что его порывы благотворны и в любви к Вике Фоминой покорны (об этом ниже).

Вообще: не оставляет подозрение, что приносящий из кремлевской клоаки свои 30 сребренников Павловский с командой не случайно, а вполне целенаправленно разлагают все, к чему прикасаются. Этакий антимидас наших дней. В политике - провокации. В морали - разложение с помощью акций Гельмана со всей его галереей (мы писали об акции Тер-Оганяна по рубке икон и глумлению над ними), в языке и литературе - насаждение первых премий сплошному мату, наркоте и свальному греху, где яркое соло ведет Фрай. Да, впечатление именно такое. Хотя вряд ли это "кремлевский заговор". Скорее - стихия рынка и природной пакости. Но думать будут именно так, а в социуме важно то, как думают, а не как "на самом деле".

Сначала Фрай немного оплошал. Не зная деталей этих столкновений с Гельманом (он мне как-то написал визгливую записку), Фрай благожелательно отозвался о моей работе «Служил он в Таллинне при Сталине», назвав заметку по-фрейдистски «Искусство сновидения от Валерия Лебедева».

Цитирую:

     «И хотелось бы для порядка гадость какую сказать (просто из чувства долга, поскольку, по большому счету, я ненавижу литературные спекуляции на «нашем темном прошлом», совсем как когда-то ненавидел патетические завывания о «нашем светлом будущем», все эти «коммунистические общества», порожденные вполне понятным желанием советских фантастов опубликоваться при жизни), но… нет, не буду! Остроумный рассказ, на его просторах еще бы редактору хорошему порезвиться (да где его взять, хорошего-то...)»

То есть и похвалил, и уколол, как положено критику, но в меру, хотя эту банальную сентенцию про редактора можно отнести к любому тексту. И тут же получил втык от шефа, который раскрыл лица пробравшихся из "Лебедя" авторов. Последующие приговоры были беспощадными, но справедливыми – это и Гельман подтвердил.

Вот как он отзывается об эссе Левинтова (цитирую из опусов Фрая «Обозрение литературных конкурсов» от 26.07.99):

     «Написан его текст – из рук вон. Будучи вынесенным на всеобщее обозрение, письмо выглядит беспомощно и неуместно... Нет ничего удивительного, что эссе Левинтова занимает третье место с конца: к эссеистике оно не имеет решительно никакого отношения.»

Молодец этот Фрай, ей-Богу! Мне Левинтова представлять не надо – он великолепно владеет языком, а его знания во многих сферах не могут быть уловлены «профессиональным жюри» так же, как мочевой пузырь Вики Фоминой не способен вместить Тихий океан. При всем пиетете перед ее прочими способностями по вмещению.

Анатолий Либерман, ведущий критическую рубрику в «Новом журнале» (несмотря на название, ему уже 58 лет, был основан Марком Алдановым, мы имеем честь его представлять на своих страницах) в своей рецензии на одну из книг Левинтова – «Жратва», как раз отмечал его великолепный язык.

Я чуть было не переплюнул Левинтова в оценке шаечника. Вот его слова:

     «Это действительно кошмар! Как и предыдущий кошмар (Левинтова - В.Л.), это является чем-то вроде «нашего ответа Керзону», очередным побочным продуктом неведомого флейма. Что характерно: опубликовано сие произведение тоже в «Лебеде» (могу себе представить это изданьице!) Читать не советую...».

Речь идет о моей статье «Сексуальный Homo Sapiens». Каждый может ознакомиться и решить, такой ли уж это кошмар. Во всяком случае, несколько изданий его напечатали и гонорары прислали. А это для них всегда кошмар. Что касается – читать или не читать, так ведь читают вопреки. По разделу "Политика" на счетчике Сount.ru всегда на первом месте, а по всем СМИ (в зависимости от дня недели) частенько на втором, уступая только ZD.Net Russia news, огромной американской фирме, поставляющей самую разнообразную информацию не только по политике, но и по программному обеспечению, железу и пр. Бывает, обходим даже "Советский спорт" и справочные издания.

Итак, наши последние места в «Тенетах» законны и другими быть не могли. Мы с Левинтовым горды. Мы их завоевали по праву, в борьбе, хотя и не были никогда эсерами. И что ценно – Фрай пишет о занявшей первое место, а еще двух лидеров только кратко упоминает. И о нас – последних. Середины нет совсем. Самый последний, между прочим, эстет Миша Вербицкий, который за то же самое свое произведение, в тех же Тенетах в том же самом конкурсе (!) – получил в ином раскладе жюри первое место. Очень характерно для этих Тенет вообще. Хотим - дадим первое место. Хотим - за то же самое - последнее. Фрай же ему, вопреки его собственной логике писать о первых и последних, почти не уделил внимания. Написал только так:

     "Ну... Вербицкий есть Вербицкий. Пиздец всему!"

Кто скажет после этого, что Фрай - не ведущий обозреватель и тонкий эстет Тенет ?! Не толще, чем восхитивший Фомину французский орган страсти (см. ее придыхание ниже). Какова загадка уходящего века и тысячелетия!

