Независимый бостонский альманах

ПЕЩЕPНЫЕ ЛЮДИ ХХ ВЕКА

01-01-1999

Вопpос о том, какую роль играет ТВ в восприятии мира, в формировании человека и, значит, общества, стал одним из важнейших в современном мире. Это видно по тому, какое место он занимает на страницах прессы, в парламентах, в предвыборных речах политиков. В России, где происходит глубокая ломка и даже разрушение человеческих отношений, этот вопрос важен как нигде в мире. Но открытого разговора на эту тему нет. Деятели ТВ и философы-«демокpаты» ни разу не объяснились с обществом, даже после расстрела людей у дверей телецентра. Насколько полным должен быть разрыв со своим народом, чтобы даже не усомниться: почему же толпы людей уже несколько лет с яростью рвутся к их дверям, чтобы сказать что-то. Нет, они получили мощную охрану с надежными пулеметами, и больше их ничто не волнует. Такой подлой группки интеллектуалов Россия никогда из себя еще не выбаливала.
Ну, не хотят диалога, давайте хоть сами разбираться в вопросе. В чем же его суть? Ведь, кажется, ТВ и есть тот самый магический глаз, который позволяет нам присутствовать при важных событиях и обеспечивает самый надежный доступ к реальности, к правде. Значит, то, что мы видим на экране, есть наиболее достоверное отражение действительности, и оно готовит нас к жизни гораздо правильнее, чем книга, поэзия, религия или бабушкины сказки. Так ли это, и если не так, то почему?
Сегодня, через полвека работы ТВ, ответ стал единодушным: эта великолепная техника не просто вносит неприемлемые деформации в отражение реальности (любой способ отражения мира, включая науку, - зеркало более или менее кривое). ТВ, как оказалось, обладает неожиданной способностью создавать фиктивную реальность, причем такую соблазнительную, что она вытесняет из сознания те смыслы, которые в него вкладывает реальная жизнь.
Как ни странно, самую сильную метафору, объясняющую роль ТВ в наше время, время видеокpатии, создал в IV веке до н.э. Платон. В седьмой книге своего труда «Республика» он изложил удивительно поэтическую и богатую аллегорию. Вот она, в кратком и бедном изложении:
В пещере, куда не проникает свет, находятся прикованные цепями люди. Они в этом плену давно, с детства. За спиной у них, на возвышении, горит огонь. Между ними и огнем - каменная стена, на которой, как в кукольном театре, шарлатаны двигают сделанные из дерева и камня фигурки людей, зверей, вещей. Двигают и говорят текст, и их слова эхом, в искаженном виде разносятся по пещере. Пpикованные так, что могут смотреть только вперед перед собой, пленники видят огромные тени от фигурок на стене пещеры. Они уже забыли, как выглядит мир, свет на воле, и уверены, что эти тени на стене, это эхо и есть настоящий мир вещей и людей. Они живут в этом мире.
И вот, один из них ухитряется освободиться от цепей и карабкается наверх, к выходу. Дневной свет ослепляет его, причиняет ему тяжелые страдания. Затем, мало-помалу он осваивается и с удивлением всматривается в реальный мир, в звезды и солнце. Стpемясь помочь товарищам, рассказать им об этом мире, он спускается обратно в пещеру.
Далее Платон рассуждает о том, как может произойти их встреча.
Пробравшись к товарищам, беглец хочет рассказать им о мире, но в темноте он опять ничего не видит, еле различает мелькающие на стене тени. Вот, рассуждают пленники, - этот безумец покинул пещеру и ослеп, потерял рассудок. И когда он начинает убеждать их освободиться от цепей и подняться на свет, они убивают его как опасного помешанного.
Если же, освоившись в темноте, он рассказывает им о том, как выглядит реальный мир, они слушают его с удивлением и не верят, ибо его мир совершенно не похож на то, что они много лет видят своими глазами и слышат своими ушами. Если же, в лучшем случае, они следуют за ним к выходу, ушибаясь о камни, то клянут его, а взглянув на солнце, стремятся назад, к привычным и понятным теням, которые им кажутся несравненно более реальными, чем мир наверху, который они не могут разглядеть при режущем глаза свете.
Платона мучило это свойство человеческой натуры - предпочитать яркому свету истины и сложности реального мира фантастический мир театра теней. Но никогда его аллегория не сбывалась с такой точностью, как сегодня. ТВ создает для человека такой театр хорошо сделанных теней, что по сравнению с ним реальный мир кажется как раз серой тенью, причем гораздо менее истинной, чем образы на экране. И человек, с детства прикованный к телевизору, уже не хочет выходить в мир, полностью верит именно шарлатанам, которые манипулируют фигурками и кнопками, и готов убить товарища, убеждающего его выйти на свет. Как сказал режиссер Стэнли Кубpик устами героя замечательного фильма «Механический апельсин», запрещенного к показу в Англии, сегодня «краски реального мира человек признает реальными только после того как увидит их на экране».
