Независимый бостонский альманах

Сегодня он играет джаз

07-11-1999

Об авторе
БЕЛИЧЕНКО СЕРГЕЙ АНДРЕЕВИЧ

 

Sergey Belichenko

(родился 16 марта 1947, в городе Новосибирске). Один из основателей джазового движения в Сибири. Джазовый музыкант, барабанщик, с чьим участием записано свыше 50 LP and CD в России, Англии, Швейцарии, Австрии и Германии. В 1971 году окончил Новосибирский государственный медицинский институт. После нескольких лет работы врачом целиком отадается джазу.

Предприниматель, музыковед, и общественный деятель, и в то же время - один из самых известных в джазовом мире людей, участник свыше 100 джазовых фестивалей, барабанщик, которого приглашали для сотрудничества все без исключения звезды советского и российского джаза. Член Союза литераторов России.

С осени 1996 заведует отделом джаза в Новосибирской Государственной филармонии. В должности руководителя джазовых программ организовал в 1997 и 1999г., зимой - Всесибирский джазовый фестиваль "Морозный блюз" и весной 1997 - крупнейший в России Международный фестиваль "Сорос Интер Джаз - 97" с участием 150 музыкантов из 12 стран мира. В 1998 - фестиваль "НОВОСИБИРСК ИНТЕР ДЖАЗ-98", где выступило 90 музыкантов из 8 стран.

В 1999 - ТРАНССИБ ИНТЕР ДЖАЗ - 99, памяти Дюка Эллингтона.

Главный редактор WEB "Сибирские джазовые известия" в глобальной сети Интернет.

Выступал со многими ведущими российскими и иностранными музыкантами.

Помимо законченного 3-х томного труда "Джазовая дискография", совместно с журналистом Валерием Котельниковым закончил "Очерки истории джаза в Новосибирске", материал на которые собирался десять лет.

Готовит выпуск впервые в истории российского музыкознания "Золотой библиотеки джаза".

Мы начинаем публикацию его обширной работы, присланной для альманаха "Лебедь", в специально выделенной колонке "Сегодня он играет джаз".

 

Два года назад некоторое количество жителей Земли отметило 100-летие джаза.

Дата достаточно условная, поскольку историками не доказана четкая временная граница этой удивительной музыки, когда она стала именоваться этим термином.

Факт этот прошел мимо планетарных забот, и повод для ликования был лишь в среде специалистов. По существу удивительно, что это событие не отмечалось ни ЮНЕСКО, ни другими Международными культурными организациями, что в высшей степени несправедливо. Ибо джаз, рожденный афро-американским народом, дал миру основную свингово- остинатную форму ритма, на которой покоится весь массив мировой популярной и рок музыки.

В России юбилей джаза тоже был отмечен скупо, без свойственной нам помпы. Для сравнения, недавнему пятидесятилетнему юбилею известного всесоюзного клоуна СМИ посвятили невероятное количество статей, передач и панегириков.

Три скромных джазовых фестиваля (в Москве, СПб и Новосибирске), несколько концертов - вот и весь набор событий. Это лишний раз подтверждает истину, что джаз, являясь, безусловно, НЕПОПУЛЯРНЫМ искусством (даже у себя на родине, в США), в полной мере человечеством еще не оценен. А коль скоро он выступает в роли бедной Золушки даже в развитых странах, чего уж говорить о джазе российском? Тем не менее, это искусство в стране существует. Пусть не процветает, но медленно эволюционирует, для утехи тех, кто его создает и кто потребляет.

Что же представляет собой джаз сегодняшней России?

В СССР джаз всегда вступал в конфликт с властью, вплоть до компаний по борьбе за его искоренение, так как он рассматривался коммунистами (и по сути дела правильно) как элемент западной культуры. Не буржуазной разумеется, но то что западной - это факт, от которого никуда не денешься.

За джаз многие наши музыканты поплатились жизнью, карьерой, искалеченными судьбами. Джаз - действительно это ИНОкультура для России. Но мы все же не такое закрытое общество, как скажем Албания или Корея (где понятие о джазе вообще не существует), и со временем, не без титанических усилий наших музыкантов и подвижников джаза, не без ответной реакции определенной части народа - эта музыка зародилась, выдержала различные деформации и откровенную дискредитацию, выжила, родила своих мастеров и создала некие советский джазовый ареал и аудиторию. В рамках тех особенностей, которые сопровождали пути развития джаза во всех цивилизованных странах вне Америки.
Лишь два периода в истории отечественного джаза можно связать с всеобщей его популярностью. В 30-е годы, в эпоху больших оркестров, как это было и в США и Европе, и в период с 1956- 1962, когда цементные фундаменты большевизма дали трещину и джаз более-менее открыто начал звучать на всей нашей территории. При этом Эра Битлз не наступала, и вся западная музыка ассоциировалась с джазом.