Позади загадка, а впереди вечность, и места много, можно сказать – бесконечность.

В бесконечности-вечности приятно будет послушать любви малюсенький оркестрик.

В духе моего кошмарного писания о «сексуальном хомо сапиенсе» я выскажу одну альковную идейку. Девушка Вика Фомина не зря стажировалась по заграницам. Она очень славно затем проводила время с шайкой. Возможно, даже в бане. И доказала, что может собственных рожать, но пока не хочет. Да и не ясно, от кого будут. Нельзя же скопом. То есть – можно, и не раз практиковалось, но генетика не позволяет сепарировать обобществленный семенной материал. Наука пока не дошла.

Нового в происходящем мало. Вон Ольга Корбут (ныне живет в Атланте) пишет в своих мемуарах, как уже в 15 лет обслуживала своего тренера Ренальда Кныша. И кучу имен других гимнасток приводит, убедительно излагая, что иначе, как через постель, на помост не выйдешь – «Ренальд Кныш растил не только гимнасток, но и наложниц для себя... После меня увлекся другой своей юной воспитанницей по имени Таня. А со мной просто прекратил работать... Были покладистые девочки-комсомолочки вроде Ким или Турищевой.» Дескать, важно для гимнастической растяжки.

То же бывает с актрисами, так что зря профессор киноэтики доказывал, что режиссер не должен жить с артистками. Вернее, Ильф полагал, что в этом суть киноэтики. Девушка в кино - вообще парадокс. Или она девушка, или она в кино. И хрен с ней, с сутью. Не до нее тут. А уж о конкурсах красавиц и вовсе негоже говорить. Как же члены комиссии могут узнать, кто из них большая красавица, когда все одинаковые? За членов прошу простить, случайно вырвалось.

Смотрите, какой зачин и высокую ноту берет Фрай, как только вспомнит истому:

     «Мне, только что с удовольствием прочитавшему эссе Виктории Фоминой «Путешествие До-Мажор», трудно поверить, что его обаяние действует отнюдь не на всех читателей. Помню жаркие споры в сиреневой гостевой Тенет по поводу победы Фоминой. Там еще почему-то то и дело всплывало имя главной всероссийской трахальщицы Дарьи Асламовой и упреки в адрес профессионального жюри: дескать, не читали они Асламову, а то, небось, не стали бы так восторгаться Фоминой. Чушь какая-то, в общем. Фомина роскошно пишет, и пресловутый трах с французом, о котором столько шумела околоконкурсная публика - отнюдь не главное достоинство ее эссе. Главное – это ощущение удивительной свободы.»

В самом конце своего оригинального жанра Фрай пишет обобщенно:

     «Очевидно, в жюри были люди, не склонные полагать экстремальную лексику полноценной составляющей «великого и могучего». Ну да аллах им судья.»

То есть пожалел, что мата было много, но не так много, как хотелось бы. Заодно унизил Аллаха, написав его имя с маленькой буквы. Нет на него Хомейни. Недостаток мата снижал полноценность трудов хило заматеревших. Вернее так: мата было много, но эти матовые произведения не стали безусловными призерами, а остались в серединке. Про серединку же Фрай не пишет – иначе не останется места для аутсайдеров. Напомню, первое место заняло прозведение Фоминой, которое по содержанию является словесностью, обозначающей как органы парижской любви, так и все процессы оной. Но не нашпиговала девушка витиеватыми выражениями свое эссе. Скажем, встречается у нее такие невинные выражения:

      "Ну, "бляди" - это грубо, - задумалась она, - мы не бляди, мы - распиздяйки!
- А может, надо было с теми немцами попробовать? Вдруг бы понравилось?
- Ну да! Тебе, может, и классно было бы с негром, тебе и так всегда мулаты нравились... А мне с моим коротышкой что делать?"

Но есть, есть у девушки свои достижения. Хотя мало. Пример (нервных просят не читать), показывающий заодно, каково представление Фрая о том, что такое эссе. Видимо он думает, что оно происходит от глагола "ссать".

     "Я чувствую ладони с растопыренными пальцами на моей спине, его мальчишескую щеку, животом чувствую восставший... - некоторым, видите ли, не нравится слово "член", - но уж точно не "хуй", не "пенис"и не "фаллос", - все-таки скажу это нежное слово, заявляющее о равноправии, - член. Мне уютно так, тепло в объятиях, я нехотя отрываюсь - надо идти. Иду, не оглядываюсь."

Иди-иди. И у тех, и у других - все впереди. В то время как у гомосеков (не всех) - сзади.

Правда, есть любопытный штришок - этого кусочка нет в уже премированном "эссе". А вот когда читали члены (прошу извинить) жюри - был. Так что штришок есть, кусочка - нет. Можно сказать, эссе несколько кастрировали. Оставили только следующее:

     "До чего хорошо целуется мой Дон Жуан! Член у него тоненький. Длинный, но нежный, французский, с ним нужно бережно обращаться, деликатно, я так думаю... Куда-то трусы съехали, ноги в них запутались. У Алена презерватив наготове - ах ты молодец такой!"