Что поражает в дебатах о ТВ - и на Западе и, тем более, у нас? Тот факт, что, признавая метафору Платона как верное отражение сути нынешнего противоречия, те же философы декларируют «свободу выражения на ТВ». Они считают всю сложившуюся в пещере ситуацию печальным, но необходимым следствием демократии. Шаpлатаны имеют право показывать свои деформированные фигурки и вещать загробным голосом, утверждая, что это и есть правда о мире («мы так ее видим»), а пленники имеют право сидеть прикованными, вперившись в экран, - извиняюсь, стену пещеры. А вот тот, кто уговаривает, а то и гонит, взглянуть на вольный мир - антидемокpат. Максимум, на что соглашаются поборники такой демократии, это на то, чтобы шарлатаны разожгли не один, а тpи-четыpе огня и сделали цепи поудобнее. Так, чтобы пленники имели «свободу выбора» - могли вертеть шеей и смотреть чуть-чуть разные тени на разных стенах той же пещеры. Но контроль за тем, что показывать и кого допускать к замкам на цепях, к огню и свету, категорически оставляется в ведении шарлатанов. На этом рубеже мировая демократия стоит насмерть.
ТВ - это и особая технология, и особый социальный институт, чуть ли не особое сословие. Хаpактеp его воздействия на зрителя определяется этим целым, а не особенностью техники. Но попробуем расчленить проблему на части. Если следовать духу и букве демократии, даже западной (а это, вопреки нашим кликушам, вовсе не единственный ее вид), никто - ни шарлатан, ни гений, не имеет права держать людей прикованными в пещере. Платон не уточняет, что за цепи были на людях, из какого материала. Из железа? А может быть, цепи наркотического воздействия пляшущих на стене теней? Если бы выяснилось, что ТВ каким-то образом подавляет свободу воли зрителя, приковывая его к экрану, необходимость общественного контроля над ТВ прямо вытекала бы из самой формулы демократии - точно так же, как вытекает необходимость государственного контроля (цензуры) за торговлей наркотиками. Ибо наркотик - такой продукт, потребление которого подавляет волю человека и лишает его возможности свободного выбора.
Многолетние наблюдения за разными категориями телезрителей показывают, что очень большая часть их действительно становится «зависимыми» от экрана. То есть, гипнотизирующее воздействие таково, что человек частично утрачивает свободу воли и проводит у экрана гораздо больше времени, чем того требуют его потребности в информации и развлечении. У некоторых категорий (особенно у детей и подростков) эта зависимость развивается настолько, что наносит существенный ущерб даже физическому здоровью. Сначала врачи и педагоги, а теперь уже и политики рекомендуют родителям за дверями своих домов забывать о демократии и действовать авторитарно, заботясь прежде всего о благе детей. Можем считать, что наличие создаваемых ТВ цепей, пусть невидимых, является установленным фактом, и тезис о свободе ТВ от общественного контроля вытекает не из требований демократии, а из интереса некоторых социальных групп и является сугубо антидемократическим. Тем более, что этот интерес тщательно скрывается, следовательно, он противоречит интересам большинства. Мы пока не говорим о том, какое содержание вкладывает в свой театр теней контролирующая ТВ группа, какие доктрины вбивает она в головы прикованных цепями пленников. Надо сначала понять, чем экран приковывает к себе людей и как влияют на человека сами эти цепи.
Проблема как раз в том, что вредоносны эти цепи сами по себе. Возникает заколдованный круг: наркотизирует, приковывает человека как раз то ТВ, которое хочется смотреть и смотреть - ТВ «высокого класса». Это как иностранная пища, насыщенная вкусовыми добавками: ее хочется жевать, но ты всем нутром чувствуешь, что это ядовитая дрянь. «Скучное» ТВ тем и хорошо, что человек потребляет его не больше, чем ему действительно надо для получения информации, знаний или развлечения.
Политэкономический смысл «цепей» в рыночном обществе лежит на поверхности. Говоpят, что сейчас главным является рынок образов, даже такой товар как автомобиль сегодня есть прежде всего не средство передвижения, а образ, который представляет его владельца. Рынок образов диктует свои законы, и их продавец (телекомпания) стремится приковать внимание зрителя к своему каналу. Если это удается, он берет плату с остальных продавцов, которые рекламируют свои образы через его канал. Самый легкий способ привлечь зрителя - обратиться к скрытым, подавленным, нездоровым инстинктам и желаниям, которые гнездятся в подсознании. Если эти желания гнездятся слишком глубоко, зрителя надо развратить, искусственно обострить нездоровый интерес. Один телепpодюсеp сказал об этом откровенно: рынок заставляет меня искать и показывать мерзкие сенсации; какой мне смысл показывать священника, который учит людей добру - это банально; а вот если где-то священник изнасиловал малолетнюю девочку, а еще лучше мальчика, а еще лучше старушку, то это вызовет интерес, и я ищу такие сенсации по всему свету. А свет велик, и такого материала для ТВ хватает.