Для нашего поколения это был безусловно не только глоток свободы, но когда эта музыка впервые зазвучала среди однообразной массы закультуренной, идеологизированной и отцензированной музыки, которую слушали десятки лет, - это одно позволило ей восприниматься восхитительной новинкой! На фоне крайне обедненной информации о джазе правда о нем, которая была слышна в самих его звуков, уже не нуждалась ни в какой дополнительной кампании по популяризации.

В СССР ситуация с развитием и проникновением джаза стала возможной только благодаря записям. Ведь до 1970 года в стране вообще никаких учебников (кроме первых, кустарно изготовленных, методических пособий Дж.Мехигана) не было, не было своей педагогической базы, так как отечественные музыканты еще были сами далеки от совершенства и многого не знали.

Для сомневающихся рекомендую взять замечательную серию "Антология советского джаза" Глеба Скороходова человека, которому мы обязаны многим, хорошо бы и памятником при жизни, и сравните их с такими же, по году записи, американскими оркестрами. Не Эллингтоном и Гудманом, а с менее известными - Клодом Торнхиллом, Эдди Дархэмом, Бэнни Бериганом или Бобом Кросби.

Первыми советскими джазменами, принявшими основы импровизационного (истинного!) джаза стали не профессиональные музыканты, а студенческая молодежь. Многие пионеры советского джаза учились отнюдь не в музыкальных вузах. Г.Гаранян, А. Козлов, К. Бахолдин, В. Буланов, Н. Громин, А. Зубов, М.Цуриченко, А.Мелконов, И.Петренко, В.Мысовский, В.Мисаилов, М.Окунь, В.Клейнот, А.Канунников, В.Прудовский, В.Шеманков, Л.Лебедев, А.Усыскин, Т.Курашвили, В.Грачев, В.Данилочкин - список можно продолжить. Это были будущие инженеры, ученые, врачи - творческая и научно-техническая интеллигенция. Они в своей массе имели начальные музыкальные навыки (школа, в лучшем случае училище) или были самоучками. В дальнейшем им приходилось бросать или основную профессию, или джаз, что оставалось не зарубцевавшейся раной на всю жизнь. Основными учителями были МАГНИТОФОНЫ.

И наоборот, люди, которые шли в академическую музыку и заканчивали консерватории, вначале полностью были неспособны играть джаз. В 70-80-е годы эта ситуация изменилась, и, сейчас наличие у джазмена высшего музыкального образования - это нормальная ситуация.

Кстати, такой парадокс ухода духовно высоко подготовленной молодежи 50-60-е годов в джаз - не доказательство ли это того, что джаз - искусство утонченное и достаточно интеллектуальное. Оно возникло в СССР в среде весьма образованной и культурной! Часто персоной джаза становился юноша, который, помимо чисто демократических прелестей джаза, понимал убогость и преступность окружающего общества, и джаз был во многом формой протеста.

Существующие чрезвычайно редкие исследования советской джазовой истории трактуют его развитие не объективно и чисто хронологически. Праведный труд "Советский джаз" Алексея Баташева, сам по себе, в то время, представлявший гражданский подвиг, все же был создан в соответствии с разрешительными рамками существовавшей в те годы идеологии. Дальнейшая сборная монография "Советский джаз" не на йоту не изменила общий тон повествования. А труд американского музыковеда Фрэдерика Старра "Red and Hot" (Oxford University Press, 1983), обласканного московским культурным чиновничьем вообще, мягко говоря, не соответствует реальному положению вещей, и претенциозно политичен.

Положа руку на сердце, ведь ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ДЖАЗА СССР и РОССИИ ЕЩЕ не написана. Хотя в личных архивах существуют неизданные дневники, воспоминания и исследования. Работы В.Мысовского, Ю.Верменича, С.Курмаева, и других (может быть я всех и не знаю?) закрыты для общества.

С джазовой литературой в стране положение было и остается не то что катастрофическим, а просто никаким. Ну, нет литературы и все!

