Независимый бостонский альманах

ЦИКЛЫ НАШЕЙ ЖИЗНИ Заметки социолога

22-10-1999

Мы настолько привыкаем к каким-либо явлениям в жизни, что перестаем их замечать. Мы называем это обыденностью. Каждый день мы встаем утром и идем на работу. Раз в неделю у нас выходной день, и мы тратим его на удовольствия. Каждый месяц мы ждем, когда придут на наш счет в банке деньги, и каждый год мы представляем отчет налоговому управлению. Мой перечень циклов кончился.

Мы еще не научились видеть более длинные циклы, длительность которых превышает год. По этой причине для нас неожиданно то, что свершается как естественное завершение цикла, и что можно было предвидеть и ожидать. Вот об этих циклах пойдет рассказ.

Трудно предположить, что случайные явления имеют закономерность и к тому ж столь ясную и четкую, что на определенном этапе цикла можно предсказать, что нас ожидает и с такой уверенностью, как будто это пенсия в вашем банке. Значит, кое что можно предсказть. Скажем, у женщин, живущих или даже работающих вместе наступает синхронизация месячных циклов. А если начальник в силе - то как бы и роды не прошли одновременно.

Анализируя статистические данные, экономисты нашли, что в экономике имеются циклы с длительностью от трех до более чем двадцать лет. Длительные экономические циклы получили название в честь их открывателя Н.Д.Кондратьева. Того самого, которого советская власть расстреляла.

Если спросить какого-либо торговца или промышленника, как он планирует развитие своих дел на ближайшие три года, то вряд ли найдете кого-либо, кто похвастается своими планами работы и развития на 20 лет. Такие планы были только у советской власти.

Каждый из нас заботится о том, чтобы предприятие процветало: чтобы было сырье и чтобы продать продукцию, но все это на ближайший месяц, год и не больше. Когда мы идем на рынок или в магазин за покупками, мы меньше всего думаем о производителях и торговцах, и руководствуемся только своими интересами. Как же тогда получается, что вся эта стихийная масса производителей, торговцев и потребителей колеблется короткими или длинными циклами? Много таинственного в нашем поведении. Экономисты выявили циклы, но неспособны их объяснить и тем более повлиять на них.

Социолог Питирим Сорокин, тот самый, которого советская власть изгнала в США в 1922 году, руководствуясь идеями своего друга Кондратьева, написал четырехтомную «Социальную динамику». Сорокин показал, что в истории человечества имеются циклы, охватывающие сотни лет и десятки поколений. Я приведу пример таких циклов на русской истории. Образование династии рюриковичей и вплоть до ее окончания - это цикл. Вот его характерные признаки: вслед за жестоким тираном Иваном Грозным пришел со своей «перестройкой» либерал Борис Годунов и Россия погрязла в анархии смутного времени. Иван Грозный был вершиной цикла, а смутное время – его низина и конец. До Ивана Грозного и во время его правления осуществлялся захват соседних территорий и шло «объединение» России. Смутное время – это противоположный процесс, когда территории растаскиваются.

Следующий цикл - династия Романовых. Вершина цикла – царь Петр Великий. Царь Александр Второй начал «перестройку» и все же при нем произошло присоединение к России Средней Азии и освобождение болгар и румын от турецкого владычества. Слабохарактерный царь Николай Второй закончил этот цикл поражением в войне с Японией в 1905 году и очередным смутным временем в 1917 году. Последний цикл следует отсчитывать от октябрьской революции 1917 года. Вершина – правление Иосифа Сталина. Конец – правление Бориса Ельцина, когда Великая Россия рассыпалась как карточный домик. сегодня Россия погрязла в смутном времени, прикрываемом словом «демократия».

Отличие социальных циклов от экономических в том, что они имеют большую длительность и не имеют строгой периодичности. Возможно, когда-нибудь мы откроем очень длинные экономические циклы, но сегодня у нас нет для этого статистических данных. Историки оставили нам описания правлений того или иного царя, но меньше всего они интересовались экономикой.

Социальный цикл заканчивается столь сильными и коренными социальными изменениями, что, выбрав в качестве примера смену династии Рюриковичей династией Романовых, я спешу оговориться: православное христианство как было основной сплачивающей религией русского народа так ею и осталось. Русская культура как и религия не была затронута. В октябре 1917 года произошла полная замена не только власти, но и сплачивающей народ идеологии. Православное христианство сменил ортодоксальный коммунизм. Русская культура была попрана, и на ее месте построена новая, «советская».