Вся суть "эссе" в такого рода "роскошных писаниях" и не стоило бы еще утоньшать.

Другие, которые нашпиговали матом более густым, пока не удостоились и тем огорчили Фрая.

Между прочим, претендентов на матовый престол очень много. В некотором смысле – весь российский народ. Только что опубликована книга лидера «Лиги сексуальных меньшинств» Евгении Дебрянской «Учитесь плавать». Плавать – это, по моему, эвфемизм, знаем мы это «плавать». В книге новаторский сюжет: мать отрезает себе грудь, а сыну – член, потом мать для компенсации любит грудастую деваху, а сына – очередной членистоногий. Все это с таким обилием матерщины («Я пишу нагло и откровенно. Мне вообще глубоко наплевать на общественное мнение» - сказала лесбоДебрянская в интервью «МК» 28-го июля), что привело бы в неописуемый восторг и Фрая, и его покровителей. А раз в неописуемый, так я и описывать не буду.

Свобода Фоминой не дает Фраю покоя, он опять и опять надрывается в пароксизме страсти:

«Эссе Фоминой пропитано чувством удивительной свободы – той ее разновидности, которая порождена восхитительным пофигизмом, качеством воистину драгоценным. Я очень рад, что Виктория Фомина победила в этом конкурсе – хотя бы потому, что в противном случае я, возможно, никогда не собрался бы прочитать «Путешествие До-Мажор»...»

Да уж. Не было бы победы – не читал бы. А не любил бы, победы бы не было. Ну конечно же, трах с французом – не главное. И не патриотично было бы. Главный трах-тара-рах – нет, совсем не с французом, хотя, пожалуй, и не совсем с русским. Точнее – не со всеми. Но со многими, без различия национальности и конфессиональных признаков. Прочь бессмысленное единственное число! Неужто прорвалось только по бедности фантазии?

Девушка она интернациональная, ей можно. Ибо ей присуще «ощущение удивительной свободы с восхитительным пофигизмом». В той же степени, как Фраю и всей шайке (напоминаю, термин взят из китайской бани) присуще абсолютно точное умение попадать в нужное время в нужное место. И в конце концов (извините за тавтологию) – попадут навсегда.

P.S. В прошлом номере я привел избранные места из обсуждений Форума. В этом номере даю переписку по этому поводу. В обсуждениях Форума мат-перемат применен к такой деликатной сфере, как национальные отношения. Вышел - зоологический антисемитизм. Не знаю как насчет последнего, но по ядреному мату "обсуждение", без всякого сомнения, заняло бы первое место на любых Тенетах. Причем, без всякого редактирования Фраем.

 

Некоторое последействие из ГБ "Тенет" от 30 июля
      Делицын:Сексуальная свобода Фоминой не дает Фраю покоя, и он опять и опять >надрывается в пароксизме страсти:

Да нет там особой свободы-то. Героиня Фоминой практически в каждом произведении находится на содержании. У англичанина ли, француза ли, американца ли. У кого-нибудь. И очень строго себя блюдет, ибо знает, что если будет гулять, лафа ее закончится. И весьма возможно, что для профессионального жюри это было открытие - новый и интересный типаж. Поскольку написано вполне откровенно, доступно. Вика 'оторвалась' и правильно сделала, за что она получила свою награду. Рискнула и выиграла. Просто для сетевого жюри, развеянного по миру, тут ничего нового нет - за рубежом половина русских дам именно так и живет, и книжек об этом хватает. Да оно всем присуще. Все так и живут давным-давно, кому от 25 до 35. Я в упор не вижу тут никаких открытий.

САМ (Малюков, координатор "Еженеделек") - Валерий Лебедев - мутант брежневский, бред старых меринов, портящих борозду.

Без комментариев.

parker <parker@paragraph.ru>На самом деле - Максим Кононенко (Москва) программист, занимался в лит. инст.

Господин Лебедев, а почему Вы живете в Америке? Тут у нас таких, как Вы, любят. Они стоят возле музея Ленина и продают антисемитскую литературу и газету "К топору". Приезжайте. Я вас познакомлю с Маратом и с Фраем. С Глебом я, к сожалению, не знаком лично. Ну так другие познакомят. Выпьем вина. Посмотрите на Москву. И поймете, быть может, на старости лет - какой Вы мудак и какая фиговая у Вас газета.

Минимальный комментарий: Кононенке стать старым мудаком не грозит. Не доживет.

Леонид Делицын - Fri Jul 30 21:43:38 1999

Газета ("Лебедь") хорошая, интересная. Она может оскорблять и не нравиться, но что очень хорошо - она не очень радикальна. Если бы я делал такую газету, я бы выдвинул своей программой отстрел лишних ртов. Ну, например, новобранцев, чем посылать в Чечню или там, еще куда, просто расстреливать на призывных пунктах. Согласись, уровень преступности в стране будет ниже.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?