Я не говорю о специфических, профессиональных, учебно-методических и нотных изданиях. Кое-какая доморощенная продукция московских джазовых педагогов существует. Всеобщее

джазовое невежество, даже в кругах музыкальных и гуманитарных обусловлено абсолютной девственностью историко-просветительской джазовой литературы вообще. Разумеется, сейчас во всех магазинах мира Вы можете отыскать все на свой вкус.

Но мировые магазины и английский в подлинниках доступны единицам. Другой акт Трагедии джаза в СССР заключался в том, что понятия о джазе в обществе было минимализированным и искаженным. Люди, обладающие даром слушать и наслаждаться музыкой, были лишены информации о лучших образцах джаза в мире, и прежде всего в США. Закрытость государства, политическая и военная конфронтация как ни на каком искусстве отразились на судьбах российского и советского джаза. Даже не все музыканты знали истинную картину, а лубочное эпигонство родило тот суррогат, который в 30-40 и даже 50-е годы именовали "джазом". Исключение, безусловно, составляли такие фигуры, как Колбасьев, Цфасман, Варламов ... Эта ситуация, правда, в очень значительно меньшей степени продолжает оставаться и сейчас. Разумеется, желающий приобщится к джазу имеет все возможности для этого. Были бы желание и энергия, любознательность и потребность в знаниях, и значительные финансовые средства. Но динамический стереотип советской лени, когда потребляется то, что подносится на тарелочке - привел к тому, что до сих пор основная масса населения НЕ ЗНАЕТ и НЕ ПОДОЗРЕВАЕТ о том, КАКОЕ ЧУДО - эта музыка!

На многих концертах в городах, где джаз играют давно или впервые, люди после выступления подходят и говорят - "Мы даже не представляли, что джаз может быть таким!". Естественно, потому что эта музыка у старшего поколения ассоциировалаcь с советскими эстрадными оркестрами, Армстронгом, Эллингтоном, Фитцджеральд, Луи Примой и, в лучшем случае, - с Брубеком, Маллиганом, Чарли Паркером и Диззи Гиллеспи. Более молодые, отравленные поп-культурой, все же имеют понятия о работах Хэнкокка, Кориа, МакЛафлина, Понти и Джорджа Дюка. Все остальное, что было до и после в туманной дали...

Здесь уместно вспомнить, что в советское время все каналы СМИ были забиты классической и академической музыкой. У большевиков хватило ума сохранить музыкальное наследие веков и не огульно потчевать население народно-патриотическими творениями или "Валенками". Как ни плоха была советская эстрадная музыка в целом, власть делала ставку на хороших артистов, и откат от "пролетарской культуры" был продиктован заботой об уровне. Халтурщиков, которыми был забит весь СССР, все же отсепарировали. Сегодня, увы, музыкальная попса вытеснила с ТВ, экрана, эстрады натуральную музыку.

Другой разговор, насколько этот народ эту музыку воспринимал? Но факт остается фактом, и это дало блестящие результаты. Мы не отставали от мировой музыкальной культуры, сохраняя традиции русской школы, дали своих мастеров, композиторов, исполнителей и гениев. Да, возможно, в какой-то мере это было навязано, но общество от этого только выиграло! Может быть и с джазом надо быть понастойчивее. Я не боюсь этого слова - вести миссионерскую, культурно-просветительскую деятельность. И прежде всего ЖИВУЮ КОНЦЕРТНУЮ ЖИЗНЬ, ибо только на концертах человек наиболее ясно представляет себе это за искусство и начинает им увлекаться!

До сих пор поражает дремучее невежество отечественных исполнителей, часто замыкающихся на одном-двух музыкантах, и не принимающее ничего другого, что выходит за рамки их поджанра и стилистической направленности.

Записи джаза! Эта крайне важная составляющая джазового искусства. Художник, ваятель, писатель, драматург могут работать что называется "в стол". У джазового музыканта фиксация его творений на любые носители составляет одну из главных основ его жизни. Импровизация, даже одного и того же музыканта, даже на одну и ту же тему уникальна и сам музыкант повторить ее уже не может. Импровизация достаточно стихийный акт, и результат ее ценности - это сложнейший комплекс . Сам артист, его коллеги, его аудитория, его психосоматическое состояние, место и время музицирования и масса других деталей влияет на качество импровизационного процесса. Поэтому, как сказал Эрик Долфи "Сейчас музыка улетит на небо, и больше не вернется!". Только по фиксированном записям можно судить о наследии музыканта.