В краткой статье невозможно охватить все аспекты циклического поведения общества. По этой причине я оставлю экономические циклы и сосредоточусь только на социальных. В основе всех циклов лежат структурные преобразования в обществе. Внимательный читатель может обратить свое внимание на эти преобразования, определить место на цикле и предсказать развитие и поведение того или иного общества, как например, свершение революции. Однако, я предупреждаю астрологов и всех, кто хочет использовать мою статью для предсказаний: невозможно точно предсказать «точку бифуркации». Точкой бифуркации я называю момент, когда революция или переворот, сокрушая все, ликвидируют смутное время, анархию и импотентного лидера. На смену приходит «революционная власть», репрессии, новая религия и т.п. Вот это опрокидывание происходит совершенно случайно и стимулом его могут быть, например, беспорядки в Петрограде, которые предшествовали отставке царя Николая Второго, или дорожная катастрофа, положившая начало интифаде арабов.

И все же беспорядки, бунт или интифада могут быть подавлены. Все зависит на какой стадии цикла они произошли. Если в начале цикла, как это было с Кронштадским мятежом, то бунт будет беспощадно подавлен. Если в конце, как это имело место с интифадой, то это станет точкой бифуркации. То, что произошло в Чечне и не было подавлено со сталинской жестокостью – это свидетельство конца цикла.

Итак, рассмотрим структурные преобразования в обществе и их признаки с тем, чтобы предсказать, что ждет в будущем ту же Россию или наш Израиль. Если бы мы отложили все перечисленные ниже этапы на циферблате часов, то мы бы поняли не только последовательность, но и то, что вспять стрелки часов невозможно вернуть. Цикл обязательно должен быть закончен. Если впереди на циферблате написано "репрессии", следовательно, они предстоят.

Начнем с начала. С того самого начала, когда в России после окончания гражданской войны (или освободительной войны, если это другая страна) на престоле воцарился большевистский режим. Это момент, когда между бывшими «боевыми товарищами по борьбе» вспыхивает ожесточенная борьба за власть. Все способы и все меры годятся, чтобы убрать противника. Павших с почетом отправляют на кладбище, живых в тюрьму на пожизненное заключение.

Второй этап – сплочение народа под знаменами вождя. Здесь главное оружие репрессии. Архипелаг ГУЛАГ – это естественное и нормальное явление на данном этапе. Сплочение народа сопровождается «сплочением» других народов. Разного рода «братская помощь» и поддержка «освободительных движений» - характерная черта во внешней политике. Второй этап это естественное продолжение первого, когда идет безудержное сплочение и объединение. Все монополизируется, начиная от власти и идеологии, и кончая экономикой. Нет ничего удивительного, что социализм – это любимая идеология на данном этапе. Потом мы увидим, что крах власти сопровождается крахом идеологии и на смену социализму приходит капитализм.

Обратите внимание на границы страны. Если «границы на замке», то значит застой в экономике и безжалостность режима к своим гражданам. Если «замка» нет, то с таким диктатором не только вполне можно ужиться, но в некоторых случаях его следует предпочесть всем остальным этапам. Из дальнейшего изложения станут очевидны преимущества такого диктатора. Открытые границы - это гарантия экономического процветания и свобода выезда из страны.

Характерная черта вождей в начале цикла. Они одеваются в военную или полувоенную форму. Они бескорыстны и не грабят государственное имущество. Они им лишь безмерно пользуются. Если вы обнаружите, что вождь или его родственники занимаются личной наживой, спекуляцией и вывозят из страны деньги в иностранные банки, то смею вас уверить: начальные этапы цикла пройдены.

Коллективное руководство. Смена единоличного диктатора правящей олигархией внешне не вносит какого-либо существенного изменения. Экономическое развитие общества и накопление им богатств всегда сопровождается становлением олигархии. Олигархия как губка поглощает эти богатства и тем самым сдерживает раскол общества. Сдерживает - и не больше. Рано или поздно наступит переход к следующему этапу. Все опять таки зависит от состояния границы, «на замке» они или нет. Разумеется, предпочтительнее удалить «замки».