Таким образом, рынок, независимо от личных качеств теле-пpедпpинимателей, заставляет их развращать человека. Если это совпадает и с политическими интересами данной социальной группы, то ТВ становится мощной разрушительной силой - именно это мы и наблюдаем сегодня в России, гораздо больше, чем в стабильном обществе Запада. И в этой ситуации верить дешевому словесному мусору о «свободе слова» - позор для образованного человека.
Но дело не только в интересе. ТВ вернуло к жизни старый спор, который вело буржуазное (гражданское) общество с обществом христианским (средневековым) в Европе, а сегодня ведет со всеми «незападными» обществами - спор о смысле языка - слова и образов. В уродливой форме этот спор породил, например, конфликт с романом Салмана Рушди «Сатанинские стихи». Хомейни усмотрел в этом романе изощренное издевательство над исламом и приговорил писателя к смерти. приговор символический, Иран неоднократно заявлял, что никто не собирается посылать к писателю убийц. Но западные издательства (и публика) не только демонстративно издают роман фантастическими тиражами, но и недавно выбрали Рушди президентом всемирной ассоциации писателей. Поддеpживая огонь скандала, ни одна газета, ни ТВ в то же время не дали слова ни одному исламскому теологу или хотя бы своему специалисту по исламу, который объяснил бы, в чем мусульмане видят нестерпимое оскорбление. Выступают на эту тему западные писатели или политики, и всегда со смехом: я, мол, роман читал, ничего там такого нет - ну, смешно, конечно, но ведь на то и свобода.
Буpжуазное общество сотворило нового человека и совершило богоборческое дело - сотворило новый язык. Язык рациональный, порвавший связь с традицией и множеством глубинных смыслов, которые за века наросли на слова (не говоря уж о том, что и словарь резко изменился - из испанских газет, например, полностью исчезло слово «честь», оно просто отмерло). Сегодня ТВ, как легендарный Голем, вышло из-под контроля. Оpужие, которым укрепилось западное общество и которым оно разрушает своих соперников, разрушает и «хозяина». Запад втягивается в то, что философы уже окрестили как «молекулярная гражданская война» - множественное и внешне бессмысленное насилие на всех уровнях, от семьи и школы до верхушки государства. справиться с ним невозможно, потому что оно «молекулярное», оно не организовано никакой партией и не преследует никаких определенных целей. Даже невозможно успокоить его, удовлетворив какие-то требования. Их никто прямо и не выдвигает, и они столь противоречивы, что нельзя найти никакой «золотой середины». Насилие и разрушение становятся самоцелью - это болезнь всего общества.
Уже ясны многие истоки этого нигилизма и тоски - платы за лишение мира его святости и благодати. Важная причина - духовная пища, те образы, которые человек получает через ТВ. Человек жадно глотает их, чтобы защититься от тоски, но ТВ создало такой тип образов, которые легко потребляются, но из которых выхолощена суть, это огромный поток штампов. Они обладают гипнотическим действием и формируют суррогат мнения, но подавляют всякую творческую, духовную активность человека. Это - вывод специалистов, и доказывается он сложными и тонкими наблюдениями.
В результате, как и в случае наркотиков, человек должен потреблять все большее количество и все более сильных и грубых образов - пока он не будет разрушен как личность или не перейдет к другому способу отвлечения. Десять лет назад средний класс США нашел такое развлечение - обмен женами на уик-энд. Но сегодня это уже пресно. И возник новый бизнес под жаргонным названием snuff (что-то вроде «понюхать»). Людей похищают, чтобы затем пытать их до смерти в подпольных студиях, где на хорошей аппаратуре записывают видеофильм: пытку, агонию, смерть. Эти кассеты идут по очень высокой цене, и бизнес цветет. В Англии, по сведениям полиции, около 3 тыс. продавцов заняты только распространением видеофильмов о пытках детей. Но это - совершенно логичный этап той спирали «фиктивного» насилия, которую развернуло ТВ.
Вне всякого сомнения, в России режимом «демократов» произведено сознательное раскрытие нашего общества этому потоку и этому языку образов. Нас и наших детей приковали цепями к экрану, который должен превратить нас в идиотов и садистов. Специалисты нашего ТВ и философы-«демократы» не могли не знать этого, все это изложено в огромной литературе на Западе, куда они постоянно бегали за консультациями. Мне неважно, какими благородными политическими идеалами они при этом руководствовались. Я знаю, что против меня, моих близких и всех людей моего племени совершено подлое и преступное насилие. Даже если оно будет скоро пресечено, рана от него будет кровоточить десятилетия.
Но будет ли оно пресечено?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?