Отечественные записи джазовой музыки. Речь идет только о компакт- дисках! По моим данным (В.Корнеев, 1999) в России, с момента появления новых технологий выпущено не более 150 альбомов. Основную их массу записывают на свои или деньги оставшихся друзей джаза САМИ МУЗЫКАНТЫ. Государственных программ, разумеется, нет. Новая, взявшая мощный рывок, при безусловно мощной финансовой поддержки, с широкой, недоступной частным лицам рекламой, фирма "Богема" совершенно не скрывает своих приоритетов и целей (см. интервью с А.Феофановым в 30 (40)-м выпуске российского джазового сервера www.jazz.ru). Это коммерческий проект, в основном направленный на международный рынок, поэтому там преобладают два-три имени, которые более менее известны на Западе. Намерение, безусловно, доброе, но наивное, ибо протолкнуть что-то российское на безбрежный западный рынок пока невозможно. Надо тогда издавать Эллингтона, Колтрейна и Кориа. Местный спрос, по признанию руководства компании, не возвращает вложенных материальных средств.

А что еще Вы хотели, господа? Заработать на выпуске джаза, тем более отечественного, это миф! Но и то, что выпускается - это уже прогресс. Заслуживают отдельно всяческого признания "идиоты", с точки зрения нормального российского нового человека, которые выпускают творческий российский джаз, фантастическими махинациями изыскивающие средства, и не сводя дебит с кредитом, ставят во главу угла сохранение этого малого джазового наследия. Этакий культурно-музыкальный срез российской джазовой действительности.

Таковы немногочисленные выпуски частных лейблов "Солид" Андрея Гаврилова, "Длинные руки" Николая Дмитриева, "Геликон" Анатолия Берестова и "Ермателль" в Новосибирске.

Мировой джаз. С этим оказалась проще. Вот уже пять лет в России налажен выпуск перепечаток известных фирм "ECM", "Verve","Blue Note", "Warner Brothers","Columbia", и других, причем, судя по надписям, все юридические и правовые отношения соблюдены. Цена на эти диски фантастически низка, иностранные туристы с печально известного рынка на Горбушке покупают эти диски мешками. И как не купить, если Чик Кориа идет по 1,5- 2,0 доллара, а тут же фирменный (изданный на родине) диск того музыканта стоит 15-20 долларов. Кто сможет в России приобретать джаз по таким ценам? Так что, налицо явная забота о грамотном и доступном изучении в крестьянско-пролетарских кругах джазового мирового наследия. К сожалению, имена миссионеров - не известны.

Фестивали! Когда то их было много, другой разговор какого они были качества, но джазовая зафестивалимость страны подавалась в стиле коммунистических обязательств и рапортов. По данным покойного Г.Бахчиева, знатока и слушателей этих праздников, иногда в год их количество составляло несколько десятков, несмотря на то, что в один ряд ставились рижские "Ритмы лета", питерские "Осенние ритмы" и Джаз фестиваль трамвайно-троллейбусного парка города Краснопердянска.

Раньше организаторами этих джазовых сборищ были исключительно истинные любители, знатоки и энтузиасты джаза. Сейчас фестивалей мало, и это также закономерно, поскольку спрос рождает предложение. Самые значительные из них делают САМИ МУЗЫКАНТЫ: саксофонист - Бутман в Москве, мультиинструменталист Голощекин и пианист Кондаков - в СПб, пианист - Винцкевич в европейской провинции, в Сибири - пианист Берестов и автор этих строк. Не царское это дело, но выхода нет, потому, что только музыкант может реально разобраться в ситуации с музыкой и составом участников. Широко разрекламированный фестиваль "Богема Джаз", проводился только в Москве, при участии только москвичей, и будет ли он постоянным, интересным и международным - покажет время.

География джаза в бывших имперских границах выглядит крайне разнообразно. Я совершенно четко осознаю, что моя точка зрения может не совпасть с мнением национальных сообществ джаза. Но, после распада СССР, оказалось, что в двух близлежащих славянских странах Украине и Белоруссии с джазом очень слабо. Могу назвать по паре имен в Одессе, Донецке и Минске. Клубная жизнь отсутствует, фестивали проводят одиночки-энтузиасты. В Прибалтике выяснилось, что джаз вдруг умер в Латвии, но остался в Литве, и силен в Эстонии. В республиках Средней Азии, где и в советское время джазовая музыка была крайне мало востребована (при сильных традициях этнической музыки), где музыкантов были единицы, в наше время джаз полностью исчез. На Кавказе тоже тишина. Только в Баку, который был одним из музыкальных центров СССР, джаз в нем продолжают играть интенсивно, и есть сильные мастера.