Демократия. Слово демократия сегодня столь емко, что я вынужден здесь остановиться, чтобы показать, что под этим словом скрываются еще и деморализация общества и анархия. Считается, что демократическая система обеспечивает каждому свободу выбора и свободу слова и еще тысячу свобод. Абсолютной свободы нет, не было и не может быть. Как только человек становится членом общества, он обязан принять на себя его правила, духовные и моральные ценности. Сегодня общепризнанно, что ими являются Десять Заповедей, полученных еврейским народом вместе с Торой.

И вот здесь-то начинается исправление этих правил и ценностей и подгонка их под нужды тех, кого они не удовлетворяют. Иными словами, идет их попрание, которое в конечном итоге ведет к деморализации и анархии. Если прежде олигархия формировалась из аристократии, то демократия снимает это ограничение. Дело здесь не в благородстве происхождения, а в том что аристократия была носителем культуры и образования. Уничтожение этого барьера приводит к тому, что олигархия формируется из серых, безграмотных и бездарных «рабочих от станка». Новая олигархия неспособна работать и учиться, но способна бороться, и эти таланты она проявляет во время «демократических выборов».

Главная особенность этого этапа в том, что демократия свидетельствует о полном расколе общества. Этот раскол на интернационалистов (левых) и националистов (правых) в конечном итоге ведет к гражданской войне и гибели общества. Если в начальной стадии общество было расколото на неравные доли, то в конце концов устанавливается равновесие половина на половину, и оно с небольшими отклонениями сохраняется до самого конца.

Анархия или смутное время. Если о демократии нам громко провозглашают и мы можем знать где она начинается, то начало анархии пытаются скрыть и мне придется подробно обрисовать ее признаки. Анархия – это последний этап, если не в цикле, то перед революцией и гражданской войной. Помимо того, что анархия получает в наследство от демократии расколотое общество, этот раскол все более и более увеличивается, перерастая в лютую ненависть одного лагеря к другому. Предательство, пособничество врагу - вот результаты этого раскола. Разгул политического и уголовного террора сотрясают общество. Если добавить к сказанному деморализацию общества, то не удивительно, что характеристикой анархии становится выражение «sex and violence». Если для первого этапа вождь – это твердая личность, которую ни моральные и никакие факторы не могут остановить, для анархии вождь – импотентная личность, характеризующаяся безудержным желанием править, но неспособная. Путчи и дикие забастовки потрясают страну. Я полагаю, читателю становится понятно, почему вдруг вспыхивает любовь к жестокому тирану и мы с нежностью вспоминаем концлагеря, почему кронштадский мятеж был подавлен, а Чечня сегодня стала угрозой всей России.

Война. Гражданская или за освобождение - не имеет значение. Если в предыдущий период были попраны моральные и этические нормы, то на этом этапе идет их «зачистка». Это оправдывается французским «На войне как на войне!». Красный террор сменяет белый, арабский и какой угодно. Все рушится, и это не столько примета данного этапа, сколько естественное структурное преобразование и завершение всего того, что было выше.

Цикл закончен и читатель может вернуться к п.1, чтобы начать новый.

Изложенного, я надеюсь, достаточно, чтобы анализировать прошлое и предсказать будущее. Первый этап израильского цикла начался, когда Бен Гурион приказал Ицхаку Рабину обстрелять пароход «Альталена», привезший оружие для возглавляемой Менахемом Бегиным вооруженной организации ЭЦЕЛЬ. Социалистическая идеология и киббуцная культура вытеснили еврейскую. Тех, кто говорил на идиш, били, выступления на идиш были запрещены. В экономике образовывались государственные, кооперативные и др. монополии. Бен Гурион очень любил носить френч и сапоги.

Уже на выборах 1977 года, когда главой правительства стал Менахем Бегин, стало ясно что Израиль четко расколот на два лагеря: левых и правых, и эти лагеря будет только расходиться. С тех пор на выборах в Кнессет происходит качание влево-вправо, то один, то другой лагерь с небольшим преимуществом приходит к власти. Социалистическая идеология рушилась, и вместе с ней исчезали монополии и не только. Идеология сплачивала народ. Что теперь? Впервые в истории Израиля во время войны в Ливане в 1982 году народ был расколот. Левые выступили против войны. Со смертью М.Бегина в Израиле не осталось вождей. Эпоха сплочения кончилась и теперь территория Израиля стала предметом торга.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?