В России. Как неотъемлемая часть музыкальной культуры джаз продолжает развиваться в основном в Москве, СПб и Новосибирске. Отдельные джазовые товарищества и музыканты есть в Самаре, Казани, Ярославле, Новгороде и других городах европейской и азиатской России. Самая серьезная потеря - разрыв той хрупкой, единой отечественной джазовой материи, которую так тщательно, и назло всем, плели музыканты, критики, менеджеры, продюсеры и джазовая советская аудитория. И если сами музыканты еще поддерживают достойные отношения в своем джазово-массонском Ордене, то в среде людей при джазе былого общения и братства уже нет. Как скажем, я могу оценить потенциал московской сцены или джаз Средней возвышенности, когда был (за треть века!), и то в роли слушателя, только на двух московских фестивалях. Музыкантов из провинции приглашать в Москву как то не привилось. Поэтому, весь мой багаж может состоять только из доступных (редких) записей и выступлений москвичей на моих собственных джазовых форумах. Равно, как и московский джазовый исследователь не может оценить картину за Уралом, если кроме одного-двух критиков здесь никого не бывало со времен Ермака. Поэтому, возникновение этакого географически-шовинистического джазового сектантства вполне допустимо.

Чтобы заниматься джазом профессионально нужно по крайней мере три важных компонента: надо иметь талант и способность к джазовому музицированию и интонированию, во-вторых, надо иметь лошадиное здоровье, и в-третьих надо быть более-менее состоятельным или хотя бы обеспеченным человеком. Потому, что в нашем обществе ждать помощи в освоении, обучении и поддержке занятия джазом не стоит, и надо рассчитывать только на себя и старшее поколение джазменов, которые будут выступать в роли учителей и наставников. Более того, общественный пьедестал джазового музыканта очень невелик, а финансовое благополучие и возможность материального обеспечения - зыбки и призрачны. Прокормить себя джазом тяжело и на Западе, а в России, тем более вне ее столичных городов - это практически невозможно. Только единицы московских и питерских музыкантов умудряются это делать, и то, в основном, когда ангажемент есть на Западе. Большинство довольствуется скромными гонорарами от 10 до 40 долларов, выступая в ресторанах, пивных барах, на презентациях. Молодые рыцари джаза готовы играть любимую музыку, где угодно и за гроши. Эти, а не остальные причины, двигали многими, кто покинул нашу страну, хотя джазовыми звездами они там не стали. Просто жить стали увереннее и спокойнее, потому что работа для ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МУЗЫКАНТА всегда есть! Классика, камерная музыка, джазовое искусство (кроме популярных жанров) всегда пользуется поддержкой государства и общества, или меценатов, так как оно НЕ ДОЛЖНО КОРМИТЬ СЕБЯ, создавая сериальные попсовые поделки. ОНО ИСКУССТВО ТВОРЦА!

Эмиграция российского джаза. Массовое явление, в результате которого люди стали жить по иному, более зажиточно и спокойно, но звездами не стал никто. Более того, многим пришлось полностью с джазом расстаться, по причине отсутствия конкурентоспособности с национальными джазовыми кадрами, отсутствия элементарных навыков и джазового мировоззрения. Возможно даже джазовой культуры в ее полном объеме. Многие преподают или играют некую другую музыку, или вообще занимаются немузыкальной деятельностью. СССР потеряло около 40 процентов своего персонального состава джаза. Хотя они там полностью неизвестны.

Центр и провинция в джазе, и их отношения регулируются точно такими же законами, как и в других жанрах. Особенно это касается науки и практически всего искусства, кино, театра, музыки. И пусть Вы будете хоть семи пядей во лбу, если Вы хотите добиться большего признания, при условии, что Вы этого объективно заслуживаете - то Ваше место в центральных и столичных городах. И такова ситуация во всем мире, во всех странах, и во все времена! Поэтому поучиться за границей, пообщаться с музыкантами, повариться в этом котле - всегда только на пользу!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?